,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Чудовища галичанских сновидений
  • 21 сентября 2010 |
  • 23:09 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 33948
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
0
ПИКАНТНЫЙ ВОПРОС

Одной из болевых точек нашей страны является отношение украинца к евреям, полякам и русским. Чтобы понять причину происхождения столь болезненного отношения украинца к этим народам, необходимо посмотреть вглубь истории и представить, что происходило на данной территории много лет назад. Со времен упадка Руси, территория современной Украины была разделена на несколько частей. Польскую, территорию, подконтрольную Османской империи, австрийскую и российскую. Собственной государственности на данной территории руськое население не имело с момента упадка Руси. Можно сколь угодно долго обсуждать являлась ли Россия (Русское царство, Российская империя) для жителей населения данной территории собственным национальным государством. Но если исходить из того, что до второй половины XIX века, об украинцах ничего не было известно и в большинстве источников имеется упоминание лишь о «руських» Малой Руси, то можно сделать вывод, что вне зависимости от формы государственного устройства Россия не являлась для будущих «украинцев» чем-то чуждым и враждебным.

В середине XVII века, в части, именуемой нынче Центральная Украина, а точнее, на Поднепровье, вспыхнуло народное восстание под предводительством гетмана Хмельницкого. В результате этого, огромная территория была очищена от польского, а заодно и еврейского населения. С тех пор поляки называют тот исторический период «потопом», что свидетельствует о драматизме событий происходящих в те годы.

Не менее трагичной была судьба еврейского народа, проживавшего в те годы на этих землях. По разным источникам в период «хмельничинны» было убито порядка 100 тысяч евреев. Причиной этой вспышки насилия было невероятно сильное и циничное угнетение простого руського люда. В те годы руськие были абсолютно бесправны, и рассматривались власть имущими как некая разновидность скота, с которой можно делать все, что угодно.

Ненависть к угнетателям копилась столетиями, а потом нашла свой выход в кровавом козацко-крестьянском восстании, направленном против поляков и евреев, в руках которых находилась вся финансовая политика и хозяйственная деятельность в регионе. В частности, они контролировали торговлю, винокуренное производство, шинки. Евреи брали в аренду польские хозяйства и таким образом непосредственно эксплуатировали руських крестьян. Даже православные храмы были арендованы евреями, и чтобы совершить обряд, крестьяне были вынуждены «выкупать» ключи от храма.

После вхождения части территории, ныне именуемой Украиной, в состав Российской империи, «еврейский вопрос» ушел на второй план. Польские порядки остались в прошлом, права еврейского населения были ограничены. Его проживание разрешалось только лишь в так называемой «черте оседлости», в строго оговоренных городах и местечках западной и юго-западной части Российской империи. Евреям запрещалось проживать в сельской местности, для них был ограничен выбор профессии.

В регионах, отошедших в результате разделов Польши к Австро-Венгерской империи, ситуация складывалась несколько иначе. С поправкой на время, положение руського населения Галиции (Червоной Руси) до боли напоминало положение, в котором оказалось крестьянство в период, предшествующий Гетманщине на территории Малой Руси. Дабы не быть голословным, стоит привести одну цитату из путевых записок В.И. Кельсиева «Галичина и Молдавия», которые были изданы в 1868 году в Санкт-Петербурге и описывали происходящее в этом регионе в середине XIX века.

«Страшно глядеть, в самом деле, на положение этих несчастных хлопов. Положение нашего мужика было во многом отношении лучше и завиднее хлопского даже в разгар крепостного права: нашему мужику предстояла, все-таки, карьера сделаться хоть разносчиком, не говоря уж о том, что он мог достичь до положения лабазника или мелочного лавочника. Наш мужик мог быть плотником, слесарем, сапожником, и всегда сознавал, что мир для него не замкнут в тесные рамки земледельческой жизни. У червонорусского, как и у нашего, южнорусского или белорусского хлопа, ровно ничего нет в виду, кроме его клочка земли. Скажите ему, что он может сделаться маляром, он вас сочтет сумасшедшим: торговля и ремесло положительно отняты у него евреями. До какой степени это справедливо, испытывал на себе каждый, въезжавший в Россию из западных губерний; после того, как вы пообживетесь в еврейском крае, вам странно покажется по приезде в Великорусские губернии, что стекла вставляет русский, печь чинит русский, сапоги шьет русский, что слесарь, столяр, часовщик и даже бриллиантщик люди свои, а не евреи, и что все это делается порядочно.

В руських землях Речи Посполитой - иначе. Все сведения, все умения хлопа ограничиваются земледелием. Выходит из него иногда мельник и винокур; но как бы хорош ни был этот мельник и винокур, он, все-таки, никогда не сделается хозяином мельницы или винокурни, потому что у него даже в убеждение вошло, что хозяином должен быть непременно еврей. Со мной об этом спорят - я обращаюсь к знатокам западного края и привислянских губерний с покорнейшей просьбой заявить печатно, правду я говорю или неправду? Если я говорю неправду, если я ошибаюсь, я буду первый раз, чрезвычайно рад».

Причины старой, хронической неприязни галичан (переходящей у «свидомых» в сознательно культивируемую ненависть) к «чужим» необходимо искать в непростом прошлом этого края. Чтобы понять эту негативную эмоцию с психологической точки зрения, достаточно просто поставить себя на место бесправного «холопа» Червонной Руси, находящегося в самом низу социальной пирамиды. Антисемитизм жителей этого края представляет собой некую психологическую компенсацию, своеобразный реванш «здесь и сейчас» за позор и унижения прошлого. Для сельского жителя еврей является воплощение всего чужого и чуждого. Для него еврей это - инородец, иноверец, горожанин и угнетатель. И хотя с тех пор очень многое изменилось, столетия унижений не могли пройти бесследно, воплотившись в некую фобию, глухую неприязнь галичан к еврейскому народу, которая в головах «свидомых» вождей украинства превращается в оголтелый антисемитизм.


НАЦИЯ, РОЖДЕННАЯ ИЗ РУСОФОБИИ

Следует обратить внимание еще на один факт, существенно повлиявший на характер жителей Галичины. Разумеется, речь идет о церкви. Все годы польско-австрийского владычества наследников «Червонной Руси» со своими предками связывала церковь. Только церковь осталась у жителей края «своя». Власть на земле олицетворял поляк, немец или еврей. Уповать бедному жителю села оставалось лишь на своего Бога и его «представителя» на земле. Священник для жителей Галиции был всем. Он принимал на свет божий человека, он его отпевал, провожая душу на небо. Священник мог утешить и дать дельный совет. Ведь среди всего руського населения края только священники были относительно грамотными людьми. У того же Кельсиева в путевых заметках «Галичина и Молдавия» есть довольно интересное описание Руськой Галиции середины XIX века:

«Що двор, то лях - що село, то громада”, помещики все поделались поляками, народ везде остался руським, помирясь с Польшею на унии. Не то удивительно, что он отделен от общей русской семьи и от русской церкви, а то чудо, что он до сих пор, на самой границе Польши, остается еще руським и так много руського сохранил в своей вере, и в языке. 3десь я начинаю понимать, что дело Кирилла и Мефодия было, в самом деле великое. Создав для славян народную церковь, они дали каждому мужику интерес к ее судьбе и к ее ученью; поэтому, бедный священник сделался здесь представителем народной мысли и проводником между народом и знанием. Католичество, с его чуждою народу латынью, разумеется, не могло сделаться народною церковью, и потому оно везде разрешалось феодализмом, шляхтою, аристократиею, оставляя народ в тени и в невежестве».

Кельсиев писал свои заметки в 1866-1867 годах. В его тексте сложно найти «украинцев». Автор объехал всю Австро-Венгерскую часть Юго-Западного края и не обнаружил там не одного представителя этого «народа». В его заметках есть только «украинофильство» и «украинствующие», как часть рожденного совсем недавно политического движения, которому автор предрекал ближайшую «смерть»:

«Чем все это кончится и куда поведет это движение - мудрено гадать; “одна будущность покажет”, говорят здешние руськие; вообще крайне осторожные на язык; а я, в качестве путешественника-наблюдателя, только то скажу, что, по моему крайнему разумению, здешнее украинофильство и здешняя уния суть дела поконченные, которые история уже в архив сдала. Сколько я понимаю, еще два-три месяца и благодаря полякам, даже доверие руських к их правительству в Вене пошатнется, тем более, что здесь рассказывают будто и сам Шмерлинг сказал руським, года два назад; “нам все равно, кому вас отдавать: полякам или России - вы, все равно, не наши...».

Причину появления «украинофилов» во второй половине XIX века следует искать в событиях развернувшихся в 1848 году Австро-Венгерской империи. Тогда практически во всех частях империи Габсбургов вспыхнула революция. И вполне возможно не пережила бы она этих революционных потрясений, если бы не повинуясь долгу императорской чести, на помощь австрийской короне не пришла Российская империя. В Австро-Венгрию по Варшавскому Договору вошли русские войска генерала Паскевича (малоросс) и положили конец центрально-европейскому революционному бардаку.

Любопытным следует обратить внимание на то, кто являлся лидерами антиимперского восстания в национальных окраинах: Кошут, Маззини и другие… Удивительное «совпадение», но эти революционеры хорошо знакомы любителям творчества Александра Герцена по автобиографическому роману «Былое и Думы». А в нем, как известно, описывается то, как в городе Лондоне собрался революционный кружок по радикальному переустройству континентальной Европы. До революции в России Александр Герцен не дожил, но в революционных событиях во Франции, Италии, Польше, Австро-Венгрии принимал самое живое участие. Но нас в революции 1848 года интересует совершенно иной момент. Местным населением Галиции и Людомерии русским войскам был оказан весьма радушный прием. Это сильно встревожило имперскую Австро-Венгрию. Несмотря на оказанную императором Николаем «услугу», власть конкурирующей империи решила изменить руську/русинскую идентичность населения Червонной Руси на придуманную ранее поляками «украинскую».

Кельсиеву в 1867 году казались смешными потуги по изменению руського самосознания жителей края, но как показала дальнейшая история, он глубоко ошибался. Нет ничего невозможного, тем более, когда имеешь дело с забитым и безграмотным населением. Кстати, сегодня никого не удивляет, откуда такая страсть у братьев-славян к «триколору»? Чехия, Словакия, Сербия, Словения и везде цветами национального флага является бело-сине-красный, как память о славянофильском движении середины XIX века. Так что Австро-Венгрии было чего бояться. Ведь для ее национальных окраин Российский император был надеждой, освободителем и заступником.

Возможно, если бы Николай І в плату за свою услугу отрезал от Австро-Венгерской империи Червоную Русь, то никакого «украинофильства», «украинцев» и соответственно современной Украины никогда бы не было. Но этого не произошло. И правительство Австро-Венгрии сумело за несколько десятков лет создать «украинофилов», «украинскую партию», а затем внушить руським галичанам не только то, что они «украинцы», но и то, что якобы на территории Юго-Западного края России существует порабощенный «москалями» нерусский народ, Были придуманы мифы о «казацкой демократии», «украинской державе» и «золотом веке» свободы. На основании одного из местных наречий жителей Галичины был создан украинский литературный язык, а впоследствии первый Президент УНР Михайло Грушевский написал свою «знаменитую» Историю Украины-Руси, от которой впоследствии осталась только Украина в виде анти-России.

С началом І Мировой войны, в которой Тройственный Союз (Германия, Австро-Венгрия) противостоял силам Антанты (Российская империя, Британская империя, Франция) «русофилы» оказались в роли «неблагонадежной пятой колонны» и были подвергнуты жестоким репрессиями. В том числе, силами «украинофилов». В результате массового террора к концу войны руськое движение Червоной Руси было практически уничтожено. В концентрационных лагерях (из которых наиболее крупные - Терезин и Талергоф) погибли десятки тысяч руських. На всей территории Червоной Руси был развязан кровавый террор против населения, которое считало себя руським. После войны эту трагедию попросту забыли. Правда о ней оказалась никому не нужна. Ни новообразованным государствам на территории бывшей Австро-Венгрии, ни Польше, ни Советской России, которая бредила идеями общемировой пролетарской революции. В Советской Украине 20-х годов правили бал украинские националисты, которые не хотели знать ни о каком русском и уж тем более руськом народе УССР. Все свои силы украинские коммунистические вожди (Скрыпник, Косиор, Коганович и пр.) отдавали «украинизации».

Естественно, что насильственное изменение руськой идентичности коренных жителей Червонной Руси могло проходить лишь в рамках масштабной и интенсивной русофобской пропаганды, усиленной, впоследствии, массовым террором. В этих условиях все руськое становилось великим злом, а Россия, как воплощение русскости, была превращена польско-австрийской пропагандой в исчадие ада. Это идейное наследие было со щенячьим восторгом подхвачено верными слугами австрийской короны - «свидомыми» вождями галицийского украинства, и уже чуть ли не на бытовом уровне методично вбито ими в головы неграмотных и забитых селян. А во время Великой Отечественной войны, данный урок ненависти и страха был намертво закреплен, сперва репрессиями советского режима, а затем кровавым террором ОУН-УПА. Так в муках рождалась русофобия галичан, ставшая органичной частью их сознания.


СОВЕТСКИЕ ДЕТИ ФРАНЦА-ИОСИФА

Ситуация на Западной Украине радикально изменилась после победы Советского Союза над нацистской Германией. Как бы мы не относились к украинским националистам, но у них попросту не было выбора. За годы войны многие из идейных «украинствующих» запятнали себя в той или иной мере сотрудничеством с немецко-фашистскими захватчиками. Ведь украинские националисты на первом этапе войны являлись непосредственной опорой немцев на Западной Украине. Они осуществляли полицейский контроль над территорией, участвовали в карательных операциях. Многие жители были попросту силой мобилизованы в отряды ОУН-УПА. На их руках была кровь мирных граждан еврейской, польской и руськой национальности. А это означало, при возвращении «совьетов», что многим жителям Галичины грозил внушительный срок в сибирских лагерях. И совершенно логично, что многие из них, особенно те, на ком была кровь, подались в лес, вести «национально-освободительную» войну. Но мы то знаем, что она не была ни национальной, ни освободительной.

Кроме того, теоретически существовала вероятность того, что между странами Запада и СССР начнется вооруженный конфликт. Многие в «схронах» об этом мечтали. Тогда бы у ОУН-УПА появился бы новый шанс. Националистам оставалась только дождаться своего срока. Но когда надежды на новую мировую войну не оправдались, а действия специальных подразделений МГБ оптимизировались, бандеровские наскоки из лесу пошли на спад. В этом нет ничего удивительного. Всякий вооруженный отпор государственной машине возможен лишь при поддержке извне. Ничего не стоит «партизан», если у него отсутствуют современные виды оружия и боеприпасы. Если кто-то не оказывает моральную и материальную поддержку. Собственно на этом и закончилось вооруженное сопротивление украинских националистов. Сама же бывшая Восточная Галиция вскоре стала визитной карточкой Советской Украины с ее «малювнычымы краевыдамы» и чудесной архитектурой старого польского-еврейского «миста Лева», возведенного руським князем Данилом. Ведь по договоренности между Польской Народной Республикой и Советским Союзом, произошел обмен украинского и польского населения. Польша получила поляков с «украинских земель». Город Львов стал «украинским». Еврейский вопрос был решен еще в 41-м году.

Советский Союз сделал все, чтобы забыть о трагической странице истории. Проводилась политика «замирения» территории. Ускоренными темпами происходило восстановление Западного региона Украины. Грамотность «украинского» населения достигла 100% отметки, чего никогда не было ни при Австро-Венгрии, ни при Польше. В обязательном порядке на каждом «Голубом огоньке» весь советский народ «кормили» песенным творчеством представителей Западной Украины и создавался образ счастливого и процветающего региона единой Советской страны. Трудно сказать, являлась ли антисоветской Западная Украина в период брежневского застоя. Но к концу 80-х годов, по мере ослабления СССР, сепаратистские настроения там возродились. Нет ничего странного в том, что предчувствуя падение советского режима, многие предусмотрительные граждане, в том числе члены КПСС, работники идеологических отделов ЦК и пр. начали свою «перестройку» и к 1991 году были уже не «ленинцами», а 100% националистами. Ведь власть это доходный бизнес. Националистическая риторика стала популярной и позволяла выглядеть в глазах граждан Украины уже строителями независимой Украины и таким образом сберечь «доходные места».

Вне всяких сомнений, что не случись в СССР «перестройка» и падение советского режима, то большая часть современных украинских националистов, благополучно и дальше прислуживала «совьетам» и занимала бы те же кабинеты, в которых сейчас сидит. Кто-то бы обличал буржуазный национализм, кто-то пел бы дифирамбы Ленину, а кто-то читал лекции о марксистко-ленинском учении. Смотря на биографии некоторых борцов с тоталитаризмом, порой закрадывается мысль о том, что «узниками совести» они стали лишь по недоразумению, приняв хрущевскую оттепель за националистическую революцию. Смешно слышать многих нынешних обличителей тоталитарного режима, зная об их партийном прошлом.

Многие из тех, кому пришлось жить на территории Восточной Галиции (Львовская, Ивано-Франковска и Тернопольская области) почти единодушно отмечают, кроме описанной выше ксенофобии галичан, такое их качество как уникальная приспосабливаемость. Даже их ярко выраженное чванство по отношению к жителям других регионов Украины (схиднякам), которых они считают неполноценными недоукраинцами, не мешает им «прогибаться» даже под тех же презренных «схидняков», когда это выгодно. И перед выгодой даже великие идеи украинства отходят на второй план.

И это понятно. Ведь за сотни лет рабского существования под поляками и немцами, выживали лишь наиболее приспосабливаемые индивиды. Веками данное свойство впечатывалось в ментальность галичан. Это вам не казацкое Приднепровье, где быть паном, поляком и евреем было вредно для жизни. Именно поэтому психология галичан в корне иная, чем психология малорусов, чья холопская душа была в определенный момент очищена и облагорожена борьбой с извечными врагами руського народа и Православия.



ПОСЛЕДНЕЕ ПРИБЕЖИЩЕ НЕГОДЯЕВ

История любого народа и государства никогда не может быть оценена однозначно. Всегда у истории есть две стороны. К сожалению, каждый выбирает свою историю. Ту, где ему комфортней и проще жить. В которую легче верить. Где поступок твоих предков однозначный подвиг, а поступок врага – зло. Червонная Русь практически семь столетий была оторвана от общерусского дома. Долгое время в ней жили люди, которые каким-то невероятным образом ощущали свое кровное родство со своими братьями Малой, Белой и Великой Руси. Но в ХХ веке связующая нить народов была разорвана. Появилась какая-то невообразимая злоба, которую нельзя объяснить ничем. Говорят, что наибольшие противоречия в животном мире возникают не между двумя разными популяциями животных, а между родственными. Шимпанзе не будет воевать на смерть с гориллой, а между своими соплеменниками может разгореться самая яростная война за самку, за доминирование на территории. Чем-то мы похожи на этих самых обезьян. Только украинец воюет не с москалями, жидами и поляками. Всю свою историю он воюет сам с собой.

При коммунистической власти, мало кто обращал внимание на разницу во взглядах на историю Малой Руси, на то, что за долгие годы между некогда единым народом появились существенные ментальные различия. Ведь в СССР могла существовать только одна точка зрения, отступление от которой было невозможно. Была Украинская ССР и воссоединение Украины с Россией. А то, что не было никогда никакой Украины, никого не волновало. И речь на Переяславской Раде шла даже не о Войске Запорожском, а воссоединении спустя несколько столетий некогда единого Православного руського народа под властью Московского царя. Финальную точку в воссоединении Руських земель поставил Генеральный секретарь ЦК ВКП (б) Иосиф Сталин в 1939 году. Хотят ли это признавать на Украине или нет, но воссоединение страны было невозможно путем мирных переговоров. Вся история собирания руських земель, это история войн с Польшей, Австро-Венгрией или Османской империей. Других вариантов попросту быть не могло. И точно так же, как современные украинцы воспринимают Галицию своей территорией, так на этот вопрос смотрит и Польша. Для поляков это их исконно польская земля с польским городом Львовом, который отобрал от них диктатор Сталин. Сегодня кажется немыслимым, чтобы в будущем Украина потеряла Галицию. Но столь же немыслимы для Польши все ее разделы. В истории нет ничего невозможного. За какую-то сотню лет на территории Галиции удалось изменить душу целого народа, так что сегодня миллионы людей не знают того, что еще полтора столетия назад их предки считали себя руськими.

Один из «оранжевых революционеров» как-то с гордостью рассказывал о том, как он спас своего лидера, отговорив его от авантюрного штурма Администрации Президента Кучмы тем, что в здании могут находиться спецподразделения, готовые открыть огонь на поражение. Все бы ничего, если бы до этого с Майдана не звучали речи призывающие «маленького украинца» идти на штурм государственных учреждений. Как это напоминает широко разрекламированный Ющенко подвиг «300 героев Крут», которых предшественники современных «майданщиков» не задумываясь, отправили на верную смерть. А сами при этом спешно паковали чемоданы и готовились к бегству, спасая свои шкуры. Мне сложно в украинской истории найти «героев», которые отдали жизнь за свою страну в честном бою. Обычно, они предоставляли это право кому-то другому, втягивая безграмотных людей в свои авантюры. Мазепа, Винниченко, Грушевский, Скоропадский, Бандера, Петлюра?! Боевикам ОУН-УПА, как само собой разумеющееся, ничего не стоило «сдавать» всех своих подельников оказавшись перед фактом необратимого наказания. Писать покаянные письма тем, против которых они погнали на смерть свой народ.

Официальная пропаганда Украины возвела в культ поклонение подлецам. Культ предательства и измен является ориентиром для «украинства» и немудрено, что поклоняющиеся ему сами соответствуют выбранным героям. Я мог бы признать любого из «героев» Украины и попробовать понять этот миф, если бы поклоняющийся ему «свидомый лидер» был непререкаемым авторитетом, человеком совести и безответного служения стране. Бог знает, чем руководствовался гетман Мазепа, изменяя своей присяге. Но чем руководствовался Ющенко, видно всем без исключения гражданам Украины, даже относящим себя к украинским националистам. Мазепа 15 лет тихо взирал на украинцев с десятигривневой купюры. И никого особо личность этого персонажа не волновала. Но когда Ющенка и Мазепа нашли друг друга, тогда отношение к Мазепе стало однозначным. Если Мазепа, это герой для Ющенко, то и Ющенко станл для многих украинцев достойным анафемы.

Дискредитация практически любого лидера Украины от «украинофильской» партии вопрос лишь времени. Чтобы переубедить страну в обратном, необходимо не затыкать рот оппонентам и не усердствовать в самопиаре, а предъявить хотя бы одного порядочного лидера прошедшего испытание властью. Показать их реальные достижения. Вот и получается, что в целом украинство презентуется как безукоризненное течение, а каждый в отдельности ее представитель является полным ничтожеством и подлецом. И доказательств обратного «свидомэ» панство предложить не может ни в теории, ни на практике. И нечему удивляться, если от их представителей исходит дурной запах. «Зрада» тут ничего не объясняет. А крики «ганьба» ни к чему не приведут. Ничего приличного из течения впитавшего в себя идеологию человеконенавистничества и собственной избранности родиться попросту не может.


НА ДУРАКА НЕ НУЖЕН НОЖ

Украинец чрезвычайно падок на лесть и высокопарно сказанную глупость. Поэтому так часто словоохотливые политики повторяют заклинания о мудрости народа, который может разобраться в самых сложных вещах и проблемах. Народу предлагают всенародным голосованием определять законы и выбирать себе судей. Какое понятие баба Галя и дид Степан имеет о законах и юриспруденции? Что они могут выбрать?!

Если бы можно было озвучивать мысли, роящиеся в голове политических обормотов Украины, то совершенно очевидно, что «маленький украинец» сошел бы с ума от всей низости мнения политиков о себе и своих политических коллегах. Ведь за разговорами о мудрости украинского народа стоит ничем не прикрытое неуважение к нему. Народ для украинских политиков - быдло! Потому, что человек, позволяющий пошлую лесть и игру на низменных чувствах народа – безответственный подлец. Он не может относиться к людям иначе. И за «повагою» к своему коллеге стоит то же самое: неуважение или зависть. Все они поражены одной духовной болезнью, они искренне уверены, что они лучшие на этой земле. Даже представляя свои партии, они всегда дистанцируются от них. Всегда найдется тот, кто с совершенно наивным видом расскажет, что в вопросе «защиты интересов украинца» он голосовал вразрез с мнением партийного большинства. Из кого в таком случае состоят эти партии? Что это за партии вообще, если в отдельности ее члены защищают интересы народа, а все вместе принимают антинародные решения?

Украина для украинцев? Дайте вилы в руки, тому, кто говорит об этом! Мы посмотрим на эту картину маслом! Не узнаете? Перед вами представитель «козацкого повстання» середины 17 столетия. Такое же доведенное до отчаяния существо, каким был его предшественник во время «украинских» смут и руин. Только кто на этот раз довел гражданина Украины до такого состояния? Почему в XXI веке опять говорят о Руине, дефолте, кризисе? Почему спустя 17 лет «незележности» в очередной раз оказываются виноватыми «жидва и москали»?

На Украине постоянно говорят о том, что их страна подвергалась перманентному разграблению и оккупации. Только уж если говорить начистоту, то вероятно великороссы имеют больше прав говорить о разграблении и оккупациях. С большим трудом можно найти властителя Российской империи или СССР, великоросса по крови. Чаще грузины, немцы, малороссы и украинцы были правителями большой империи. Оставим в покое императорскую семью, в которой гораздо важней династические браки, чем вопрос крови. В эпоху СССР страной правил грузин Иосиф Сталин. Выходец с Донбасса Хрущев. Украинец с Днепропетровска Брежнев. Выходец с кубанского «украинского села» Горбачев. О какой оккупации может идти речь? Но нашим согражданам в это просто не хочется верить. Ведь если признать, что в украинском бардаке все время виноват украинец, то возникает вопрос, что же есть этот украинец, если с завидной регулярностью доводит страну до Руины? Потому украинец никогда не признает очевидное, для любого здравомыслящего человека. Ведь признав его, придется отказаться от обвинений во всех бедах заезжего оккупанта и подумать о себе любимом. Потому, даже очевидной вещи украинец никогда не признает и будет истерично кричать: «Ганьба»! «Зрада»!

Повинуясь заложенной давным-давно анти-еврейской, анти-польской, анти-руськой программе украинец голосует исключительно за «своих», только потому, что ничего хорошего от «чужих» не видел или не хотел видеть. В «украинстве» живет хронический страх перед инородцами, который переходит у него по наследству из поколения в поколение. Он до сих пор ведет свою «козацько-селяньску войну», начатую в XVI веке и никак не хочет понять, что его война не принесет ничего доброго, прежде всего ему самому. Как «хмельничинна» закончилась Руиной, так и современное противостояние заканчивается тем же. Ведь не с евреями, поляками и москалями воюет современный украинец, а с собой, собственной необразованностью и ленью. С мифами, навязанными ему поляками и австрийцами. Победа в этой битве попросту невозможна. Потому, что твой враг это ты сам, и миф, которого не существует физически. «Мерило народа не то, каков он есть, а то, что он считает прекрасным и истинным». Что современный украинец считает прекрасным и истинным? Неужели лютый национализм? Неужели в душе маленького украинца не осталось ничего более светлого, доброго, которое будет определять наше будущее? Неужели украинец думает, что на ненависти можно построить государство? Ненависть может только разрушить и государство и человека. Испепелить его душу и уничтожить его тело.


Сергей Лунев



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх