,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Война цивилизаций Столкновение неизбежно, если люди не поймут друг друга
0
Война цивилизаций
Столкновение неизбежно, если люди не поймут друг друга
Сэмюэль ХАНТИНГТОН "Нью-Йорк таймс" 6—19 июля 1993 года (США)
Различия между цивилизациями будут приобретать все большее значение. Основные конфликты уже происходят вдоль границ, их разделяющих, и следующая мировая война, если ей суждено случиться, станет войной между цивилизациями. Люди Запада привыкли думать о национальных государствах как главных действующих лицах в мировых делах. Но так обстоит дело только несколько последних столетий. В более широких временных пределах история выступает как история цивилизаций. К этому возвращается мир.

Цивилизационная идентификация будет приобретать все большее значение, и мир в значительной степени будет формироваться в результате взаимодействия семи или восьми главных цивилизаций. Это: западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, славянско-православная, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации.

Основные и наиболее кровавые столкновения будут происходить вдоль границ, разделяющих эти культуры. Линии разлома между цивилизациями станут линиями фронта будущего. Почему? Во-первых, различия между цивилизациями глубинны, они проявляются в истории, языке, культуре, традиции и, что наиболее важно, в религии. В разных цивилизациях существуют разные взгляды на отношения между Богом и человеком, гражданином и государством, родителями и детьми, свободой и властью, равенством и подчинением. Эти различия — продукт столетий. Они не скоро исчезнут.

Во-вторых, мир становится меньше, теснее. Усиливается взаимодействие между людьми различных цивилизаций. Эти взаимодействия усиливают цивилизационное самосознание — обостряется понимание различий между цивилизациями и сообществами внутри них. К примеру, американцы негативнее относятся к японским капиталовложениям, чем к более крупным капиталовложениям Канады и европейских стран.

В-третьих, экономические и социальные перемены разделяют людей, принадлежащих к давно сложившимся местным сообществам. В большей части мира эти бреши заполняет религия, зачастую в форме таких движений, которые мы называем фундаменталистскими. Такие движения возникли в западном христианстве, иудаизме, буддизме, индуизме и исламе. "Десекуляризация мира" стала, по выражению социолога Георга Вигеля, "одним из доминирующих социальных явлений жизни в конце XX столетия".

В-четвертых, рост цивилизационного самосознания усиливается в настоящий момент тем обстоятельством, что когда Запад находится в зените своего могущества, явление, которое можно назвать "возвращением к корням", наблюдается среди незападных цивилизаций — "азианизация" в Японии, исчерпание наследия Неру и "индуизация" в Индии, крах западных социалистических и националистических идей и отсюда "реисламизация" Ближнего Востока, а также сегодняшние дебаты между западничеством и русофильством в России. Еще более важно то, что усилия Запада утвердить свои демократические ценности и либерализм в качестве ценностей универсальных, а также сохранить свое военное превосходство и расширить сферу экономических интересов порождает ответную реакцию других цивилизаций. Центральная ось мировой политики, вероятно, выразится в конфликте между "Западом и прочим миром", в противостоянии незападных цивилизаций мощи и ценностям Запада. Наиболее выразительный пример антизападного союза — совместный вызов западной мощи и ценностям со стороны конфуцианских и исламских стран.

В-пятых, культурные характеристики и различия менее изменчивы и потому труднее примиримы и разрешимы, чем политические и экономические. В бывшем Советском Союзе коммунисты могут стать демократами, богатые — бедными, бедные — богатыми, но русские не могут стать эстонцами. Человек может быть наполовину французом и наполовину арабом и даже гражданином двух государств. Труднее, если вообще это возможно, быть наполовину католиком и наполовину мусульманином.

И наконец, усиливается экономический регионализм. Успешный экономический регионализм будет усиливать цивилизационное самосознание. С другой стороны, экономический регионализм может быть успешным, только если он ускорен общей цивилизацией. Европейское сообщество покоится на общем фундаменте европейской культуры и западного христианства. Напротив, Япония сталкивается с трудностями в попытке создать сравнимое экономическое сообщество в Восточной Азии, поскольку японское общество и цивилизация уникальны. По мере исчезновения идеологического разделения Европы вновь возникает ее культурное разделение на западное христианство, православное христианство и ислам.

Конфликт, происходящий вдоль линии разлома между западной и исламской цивилизациями, насчитывает 1300 лет. Многовековое военное противостояние вряд ли будет ослабевать. Другое великое антагонистическое взаимодействие арабской исламской цивилизации в истории имело место с языческими, анимистическими чернокожими народами Юга. На северной границе ислама все чаще вспыхивают конфликты между православными и мусульманскими народами. К их числу относится и кровавая резня в Боснии и Сараеве, насилие между сербами и албанцами, напряженность между болгарами и турецким меньшинством, между осетинами и ингушами, непрекращающаяся резня между армянами и азербайджанцами, напряженные отношения между мусульманами и русскими в Средней Азии.

Исторический конфликт между мусульманами и индусами на субконтиненте проявляется не только во вражде между Индией и Пакистаном, но и во все более возрастающей религиозной борьбе в Индии между все более воинственными группами индусов и довольно значительным мусульманским меньшинством. Группы стран, принадлежащих к одной цивилизации, вовлеченные в войну с народами другой цивилизации, естественно, ищут поддержки других членов своей цивилизации. Не имея возможности получать поддержку и образовывать коалиции по принципу идеологии, страны и сообщества все чаще будут искать помощи, взывая к религиозной общности и принадлежности к одной цивилизации.

По мере развития конфликтов в Персидском заливе, на Кавказе и в Боснии позиции стран и расхождения между ними определялись по цивилизационным границам. Политики-популисты, религиозные лидеры и средства массовой информации нашли в них мощное орудие пробуждения массовой поддержки и давления на колеблющиеся правительства. В грядущие годы имеют наибольшие шансы вылиться в крупные войны те местные конфликты, которые развиваются вдоль линий разлома между цивилизациями, как это имеет место в Боснии и на Кавказе. Следующая война, если ей суждено быть, станет войной между цивилизациями.

Если эти гипотезы справедливы, нужно понять их воздействие на политику Запада. Такое воздействие надо разделить на краткосрочные выгоды и долговременные преимущества. В обозримое время ясно, что в интересах Запада развивать сотрудничество и единение внутри собственной цивилизации, особенно между ее европейскими и североамериканскими компонентами; инкорпорировать в сферу Запада те общества Латинской Америки и Восточной Европы, чьи культуры близки западной; поддерживать те группы внутри других цивилизаций, которые симпатизируют западным ценностям и интересам; усиливать международные институты, которые разделяют западные ценности и интересы и обеспечивают их легитимность. При этом Запад должен ограничить продвижение военных средств в потенциально враждебные цивилизации, особенно конфуцианские и исламские, использовать противоречия и конфликты между конфуцианскими и исламскими государствами. Это потребует более сдержанного сокращения военной мощи Запада и поддержания прежде всего военного превосходства Америки в Восточной и Юго-Восточной Азии. В долгосрочном плане потребуются иные меры. Западная цивилизация современна.

Незападные цивилизации пытаются модернизироваться, не превращаясь в западную. Сегодня в этом преуспела только Япония. Незападные цивилизации будут по-прежнему пытаться приобрести богатство, технологию, мастерство, машины и вооружение, составляющие частично само понятие современности. Они будут пытаться примирить эту современность со своими традиционными ценностями и культурой. Их военная и экономическая сила будет расти. Поэтому Западу придется во все большей мере приспосабливаться к этим незападным современным цивилизациям...



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх