,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Параллельные миры
0
Оглянись – пока ты наслаждаешься сиюминутным комфортом, вокруг тебя растут, как грибы, параллельные миры, высаживают десанты иные цивилизации.
И у всех незваных гостей есть свои, очень конкретные планы. Эти планы очень быстро реализовываются.
Итак, заглянем в параллельные миры....


Мир «новых русских»

Вот на новом джипе с шофером едет новый русский — не мелкий, из «братков», а настоящий, из нефтяников или крупных чиновников. Это не просто индивид – за ним стоит сплоченная, спаянная родственными, деловыми и криминальными связями масса. 12 лет назад они решились разобрать на запчасти и конвертировать в звонкую монету Советский Союз – и это у них получилось на ура.

Все эти годы доходы, получаемые на вывозе стратегического сырья, ограничиваются исключительно возможностями транспорта – трубопроводов, железных дорог и портов. Вся выручка достается считанным процентам населения – и почти сразу же уходит вслед за сырьем – за границу.

Российская федерация? Но это не полноценное государство, а декорация, прикрывающая продающая с молотка советское наследство. Проблема не только в том, что законными наследниками вывозимого имущества являемся мы, а не они. А Проблема в том, что при таких масштабах передела собственности бесплатной и бессловесной нагрузкой к этому имуществу является население. А в наше время население – это ничего, кроме социальных расходов.

В мире есть платежеспособный спрос на русскую нефть, на русские недра, на русские территории, на отдельные категории работников – но никому не нужно население в целом. Покупателям нужны пространства, освобожденные от коренного населения.

Ты бы купил жилплощадь, в который прописаны чужие родственники? Так и претенденты на Россию: они готовы заплатить и даже подождать – лишь бы приобрести физически и юридически чистую территорию. В свое время именно так случилось в Великими американскими равнинами.

«Новые русские» не любят сограждан, которые своим существованием напоминают им о том, что они еще не в Голливуде и даже не в Давосе. Для этого «новые русские» живут в другом, параллельном мире, который пересекается с нашим только на проезжей части.

Их мир — это особые, «элитные», дома, «элитные» поселки, отгороженных от нашего мира двойной и тройной системой охраны. Они ходят в отдельные магазины, отдельные рестораны, они отдыхают в собственных особняках на Средиземном море, их дети учатся в «элитных» заведениях Европы, их деньги моются в «элитных» банках Швейцарии.

Единственное, что еще привязывает этих людей к России – источники доходов: те самые нефтяные вышки, алюминиевые заводы и рудники, которые они принудительно «как бы выменяли» на наши ваучеры и избирательные бюллетени.
В принципе, в России им не нужно ничего, кроме своего московского жилья, офисов и тех самых вышек с трубой для перекачки нефти за бугор. И если в один прекрасный день все остальное исчезнет – они просто этого не заметят.

Можно ли назвать их «правящим классом»? С большой натяжкой. Правящий класс хозяйствует, а не ведет себя как свинья под дубом, подрывающая собственную среду обитания…

У новых русских – две жизненных цели.

Первая цель – любой ценой добыть максимум денег.
Цель вторая – вместе с добытыми деньгами уехать на Запад и получить гражданство.
Отсюда вопрос — когда уезжать окончательно.

Поэтому всех «новых» русских объединяет одно – авиабилеты с открытой датой и паспорта с готовой визой.
Постоянная готовность уехать — еще одно отличие «новых русских» от правящего класса: они не готовы бороться за свою власть по-настоящему, насмерть.
Стоит ли рисковать единственной жизнью, если за бугром тебя ожидает особняк, и большая часть накоплений?

Однако обольщаться готовностью «новых русских» к отъезду не стоит. Да, собственная жизнь им дороже доходов, эти доходы для них все-таки гораздо дороже, чем жизнь всего остального населения России, с которым они не хотят иметь ничего общего. Но именно поэтому они в случае чего не думая дадут отмашку на что угодно – от массовых расстрелов до военной интервенции а-ля Ирак.

Однако главный вред «новых русских « не в том, что они ограбили нас на какую-то сумму. Сломав «железный занавес» перед самым началом нового передела мира и превратив нашу страну в проходной двор, они открыли Россию для тех, кто решил захватить ее всерьез и надолго.. А это ставит под угрозу уже не уровень жизни, а саму жизнь.

Так или иначе, мы остаемся донорами и заложниками «новых русских», особой породы недочеловеков, которые с удовольствием сожгут чужой дом, чтобы погреть руки и поджарить себе барбекю.

Мир кочевников.

Вот роет канаву приезжий таджик Рахим. Хороший, трудолюбивый парень, отличный семьянин. Работа черная, зарплата по нашим меркам маленькая, прописки нет, милиция шантажирует… Ты ему сочувствуешь? Ты думаешь, что он удовлетворен достигнутым и собирается и дальше выполнять черную работу? Ошибаешься!
Жалеть надо тебя, а этот человек на редкость успешно строит будущее для себя и своих потомков.

Еще вчера он голодал. Но старики собрали деньги на билет в Россию и и сказали: езжай в Москву. Москва — город хлебный: пристроишься сам – пристроишь других.

За небольшую услугу земляки устроили его на стройке. И теперь он получает в десять раз больше, чем на родине. Но он не такой дурак, чтобы жить только на зарплату: надо думать о будущем. Пересекая границу, он каждый раз везет грамм сто 100 грамм гашиша, в трех презервативах, засунутых (сами понимаете куда) ...
Грязные деньги? Но каждый правоверный знает, что деньги, полученные от неверных силой или хитростью, не пахнут.

Скоро к нему приедет беременная жена с пятерыми детьми. Она тоже привезет с собой еще двести грамм гашиша и малость травки, завернутой в пеленки и детские вещи: Риска никакого: на спецдосмотр беременной женщины с кучей детей не решится никто… Пока муж работает, она будет просить милостыню, а заодно сбывать «дурь» местным подросткам. Еще несколько ходок – и можно будет купить не только регистрацию, но и гражданство, а потом и квартиру, которую продадут им те же наркоманы. А что — можно и не в Москве...

Милиции Рахим не боится: в случае чего земляки, для которых он возит «дурь», договорятся с любой русской «таможней». Само собой, долг платежом красен: для тех кто дал ему заработок и устроил в России, он готов на все.

Мир Кавказа

На драной «Газели», нагруженной мешками с картошкой, едет на свою торговую точку гражданин Мамедов. Картошку он купил по три рубля, а продаст по монопольной цене 15 рублей. Цена хорошая. Эту цену диктует его, азербайджанская колония. Картошку продает не он – он только считает деньги. У прилавка стоят украинские рабыни – еще симпатичные, но уже почти алкоголички с застуженными на морозе придатками и отобранными паспортами.

Под хорошее настроение Мамедов берет ящик водки, закуску и вместе с друзьями снимает русских малолеток. Этические проблемы его не волнуют- он честно платит свои деньги, а гулящие дочери – позор для своих, а не для чужих, отцов. А он, Мамедов, только покупает то, что ему продают. Рынок, однако.

Но главное для Мамедова – не отдых, а его семья, его жена, его дети. Семья приехала к нему уже давно – сразу после того, как он купил прописку. Жена Мамедова за прилавком не стоит: настоящая хозяйка должна смотреть за домом и беречь свое женское здоровье: ведь для жены уважаемого человека три ребенка – это минимум. Дети Мамедова не побираются, а ходят в детсад и школу, чтобы в совершенстве знать русский язык и через поколение вытеснить русских отовсюду, где есть хоть какие-то деньги...

Мамедов не жаден. Он на своем опыте знает, что не в деньгах – счастье, и всегда готов помочь ближнему – особенно если это родственник или соплеменник. По мере возможности он вытаскивает в Россию и пристраивает к делу своих родичей. Со временем они привозят в Россию и свои семьи – и так, помаленьку обживают и окультуривают Россию для себя.
Азербайджанская Москва тоже не сразу строилась.

Мамедов уже давно не бегает от милиции. Наоборот, он спокойно и с достоинством предъявляет свой честно купленный паспорт вместе с вложенными в него чаевыми. Он знает: в случае чего за него стеной встанет вся азербайджанская колония, для которой нет ничего невозможного. Его колония обосновалась в России раньше таджикской, связи с властями чуть крепче, многие купили не только гражданство, но и должности в милиции. Но такая дружба с русскими властями стоит денег – больших денег. И когда землячество собирает складчину, Мамедов дает, не скупясь: самая выгодная покупка – человек, обладающий властью.

Растет и богатеет семья Мамедова, растет и богатеет азербайджанская колония. Мамедов никого не убил, он добропорядочный, а ведь есть еще чеченская, да и другие колонии.

Мир китайцев

Вот китаец Ли. Перебравшись через российскую границу, первым делом он сжег китайский паспорт (теперь поди докажи, что он иностранец), и облегченно вздохнул. В перенаселенном Китае он был лишним, его кусок хлеба оспаривали десятки и сотни миллионов таких же неудачников, как он.

Теперь он в России – и жизнь налаживается. Ли не только по-китайски трудолюбив, но и по-китайски предприимчив. Сегодня он огородник, завтра – лесоруб, послезавтра – челнок…Земляки помогают ему, он помогает землякам — и так, сообща, они осваивают великую пустыню, еще недавно населенную только длинноносыми северными варварами.

Еще немного — и Ли построит свой дом и женится на настоящей китаянке, которая родит ему четырех – нет, пятерых прелестных детей. Еще двадцать лет – появятся внуки, и тогда Ли станет настоящим патриархом, главой многочисленного рода. И пусть завидуют те неудачники, кто остался по ту сторону границы!

Ли нравится Россия – а в особенности бескрайние русские просторы, по китайским меркам почти безлюдные. Ли нравится глядеть на этот простор, мечтая, что здесь будут жить десять тысяч его благодарных потомков.

Ли ничего не знает о «тысячелетней русской государственности», «возрождении русской духовности» и не заботится о будущем русского народа? Но разве это его проблемы? Тем более, что о русском народе не думает сам русский народ.

Строя на «Северных территориях» свой новый мир для себя, для своего народа, для своей[I] цивилизации, Ли строго выполняет заветы Конфуция:
сначала думай о своей семье и ее процветании, потом о потом обо всем остальном.
Если случится беда и все население России вымрет – Китай без труда найдет 150 миллионов колонистов, чтобы восполнить эту потерю.
А пока – пока 150 миллионов наших дублеров с надеждой смотрят на север.

Американский мир

Вот американец Джон. Что привело его в Россию? Возможно, он бизнесмен, скупающий заводы или иконы. Может быть, он сотрудник одной из многих «неправительственных» и международных организаций, успешно направляющих новейшую историю России в нужную сторону. Возможно, Джон — благотворитель, усыновляющий сирот для последующей разделки на донорские органы.
По американским меркам, Джон абсолютно прав: заводы, земли и люди в России баснословно дешевы, в то время как только одна донорская почка стоит сто тысяч долларов. А у каждого сироты – целых две донорских почки!

Что для него Россия? Продолжение дикого Запада и Аляски (“New Frontier”), — очередная золотоносная территория, населенная еще одной разновидностью могикан, уже давно осужденных на вымирание.

Джон не боится ни русских властей, ни местного криминалитета — ведь за спиной Джона стоит не жалкая племенная наркомафия, а сильнейшее в мире государство, строящее не что-нибудь, а «Новый мировой порядок».

Джон ничего не имеет против России – [I]прикольная страна, дешевый секс.
Он даже с удовольствием выпьет с тобой на брудершафт – особенно за твой счет. Но его появление – дурная примета. Ведь официальные документы Штатов, определяющие систему целей для Госдепа, Совбеза и разведсообщества этой страны, предусматривают сокращение мирового населения в 4-5 раз, и превращение России в набор сырьевых полигонов под внешним управлением — с населением 30-50 миллионов человек. Впрочем, такого рода планы Штаты имеют и для других «регионов» и «зон ответственности» — в своем стратегическом планировании они уже давно не обращают внимание на чужие границы.

На фоне других претендентов на русское наследство — бесцеремонных, многочисленных, жадных и плодовитых, Джон выглядит неопасным и почти родным. Но, на самом деле, все идет по старой схеме: «миссионер, купец, солдат». И первые два этапа подходят к концу…

[U]А мы чо — мы не чо...[U]

Как видишь, пока ты наслаждаешься покоем, каждый из этих людей вместе со своими соплеменниками ударными темпами строит свой мир.

Мир, в котором для тебя и твоих потомков места не предусмотрено. Для каждого из них Россия — непаханая целина, подлежащая освоению, и он спокойно ее пашет, не обращая внимания на флору и фауну вроде нас с вами.

Бежать? Бесполезно. Ни в одной стране мира тебя не ждут – во всяком случае, без больших денег. (см.выше) иначе бы они не ехали сюда сами.

Противник побеждает?
Что же — если враг побеждает, надо учиться на его победах.
А мы чо — мы не чо...
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх