,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Свобода это для идиотов, а патриотизм это совершенно другое. Ребята, неправильно.
  • 5 сентября 2009 |
  • 09:09 |
  • bayard |
  • Просмотров: 17941
  • |
  • Комментарии: 14
  • |
0
А. ВОРОБЬЕВ – Добрый вечер. Это «Особое мнение». Сегодня у нас в гостях Юрий Шевчук, музыкант. Приветствую вас.

Ю. ШЕВЧУК - Спасибо, здравствуйте, дорогие.

А. ВОРОБЬЕВ – Завтра концерт, несколько часов остается до этого события. Он состоится на ВВЦ. В чем для вас лично символизм этого места?

Ю. ШЕВЧУК - Очень красивое место. Я расскажу о концерте. Это на фоне ракеты «Восток», это павильон, посвященный космосу. Площадка очень хороша, я сегодня там был, только что оттуда. Завтра будет хорошая погода, приходите. Поддержим архитектуру ВВЦ.

А. ВОРОБЬЕВ – Это лозунг?

Ю. ШЕВЧУК - Это афиша. А я сейчас уже второй день хожу, работаю афишей. На этом хватит. Чем дорог. Место интересное. Оно какое-то удивительное, оно совершенно мифологичное. Это же просто вся страна наша вкупе с союзными республиками строили такое место, где был показан макет рая на земле. Это же уникальная русская национальная идея. Рай на земле. Мужики и бабы под одним одеялом, а вдалеке кони пасутся. И все смотрят в звездное небо. Как Гагарин летит. Я был там так же, как все мы в детстве, меня приводил папа. Он остался в армянском павильоне, его интересовал один напиток. А мы с сестрой Наташей скакали на пони, я видел удивительные достижения народного хозяйства. Коров величиной с мамонтов, я видел каких-то овец с рогами, я видел чудеса просто. И мне кажется, что это был с одной стороны Диснейленд, с другой стороны это был какой-то парк замечательный. С третьей стороны это была воплощенная материализованная мечта всех союзных республик. И там было очень хорошо. Как, наверное, может быть хорошо в каком-то уже горнем месте. И мне кажется, что если это все сохранить, это будет неплохо. Не нужно может быть городить новые монументы образца Церетели, а может быть сохранить вот эти старые, которые очень милые и любимы с детства и в этих павильонах такое очарование есть этой мечты, это такие письмена древних наших предков, родителей, которые дошли до нас. А павильоны в удручающем состоянии многие. Им необходима реставрация, инвестиции, необходим какой-то взгляд творческих коллективов. Там масса свободных пространств, которые можно заполнить культурой и искусством. Новая администрация, которая туда пришла взамен старой, старая была не очень хороша, она разворовала почти все и делала просто на этом деньги, на этом месте. Это были кучи шашлычных, каких-то рынков с залежалым китайским товаром, и все, наверное. Сейчас новая команда пришла с какой-то программой. Допустим, три гектара земли, там есть поляна, отдана под город мастеров. Там, будут настоящие кузницы. Будут гончары, мастерские, будут работать просто какие-то художественные промыслы, выставки всевозможные. Это здорово. Там будут какие-то площадки для экстремалов. С их видами спорта. Там ипподром и сейчас отдали совсем недавно Кантемирову, это лучший в мире конный театр, который будет показывать какие-то спектакли. ВВЦ планируется, чтобы он был открыт 24 часа в сутки. Будут стоять видеокамеры, всегда будет безопасно и днем и ночью. И так далее.

А. ВОРОБЬЕВ – А что важнее лично для вас: сохранить архитектурный облик или все-таки восстановить дух ВДНХ.

Ю. ШЕВЧУК - Дух мы, наверное, не восстановим, в коммунизм мало кто верит.

А. ВОРОБЬЕВ – Дружбу народов.

Ю. ШЕВЧУК - И его построение окончательное на земле. Уже таких чудаков мало осталось. Они конечно есть. Дай Бог им здоровья. Но мне кажется интернационализм, дружба народов. Грузинский павильон, армянский, киргизский.

А. ВОРОБЬЕВ – Не забудьте про украинский и белорусский.

Ю. ШЕВЧУК - Украинский, белорусский это же чудесно. Они подарили бы нам хорошее молоко, вино, Боржоми бы попили там. Мой любимый напиток.

А. ВОРОБЬЕВ – Это возможно все-таки или нет?

Ю. ШЕВЧУК - Я думаю, возможно. По крайней мере, я как старый идеалист, программа эта Ивана Павловича Малахова вместе с архитектором Гармашом она мне очень понравилась. И много людей над этим работают. Просто выгнать этот вещевой рынок, убрать все непонятное из чего жареваемое и сделать культурный центр, где бы москвичи и гости столицы, а я считаю, что ВДНХ принадлежит всем, потому что все близлежащие страны, все мы туда ездили, все мы там что-то свое кусали, откусывали куски счастья своими глазами молодыми, это нужно сохранить.

А. ВОРОБЬЕВ – Мы сейчас уйдем на небольшую паузу первой четверти часа. Затем продолжим, но давайте в качестве наживки бросим вопрос Вадима из Далласа: так что же такое было крушение СССР? Крупнейшая геополитическая катастрофа 20 века или рождение новой, открытой миру России. И та и другая цитата принадлежит Владимиру Путину. Вот давайте об этом ровно через несколько секунд.

Ю. ШЕВЧУК - Хорошо, я подумаю.

РЕКЛАМА

А. ВОРОБЬЕВ – Программа «Особое мнение». Что такое все-таки крушение СССР?

Ю. ШЕВЧУК - Я скажу, что и то и другое. И это две части одного целого и я отвечу кратко, старой древней мудростью, которая утешает. И которая, на мой взгляд, широка. Есть там о чем подумать. Так же как после зимы наступает весна, так же как после рождения наступает смерть, также и святое остается святым. Несмотря ни на что. Как бы к этому ни относились.

А. ВОРОБЬЕВ – Как вы относитесь к СССР, что для вас был СССР?

Ю. ШЕВЧУК - Для меня там много очень хорошего было. И много очень дурного. Так же как и сейчас в нашей матушке России. Поэтому так случилось, и смею вас уверить, я не желал этого, как и многие другие музыканты и художники и я всегда люблю приезжать в наши бывшие союзные республики и петь там и наши ребята и радоваться этой дружбе и взаимопониманию. Но так случилось по многим причинам, это займет не один час анализировать, кто виноват, что делать, как быть. Но я хочу сказать, что это случилось по очень многим причинам и я к этому отношусь философски. Я не рву на голове волосы, с другой стороны печаль есть. Но надо жить дальше, ребята. И нужно как-то нам внешнюю и внутреннюю политику строить немножко иначе. Не быть этим старшим братом, а быть просто товарищем, уважающим друг друга. Чтобы мы уважали Грузию, она - нас. Мы уважали Украину, она - нас. Чтобы никакого менторства не было, никаких кулаков. Никаких угроз, насилия.

А. ВОРОБЬЕВ – Как я понимаю, это все есть сейчас.

Ю. ШЕВЧУК - Конечно, сейчас очень многие не могут простить непонятно кому. Мне кажется, правительство коммунистической партии, ЦК сами виноваты в том, что все это рухнуло. Колосс такой СССР. И вот ВДНХ мне кажется, опять же о своих баранах, вот это как раз и есть маленькая модель той империи, той страны, которую мы потеряли. И мне кажется, что если это все немножко сохранить, хотя бы эстетически, чтобы этот кусок истории был не забыт.

А. ВОРОБЬЕВ – А вы считаете, что Россия не может ощущать себя империей. Она не может жить как не империя.

Ю. ШЕВЧУК - Я вообще не люблю слово «империя». Мне оно не нравится. Империя живет только тогда, когда она постоянно что-то пожирает и расширяется. Наша империя была жива тем последние времена, что она пожирала, может быть, не какие-то окраины и территории, она пожирала внутренности свои. Она пожирала своих детей наша империя. Как та свинья, которая пожирает своих поросят. Сошедши с ума. И наша империя пожирала людей и поэтому она держалась. Я за Россию, которая бы не ела своих детей, которая бы о них думала, чтобы эти дети не умирали от наркотиков, алкоголя, чтобы им было где учиться, жить, на что есть и дальше строить нашу замечательную страну.

А. ВОРОБЬЕВ – Но эти дети хоть в чем-то должны быть замешаны, к чему-то причастны. К тому, чтобы с ними так не обращались.

Ю. ШЕВЧУК - Когда мы перестанем с ними так обращаться, я думаю, дети нам ответят сторицей, они не обоссут наши могилы, как мы разрушили за последние 10 лет просто сотни тысяч памятников архитектуры в нашей стране. Я не говорю о Москве и Питере, я говорю обо всех городах. А на что детям нашим опереться? На эту турецкую архитектуру, которая через 5 лет как хрущевки рухнет. Они были покрепче. Что мы оставим детям?

А. ВОРОБЬЕВ – Недавно в Москве открылась отреставрированная станция «Курская-кольцевая».

Ю. ШЕВЧУК - Я там не был, не знаю.

А. ВОРОБЬЕВ – Дискуссия общественная очень серьезная разворачивается. Как бы в первоначальном виде она была воссоздана. Так вот там появились слова, выбитые буквы: «нас вырастил Сталин на верность народу» – из прошлого гимна. Это что для вас?

Ю. ШЕВЧУК - Я думаю, что без этого можно был обойтись. Когда я говорю о сохранении старой архитектуры, как какой-то основы, сейчас много говорят о патриотизме, но в этом я вижу только один плакат со стороны государства ни на чем не основанный. Кричать с утра до ночи ««Зенит» - чемпион» это не значит, что Питер от этого станет краше. Хотя это кому-то и неплохо. Но я говорю о другом. Просто Сталин, ну что такое Сталин. Сталин это как раз та пасть, куда просто и заталкивали лопатами наш бедный российский народ, и которая все это переваривала. Ну что это, это просто чудовище Сталин. А сейчас его на флаг поднимают.

А. ВОРОБЬЕВ – Давайте останемся примерно в этом контексте. В одном из интервью…

Ю. ШЕВЧУК - Но я против того, чтобы вот это всю сталинскую архитектуру рушили. Это часть истории. Это письмена, это руны эти сталинские. Их нужно оставить. Потому что часть нашей истории. Просто сейчас пытаются нашу историю раскрасить как дома новые или у нас реставрация, берется старенький дом и весь красится, как вульгарную женщину, всю раскрашивают и называют это реставрацией. Я за то, чтобы это сохранилось, чтобы законсервировать куски, мрачные куски нашей истории. Чтобы дети это видели, чтобы они потом почитали об этой эпохе. А у нас все раскрашивают историю. У нас пытаются ее опять сделать пушистой, хорошей. Сталин хороший, этот хороший. Тухачевский хороший. Сейчас снимается кино у Андрея Сергеевича Смирнова, Тухачевский подавлял Антоновское восстание. Крестьянское, крупнейшее в Европе за последние столетия. Уничтожено было более 200 тысяч крестьян. Был геноцид просто. Тухачевский жег села напалмом. Морил, травил газом ипритом. И так далее. Мы это должны знать? – должны.

А. ВОРОБЬЕВ – Вас спрашивают…

Ю. ШЕВЧУК - Тоже жертва, понимаешь.

А. ВОРОБЬЕВ – Что здесь важнее: патриотизм или свобода?

Ю. ШЕВЧУК - Все важно. Вот мы дошли до сути. Патриотизм и свобода. У нас сейчас эти вещи поделены, почему-то многими ораторами, выступающими по центральным каналам телевидения, это все делится и делится. Свобода это для идиотов, а патриотизм это совершенно другое. Ребята, неправильно. Кстати, у вас по «Эхо Москвы» было сказано кем-то, что не надо путать патриотизм и любовь к родине с любовью к президенту, к своему правительству. Это разные вещи. Правительство лажает очень часто. А родина никогда. Потому что дерева они ничего нам плохого, озера и эти старые памятники архитектуры ничего нам плохого не делают. Они рождают наше с вами воображение, они из нас делают художников, этот божий мир из нас делает божьих людей. Видящих и чувствующих гармонию этого мира.

А. ВОРОБЬЕВ – Вы как-то в одном из интервью сказали, что (по поводу завтрашнего концерта на ВВЦ): Юлианыч скажет о наболевшем. Так было закончено.

Ю. ШЕВЧУК - Мы сейчас об этом говорим. Мы говорим о патриотизме, о свободе. Ну как может быть патриотом несвободный человек. Ну как он может быть патриотом. Он что будет хозяину своему молиться. Ну был древний Рим, была рабская империя, шикарная. Были рабы, где она сейчас? Рухнула. Ребята, все, что построено на рабстве, все рушится. Египет – рухнул. Эти ацтеки, майи – все на хрен рухнули. Все рухнуло. Только свободные люди, свободно любящие свою страну могут жить долго. И я верю, что Россия будет именно такой. И вот этот патриотизм, основанный на свободных чувствах, не на рабстве патриотизм основанный, не плакат, основанный на любви, потому что где свобода, там и любовь. Потому что любовь, невозможно ни государство, ни одного человека заставить любить другого. Это или есть или этого нет. Это важная вещь. И любовь, свобода это вместе.

А. ВОРОБЬЕВ – Давайте еще немного об архитектуре. Думаете ли вы, что есть еще шанс не допустить постройки «Охта-центра»…

Ю. ШЕВЧУК - Сейчас в сентябре будут опять слушания.

А. ВОРОБЬЕВ – Сегодня были публичные слушания.

Ю. ШЕВЧУК – Я, к сожалению, здесь в Москве. Чем они кончились, я еще не отследил.

А. ВОРОБЬЕВ – Я тоже не отследил, потому что в новостях, во всяком случае, никаких выводов нет.

Ю. ШЕВЧУК - Этот нефтяной шприц он убьет все, есть такое понятие фоновая архитектура. Ландшафтная архитектура. Убьет он эту свечку гениальную Смольного собора. Он просто першпективы, как раньше говорили питерские невские, убьет низкое небо наше. Почему в Питере люди сутулые. Потому что небо низкое. Оно тоже часть архитектуры, исторического центра города. Он все разрушит. Я очень против этого чудовищного сооружения. Ой, Господи, ну что говорить. Я не знаю, не понимаю вкусы наших этих бюрократов, чиновников, мэрий-шмэрий.

А. ВОРОБЬЕВ – Они заявляют, что это новый стиль. Символ новой эпохи.

Ю. ШЕВЧУК - Ребята, ну какой новый стиль. В Питере из нового ничего никакого стиля не построили. Вот эти стекляшки полуовальные это даже не архитектурный стиль, если это строилось все в Европе, может быть, годах в 60-х. Ничего нового здесь нету. И в этом революции никакой нет. Ничего нового нет, никакого архитектурного стиля. Это чудовищное нечто, которое будет стоять и висеть над всеми нами, и мы все будем бояться, когда же оно упадет. И куда. Зачем это нужно. Столько денег тратить, столько нищих людей. Сейчас был в Перми, там шахтер в забое 5 тысяч рублей получает зарплату. А он эти газоскребы строят. Да, шахты разрушены, шахтерские поселки все в полных лопухах и в нищете и народ нищий, бедный. И рядом стоит такое зданьице идеальное просто, заправочка нефтяная. Это центр вселенной. Или какой-нибудь заводик, который какой-нибудь Цветмет достает господина Дерипаски, блин. А рядом полная разруха. Просто кошмар. Ну почему это происходит.

А. ВОРОБЬЕВ – А вопрос: считаете ли вы себя верующим, если да, то, может быть, все это происходит по Его воле.

Ю. ШЕВЧУК - Я человек верующий, об этом не люблю много говорить, но я скажу, Господь даровал нам свободу выбора. И это все объясняет. Мы сами выбираем, а потом он нас за это судит с вами. И те люди, которые строят вот эти макеты фильмов «Звездных войн», которые тоже уже далеко не новые, вот эти декорации, называют архитектурой, они тоже за это ответят. Не на этом свете, так на том это точно. Они в этих декорациях будут жить целую вечность потом.

А. ВОРОБЬЕВ – Не слабо вам написать другой государственный гимн России? – Вован Вовин.

Ю. ШЕВЧУК - Вован, ну круто ты конечно дал. Гимн России. Я думаю, гимну России еще родиться время не пришло. Еще идет период накопления, борьба идей и так далее. Некоторый хаос, броуновское движение. И когда мы действительно ощутим, либеральная интеллигенция мало что может предложить, и несогласные, и «Единая Россия» вообще ничего, назад в прошлое. А вот когда что-то мы найдем, тактику, стратегию, когда эта дорожка, свет в конце туннеля забрезжит, тогда я думаю, новый гимн замечательный родится и не в одной голове.

А. ВОРОБЬЕВ – Давайте сделаем паузу небольшую.

НОВОСТИ

А. ВОРОБЬЕВ – Мы продолжим. Те, кто был подсоединен к веб-трансляции, слышали, о чем мы говорили на той паузе. Для всех остальных скажу, что мы говорили о том надрыве, который всегда сопутствовал русскому року. И творчеству Шевчука в частности. Я выразил предположение, что этого надрыва стало меньше вокруг вас.

Ю. ШЕВЧУК - Почему, нет. Надрыв, нерв - я это очень чувствую. Масса болевых точек. Что такое надрыв, в чем его природа и почему так. Почему мы, играя на концертной площадке любой, вот русский рок, я, кстати, своим музыкантам все время задавал, почему мы не можем как негритосы в Америке, пританцовывая, улыбаясь, где-нибудь в Чикаго в блюз-клубах играть грустные песни. Почему у нас все время такие искореженные рожи, глазницы вращаются, и мы просто рубахи рвем на грудях. И о любви даже говорим достаточно мрачно. Это вопрос очень хороший. Почему без улыбки о главном. Очень хороший вопрос о надрыве. Что-то есть в нашей природе в глубинах наших, между ребер и кишок. Какой-то мы другой частью нежели африканцы прилеплены к этой матери-земле. Другой частью своей души и тела. И именно там, где болит и там где надрыв всегда. Наверное так. Ничего умнее сказать не могу.

А. ВОРОБЬЕВ – Юрий, вы одиноки?

Ю. ШЕВЧУК - Я ввел в русский язык, вы знаете, что русский язык страдает сейчас, очень мало новых словообразований, и надо его восполнять. Я восполнил, я придумал слово «единочество». То есть это и одиночество и единство с этим миром. Это замечательное состояние, которое многие испытывают, и я его ввел в русский язык, чем доволен.

А. ВОРОБЬЕВ – Коротко. Что такое верность?

Ю. ШЕВЧУК - Верность это тогда, когда после отношений твоих с объектом, допустим, это человек, потом у тебя не возникает чувства стыда.

А. ВОРОБЬЕВ – Вопросы, которые поступают вам в большом очень количестве на наш sms-портал. Этот вопрос я тоже вам задавал на паузе, но сейчас готов его повторить. Если правительство провоцирует войну, то народ вынужден умирать за родину. Воевать ли народу дальше?

Ю. ШЕВЧУК - Вопрос поставлен неточно. Правительство провоцирует войну. Как понять. Войну с кем и как провоцирует. Допустим, с ближайшими нашими соседями. Правительство в лице нашего президента говорит: мы объявляем войну какой-то бывшей нашей союзной республике или допустим, Америке или еще кому. Вопрос возникает: почему мы объявляем им войну. Зачем. Что нам и так делать нечего. Я считаю, что вопрос поставлен как-то очень, почему народ должен умирать за родину, наступая на каких-то наших соседей. Это чушь какая-то собачья. Вообще любая война прежде всего это референдум. Мне говорят с утра до ночи, включаю даже Первый канал, что у нас демократия в стране. А демократия - все вышли на площадь и проголосовали. Допустим, даже до абсурда дойдет. Те, кто проголосовали за войну с Америкой, раздайте им оружие, пускай с ней воюют. Нападают на них или еще на кого-то. Я думаю, в России будет полегче дышать. Единственное война, на которую пойду я – это какой-то враг, откуда-то свалившийся с неба, я сейчас врагов России таких агрессоров потенциальных не вижу, но может быть какие-то марсиане, я тоже возьму оружие и буду защищать свою родину. Вместе со всеми. Вот тогда народ и будет защищать свои свободы, права и свою страну. Как в свое время фашисты на нас напали. Люди кряхтели, да, Сталин много сделал лажи, чтобы так много погибло людей, и сил духовых наших в начале этой бойни. Но с другой стороны, несмотря на усилия Сталина, народ просто победил в этой войне, я так считаю. Несмотря на всю его лажу. На все его неправильные и высшего командования неправильные решения, народ наш победил в этой войне. Вот если инопланетяне нападут вдруг, постараются из нас сделать непонятно кого, двуполых. Тогда будем воевать. Потому что нам так нравится жить. Другой войны я пока не вижу, смысла.

А. ВОРОБЬЕВ – Хотя врагов, если посмотреть телевизор, много. Все больше и больше.

Ю. ШЕВЧУК - Это у них враги, у них в башке враги. Разруха, как говорил профессор Преображенский в головах.

А. ВОРОБЬЕВ – Так это вбивается…

Ю. ШЕВЧУК - У многих этих наших ястребов холодная война в башке до сих пор. Они похожи на людей, у них холодильники какие-то, они все воевать готовы с кем попало, с кем угодно. А где наша политика хваленая. Мы должны политически решать эти проблемы. Если война, политиков значит надо сажать или выгонять поганой метлой из этих коридоров власти. Вот и все. Назначать других.

А. ВОРОБЬЕВ – Вопрос такой. Здесь он тоже к философии, к движению рока. Вечный вопрос: рок-н-ролл жив или мертв. Считаете ли вы, что настало время триумфального возвращения песен русского рока. В наши времена.

Ю. ШЕВЧУК - Представляю такое, на Тверской с плакатами, БГ впереди. Сзади Шевчук и вся остальная братия. Гарик Сукачев на грузовике с трубкой. Русский рок, слава богу, отвоевал эту позицию. Сколько его называли говнороком и так далее. Эта эстетствующая пустота клубная. Нормально, выжил дядька и стал даже в чём-то в лучших своих творениях многих-многих людей замечательных ребят и девчонок, которых уже нет на нашей грешной земле, но замечательно он отличается большими и многочисленными шедеврами песенного творчества, музыкального.

А. ВОРОБЬЕВ – Он может вокруг себя саккумулировать очень большое количество людей, которые не согласны с тем, что происходит…

Ю. ШЕВЧУК - Все изнутри. Я знаю, что сейчас у молодежи очень много растет протестного рока, серьезные песни рождаются гражданской тематики. Потому что сейчас опять очень много вранья в эфире. А когда вранье в эфире, молодость она очень чуткая на правду и искренность. И она сразу видит, когда ей врут. Потому что у нее душа еще не отягощена разумом, этими схемами в башке. Что так правильно, а так неправильно. Догмами. Она чувствует сердцем. А сердце никогда не врет, оно вас не обманет. И молодежь для обмена информацией, у нее есть Интернет, но Интернет там много тоже мусора, а представляете какого-то молодого парня, сидящего в подвале или на кухне и рождающего такую песню, где все, о чем мы с вами говорим, просто бах и выйдет и покатится по стране, по ушам проедет по-хорошему. И в этом колесе еще будут прорехи, какие-то пространства неожиданные, но мы усмотрим и увидим и эта аккумуляция энергии, слова, мысли, идеи это есть чудо творчества. Я конечно жду от молодежи этого чуда. Я везде говорю: я жду чуда. Я жду, когда удивят старика Юлианыча новые какие-то наши российские Битлы. Дадут по башке и объединят все, а объединить это все разумом невозможно, только сердцем. Только душой, какая-то гениальная душа должна родиться. Или она уже родилась.

А. ВОРОБЬЕВ – А нынешние не способны?

Ю. ШЕВЧУК - Нынешние способны. Мы все работаем в меру сил.

А. ВОРОБЬЕВ – Концерт завтра на ВВЦ 2 сентября. Во сколько начало?

Ю. ШЕВЧУК - Приходите, друзья мои. Основную тяжесть на своих плечах вынесет ДДТ. Будет полновесная концертная программа. Будут и старые и новые песни звучать. Единственное, мы пригласили, будет сюрприз, нашего друга Бекхана, мы с ним познакомились в Грозном в 1996 году. Замечательный поэт чеченский, музыкант. Он споет несколько песен. У него вышел новый альбом. И мы его решили поддержать.

А. ВОРОБЬЕВ – Юрий Шевчук. До свидания.

ссылка



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх