,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Прощай, сало?
  • 16 сентября 2009 |
  • 16:09 |
  • BROVKO |
  • Просмотров: 14468
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
0

Хемингуэю, пожалуй, было легче прощаться с оружием, нежели мне с салом. Ну, как же без него — стратегического украинского продукта, незаменимой закуски под «горілочку» вместе с малосольными нежинскими огурчиками?! Однако с января 2010 года любителей сала могут отлучить от ценного продукта. Именно с этой даты закон запрещает продавать на агропромышленных рынках не только его, но и мясо, необработанное молоко и домашний творог. По сути, всю животноводческую продукцию, произведенную на крестьянских подворьях.

Отодвинуть эту «перспективу» вознамерился Государственный комитет Украины по регуляторной политике и предпринимательству, инициировав проект закона Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О безопасности и качестве пищевых продуктов». 19 августа законопроект был одобрен правительством, а если его поддержит и ВР, мы будем с салом вплоть до 2015 года. А дальше?

Когда в 2005 году депутаты голосовали за изменения к Закону «О безопасности и качестве пищевых продуктов», они и думать не думали, что подводят под нож всю живность частного сектора, а потребите­лей оставляют полуголодными. Тогда Украина торопилась в ВТО. Наш полпред, ВТОшник Валерий Пятницкий рисовал для отечественного АПК столь радужные перспективы, что хотелось бегом бежать в эту организацию. А после того, как радостно хлопнули в ладоши «Гоп-стоп! Мы — в ВТО!», отдышались, огляделись, то, что наподписывали-напринимали, стало вылезать боком.

Говорят, именно под давлением ВТО Украина была вынуждена пересмотреть национальное законодательство и ужесточить требования безопасности к продуктам питания животного происхождения. Поэтому в статьях 33 и 35 Закона «О безопасности и качестве пищевых продуктов» появились ограничения. Читаем: «Запрещается осуществлять убой парнокопытных и других копытных, а также убой домашней птицы и кроликов в объемах, превышающих пять голов в день, вне бойни, имеющей эксплуатационное разрешение и зарегистрированной ветеринарной службой», «запрещается реализация и оборот необработанного молока и творога домашнего производства, а также туш или частей туш парнокопытных и других копытных подворного убоя на агропродовольственных рынках».

А если я на заднем дворе стану резать каждый день по четыре бычка, и так в течение семи дней, так это уже не бойня? Да напишите вы по-человечески: хотите зарезать кабанчика для собственного потребления — смело зовите на подворье свинобойца! Животина и не пикнет от умело вогнанного в сердце шила. Опытный мастер обработает тушу паяльной лампой, разделает, зачерпнет квартой из брюха крови, опрокинет. А потом за столом со свежатиной — рюмку-вторую. И — ешьте свинину, на здоровье!

Но если вы откормили одного кабанчика для себя, а двух планируете продать на рынке как товарное мясо и сало, тогда, будьте любез­ны, везите на зарегистрированную аттестованную бойню, а оттуда с документом — за прилавок. Так же с курами, кроликами, молоком...

По-моему, эти предписания, пусть и дискриминационные, за четыре года можно было «причесать» и реализовать. Тем более что заключительные положения упомянутого закона отводили Кабмину полгода на разработку программы действий, ознакомление с этими новшествами прежде всего крестьян и нас, потребителей. Хоть кто-то занимался просветительской работой все эти годы?

Недавно Юлия Тимошенко дважды собирала представительные хуралы. Один посвятила сельской кооперации, рынкам сельскохозяйственной продукции. На втором почти то же самое выслушали головы сельских советов. Вот бы и подчеркнуть премьеру в своих выступлениях: коль уж создаете на селе закупочно-сбытовой кооператив, должны нести полную ответст­венность за качество и безопасность выращенного. Для этого составьте реестр боен, легализируйте подпольные (а таких в каждом селе — по две-три).

Кто лучше председателей сельсоветов и участковых милиционе­ров знает, на чьем дворе или в каком конце села действуют любительские убойные «цеха»? Привле­ките налоговую... Ведь с 1 января 2010 года, по закону, крестьяне уже так просто не сунутся на столичные и областные рынки. Но ведь Юлия Владимировна этого не сказала! Учитесь у Никиты Хрущева, которому принадлежит фраза «Чтобы идея овладела массами, ее нужно смазать маслом и салом». А мы салу подножку!

Проявлял активность разве что Государственный комитет ветеринарной медицины. В мае с.г. ведомство официальным письмом напомнило облгосадминистрациям: готовьтесь, коллеги! С 1 января заживем по-новому... Ясное дело, реакция регионов была негатив­ной. Более того, комитет обвинили в том, что он в кризисный период педалирует больную проблему. Тогда ветеринарное ведомст­во вместе с Госпредпринима­тельством решило внести изменения в действующее законодательство.

— Рано или поздно мы реализуем отсроченные нормы. Поскольку стремимся присоединиться к евросообществу с его довольно жесткими требованиями к продукции животноводства. Это не чья-то прихоть, это продиктовано исключительно безопасностью для здоровья человека! — объясняет Петр Вербицкий, председатель Государственного комитета ветеринарной медицины. — Но на данном этапе, в тяжелое для аграриев время, считаю, такие ограничения только ухудшат ситуацию на селе. И экономическую, и социальную.

По новым правилам, крестьянин, вырастивший скот на товарное мясо, будет резать его на бойне, которая значится в реестре и соответствует санитарно-гигиеническим нормам. На этих пунктах будет действовать и наша служба, которая сегодня проводит ветеринарно-санитарную экспертизу непосредственно на рынках. Хотя, по-моему, последний вариант надежнее, поскольку исключает подмену туши на пути от бойни к прилавку.

Об эффективности работы ветеринарной службы свидетельствует тот факт, что за полвека в Украине не зафиксирован ни один серьезный случай отравления продуктами, приобретенными на рынке. До прилавка не доходят тысячи отбракованных туш... Поверьте, никто не намерен ликвидировать на рынках мясомолочные павильо­ны, но торговать в них будут согласно европейским требованиям.

В столице на рынках в продавце редко узнаешь крестьянина: одни перекупщики! Сугубо крестьянские рынки сельхозпродукции — мечта Юлии Тимошенко — судя по темпам, вряд ли забурлят в ближайшее время в Киеве и областных центрах. Власти не торопятся устранять на этом пути посредников, расчищать прямой выход крестьян к горожанам. Боюсь, как бы не выгнали их и с райцентровских и сельских базаров!

— Кто-то думает, что речь идет о переделе убойного бизнеса. Неправда! Мы подсчитали: официальных боен достаточно, — к разговору подключается Мария Остапьюк, начальник управления ветеринарно-санитарной экспертизы и безопасности пищевых продуктов Госветмедицины. — Понимаю, трудно перестраиваться. Но давайте думать и о здоровье нации, тех, кто покупает на рынке мясо, молоко, творог...

Во Франции, например, наши коллеги прежде всего измеряют температуру мяса (и больше ничего!) и по ней классифицируют его. Потому что европейская директива 2004 года четко гласит: свежее мясо зарезанных животных после убойной экспертизы быстро охлаждается до температуры не более +7 градусов, а внутренние органы — не более трех. А у нас? Привозят с ночи парное или с температурой окружающей среды. Какой срок реализации такого мяса? Три часа! А торгуют им день-два.

Согласно номенклатуре национального стандарта Украины, существует мясо свежее, то есть пригодное для продажи и употребления. Но свежее мясо бывает охлажденное, остывшее, подмороженное и мороженное. А мы думаем, к какой категории отнести свинину или говядину с температурой +20 градусов, 18, 10... Потому что они не вписываются в действующие параметры: +6 градусов со сроком реализации 72 часа.

Специалисты государственных лабораторий на рынках могут экспресс-методом определить кислотность мяса, его органолептику, добросовестно ли хозяева спустили после убоя кровь. Чтобы сказать, какова его бактериальная чистота, нужен комплекс исследований. Но с каждым часом лежания на неохлажденном прилавке микроорганизмы только множатся.

Конечно, нужно учитывать нынешнюю финансово-экономическую ситуацию в Украине, низкий уровень проинформированности населения о нововведениях. Но затягивать решение проблемы снова на пять лет — это уже слишком. Хватит и года!

Разработчики же законопроекта «О внесении изменений в Закон Украины «О безопасности и качестве пищевых продуктов» продлили переходный период. У них — свои аргументы. И вроде бы убийственные: «...в современных условиях ограничение возможностей для сельского населения реализовывать молоко и мясо собственного производства, без сомнения, приведет к значительному ухудшению как социальной, так и финансовой ситуации в сельской местности, а также поставит под угрозу продовольственную безопасность страны и создаст реальный риск неконтролируемого роста цен на животноводческую продукцию».

А что власти сделали для облегчения участи крестьянина? Чтобы отвезти бычка или свинью на бойню, их нужно идентифицировать-зарегистрировать. Ведь так? Из-за нехватки бюджетных средств на сегодняшний день идентифицированы лишь племенные свиньи. В учетном процессе — товарное поголовье. Частники же вынуждены оплачивать услуги из собственного кармана. А поскольку денег нет, то всеобщее прокалывание ушей свиней «цыганскими сережками» отложили на год.

В сегменте крупного рогатого скота государство за бюджетные средства закупает ветеринарную карточку, паспорт и бирку. Вклад крестьянина тоже весомый — 30 гривен, в которые оценивается собственно процесс идентификации.

А теперь подсчитайте, на сколько лет растянется идентификационно-регистрационный процесс, если в крестьянских хозяйствах насчитывается свыше 4 млн. голов крупного рогатого скота, в том числе почти 2,3 млн. коров, что составляет соответственно 69,4 и 78,3% общего стада, более 5 млн. свиней? Вряд ли они пережили бы январский удар. Поэтому смягчение, к которому прибегли власти, в виде переноса запретов — это не только спасительная экономическая «подушка безопасности», но и политическая. Эффектно накануне президентских выборов казаться эдакой спасительницей крестьян. Красивый, но непрофессиональный жест.

Как и надуманное предписание в законопроекте: «Кабинету министров Украины в трехмесячный срок подготовить и утвердить план мероприятий по реализации положений части второй статьи 33 и части первой статьи 35 Закона Украины «О безопасности и качестве пищевых продуктов» с обязательным учетом международных требований и обязательств Украины». Не смешите! Можно подумать, все забросят выборы и примутся за сало...

Так что пока украинский продовольственный раритет окончательно не пожелтел под музейным стеклом, следует безотлагательно принимать адресный закон — о сале. Ведь есть у нас законы о воде, рыбе, соломе, которую нельзя сжигать... Собственно говоря, его и придумывать не нужно: 1 апреля два года назад «сальный» законопроект представили в Верховной Раде. Есть в нем и следующая статья: «Измена Салу приравнивается к государственной с соответствующей уголовной ответственностью».

А эта догма касается лично Виктора Андреевича: «Президент, чей срок пребывания в должности завершился, не имеет иммунитета в случае измены Салу...» Дело в том, что Виктор Ющенко в свое время выразил почтение этому гиперпродукту. И дал согласие на регулярное проведение «всемирного неполитического народного празд­ника украинцев» — Дня сала. С ярмарками, свиным родео, выставками... Но идея так и осталась нереализованной.

Настоящим же украинцам не к лицу жалобно причитать: «Прощай, сало!» За него нужно бороться!



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх