,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Русский язык в Украине является невыгодным
Русский язык в Украине является невыгодным

Почему наличие в стране нескольких государственных языков не приносит этому государству ничего, кроме вреда? Есть один аспект, о котором стоит поговорить отдельно. Двуязычие в Украине — это не только несправедливо с национальной точки зрения и неэффективно с точки зрения укрепления государственной независимости. Это также колоссальные экономические убытки.

Начать стоит с одной интересной истории. В далеком 2003 году (если кто забыл — при президенте Кучме, которого в украинском буржуазном национализме вряд ли можно обвинить) были приняты изменения в закон «О языке рекламы». Шестая статья этого закона заявляла совершенно недвусмысленно: «реклама распространяется на территории Украины исключительно на украинском языке» (в 2004 году новыми поправками эту норму значительно смягчили, но об этом позже).

По этому поводу в русскоязычном украинском журнале «Компьютерное обозрение», который автор покупает уже более десяти лет, была опубликована истерическая редакционная колонка: мол, теперь из-за украиноязычной рекламы будет нести огромные убытки. И вообще, доминирование украинского языка — это «возвращение в землянки».

Возмущенные таким шовинизмом читатели на форуме журнала высказали все, что они думают о подобных «обращениях». Но речь не об этом: если через шесть с половиной лет полистать свежий номер «Компьютерного обозрения», то оказывается, что абсолютное большинство РЕКЛАМЫ В НЕМ — украиноязычная. И это, очевидно, не создает никаких проблем ни рекламодателям (среди которых есть мощные западные компании), ни потребителям в самой Украине. В Apple не сомневались, нужна ли украинская раскладка клавиатуры в iPhone.

Более того, в мартовском экземпляре журнала, который лежит сейчас перед автором статьи, единственной русскоязычной рекламой является «внутренняя» реклама самого издательского дома, за которую журналу никто не платит.

Почему так? Ведь «смягченный» вариант закона «О рекламе» (где шестая статья уже другая — «Применение языка в рекламе осуществляется в соответствии с законодательством Украины о языках») не может служить основанием для введения санкций против русскоязычной рекламы.
А потому что иначе и быть не могло.

Даже самые зашоренные деятели рекламного бизнеса очень быстро поняли — если речь идет о мощном заказчике, который хочет продавать свой продукт в Украине, то адаптация этой рекламы под украинский язык будет делом именно украинских специалистов. И заработают на ней украинские специалисты. Уже по одной этой причине украиноязычная реклама выгодна Украине.

А теперь представим, что вся реклама в Украине идет на русском языке. В таком случае условный Samsung, Microsoft или Mercedes не имеет никакой необходимости платить деньги украинским рекламным компаниям. Он просто берет готовый рекламный макет, сделанный для российского рынка, и ставит его на биллборд или журнальную полосу.

Да и зачем в этой ситуации украинский журнал? Берем российское издание, регистрируем его украинскую версию и перепечатываем без изменений, добавив лишь 5% специфической для Украины информации. Как замечательно — вместо полноценной редакции имеем пару-тройку региональных корреспондентов. Думаю, владельцы и работники украинских русскоязычных изданий будут в восторге от великолепной перспективы потерять работу и доходы.

Понятно, что есть принципиальные идиоты, которые не могут осознать, что украинский язык защищает их рыночную нишу от внешних конкурентов. Однако, к счастью, рациональных людей гораздо больше. И если и не сразу, то очень быстро начинают понимать, что это такое — два-три десятка миллионов потребителей украиноязычной продукции.
Пример второй — образование.

Разговоры об опасности русификации образовательных процессов зачастую сводятся к вопросам национальной идентичности, и это правильно. Но можно взглянуть на это и с чисто экономической точки зрения (образование в современной цивилизации — это такая же услуга, как и, скажем, пошив костюма). И прийти к элементарному выводу — отдание образования «на откуп» языку соседних стран приводит к неизбежному упадку образовательных учреждений в этой стране. По чисто прагматическим причинам.

Вот первый же линк, полученный поиском в Интернете по строке «100 лучших университетов». Нетрудно заметить, что несмотря на засилье американских вузов, в этот список входят, например, два университета Голландии — Утрехтский и Лейденский (второй находится на ступеньку ниже российского МГУ — единственного, кстати, в этом списке.

Видимо, эти университеты имеют такой высокий международный рейтинг, что позволяют абитуриентам учиться не только на голландском, но и на английском или немецком? И тем самым демонстрируют наглядную победу того подхода, который сейчас хочет ввести в Украине дешевый клоун министр образования Табачник?
Черта лысого.

На сайте Лейденского универститета в разделе для бакалавров прямо указано — курсы читают на голландском языке. Если не знаете языка — есть специальная программа Dutch Studies, идите и изучайте. В Утрехтском университете англоязычные образовательные программы дают отделенные колледжи. Основное обучение – на голландском.

А теперь представим себе, что голландцы по причинам, которые сейчас активно пропагандируют в Украине (поддержка языковых меньшинств, соблюдения прав иноязычных общин и т.д.) ввели бы у себя школьное обучение на немецком языке. Немцев в Голландии всегда было предостаточно. Чем бы это закончилось?

А тем, что талантливые и перспективные студенты уехали бы учиться в соседнюю Германию. И преподаватели отправились бы туда же. И стали бы ведущие голландские университеты с мировым именем зачуханными провинциальными учебными заведениями.

Выгодно бы это было Голландии, ее преподавателям, научным работникам и студентам? Сейчас люди из других стран готовы изучать голландский, чтобы получить знания (и платить за это деньги) в Утрехте или Лейдене. А так даже свои платили бы деньги учебным заведениям соседних стран.

Обратим внимание еще на один момент — родной голландский язык отнюдь не превратил голландские университеты в некие второстепенные образовательные гетто для соотечественников, где — о ужас — не смогли бы дать первоклассные знания на русском, немецком или английском. И отнюдь не помешал появлению высокого научного авторитета голландских вузов. Наоборот, он помог создать ту среду, без которой возникновение престижной и признанной в мире образовательной и научной системы в Голландии было бы невозможно.

Наконец, не надо далеко ходить — люди, которые получали высшее образование во времена СССР, хорошо помнят, что НИ ОДИН украинский университет или институт по уровню престижности не мог и близко сравниться с московскими вузами даже не самого высокого уровня. Москва, как классическая метрополия, высасывала из окрестных провинций все наиболее перспективное. И отношение было соответствующее. «Учился в университете Шевченко — Ну, молодец — А ты где? В МГУ? Оооооо!»

Сейчас, спустя какие-то 19 лет, ситуация уже изменилась: студенты Могилянки, Киевского политеха или университета Шевченко ничуть не комплексуют, что их учебные заведения хуже московских. И они (если говорить о первой пятерке украинских вузов) на самом деле и не хуже.

Понятно, что процесс создания действительно авторитетного национального образования в Украине еще только начался — до Утрехта нам далеко. Но если победит концепция табачников, то таких вузов в нашей стране не будет никогда.
Нельзя обойти вниманием и киноперевод.

Здесь ситуация так же очевидна, как и с украиноязычной рекламой — однако во втором случае время уже все расставило на свои места, а в первом существуют попытки «отыграть» все обратно.

Финансовая статистика работы кинотеатров убедительно свидетельствует — внедрение украинского языка для перевода иностранных фильмов не могло повредить популярности киносмотра, если доходы выросли в полтора раза за два первых месяца 2010 года — до 102 миллионов (!!!) гривен. А еще ранее Министерство культуры и туризма Украины сообщало об увеличении валовых сборов от кинопоказов в Украине в 2009 году на 37% по сравнению с 2008 годом.

Но это только доходы от зрителей. А ведь только наиболее заметная часть — а есть еще и труд переводчиков, актеров, озвучивающих фильм, все тех же рекламистов, которые привлекают внимание именно к этой ленте. В сочетании с повышенным спросом на кинематограф прибыли от этой деятельности мультиплицируются.

А теперь представим себе, что украинский киноперевод отменен. Все эти специалисты автоматически теряют заработок. Ведь никто не будет создавать в Украине некий особый русскоязычный перевод — прокатчики просто возьмут версию, сделанную для России, и «крутить» ее у нас. Это колоссальная потеря денег для всей нашей киноиндустрии, а выгоду от этого получит узкая группка людей, которые сэкономят на украинском переводе.

Из всего вышесказанного возникает резонный вопрос — почему же, если украинский язык в Украине является не только «национально оправданным», но и коммерчески выгодным, чем русский, его внедрение сталкивается с таким мощным противодействием?

Причины здесь могут быть две. Первая — упрямая инерционность тех самых «принципиальных идиотов», которые не видят, что украиноязычная среда формирует для их бизнеса уникальный рынок и защищает этот рынок от проникновения со стороны. Но этих людей с каждым годом становится все меньше — природа бизнеса такова, что дураки в нем долго не выживают.

Но есть и вторая причина. Если Украина перестает быть Украиной и становится Малороссийской губернией в составе России, тогда не имеют значения преимущества для украинского бизнеса, образования или искусства. Ведь исчезает сама среда, в которой эти преимущества могли бы существовать.

И в этом смысле политика табачников и колесниченко, которые сознательно вводят убыточную для Украины языковую политику, является вполне логичной и понятной. Гауляйтеры и наместники не могут действовать как-то иначе.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх