,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Потреблятство
0
Читая воспоминания революционера Ивана Бабушкина, я обратил внимание на любопытный факт. В 1894 – 96 годах, которые описывал Бабушкин, в ходе забастовок рабочих происходили стихийные массовые беспорядки. Гнев рабочих с первобытной мощью вырывался на поверхность. Рабочие громили заводские конторы, били мастеров, сжигали заводские магазины. Социал-демократы пытались предотвратить эти стихийные бунты, но это не всегда получалось. Власти в те годы действовали привычно: вызывались жандармы, солдаты… Не было только одного – не было массовых избиений рабочих. власть пыталась с ними договориться. Хозяева заводов часто шли на значительные уступки рабочим, их, как маленьких детей, уговаривали, просили успокоиться. Все, как правило, заканчивалось арестом заводил, которых через трое суток выпускали. Конечно, к профессиональным революционерам власть была не настолько благосклонна – их арестовывали, судили и ссылали.
Однако, спустя каких-то 7 – 8 лет, в начале ХХ века, власть для подавления рабочих выступлений уже использовала спецназ того времени – казаков, которые с садистским удовольствием без разбора забивали нагайками насмерть и мужчин, и женщин, и детей. Можно подумать, что это был ответ на развивающееся революционное движение. И это действительно так и было. Но, я уверен, что и в начале ХХ века во власти были грамотные, умные люди, которые не могли не понимать, что насилие будет вызывать лишь усиление насилия с обратной стороны. Были такие люди. Они пытались обуздать жестокость солдат и казаков. Но ничего у них не получалось. Можно допустить, что казакам отдавали приказ убивать демонстрантов. Но любой современный психолог скажет, что приказ снимает далеко не все психологические тормоза. Чтобы убить неизвестную женщину – демонстрантку, нужно ненавидеть ее. Нужен другой, эмоционально окрашенный субъективной ненавистью вид агрессии. Обычным приказом вызвать такую агрессию невозможно. Для ее порождения нужна внутренняя причина. Фронтовики очень хорошо знают это состояние. Гибель родных, друзей порождает ни с чем несравнимую вспышку ненависти. А казаки хоть и считали рабочих быдлом, но лично каждому из них рабочие ничего плохого не сделали. Однако агрессия, порой доходящая до лютости, присутствовала.
Теперь перенесемся в наше время. Обратите внимание, как действует ОМОН или «Беркут» - демонстрантам, участвовавшим в «Марше несогласных» в Нижнем Новгороде и Питере, пробивали головы, ломали руки и ноги. На стадионе в Киеве «Беркуты» избивали дубинами 17-летних пацанов. Допустить, что слабые, залитые пивом подростки оказывали яростное сопротивление обученным, одетым в броню и шлемы ментам, я не могу. Не было этого. Но необусловленная внутренними причинами агрессия ментов присутствовала. Вспомним, как пытают в РОВД беззащитных задержанных…и можно твердо сказать – да, мы имеем дело именно с немотивированной агрессией.
Но немотивированная она только на первый взгляд. Причин для ее возникновения несколько. Это, что касается силовых структур государства.
Но такая, немотивированная с виду агрессия наблюдается и в гуще народных масс. Это хорошо заметно по характеру преступности. Общество захлестнула волна бытовых убийств. На почве пьянства, наркомании и тривиальных бытовых неурядиц люди убивают друг друга – своих детей, жен и мужей. На первый взгляд – эта агрессия бессмысленна, но причина есть. И действует она одинаково и на демонстрантов, и на спецназ, и на тех, кто этот спецназ послал.
Многие ломают голову над тем, как товарное производство и товарно-денежные отношения могут порождать идеологию? Но они порождают даже не одну, а несколько идеологий: от махрового фашизма и нацизма до мягкого, на первый взгляд, либерализма. Следует отметить, что поскольку при социализме еще есть товарно-денежные отношения, то и все эти идеологии присутствуют в нем настолько, насколько сохранены товарно-денежные отношения.
Большинство населения мало что понимает во всех этих идеологиях, но еще меньше понимает оно, что под воздействием этих самых товарно-денежных отношений все мы попали в страшную западню под названием – потребительство и стяжательство, очень остроумно названную некоторыми аналитиками и политологами – потреблятством.
Потреблятство – это спутник любых товарно-денежных отношений. Но лишь при капитализме потреблятство приобрело формы психологического заболевания. В эпоху глобализма потреблятство гипертрофировалось, и сейчас им пользуются не только как идеологией капитализма, но и как инструментом для управления массами.
Несмотря на то, что потреблятство является самой примитивной идеологией, какую породил капитализм (с ней по примитивизму не может сравниться даже нацизм – идеология для громил и дебилов), она сильна именно своей массовостью. Однако именно в этом примитивизме кроется смертельная опасность для физического и психического здоровья всего человечества. Именно эта идеология породила новый вид человека – человек потребляющий, и, соответственно, новый тип человеческих отношений, основанных на потреблении людьми друг друга.
В обществе, живущем по идеологии потреблятства, не нужны умные, способные к анализу творческие люди. В таком обществе успешными оказываются только порок, тупость и жадность, а так же умение урвать и потребить больше чем другие.
На мой взгляд, существует два вида потреблятства.
1) Взаимодействие человек – товар.
Примеры этого вида потреблятства мы видим на каждом шагу. Разбухшие от обилия товаров супермаркеты, шопы и рынки. Толпы мальчиков и девочек в белых рубашках и галстуках, которые бродят по улицам городов и навязчиво предлагают всякие, мало кому нужные, товары. Засилье рекламы на радио и телевидении. Вследствие этой потребительской вакханалии появилась масса психически нездоровых людей, покупающих то, что им совсем не нужно. Они гордятся карточками, обеспечивающими скидку при покупке, они под воздействием рекламы начинают менять новые вещи на еще более новые, а потому и престижные. Этот процесс мог бы длиться до бесконечности, если б не такая закономерность капитализма, как кризис.
В совершенно извращенном виде начала проявляться такая психологическая особенность, присущая некоторым людям, как склонность к соревнованию. Люди стали соревноваться в том, кто больше потребит, выставляя свои «достижения» на ярмарке потребительского тщеславия. Они соревнуются между собой в качестве ремонта квартир. Они хвастаются друг перед другом гламурностью своей утвари. Они покупают вещи, которыми никогда, возможно, не будут пользоваться, только потому, что такие же есть у друзей, знакомых и родных. Именно на почве потреблятства начался психоз коллекционирования различных видов и групп товаров. Коллекционируются квартиры, машины, туфли – все, что угодно, лишь бы, выставив на показ свое материальное благополучие, доказать свое превосходство над окружающими.
Государственная и частная банковская политика поощряет это сумасшествие. Выдаются беззалоговые и беспроцентные кредиты. Люди, над которыми господствует потреблятство, добровольно загоняют себя в финансовую кабалу, и реклама призвана постоянно держать это ненормальное влечение в возбужденном состоянии. Чтобы удовлетворить свои потреблятские запросы, люди в погоне за деньгами хватаются за любую работу, утрачивая полностью понятия чести, совести и достоинства. Сняты все моральные ограничения – сейчас нет плохой или недостойной работы – проституция, киллерство, торговля наркотиками, работорговля, предательство, ложь и подлость – все хорошо, лишь бы потреблять можно было вдоволь. Люди перестали интересоваться, чем либо кроме зарабатывания денег. Фраза: «заработать деньги» в разных контекстах – теперь гвоздь любого разговора.
Но помимо этого вида потреблятства есть еще более страшная разновидность этого психического заболевания…
2) Взаимодействие человек – человек.
Здесь во всю работают те же психологические пружины, что и во взаимодействии человек – товар. Свою жуткую роль играет в этом и социальное соревнование. Многие хватаются за голову, наблюдая жуткий разврат во всех областях жизни и возведение принципов полнейшей аморальности в общепринятую норму.
Девочки и мальчики начинают половую жизнь в 11 – 14 лет. Поначалу, может, и совершенно бескорыстно, просто, чтобы, согласно правилам социального соревнования, быть, как все. Прослыть «белой вороной» никто не хочет. Однако занятие сексом в таком возрасте стремительно и безвозвратно разрушает психику детей. И они очень скоро начинают понимать, что своим телом можно еще и зарабатывать деньги, чтобы казаться круче всех. И попадают в лапы предприимчивых дельцов – сутенеров. Такое прекрасное и возвышенное чувство, как любовь, превращается в банальное потребление тел друг друга, осуществляемое по сходной цене.
Так же люди начинают коллекционировать друг друга, как туфли. Те, кто преуспел в зарабатывании денег, окружают себя многочисленной охраной и прислугой – это коллекционирование рабов. Кто-то коллекционирует любовников и любовниц, хотя, как правило, физиологической потребности в этом нет. Понятие «любовь» превратилось в миф, деградировало понятие «дружбы» и «семьи».
И беда в том, что процесс психологического разложения захватывает не только богатых и власть имущих. В неимущих слоях происходит то же самое. Мужчины не любят, а потребляют женщин, из последних сил пытаясь заработать как можно больше денег, чтобы казаться богатыми и респектабельными и завести их себе, как можно больше. Они содержат любовниц, меняют, как перчатки, жен и впоследствии, когда понимают, что угнаться за «красивой», постоянно рекламируемой жизнью им все равно не удастся, что потребить столько, сколько предписывают правила потреблятского тона, они не в состоянии, - либо спиваются, либо кончают жизнь самоубийством. Женщины в вопросах не любви, а потребления мужчин не отстают: открытая проституция, погоня за богатыми мужьями и любовниками… Те, чьи поиски объекта для выкачки с него денег не увенчались успехом, либо считают, себя глубоко несчастными, либо спиваются. Дети превратились в ненужную обузу, лишнюю статью расходов, в досадное недоразумение, мешающее служить культу потреблятства. На этой почве многие матери убивают своих новорожденных младенцев.
Психическая болезнь потреблятства разрушает жизнь изнутри.
Но физическая и моральная деградация людей – только одна из сторон этой дьявольской медали.
Люди, большей частью подсознательно, чувствуют, что что-то в их жизни происходит не так, что это какая-то неправильная не настоящая жизнь. Так рождается смутный, неосознанный протест против культа потреблятства. Проявляется он во вспышках якобы ничем не мотивированной агрессии. Товарно-денежные отношения порождают того демона, который, отлично служит их гибели.
Этот демон начинает взрывать отношения везде, как в частном, так и в глобальном масштабе, круша семьи, дружбы, порождая вражду между нациями, странами и континентами. Все ненавидят всех, все начинают воевать со всеми.
Психоагрессия в глобальном масштабе, порожденная обусловленной капитализмом постоянной борьбой за место под солнцем, за ресурсы, за рынки сбыта, за то, чтобы больше потребить, урвать, заграбастать, образовывает взрывоопасный коктейль, и его ядовитые испарения обволакивают всю планету. Следствия поражения этими миазмами товарно-денежных отношений проявляются и на межгосударственном уровне в виде бесконечной вереницы войн, и на бытовом – в виде бессмысленных убийств, вражды, насилия, пыток и т.д., а так же саморазрушения или же самоуничтожения. Фашизация общественной жизни, волна самоубийств, пьянства, наркомании, захлестнувшая планету, - яркое тому подтверждение.
Сейчас уже смело можно сказать, что капитализм как глобальная стадия товарно-денежных отношений порождает не только экономические кризисы. Он еще порождает тотальный экологический кризис, свидетельствующий о разрушении нашей планеты, а так же кризис психический, разрушающий каждого человека в отдельности и человечество в целом. Все виды этого тотального, можно сказать, апкаллиптического кризиса взаимообусловлены и тесно связаны между собой посредством породившего их способа производства.
У людей, барахтающихся в этом тотальном кризисе, ко всем выше перечисленным «прелестям» на уровне глубинных слоев подсознания включаются древние животные инстинкты самосохранения. Животные, чувствуя угрозу своему существованию как биологическому виду, начинают усиленно размножаться, при этом стремятся уйти из местности, условия жизни в которой стали для них опасны. Это обычный для животных инстинкт сохранения вида. Сейчас, можно заметить, человек стал вести себя точно так же. Являясь, с одной стороны, неотъемлемой частью природы, люди чувствуют приближение надвигающейся катастрофы, которую, к слову, сами и приближают. А с другой – они продукты общественного развития – их инстинкты опосредованы множеством общественных связей и общепринятых стереотипов. Потому, особенно в странах, где сильно развит культ потреблятства, инстинкт усиленного размножения в период опасности роду трансформируется в ничем несдерживаемый разврат, разрушающее психику неуемное желание все время заниматься сексом, т.е. потреблять друг друга. Однако, чем больше люди потребляют друг друга в этом смысле, тем больше падает рождаемость.
Все, выше описанные процессы, взаимодействуя и усиливая действие друг друга, ведут к катастрофическому накоплению в людях и обществе агрессивной психоэнергии. Из физики известно, что происходит, когда энергетический потенциал начинает превышать свою критическую массу – скопившаяся энергия стремительно начинает превращаться в кинетическую. В приложении к общественным процессам это означает социальный взрыв. Этнические, религиозные и социальные войны помимо экономических причин имеют и психологические как следствия действия тех же экономических причин. Эти мотивы действуют и в мировых войнах, проявляясь в массовых психозах на мировоззренческой почве.
Внимательно взглянув в историю, мы можем наблюдать, как периодически проявлялись эти массовые психозы, когда безграничная жажда потребления выливалась в дикий разврат, обжорство, пьянство и полнейшую разнузданность. О подобном разложении общества можно прочесть в Библии и других древнейших источниках. Вспомним истории о Содоме и Гоморре, Вавилоне, о падении Древней Греции и Рима.
Библейские города были уничтожены не «божественным огнем», как пишется в Библии. Люди там сами себя саморазрушили, а потом пришли завоеватели, не зараженные массовым психозом потреблятства, и покорили эти территории. Фаланги Александра Македонского уничтожили развращенный Вавилон. Легионы молодого Рима захватили погрязшую в пороках Грецию и разрушили зажравшийся Карфаген. Затем, в свою очередь, разлагающийся среди хлеба и зрелищ Рим пал под ударами свободолюбивых германских племен.
Очень красочно массовый психоз потреблятства, вспыхнувший в Севастополе перед Крымской войной 1854 – 56 гг., описан Станюковичем в «Морских рассказах». Такого Севастополь еще не видел: матросы пьянствовали, устраивали драки до убийств, заводили себе любовниц. В городе процветала проституция. Матроски и солдатки не отставали в этом смысле. Они становились любовницами других матросов, шли в содержанки к богатым офицерам. Подобное поведение являлось подсознательным предчувствием войны. Монахи Севастопольских монастырей твердили о «каре Господней». Но небо не обрушилось, просто началась война. И самое интересное то, что массовый психоз разврата и потреблятства сразу закончился, слетел с душ, как чуждая им шелуха. Вчерашние развратники и пьяницы показывали чудеса героизма на бастионах, а вчерашние блудницы носили под пулями и ядрами еду и воду на передовую.
Подобный массовый психоз потреблятства наблюдался перед первой и второй мировыми войнами. Многие отмечали изменение поведения как женщин, так и мужчин. Они стали более раскованными и развратными. Изменилась даже одежда, став более эксцентричной и зазывающей. А потом грянула война – гигантский выброс психоагрессии народов, в основании которого лежали экономические законы товарного производства, т.е. капитализма.
Сейчас мы наблюдаем именно этот массовый психоз потреблятства. Накал психоагрессии постепенно приближается к своей взрывной точке. Взрыв неизбежен. Но происходить он будет не одномоментно на всей планете, как думают многие. Нет! В разных странах - в разное время, в зависимости от их экономического состояния, порождающего то или иное психическое состояние народов, их населяющих.
Начало гражданской войны – это особое психическое состояние, охватывающее угнетенные и угнетающие классы. И зависит оно не только от высокого или низкого уровня материального благосостояния. Можно быть пораженным психозом потреблятства, будучи нищим (что, кстати, мы наблюдаем сейчас в Украине). Но потом все равно происходит взрыв психоагрессии.
Однако, чтоб этот взрыв стал социально направленным, чтоб он привел к классовой гражданской войне, а не к религиозной или этнической резне, необходимо наличие в обществе мощной боевой организации профессиональных революционеров, структуры которой будут достаточно разветвлены. Необходима та сила, которая словом, а, главное, делом покажет, где и кто враг, что надо делать, чтоб вырваться из этого порочного круга, который неминуемо всегда заканчивается массовым психозом потреблятства, а затем взрывом психоагрессии.
Только после победы социалистической революции возможна поступательная ликвидация товарного производства и товарно-денежных отношений со всеми их производными, трансформация всего жизненного уклада в новый, основанный совершенно на иных принципах, которые позволят перейти от производства прибыли и производства ради производства, к производству ради человека и производству человека.
В противном случае после очередного взрыва психоагрессии все вернется на круги своя, а, может, просто перестанет быть в объятиях вечной ядерной зимы.

Андрей Яковенко политзаключенный
ССЫЛКА



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх