,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Региональное язычество Украины
+1
Украинцев старательно готовят к очередной громкой дискуссии вокруг языковой проблемы. Янукович в очередной раз обещает, что русский язык займет надлежащее место. Тут же «Зеркало недели» публикует зловещие планы «регионалов»: в недрах правящей партии под руководством Александра Ефремова готовится «базовый закон о языках», который существенно расширит полномочия русского языка и, соответственно, ущемит интересы языка украинского.

16 региональных языков, которые обещает нам будущий закон, внушают определенные опасения. Особенно такие как идиш и караимский, которые в региональные можно вычленить лишь если искусственно создать соответствующий «регион», выселив все 3000 идиш-язычных евреев в одно заброшенное село, а тысячу караимов – в другое. Да и достаточную для «регионализации» языка концентрацию тех же немцев или ромов-цыган, к примеру, тоже пойди поищи.

Тут же о себе напоминает и регионал Колесниченко, который в начале мая внес Закон о региональных языках и языках меньшинств. Фантазия регионала бьет ключом: у него не 16, а целых 19 региональных языков, включая такую экзотику как румейский, урумский и крымчацкий языки.

Оппоненты тоже не дремлют, а даже работают на упреждение. Так, глава депутатской группы «За Украину» Вячеслав Кириленко сработал на упреждение, еще в апреле подав проект закона о запрете сужения сферы функционирования украинского языка.
То ли из добрых побуждений, то ли просто чтобы напомнить о себе, свои пять копеек вставляет и Яценюк, регистрируя проект постановления о моратории на изменения языкового законодательства.

Поспешные изменения законодательства, говорит он, могут нанести серьезный ущерб имиджу Украины как последовательного субъекта международных отношений и усилить внутренний раскол страны. После такой заботы об имидже Украины Яценюк предлагает немножко подождать, а потом вынести все спорные вопросы на референдум.

О референдуме говорят и в Компартии. Видная коммунистка Екатерина Самойлик, к примеру намерена вместе со своей фракцией добиваться таким образом признания русского языка вторым государственным: во-первых, считает она, это одно из предвыборных обещаний Януковича, благодаря которому он и стал президентом. А раз обещал, то будь любезен, выполняй. Ну, а во-вторых, русский язык как государственный наравне с украинским – это один из основополагающих пунктов программы КПУ. Благодаря которому, добавим от себя, КПУ в очередной раз попала в парламент. А поскольку фракция коммунистов нынче маленькая и слабая, то с нее спрос не велик: где ей конституционные нормы о языке изменить! А вот требовать это от могучего президента никто запретить не может. Это удобно и безопасно, по принципу «не догоню так хоть согреюсь».
Словом, в воздухе носится аромат большой парламентской драки. И создается впечатление, что нардепы решили совместными усилиями довести ситуацию до абсурда. Вот только зачем?
А затем, что ничего другого им уже не остается.

Дышать, ходить и говорить – действия настолько естественные, что их не замечаешь. В связи с этим вспоминается анекдот о студенте, который наивно спрашивает у профессора, как тот спит – с бородой поверх одеяла или под ним. Профессор пожимает плечами и уходит. Через неделю – изможденный, с красными глазами – встречает того студента и в ярости кричит: «Зачем ты меня об этом спросил, я теперь спать не могу – и так, и эдак неудобно!»

Вот и Украине неудобно. Как разобраться, что будет лучше – засунуть русский язык под одеяло, чтобы не мешал, или выложить поверх рядом с украинским? А никак. Что получается, когда начинаешь регламентировать совершенно естественные, природные действия? Попробуйте дышать, тщательно выбирая, какие мышцы задействовать при вдохе и выдохе, да еще стараясь рассортировать молекулы вдыхаемого газа. Или пробежаться по полю, тщательно выбирая движения ног в соответствии с юридическими нормами. И это при том, что ноги только две. А вот сороконожка, если задумается, в каком порядке ей переставлять свои бесчисленные конечности, с места не сойдет, а вот с ума – наверняка. Даже если ног у нее будет не сорок, а 16 или 19, как языков в грядущих законопроектах.

Возьмем среднестатистического гагауза из Болградского района Одесской области. Там карта может лечь так, что живет он в гагаузском хуторе, входящем в поссовет поселка, где преобладают молдаване. Весь район преимущественно болгарский, а в самой Одесской области говорят, как правило, на украинском, русском и… нет, нет, нет, я все-таки верю, что идиш в число региональных внесли просто на всякий случай. Так что нашему бедному гагаузу язык Шолом Алейхема учить не обязательно, а вот использовать одновременно украинский, русский, болгарский, молдавский и родной гагаузский – придется. По крайней мере, в официальном делопроизводстве.

Глядя на такую гипотетическую фантасмагорию, невольно задаешься вопросом: за что мы так не любим языковые меньшинства? А, собственно, за что их любить? Конституция вопросы любви не регулирует. Надо обеспечить гагаузу законодательную защиту языковых и прочих прав? Пожалуйста! А дальше, как гласит старый анекдот одного из этнических меньшинств, «пусть теперь ОН не спит!»

Что нам предлагают в качестве региональных языков?
Но – место фактам. На что могут рассчитывать носители потенциальных региональных языков? Спросим у всеукраинской переписи населения.

Белорусский. Белорусы составляют 0,6% населения Украины, или 275 тысяч, причем основная масса их проживает не у границ братской Белоруссии, а в центральных и юго-восточных регионах Украины, а также в Крыму и Киеве. Из них белорусский считают родным не более всего 54,6 тыс. человек. И если в Полесье и найдется несколько сел, где белорусы составляют компактную группу, то наверняка там масса иных, более актуальных проблем, нежели языковая реформа на уровне сельсовета.
Болгарский. Их 204 тысячи, или 0,4%. Однако болгарский язык родной для более чем половины украинских болгар. И проживают они компактно. Так, в Болградском районе Одесской области они составляют 56% населения, а всего в области их более 150 тысяч. Так что как минимум один район с региональным болгарским языком Украине обеспечен.

Армянский. Армян в Украине без малого 100 тысяч, или 0,2% населения. Это, кстати, единственная этническая группа, численность которой с 1989 по 2001 годы выросла почти вдвое. И только половина из них считает родным армянский язык. Распределены они относительно равномерно по территории центральной, восточной и южной Украины и проживают преимущественно в городах. И очень вряд ли кому-то из них придет в голову инициировать введение армянского в качестве регионального – между собой они и так договорятся, а вот торговать лучше не том языке, на котором говорят покупатели. Пусть даже с акцентом.

Гагаузский. Гагаузов в Украине всего 32 тысячи, и 27 тысяч из них проживают в Одесской области. Гагаузы молодцы – родным языком считают гагаузский 22 тысячи, то есть почти две трети этого маленького, но гордого народа. В ряде поссоветов им вполне может быть обеспечено принятие гагаузского как регионального языка.

Идиш. Здесь все непросто. Мало того, что у евреев три национальных языка и целая куча диалектов, так они ни один из них еще и знать не хотят. Из 103 тысяч украинских евреев «на языке своей национальности» говорят всего 3 тысячи. Причем идиш ли это или иврит, или, чем черт не шутит, сефардский – данные украинской переписи не уточняют.

Караимский. По их собственным данным, в Украине их чуть больше тысячи, причем самая большая община – 320 человек – проживает в Симферополе. Увы, ни один из районов южной столицы не примет караимский в качестве регионального. Примерно та же история и с крымчаками, которых в Крыму всего 200, а по миру – полторы тысячи.

Крымско-татарский. Их – 248 тысяч, полпроцента от населения Украины, из них 244 тысячи проживают в Крыму, что составляет более 10% населения. Причем 228 тысяч из них называют родным именно крымско-татарский. Вот уж кто гарантированно получит свой региональный язык в пределах всей автономной республики Крым. Учить, кстати, придется всем крымчанам. И нечего морщиться, ведь это тот же самый закон, который дает невиданные льготы и русскому языку!

Молдавский и румынский. Молдаван чуть больше, чем крымских татар – 258 тысяч. Родным считают молдавский 181 тысяча. Проживают они преимущественно в Одесской и Черновицкой областях, а это значит, что там почти наверняка появятся поссоветы и, может быть, даже районы с молдавским региональным языком. Однако не следует забывать и о 150-тысячной румынской общине, проживающей преимущественно в той же Черновицкой области и Закарпатье. Литературный молдавский после перехода на латиницу ничем практически от румынского не отличается. Поэтому в той же Черновицкой области, где принадлежность к молдаванам или румынам – вопрос зачастую личного выбора, может сложиться весьма странная ситуация: в регионе появится два региональных языка, ничем не отличимых друг от друга.

Немецкий. 33 тысячи украинских немцев ни в одной области не составляют сколь-нибудь заметной компактной группы. Да и немецкий родным считают лишь 4 тысячи из них. Резонный вопрос: а смысл в таком региональном языке? Компенсация за депортацию? Так уж лучше деньгами…

Новогреческий. Греков у нас 91 тысяча, 0,2%. Родным считают греческий 5,8 тыс. Причем более трех четвертей греков проживает в Донецкой области, а именно – в Приазовье. Что ж, региональным он, возможно и станет – если, конечно, 70 тысяч приазовских греков захотят выучить и постоянно использовать язык, который был родным для их предков.

Урумский и ромейский – языки приазовских греков. Первый относится к тюркским языкам и локально распространен в местах компактного расселения греков-урумов, второй – диалект греческого и находится на грани исчезновения.

Польский. Поляков в Украине немало – 144 тысячи. Проживают они преимущественно в Западной Украине, причем треть – в Житомирской обл. Родным польский считают лишь 18 тысяч. При этом более 100 тысяч поляков называют родным украинский.
Ромский. Ромов-цыган в Украине 47 тысяч (хотя ромские общественные организации называют цифры до 400 тысяч!), из них 14 – в Закарпатье и 4 – в Одесской области. 21 тысяча родным считает именно ромский язык. Вообще, ромы с трудом поддаются учету, поэтому сложно предвидеть, найдется ли компактная ромская группа, например, в каком-либо селе на западной Украине, которая пожелает иметь родной язык в качестве регионального. Но если вдруг это случится – для их соседей это будет главный сюрприз в жизни.

Словацкий. Их всего 6 тысяч на всю Украину. Из них более 5 тыс. проживают в Закарпатье. Половина из них считают родным словацкий язык.

Венгерский. 156 тысяч венгров, из них 149 тысяч назвали родным языком венгерский. Подавляющее большинство их проживает в Закарпатье, причем в Береговском районе они составляют 78% населения, а в Виноградовском, Ужгородском и Мукачевском районах – от 12% до 32%. Так что эти районы – готовые претенденты на региональный венгерский язык.

Русский. Самый загадочный язык Украины. С одной стороны, русские – очевидное национальное меньшинство, составляющее согласно переписи 17,1% от населения, или 8,3 миллиона. И без малого 8 миллионов из них считает родным именно русский. Однако 6,8 миллионов представителей других национальностей, в том числе и украинцев, также назвали своим родным языком русский. Если же добавить сюда общую ситуацию с реальным преобладанием русского языка на востоке и юге Украины, то, похоже, русский имеет все шансы стать не просто региональным, а межрегиональным языком.

Евгений Лешан



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх