,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Моральное наследие Хиросимы и Нагасаки
  • 9 августа 2010 |
  • 14:08 |
  • 9999I |
  • Просмотров: 22520
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
«Мир должен обратить внимание на то, что первая атомная бомба была сброшена на военную базу в Хиросиме. Так произошло потому, что мы желали в этом первом ударе избежать убийства гражданских лиц, до такой степени, до которой возможно».
(Гарри С. Труман (1884–1972) 33-президент США, (Радиообращение к нации, 9 августа, 1945 г.)

В [июле] 1945 г. военный министр [Генри Л.] Стимсон, посетил мою штаб-квартиру в Германии и сообщил, что наше правительство готовится сбросить атомную бомбу на Японию. Я был одним из тех, кто считал, что есть множество бесспорных причин поставить под сомнение здравый смысл подобных действий… Министр сообщил мне новости об успешном взрыве бомбы в Нью Мехико, и о плане использовать ее, после чего поинтересовался моим мнением, вероятно ожидая энергичного одобрения… По мере того, как он перечислял мне важные факты, я чувствовал себя все более подавленным, и тогда я высказал ему свои серьезные опасения. Во-первых, я исходил из того, что на мой взгляд, Япония была уже повержена и подобная бомбардировка была совершенно излишней и, во-вторых, потому что я полагал, что нашей стране не следует шокировать мировую общественность, используя оружие, применение которого, как я полагал, было не обязательным, в качестве меры для спасения жизней американцев.
Я считал, что Япония, на тот момент, искала пути к капитуляции с наименьшей потерей «лица». Министр был глубоко возмущен моей позицией»

(Генерал Дуайт Эйзенхауэр, Верховный Главнокомандующий союзными войсками в Европе и 34-й президент США, с 1952 по 1960 гг. («Мандат на перемены», с. 380)

«Механизированная цивилизация поистине достигла окончательной стадии варваризации. В ближайшем будущем нам придется выбирать между массовым самоубийством и разумным использованием научных достижений […] Это больше не может быть просто молитвой; это должно стать требованием, направленным снизу вверх, от народов к правительствам, требованием сделать решительный выбор между адом и здравым смыслом»
(Альбер Камю (1913–1960), французский философ и писатель, 8 августа, 1945 г.)

«Как американские христиане мы глубоко раскаиваемся за безответственное использование уже произведенных атомных бомб. Мы согласны с тем, что какими бы ни были чьи-то оценки войны в принципе, неожиданные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки не могут иметь оправдания с точки зрения морали»
(Доклад Американского Федерального Совета Церквей об атомной войне и христианской вере, 1946 г.)

«Мое мнение, что использование этого варварского оружия в Хиросиме и Нагасаки, не было существенной помощью в нашей войне против Японии. – Возможность смертельной атомной войны в будущем пугает. У меня такое чувство, что, использовав его в первый раз, мы переняли моральные нормы характерные для варварских Темных веков»
(Уильям Лихи, Начальник Штаба Президента Франклина Д. Рузвельта т Гарри С. Трумэна ( «Я был там», с.441)

В полной безопасности в своих мраморных домах и гранитных банках, из которых они грабят народ, под предлогом просвещения… остерегайтесь…они пошлют вас защищать их золото в войнах, оружие для которых быстро совершенствуется «карманными» учеными и будет становиться все более и более смертоносным, вплоть до тех пор пока они не получат возможность щелчком пальцев разорвать на клочки миллионы из вас»
(Жан-Поль Марат (1743–1793), ученый и врач швейцарского происхождения, деятель Великой французской революции)

Когда 6 и 9 августа 1945 г. президент США Гарри С. Трумэн решил использовать атомную бомбу – бесчеловечное оружие массового поражения, против мирного населения японских городов Хиросимы и Нагасаки, Соединенные Штаты официально стали не на тот исторический путь. Генерал Дуайт Эйзенхауэр, Верховный главнокомандующий союзными войсками в Европе и 34-й президент США, с 1952 по 1960 гг. сказал следующее: «японцы были готовы к капитуляции, и не было необходимости наносить им столь ужасный удар» (Ньюсвик, 11 ноября 1963 г.). От 90 до 120 тысяч человек погибли в Хиросиме и от 60 до 80 тысяч в Нагасаки, в общем от 150 до 200 тысяч страшных смертей.

Выходит, что в отношении к этому роковому решению военный человек Эйзенхауэр оказался более моральным, чем франкмасон и захолустный политик Гарри С. Трумэн.

Став первой страной, использовавшей ядерное оружие против гражданского населения, Соединенные Штаты пошли тогда на прямое нарушение международных, общепринятых принципов ведения войны, касающихся масштабных и неразборчивых убийств мирного населения. Таким образом, август 1945 г. – наиболее опасный и зловещий прецедент, который обозначил новую мрачную отправную точку в истории человечества, большой моральный шаг назад.

Будущие поколения, в подавляющем большинстве случаев, будут рассматривать, применение атомной бомбы против мирного населения японских городов, как историческое преступление против человечности, запятнавшее доброе имя Соединенных Штатов на столетия вперед.

Также, возможно, будет сказано, что президент Гарри С. Трумэн, кроме лжи американскому народу обо всем этом грязном деле, оставил после себя ужасное моральное наследие с бесчисленными последствиями для будущих поколений американцев.

Много односторонних аргументов, было выдвинуто для оправдания решения Трумэна; таких, как стремление сохранить жизни американских солдат, сократив сроки войны в Тихом океане и уклонившись от военного вторжения в Японию, а также заставив японцев быстро капитулировать. Решение о капитуляции было принято 15 августа 1945 г., а 2 сентября, с подписанием соответствующего Акта, капитуляция стала официальной – по прошествии около месяца после бомбежек Хиросимы и Нагасаки.

Нацистская Германия капитулировала 8 мая и Вторая мировая война в Европе, уже завершилась. У дипломатов появились опасения, что советская Красная армия, может оккупировать Японию, так же как она это сделала с Берлином, что лишит Соединенные Штаты, столь тяжело завоеванной, явной победы над Японией.

Но к концу июля 1945 г., согласно мнению военных экспертов, японская военная машина, уже де-факто была уничтожена. Также правда, что милитаристский японский Высший совет по руководству войной тянул время, стремясь добиться лучших условий капитуляции и надеясь договориться о соглашении, главным образом о будущем императора Хирохито, как формального главы государства.

В Европе союзники заставили стойкую Нацистскую Германию принять безоговорочную капитуляцию; принудить и японское правительство к капитуляции можно было с помощью иных средств. Удобный предлог о принуждении к быстрой капитуляции по своему «весу» не сравним с чудовищностью использования ядерного оружия по двум гражданским целям. И даже, если президент Трумэн, был обеспокоен демонстрацией мощи атомной бомбы своим советским «друзьям» – и, возможно, если он стремился утвердиться в качестве политического визави предыдущему президенту Франклину Д. Рузвельту, который умер несколькими месяцами ранее, 12 апреля 1945 г.; этого можно было достигнуть, выбрав в качестве целей отдаленные японские военные объекты, а не целые города. Представляется, что не существует моральных обоснований для этого самого бесчеловечного решения.

С того рокового месяца – августа 1945 г. – человечество вступило в губительную гонку ядерных вооружений и стремительно устремилось к небытию, с открытыми глазами, но с закрытым разумом.

Проф. Родриго ТРЕМБЛАЙ (Global Research)

Перевод пресс-пост



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх