,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Высшее образование или лоходром?
  • 15 сентября 2009 |
  • 15:09 |
  • BROVKO |
  • Просмотров: 25920
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
0

Копий, сломанных вокруг нынешней вступительной компании, хватило бы не на одну казацкую сотню. Однако, как это всегда бывает, за дымкой плохо видно поле боя. Именно поэтому мы решили дождаться, пока все, кому повезло поступить, сядут за парты, а те, кто их принимал, поделят заработанное, когда наконец-то утихнут стенания раненых и можно будет рассмотреть диспозицию. Потому что мы предпочитаем не просто ругаться, а разбираться в вопросе с самого начала. Только так можно дойти до истины — а именно к истине стремятся писатели, впрочем, как и читатели.

Итак, попытаемся разобраться в проблемах украинского высшего образования. И начнем с главного. Точнее, с Главного с большой буквы — а кто у нас является Главным в высшем образовании? Только не говорите, что министр — министров у нас сменяют по первому женскому капризу. Нам кажется, что главным в образовании, как и везде, является потребитель — нет, не потребитель образования, а потребитель образованных кадров — заказчик, работодатель. Сколько ни учи студента, а работать ему все-таки придется, и именно работодатель решит, стоит ли платить деньги за квалификацию выпускника. Конечно, есть еще и другие Главные в этом процессе, но без работодателя образования не существует. Наше издательство, например, дает работу филологам, редакторам, журналистам, художникам, бухгалтерам, программистам, а значит, в определенной степени мы и есть Главными в отечественном высшем образовании.

Ну а сам факт осознания того, что ты Главный, заставляет задуматься. И проанализировать ситуацию. А проанализировав — ахнуть. Ведь, искренне признаемся, МЫ УЖЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НЕ ОБРАЩАЕМ ВНИМАНИЯ НА ТО, ЕСТЬ ЛИ У СОТРУДНИКА ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Не верите? Это началось давно, когда мы впервые увидели, что финансисты — выпускники престижных вузов, которые приходят устраиваться на работу, не различают активные и пассивные счета. В ответ на это нашествие невежд наш финансовый директор разработал подробный тест, и именно по его результатами мы стали принимать на работу специалистов — кстати, многие из них еще только учился на бухгалтера, часто заочно и отнюдь не в ведущих учреждениях.

Потом к нам потянулись выпускники-филологи, не владеющие пунктуацией, то есть не умеющие расставлять запятые и точки. О синтаксисе уже даже речи не идет, синтаксисом у нас не владеет подавляющее большинство работников пера. А недавние выпускники филологических факультетов в большинстве своем не умеют не только выразить мысль, но и просто соблюдать правописание. Вслед за ними пошли молодые журналисты, которые не умеют писать статьи, — дипломы у них есть, но ведь диплом в газете на напечатаешь. Обратитесь в любую редакцию, и вы услышите много любопытных историй о дремучести нынешних выпускников журфаков. Тогда мы завели правило подвергать испытанию кандидатов сначала на сдельщине — редактора, корректора, автора текстов, — не обращая никакого внимания на диплом.

С программистами, художниками — точно так же. И везде одинаковая картина: выпускники украинских вузов в большинстве своем не обладают заявленной в документах квалификацией. То есть их дипломы, как говаривали в древности, чистейшая липа.

Кстати, в последнее время все чаще звучат возмущенные голоса, что молодых специалистов, мол, неохотно принимают на работу. Причина этого понятна — кому нужен лентяй, несколько лет бивший баклуши за партой и не только ничего не научившийся, но и утративший желание что-либо делать? Однако не все так просто, ведь в нашей стране есть правительство и Верховная Рада, которые раз в четыре года искренне любят своих избирателей. И вот представьте себе, что в один прекрасный день они принимают закон, коим обязывают работодателей предоставить определенный процент мест молодым специалистам. А тем, кто игнорирует молодежь, — штраф. Похоже? Очень похоже. И именно эта опасность заставляет нас уже сегодня заявить: МЫ КАК РАБОТОДАТЕЛИ ВЫРАЖАЕМ НЕДОВЕРИЕ УКРАИНСКОЙ СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ. Потому что она не является образованием, а тем более — высшим. Как заметил наш старший брат, преподающий в нескольких вузах: сегодня диплом можно выдавать детям вместе со свидетельством о рождении. Это будет, по крайней мере, честно.

Итак, с работодателями разобрались. Но кто, кроме них, является Главным в нашей системе высшего образования? Ну, безусловно, родители, ведь если ребенок учится на контрактной основе, они напрямую оплачивают это удовольствие, а в противном случае — косвенно через свои налоги. Тут лично мы — снова на коне, потому что трое детей учатся в вузах — на четвертом, втором и на первом курсе. И снова мы — Главные.

Наши дети поочередно прошли горнило независимого тестирования и вступительной кампании, захватив даже самое начало его внедрения три года назад. И конечно, мы были искренне поражены в этом году, когда поняли, что наша дочь, несмотря на свою золотую медаль, не имеет шансов поступить туда, куда хочет. По итогам тестирования у нее чуть меньше 400 баллов — но ведь всем известна история нынешней абитуриентки, которая не смогла поступить в университет даже с 400 баллами. Поэтому на вопрос дочери «А зачем я тогда училась, зачем мне эти баллы?» мы не смогли найти ответ. Может, кто-то знает, что говорить в таких случаях, — сообщите, будем признательны.

А главное — что мы будем говорить своим младшим школьникам, как убедить их в том, что нужно учиться, если опыт старших показывает: родители врут — от оценок ничего не зависит. Вступительные кампании последних двух лет, в которых участвовали наши дети, нанесли моральную травму не только им, но и нам тоже, ведь, согласитесь, нечасто писатель не знает, что сказать. Однако, подумав, мы все-таки нашли ответ: уважаемые дети, учиться нужно для себя. Вступительная кампания в нашей стране не имеет отношения к учебе. Это не что иное, как «развод» лохов (родителей) на деньги. У Руданского этот процесс очень точно называется «людей туманить».

Технология «отуманивания» проста: родителей массово убеждают в том, что их детям непременно нужно высшее образование, иначе в зной и мороз придется работать на стройке, а тем временем счастливые обладатели дипломов будут бездельничать за компьютерами. Прицепом идет миф о так называемых престижных вузах и престижных специальностях. Вы обратили внимание, сколько учреждений сегодня учат по специальности «международная экономика»? Неужели нам нужно столько международных экономистов? Конечно, нет — выпускники потом не могут пройти тест даже на должность младшего бухгалтера. Но на слово «международный» легче ловить лохов, то есть, извините, родителей. Другой пример — наша отрасль. Едва ли не в каждом университете сегодня есть издательская специальность или даже факультет. Откроем тайну: в Украине существует только несколько сотен действующих издательств, а значит, всех работников отрасли сегодня меньше, чем студентов, учащихся на будущих издателей. Но почему именно издательское дело привлекательно для продажи? Очень просто — работа офисная, чистая и вроде бы не требует большой квалификации. Мы часто читаем лекции в вузах, а потому замечаем: средняя студентка издательского дела сегодня — эдакая намазанная девица с пилочкой для ногтей. В меру престижно, в меру комфортно — замечательный товар для продажи родителям.

Ну а то что все институты стали академиями, а ПТУ — институтами, и говорить нечего. Ведь слово «академия», да еще и «международная», намного лучше продается. О том что выпускник университета им. Шевченко по уровню знаний, а точнее, незнаний, не отличается от выпускника любого областного педина (теперь, кстати, они все тоже университеты), мы уже говорили. Значит, уважаемые родители, нас с вами банально разводят. Никаких престижных вузов в Украине не существует и никаких престижных специальностей — тоже. Так же, как и работодатели, МЫ, РОДИТЕЛИ, НЕ МОЖЕМ ДОВЕРЯТЬ СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ. Потому что это — лоходром.

Нам часто приходится общаться с преподавателями вузов, и у многих из них сердце болит за свою работу и ее результаты. И в большинстве своем они говорят: научить детей сегодня просто нереально. За одного бежит просить куратор — потому что он знакомый-перезнакомый, другой — контрактник, и если его отчислить, не будет чем платить даже мизерную зарплату... Потому и происходит отток кадров, а на смену старым специалистам приходят новые: те же выпускники-недоучки, но ознакомленные с новыми правилами игры, — и цикл начинается снова. Настоящие студенты отдают себе отчет, что отчислить могут только в том случае, если не уплатишь очередной взнос. Плати — и получишь диплом. Автоматически.

Однако в высшем образовании существует и третий Главный — это граждане Украины. Ведь именно они, то есть опять-таки мы, не только финансируют вуз своими налогами, но и пользуются плодами их работы: ходят на прием к выпускникам-медикам, отдают детей на обучение выпускникам-учителям. Судят нас выпускники-юристы, они же защищают. Мы ездим на машинах, сделанных выпускниками вузов, живем в спроектированных и построенных ими домах... Значит, мы с вами, граждане Украины, и являемся Главными в высшем образовании, не ли так?

Эта истина хорошо известна и работникам высшего образования. Перед гражданами даже отчитываются — все было бы хорошо, если бы один студент не подал документы сразу в 60 вузов. Вот ограничим количество со следующего года — и все будет хорошо. Но мы знаем: шумовую завесу устраивают там, где хотят прикрыть настоящие проблемы. Посудите: во сколько вузов в среднем по Украине подал документы один абитуриент? Ответ подтвердит любой специалист: три—пять. Согласны? Теперь представьте ситуацию, что это количество законодательно ограничат, как предлагается, до пяти. Итак, во сколько вузов в следующем году понесет документы средний абитуриент? Правильно, в три—пять. Несли в три—пять и понесут в три—пять. Стоит ли принимать специальный закон?

Полагаете, никто, кроме нас с вами, этого не понимает? Э, нет, что-что, а считать наши ректоры умеют. Им этот дым нужен совсем для другого.

Вторая дымовая завеса плотно окутывает вопросы льготников. Оставим сотни совершенно уместных претензий и аргументов, приведем только слова, которые услышали от одного из членов приемной комиссии: «Самый надежный способ поступить — купить медицинскую справку».

Льготники — это общее место вступительной компании. В прошлом году — с шахты Засядька, в этом — из горных поселков, инвалиды — всегда. Но знаете ли вы, уважаемые читатели, что все без исключения вузы имели возможность снять эту проблему своими силами, без Верховной Рады, президента или Кабмина? Как? Очень просто — поднять проходной балл для льготников и сделать его таким же, как для остальных. Кто-то даже воспользовался такой возможностью — но таких вузов набралось меньше десятка. Что из этого вытекает? Что остальные вузы такая система устраивает — у нас нет иной версии.

Посудите, какую выгоду тут может извлечь учебное заведение. Конечно, если у тебя один-два льготников — никакой. Но если они занимают все бюджетные места, тут уже появляется пространство для маневра. После того как отражены атаки неудачников и они забрали документы, часть «льготников» можно смело зачислить на общих основаниях. Тем более что многие абитуриенты и без того забирают свои документы, если потупили в другой вуз. Иначе говоря, волна льготников поднимает муть, в которой очень удобно ловить рыбку, да еще и так элегантно, чтобы за бумагами все было хорошо, чтобы на угрозы министерства проверить справки только смеяться в усы. Таким образом, один раз продав государству бюджетное место с выгодой для вуза, используя систему льгот как прикрытие, можно продать это же бюджетное место, но уже родителям за взятку, которая пойдет в собственный карман.

В нашей стране сегодня свернут процесс обучения и вместо этого сформирована сеть ТОРГОВЛИ ДИПЛОМАМИ, начиная прямо со вступительной кампании. Присмотритесь сами и убедитесь в этом. Все знают, что купить знания невозможно. Поэтому покупают дипломы. Не в отдельных коммерческих вузах, а в государственном масштабе. Для этого задействованы все приемы современного маркетинга, пиара и рекламы. Это система, которая выстроена тщательно и сознательно. Замечательная система. Но есть в ней один изъян, который не может не беспокоить нас как граждан.

Она сама себя съест.

Начнем с объявления, которое несколько лет назад сами видели на двери отдела кадров телецентра: «Просьба к выпускникам Университета культуры: не беспокоить». Сегодня таких объявлений уже не вешают — и не потому, что Университет культуры улучшил качество обучения. Нет — просто слишком длинный список вузов получается, всех не перечислишь. С каждым годом цена украинского диплома возрастает, а ценность украинского молодого специалиста падает. Скоро родители поймут этот эффект и сделают очевидный вывод — финансировать стоит только образование за рубежом. Что будет тогда с национальной системой образования?

Кроме того, мы должны осознавать, что настоящая популярность вузов частично держится на армии — ведь учеба дает право на отсрочку. Спросите, сколько студентов именно по этой причине делают вид, что учатся. Вот именно. И что бы ни обещала Юлия Владимировна, а контрактная армия рано или поздно придет. А с ней — настоящий кризис высшего образования.

Один старый чиновник говаривал, смотря на своих молодых коллег: «Они воруют столько, что скоро уже не будет чего воровать». Именно так. Молодые хищники часто не понимают: нельзя резать все стадо, ведь послезавтра не будет чего есть. И часто руководители наших вузов, несмотря на свой молодой возраст, тоже ведут себя так, будто это послезавтра не настанет. Уважаемые ректоры и те, кто вместе с вами руководит нынешними вузами! Вы же в большинстве своем образованные люди — по крайней мере заканчивали не нынешние, а нормальные учебные заведения. Неужели вы не видите, что своими действиями портите будущий урожай? Неужели вас не гложут сомнения? Или после вас — хоть потоп?

Возможно, кто-то скажет: э, ребята, то, что вы говорите, касается мелких и молодых вузов. Старые марки, крупные университеты не погибнут, что бы ни вытворяли их руководители. А тут позвольте с вами не согласиться. Приведем пример. Есть в Киеве Академия изобразительного искусства. Самая большая, самая престижная, самая заслуженная и т.д. И в этом году курс рисования набирал лично ректор — народный художник, академик, профессор, лауреат всего чего только возможно, в самом деле талантливый художник Андрей Чебыкин. А теперь угадайте, сколько людей высказало желание учиться в самом престижном художественному вузе в классе самого ректора? Какой был конкурс? Только держитесь за что-то — 1,8 претендента на место. Как такое может быть? Казалось бы, таланты изо всей Украины должны ехать, идти, лететь — верхом или босиком за телегами, как Ломоносов... А нет. Не хотят люди учиться у такого выдающегося мастера. Интересно, самого г-на Чебыкина такая ситуация не тревожит? Или ему все равно — выбирать лучших из лучших либо лучших из худших? Или тут вообще о выборе речь не идет?

Когда мы еще зимой общались с некоторыми преподавателями академии, нам дали четко понять — имена тех, кто поступит в этом году, уже известны. Пытаться можно, но исключительно для тренировки. А вот о следующем годе уже можно разговаривать. Вуз — творческий, система поступления базируется на экспертных оценках, поэтому никто ничего никому не докажет. В итоге все это оказалось правдой. Впрочем, быть может, творческие вузы и в самом деле требуют иного подхода. Возможно, каждый преподаватель в самом деле должен заботливо подбирать себе персонально студентов, растить их еще со школьной скамьи... Вот только люди у нас злые. И потому, оказывается, что эта академия за глаза уже давно называется малохудожественной — это нам старожилы рассказали. И потому подают документы туда только те, кто договорился заранее, или же случайные абитуриенты, которые почему-то не в курсе. Потому что остальные четко знают — подступаться к НАИИ без толку, получишь только кучу негативных эмоций.

Это далеко не единственный пример, как можно уничтожить репутацию старейших и престижнейших вузов, а потому другие мастодонты образовательного рынка едва ли могут спокойно сказать: «Это не обо мне».

Правда, быть может, это именно тот эффект, на который рассчитывает руководство «престижных» вузов, возможно, их удовлетворяет конкурс меньше двух человек на место. Не исключено. Но удовлетворяет ли это нас с вами, уважаемые налогоплательщики?

Итак, вместе с работодателями и родителями студентов мы ВЫРАЖАЕМ НЕДОВЕРИЕ НАШЕЙ СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ КАК ГРАЖДАНЕ УКРАИНЫ — и, кажется, имеем для этого основания.

Конечно, низкие преподавательские ставки в наших учебных заведениях уже давно являются притчей во языцех. Конечно, ни один ректор не сможет прожить на свою зарплату, не имея дополнительных доходов. Конечно, мы знаем, что существуют в Украине порядочные ректоры — мало, однако мы сами их видели. Но система их уничтожает, на то она и система. А потому обращаемся ко всем без исключения — проблема общая, и думать нужно сообща.

Уважаемые ректоры!

Мы понимаем, что вам нужны деньги. Мы понимаем, что их невозможно получить, не превратив образование в коммерцию — белую или серую. Мы понимаем, что ныне некоторые из вас уже столько зарабатывают, что спокойно могут обеспечить своим семьям жизнь за границей, только бы они гарантированно не сталкивались с вашими выпускниками. Но представьте себе, что вы садитесь в самолет, чтобы полететь туда, к своим, а за штурвалом самолета ваш ученик! Вам не страшно? Льготник или контрактник — не суть важно, они сейчас все ничего не знают. А если вдруг аппендицит (дай Бог, конечно, вам здоровья, но ведь всякое бывает). Вас кладут на операционный стол — и тут заходит врач и говорит: «О, а я у вас учился!». Ездить по мостам не страшно, зная, что их строили ваши ученики? А кто пишет украинские законы — не ваши воспитанники? А кто за них голосует?

Жить в обществе и быть свободным от ваших выпускников невозможно (да простит Ленин такой парафраз). Вы пилите сук, на котором сидите. И уже почти спилили.

Лично мы далеки от мысли, что система образования может работать без коррупции и коммерции. Мы — писатели-реалисты, а не фантасты.

Однако сегодня в украинских вузах образование полностью вытеснила коррупция. Кроме всем известной — когда берут взятки за поступление или за экзамен во время учебы, — там процветает еще одна, государственная коррупционная система. Ведь льготы для поступающих — не что иное, как взятка за голоса на выборах.

Но если государство позволяет кому-то не знать и при этом поступить в вуз — это незаконно, за что бы там ни проголосовала Верховная Рада. Государство, которое гарантирует оплату высшего образования для уязвимых категорий своих граждан, должно гарантировать надлежащий уровень образования этих самих граждан. Иначе эти действия можно квалифицировать как направленные против общества. Помощь государства должна заключаться не в том, чтобы освободить ученика от знаний, а в том, чтобы взять на себя оплату обучения ПРИ НАДЛЕЖАЩЕМ УРОВНЕ ЗНАНИЙ. Конкурс должен быть общим, и уже среди показавших лучшие результаты первыми на бюджет зачислять льготников.

Коррупция, даже вместе с государственной ее разновидностью, не может охватывать 100 процентов рынка образования! Уважаемые ректоры! Давайте введем квоту! Квоту на коррупцию. Ведь вы все равно не получаете всех денег, все равно они расползаются между пальцами. Оставив себе с государством на коррупционные схемы 50% абитуриентов, вы сможете лучше контролировать соответствующие доходы. А 50% оставьте для нормальных, талантливых детей, которые действительно хотят учиться. Тогда и у преподавателей будет моральный стимул к работе — каждому приятно иметь настоящих учеников. Тогда и дети захотят учиться — если будут видеть результат. Тогда...

В последнее время ведется дискуссия — как лучше называть учебные заведения: вузами на советско-российский пошиб, «вишами», как в двадцатые годы или аббревиатурой ВУЗ? Рассудит только практика. Ну а пока предлагаем использовать для обозначения нашей системы высшего образования аббревиатуру ОПГ — организованная преступная группировка.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх