,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Генезис и судьба цивилизаций
О чем молчал Гумилев
Если для отдельно взятого человека крайне важно построение своего жизненного пути, то тем более понимание перспективы необходимо для нации, ведь ей тоже предстоит прожить свою жизнь, причем, более долгую, чем существование составляющих ее людей. Поэтому планирование развития нации необходимо осуществлять на основе использования естественно-исторических закономерностей и научного подхода. Этот подход хорош тем, что научные теории периодически поддаются критическому осмыслению, что позволяет их улучшать и повышать эффективность применения на практике.

В связи с рассматриваемой нами темой, хочется напомнить, что 140 лет назад основатель научной геополитики Н. Я. Данилевский закончил программную работу «Россия и Европа». Такие понятия, как глобализация, суверенитет, экспансия, самоопределение, сепаратизм, баланс сил, многополярность, сфера влияния, евроатлантизм и др., которые, кажется, только недавно вошли в наш политический лексикон, тогда впервые прозвучали для отечественных читателей. Одной из ключевых идей Николая Данилевского был тезис о развитии народов, согласно которому нации, культуры рождаются, проходят свой путь развития и уходят с исторической арены, сменяясь своими наследниками. В этом плане они не отличаются от всего во Вселенной – растений или животных, гор или звезд, которые также имеют свои периоды зарождения и роста, распада и смерти. Опираясь на данный подход, современник Н. Я. Данилевского, российский дипломат и мыслитель Константин Леонтьев вскоре сделал первую оценку сроков эволюции этносов. Однако эти мысли, скорее всего, остались бы неизвестными в нынешнем веке, если бы не научный и нравственный подвиг еще одного человека – Льва Гумилева.

Когда в Никольском храме неподалеку от Киева венчались замечательные поэты «серебряного века» Николай Гумилев и Анна Ахматова, никто и предположить не мог, что с именем их сына будет связываться одна из ведущих мировых теорий эволюции человеческого общества. Л. Н. Гумилева – одного из наиболее глубоких и оригинальных историков СССР – власти дважды арестовывали за противоречие его взглядов с насаждавшимися марксистскими подходами к анализу развития общества. Он чудом выживал в норильских шахтах, казахстанских и сибирских лагерях, но, не сломленный духом, писал все новые и новые книги, защищал свои взгляды в диссертациях, аргументированных настолько глубоко, что их не могла провалить даже специально организованная травля. Теперь поруганному доктору наук ставят памятники и называют его именем университеты.

Разработанная Л. Н. Гумилевым пассионарная теория ныне стала широко принятым взглядом на роль в истории энергичных людей – пассионариев, определяющих развитие своего народа. Именно эти люди инициируют и толкают развитие этносов – сообществ людей с единой культурно-исторической и экономической традицией. Без пассионариев не происходило бы развития, и жизнь человечества всегда оставалась на уровне наших первобытных предков.

Лев Гумилев проанализировал историю десятков цивилизаций, появлявшихся и исчезавших на исторической арене, определяя общие и особенные черты развития, факторы, обеспечивающие рождение и подъем этносов, взаимодействие народов между собой и специфику внутринационального развития. Особое место в исследованиях ученого занимали вопросы взаимодействия народов, существовавших в широкой пограничной полосе степной и лесной зон Евразии. Именно тут, на землях нынешней Украины и юга России, в зоне активного взаимодействия земледельческих и кочевых народов, появлялись и возникали культуры, наследниками которых являемся мы с вами.

В частности, для понимания сути исторического процесса нашей страны важным является убедительное обоснование Львом Гумилевым того факта, что Киевская Русь, предшествовавшие ей сколоты Великой Скифии и еще ранее существовавшие индоевропейские племена Восточной Европы – разные, хоть и генетически связанные между собой этносы. Подобно потомкам одного рода, они наследовали территорию, использовали элементы культуры и достижения цивилизации-предшественницы, развивали на базе старого свой язык. Однако эти народы не были одним и тем же социальным организмом, подобно тому, как наши дети не есть мы сами, а мы не то же самое, что наши родители, хотя и многое переняли у них.

В своих публикациях, опасаясь новых преследований, Л. Н. Гумилев дистанцировался от вопросов существования современных этносов. Нам же, в силу исторического момента, связанного с самоопределением Украины, было бы интересно узнать, как видится ее путь развития в свете пассионарной теории. Поэтому для глубины осознания пройденного и предстоящего пути стоит проанализировать эволюцию украинского этноса и этносов, с которыми мы наиболее связаны на мировой арене с точки зрения деятельной энергетики составляющих ее личностей.

Чтобы понять суть пассионарной теории, оговорим несколько существенных моментов.

1. Подобно тому, как генотип в значительной части определяет, каким будет биологическое существо, так и в жизни «социального существа» – этноса – огромное значение для его последующего развития играют принципиальные установки, заложенные при его возникновении. Последующее воздействие окружающего мира и влияние внутренних факторов, наличие отдельных группировок, стремящихся изменить жизнь народа в соответствии со своими взглядами, тоже важны, но они не затрагивают коренную сущность цивилизации, имея по сути лишь корректирующий характер. Безусловно, для повседневной жизни людей огромное значение имеют созданные культурные установки и технологические достижения. Они определяют уровень развития и комфортность цивилизации. Но для жизни этноса эти факторы не играют ключевой роли, подобно тому, как не имеет существенного влияния на износ нашего организма покрой одежды, которую мы носим.

2. Срок жизни цивилизаций Лев Гумилев оценил в 1200 лет. Цифра весьма условная, ведь и средний возраст человека – 70 лет. Но кто-то из нас активно преодолевает столетний рубеж, а кто-то, в силу разных причин, не доживает и до пенсии. Точно так же разнится и длительность этапов развития этноса. Если для возникновения новой цивилизации требуется рождение 2-5 поколений пассионариев, то дальнейший рост бывает бурным или менее резким, а период спада активности может включать ряд небольших подъемов. Многое зависит от ресурсов, которыми обладает этнос (в том числе и обеспечиваемых новыми научно-техническими открытиями), влияния соседей, поддержки этноса активными эмигрантами.

3. По мере того, как уменьшается пассионарная энергия, старость этноса неизбежна. Это космический закон. Многие цивилизации, возникавшие друг за другом на одной территории и наследующие внешние культурные элементы своих предшественников, порой с большой исторической дистанции кажутся одной единой древней культурой. Но все же Кемет фараонов и Египет арабов, Рим цезарей и Италия пап, Альбион кельтов и нынешняя Великобритания – разные этносы, что бы ни говорила официальная пропаганда. От сотен существовавших на Земле цивилизаций осталось лишь археологическое наследие, другие сохранились в виде реликтов – небольшой группы людей, хранящих культурно-этническое наследие далеких предков.

Пассионарный круг
Каждый из существующих на Земле народов проходит свой путь от зарождения до исчезновения. Точку рождения этноса отследить практически невозможно. Развивая идеи В. И. Вернадского и А. Л. Чижевского, Лев Гумилев связывал пассионарный толчок с космическими факторами. После зарождения этноса начинается инкубационный период, когда пассионарии пытаются растормошить общество, подчинив его вектору своих устремлений. Когда активных людей становится достаточно много и они захватывают лидирующие позиции, начинается подъем, часто сопровождающийся борьбой между самими пассионариями. В среднем на первые три этапа уходит около 400 лет. В результате достигается пассионарный максимум, называемый акматической фазой или перегревом.

Длится он около 150–250 лет, после чего происходит надлом – резкий спад энергетики. Особенно ярко проявляется надлом, если в предыдущие периоды усилия этноса тратились не на созидание, а большей частью на разрушение. Когда численность пассионариев становится оптимальной, общество еще 400–500 лет может извлекать выгоду из сделанных предками завоеваний, пока не наступает обскурация – то есть упадок в силу слишком малого числа людей, способных повести общество к новым свершениям. Далее начинается распад.

Теоретически, если на территорию этноса никто не посягает, он может перейти в состояние гомеостаза – равновесия с окружающей средой. Но на практике агонизирующую цивилизацию поглощают ее энергичные потомки или соседи, иногда оставляя, в качестве своеобразного мемориала предшественников, небольшую группу хранителей этнического наследия. В наше время народы, находящиеся в гомеостазе, равно как и в мемориальной фазе, кроме нескольких миниатюрных островных стран включены в состав государственных образований активных наций.

В отличие от еще мучающегося имперскими амбициями нашего северо-восточного соседа, большинство западноевропейских наций сейчас уже весьма пожилые. Они возникли в X – XI вв. на развалинах империи Каролингов – итога развития, подмявшего в свое время под себя Западную Римскую империю, древнегерманского этноса. В «генотипе» известных нам народов Западной Европы было заложено городское самоуправление, священность института частной собственности и христианский мистицизм в сочетании с определенной преемственностью по отношению к античной культуре. Бурной юностью западноевропейцев были Крестовые походы, а эпохи Ренессанса и Просвещения ознаменовали наступление зрелости. Дополнительную энергетику Западной Европе дали великие географические открытия, позволившие получить поток необходимых для начала индустриализации ресурсов в XVI – XVIII вв. Но уже в XVIII веке свои позиции стали терять нации, имевшие в своей структуре наибольшую долю древнего романского этноса – португальцы, испанцы, итальянцы. Дольше всего продержалась на вершине относительно молодая британская нация. В целом же колонии и достижения научно-технического прогресса позволили западноевропейцам вплоть до начала XX в. сохранять мировое лидерство.

Однако стремление к спокойной жизни постепенно начинает превалировать над экспансионизмом. На этом фоне своеобразной аномалией конца XIX – первой половины XX веков стали «энергетические выбросы» Германии. Слишком поздно объединившись в одну нацию, немцы не смогли сразу дать мирный выход накопившемуся за несколько веков потенциалу. Им хотелось быстро наверстать упущенное и потребовалось истребление двух поколений пассионариев, чтобы жизнь Западной Европы стала окончательно умировотворенной. XXI век – период заметного энергетического увядания Европы. «Комфорт превыше всего» становится всеобщим негласным лозунгом. Для сохранения покоя множество западноевропейских семей даже не хотят иметь детей. Все более популярна идея индивидуализма личности со вкусом проживающей богатства, накопленные предыдущими поколениями. Легализуются наркотики, проституция, гомосексуализм, а число новаторов стремительно падает. Проводя аналогию с возрастом человека, большинству нынешних западноевропейских стран сейчас 65–67 и более лет, что соответствует периоду обскурации, итогом которого является деградация и упадок. Старые нации пытаются спастись от одряхления, привычно используя «свежую кровь» из бывших колоний. Но уже идет отторжение. Вливающиеся иммигранты помогают поддержать на необходимом уровне производственный и научный потенциал, но, во все более значительной мере, не растворяются в принявшем их этносе, а образуют собственные культурные анклавы. Включение в ЕС нескольких более молодых наций Восточной Европы и Турции может продлить период относительного процветания Европы еще на век–два. В этих условиях ведутся рассуждения о «мультикультурности», но никакие принципиальные шаги к изменению ситуации не предпринимаются. С большой достоверностью можно прогнозировать, что к XXІІ–XXІІI вв. известные нам европейские нации как таковые сойдут на нет, уступив, место неким новым общностям людей, которых уже трудно будет определенно назвать голландцами, немцами или французами, подобно тому, как трудно было считать «сынами Рима» варваров, получавших гражданство по эдиктам поздних римских императоров.

Основным черноморским соседом Украины является остаток Оттоманской империи – Турция. Нация турков-сельджуков возникла территории на Турана, куда бежал от врагов их «отцовский» этнос – алтайские огузы. Приняв в Х веке ислам, их потомки начали искать свое место под солнцем и нашли его на территории одряхлевшей к тому времени Византийской империи. Доведя до конца разгром басилевсов, который не смогли осуществить растратившие к тому времени импульс пассионарности арабы, турки на пике могущества контролировали Восточное Средиземноморье и Черноморский бассейн. Ныне же их ареал сократился до территории, которую к моменту их прихода занимала Византия. По возрасту турецкая нация не на много моложе западноевропейских – по человеческим меркам ее возраст приближается к 60 годам. Она еще способна осуществить несколько крупных программ развития, но они, скорее всего, будут направлены на развитие инфраструктуры – т.е. обеспечение комфортной старости нации.

Кроме территориально близких народов, на Украину влияют и, по-видимому, и в будущем будут серьезно влиять ряд удаленных, но мощных наций.

Североамериканский этнос – один из них. Временем зарождения американской нации можно считать начало массовой эмиграции британских пуритан с 20-х гг. XVII в., а завершением инкубационного периода – провозглашение Декларации независимости в 1776 г. Заложенная «отцами-основателями» программа развития США предполагала «ясное предначертание» освоения континента и переустройство мира на основе принципов свободного предпринимательства. Возможности Нового Света привлекли в Америку десятки миллионов пассионариев со всего мира, которые в невиданно короткие сроки подняли пустынную страну на вершину мирового могущества. Однако, хотя в начале XXІ в. США – единственная сверхдержава, следующие один за другим кризисы показывают, что с точки зрения этнической энергетики она практически достигла своего пика. По Л. Н. Гумилеву, почти 400-летняя американская нация подходит к акматической фазе или «перегреву». Впрочем, огромные ресурсы и достижения НТР могут обеспечить на том уровне, к которому вышли Соединенные Штаты, еще немало дающих радость успеха небольших подъемов. Америка еще долго может подпитываться, приглашая к себе со всего мира наиболее перспективных ученых, инженеров-изобретателей, предприимчивую и энергичную молодежь. Для этого уже сейчас действуют тысячи разнообразных программ. Можно прогнозировать, что, по крайней мере, еще пять–шесть веков США будут играть важную роль в мировом сообществе. Серьезный потенциал североамериканскому этносу может добавить более тесный экономический и политический союз Соединенных Штатов с более молодой и обильной ресурсами Канадой. Напротив, интеграция с относительно старшей Мексикой, экономические, межрасовые и военные потрясения могут привести к расколу США и сократят срок жизни этого мирового гиганта.

Еще более молодым и энергичным, чем североамериканский, является этнос современного Китая.

Безусловно, в мировом развитии сыграют свою роль и, соответственно, будут влиять на Украину и другие макро-регионы: еще более молодая, чем современный Китай, новая Индия, часть переживающего нефтяной декаданс Арабского мира, не утратившие перспективу гиганты Латинской Америки, «молодые тигры» Юго-Восточной Азии, Австралия, Япония, только возникающие нации ряда регионов Африки и ждущая нового перерождения Средняя Азия. Однако формат статьи заставляет нас быстрее перейти от нашего окружения к собственно Украине.

Судьба народа казаков
Украинцы, как нация, зародились в XIV–XV вв. Тогда когда на пограничные, и опасные, с точки зрения вторжения соседних держав, а посему малонаселенные, земли Дикого Поля начали бежать недовольные притеснениями на родине активные люди. Реперной точкой завершения инкубационного периода в развитии нового народа можно считать строительство, в 1552 г. Дмитрием Вишневецким по прозвищу Байда крепости на острове Малая Хортица. Вишнивецкий мечтал о создании в Поднепровье собственного королевства, но вышло так, что его замок стал основой чего-то принципиально иного – первой Сечи. Здесь люди «длинной воли» из Московского царства, Речи Посполитой, Крымского ханства, Молдавии, Кавказа смешались с остатками уцелевшего после ордынского периода населения, образовав молодую и невероятно активную нацию казаков. Этот народ, иногда вступая в союзы с соседями, а чаще саблей, отстаивал право на свое жизненное пространство. В поисках места приложения сил казаки шли на юг и восток, строя городки в плавнях рек, впадающих в моря. Правители устоявшихся государств пытались бороться с этими людьми, когда те занимались разбоем, но чаще, не имея возможности справиться с ними, договаривались, чтобы использовать их безудержную храбрость и военную доблесть в войнах с соседями, освоении новых земель или охране рубежей.

В генотипе рождающейся нации была заложена, перелицованная на христианский манер из древнего волховства народная вера, ориентированная на быстрый успех предприимчивость и анархическая вольница, когда каждая ватага признавала над собой только власть выборного атамана и то исключительно в военное время. Тех, кто пробовал захватить верховную, гетманскую власть, как правило, не любили, предпочитая если кого-то и видеть над собой, так только Бога или почти такого же далекого как Всевышний, государя (особенно если тот щедро платил и многого не требовал). Особое положение привело к тому, что казаки везде считали себя главной, титульной нацией. За «рыцарями» тянулись земледельцы и ремесленники. В результате, пытаясь ввести крепостное право в Украине, польские помещики столкнулись с практически непрерывной чередой кровавых народных восстаний.

Тем не менее, можно сказать, что в концу XVIII в. бурная юность украинства осталась позади. Пассионарная энергия уменьшилась, в том числе и за счет того, что наиболее энергичные выходцы из Украины вливались в петербургскую элиту, став полководцами и политическими деятелями, творцами общеимперской культуры. Много активных людей к этому времени предпочли сосредоточить свои усилия на предпринимательском, научном и просветительском поприщах. Вместе с Российской империей второй половины XIX – начала XX вв. и послевоенным Советским Союзом Украина пережила наибольший за свою историю экономический подъем. Тем тяжелее переживается нынешний спад, вызванный разрушением старых и слабостью новых социально-экономических связей.

С точки зрения энергетики Украина конца XX-го начала XXI в. – явный переросток. Она похожа на молодого человека, которого слишком долго держали под родительской опекой и он, наконец, получив самостоятельность, никак не может «дать себе лад», хватаясь то за одно, то за другое, и, как правило, не доводя ничего «до ума». Возможно, если бы удалось получить независимость в конце XIX века или в начале XX, как оно первоначально исторически складывалось, к настоящему времени мы бы могли иметь вполне устоявшееся государство с не разоренными, а представленными в качестве «голубых фишек» на мировых финансовых рынках промышленными гигантами, землей, заботливо возделанной зажиточными хуторянами и, взращивающей потенциал старых школ наукой. 1500 исторических имений и замков не стояли бы в руинах, а были бы превращены во всемирно известные музеи, и меценаты, подобные Терещенкам и Ханенкам, продолжали бы спонсировать пополнение художественных галерей и проведение культурных акций. В этом плане показателен пример финнов и греков, получивших независимость примерно в то же время и сумевших за столетие построить государства с высоким уровнем жизни, несмотря на куда более скудные, по сравнению с Украиной, ресурсы.

Тем более нам грешно не использовать подаренные судьбой и усилиями предков возможности.

Ориентиры на будущее
Какова же должна быть стратегия развития Украины исходя из положений пассионарной теории?

Главное, что есть в Украине – это ее народ, который хоть и несколько сократился, вследствие потрясений двух последних десятилетий, но все еще остается одним из самых многочисленных в Европе. Украинская нация из-за малой иммиграции в страну достаточно монолитна по своему составу и в этом плане ныне она, пожалуй, наиболее европейская из стран континента. С точки зрения энергетики, украинский этнос все еще может считаться молодым, что разительно выделяет его на фоне стареющей великорусской нации, пожилой Турции и вовсе дряхлых народов Западной Европы. Это понятно уже по тому факту, что даже небольшое улучшение экономического положения в Украине в первые несколько лет XXI века дало заметный всплеск рождаемости. Поэтому можно рассчитывать, что политика, направленная на повышение жизненного уровня населения, реорганизация здравоохранения и популяризация здорового образа жизни позволят быстро восстановить численность коренного населения.

Народ Украины имеет неплохой уровень образования, и значительный творческий потенциал, о чем свидетельствовал, до недавнего времени, самый большой в мире уровень числа изобретений на душу населения. Однако если не обеспечить активную молодежь хорошо оплачиваемой работой и доступными кредитами на жилье, она покинет страну в поисках лучших мест приложения своих сил. Россия, Западная Европа, Северная Америка с удовольствием примут наших пассионариев и, большинство из них, скорее всего, уже не вернутся на родину.

Пассионарная теория говорит, что для успешного развития этноса необходимы разнообразные природные ресурсы. Конечно, можно пользоваться сырьевыми источниками других стран, продавая им в обмен высокотехнологичную продукцию или заниматься ростовщичеством, как это делают Япония, Сингапур или Швейцария. Но в долгосрочной перспективе такая позиция уязвима. Ресурсы желательно иметь собственные, чтобы в случае необходимости нация могла нормально жить и в автономном режиме. В этом плане у нашей страны все в порядке. На долю каждого гражданина Украины приходятся огромные сельскохозяйственные угодья, а водные ресурсы, при правильном распределении, способны покрыть все потребности в воде. Есть леса, горы, теплые моря, необходимые для экономики полезные ископаемые. Считается, что не хватает нефти и газа. Но это лишь потому, что мы выработали верхние пласты их залегания и практически не занимаемся глубоким бурением, а также разработкой шельфа.

Другое дело, что надо заниматься не распродажей этих богатств, а их глубокой переработкой. Для этого надо дать серьезные льготы тем, кто создает в Украине высокотехнологичные производства. В этом случае страна имеет хорошие шансы, как это было во времена СССР, стать одной из ведущих «мастерских мира» и крупным центром прикладной науки. Нам трудно тягаться с Восточной Азией в плане производства сверхдешевых товаров массового потребления. Но ничего не мешает пойти, например, по пути Швеции, которая, как сказал ее премьер-министр «была бедной страной, пока не научилась делать дорогие вещи» – т.е. специализироваться на эксклюзивных, высококачественных, наукоемких товарах и услугах. Надо только не распыляться, а определиться со сферами в мировом распределении труда, в которых мы можем занять лидирующие позиции и направить туда ресурсы в объемах, достаточных, для того, чтобы никто не мог с нами в этой сфере тягаться на равных.

Время бросает нам новые вызовы: от необходимости создания современных транспортных и информационных сетей, перехода на собственные экологически чистые и возобновляемые источники энергии до формирования гражданского общества и смены парадигмы социального обеспечения. Без решения этих и многих других вопросов о настоящей независимости молодой Украины говорить не приходиться. Сейчас стране сложно получить быстрое развитие без иностранных инвестиций, но госполитика должна строиться таким образом, чтобы они были направлены не на скупку уже существующих заводов, и не на сферу торговли или сервиса (банковского, страхового, медийного и т.д.), а на создание новых производств. Необходимо дать возможность творческим силам народа реализоваться на пользу стране, а не передавать наших людей в финансовую и идеологическую кабалу иностранцам, т.е., планируя тактически шаги, нужно думать и на перспективу.

В стареющей Европе молодой и энергичный народ, который сумеет обустроить собственную землю, сделав ее чистой и изобильной, наверняка привлечет силы и ресурсы. Когда Украина провозгласила независимость, западные аналитики, учитывая ее потенциал, прогнозировали, что скоро европейцы привыкнут есть украинских хлеб, овощи, ягоды и мясо, носить одежду пошитую здесь, пользоваться машинами и электроникой, произведенной на ее территории, петь украинские песни и делать туры по ее отреставрированным историческим городам и уютным селениям, среди прекрасной природы. В XIX веке немцы и французы ехали в наши края на ПМЖ. В XX столетии множество россиян мечтали на пенсии жить в Украине. Учитывая надвигающиеся на эти страны социальные, климатические и политические проблемы, ситуация может повториться.

Нам надо четко определиться с задачами, начать работать, и тех, кто станет помогать, будет больше, чем мешающих. Мой австралийский коллега – видный аналитик мировой истории Энтони Харвей, – недавно, во время своего очередного приезда в Украину сказал: «В успешности развитии Украины – надежда всей белой расы. Пройдет немного времени и Ваша земля может стать мостом между уходящей эпохой и новым временем».
Олег ОЛЬХОВИКОВисточник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх