,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Этот загадочный русский язык
-1
По Интернету гуляет такая байка. Мол, в одной современной российской школе первоклассникам предложили проиллюстрировать такие пушкинские строки:
"Бразды пушистые взрывая,
Летит кибитка удалая.
Ямщик сидит на облучке
В тулупе, в красном кушачке".

И вот что в итоге получилось:
Начать следует с того, что самыми понятными словами четверостишия для ребят оказались ТУЛУП и КУШАЧОК. КИБИТКА была изображена в виде летательного объекта, так как русским ведь языком сказано, что она 'летит'. Значит, летит. Причем у некоторых детей аппарат имел кубическую форму. Видимо, из-за созвучия слов КИБИТКА и КУБ.

И вот летит по небу эдакая ки(у)битка и что делает? Правильно: взрывает. Кого? Бразды пушистые. Что же такое БРАЗДЫ? Видимо, если пушистые, то, следовательно, звери такие. Однако - что за непонятное название 'бразды', что за звери? А нормальные такие звери - инопланетные. Нечто среднее между бобрами и дроздами. И вот уже вполне логичная картина получается: летит кубической формы серьезный такой космический летательный аппарат, из которого на бедных пушистых мутантов - 'браздов' - градом сыплются снаряды и бомбы, разнося инопланетную живность в клочья. (Понятие падежей еще неизвестно первоклассникам в силу возраста. Поэтому никого не смутило, что написано 'бразды', а не 'браздов', как по идее должно быть.)

А рядом, неподалеку от этого безобразия, сидит некая загадочная личность и спокойно за всем этим геноцидом наблюдает. Это ЯМЩИК. Причем изображен он, сидя на обруче ('облучок - обручок' - на слух почти одно и то же), в кожухе и с лопатой в руках. Почему с лопатой? Ну, как же, он же - ЯМщик, чем же ему еще ямы копать? Сидит он, значит, с лопатой в руках на обруче, на краю огромной ямы, которую уже успел выкопать. Спросите: зачем выкопал? Понятно зачем: браздов хоронить

Логично? Логично.

Уста, ланита и десница

С этой байки - впрочем, весьма похожей на правду - и начался наш разговор о современном преподавании русского языка с опытным педагогом-русистом, директором вильнюсской гимназии им. В.Качалова Розой Давыдовной Диментовой.

- Как, по Вашему экспертному мнению многолетнего преподавателя русского языка, требует ли сегодня устоявшийся школьный объем русского языка какой-то модификации, трансформации?

- Думаю, влияние на русский язык, скажем, компьютерных терминов, языка 'эсэмэсок', чатов и т.п. в целом на постсоветском пространстве примерно одинаково. И оно обусловлено прежде всего скоростью, экономностью передачи каких-то понятий, но никак не связано с присутствием другого языка. Второе влияние, которое тоже касается всех, - это сокращение употребления письменной речи. И это неизбежно влияет на речь устную. С этим, как говорится, ничего не поделаешь. Потому что даже формы работы на уроках русского языка значительно изменились - например, ушло в небытие классическое сочинение. И это новшество касается не только Литвы, но и России тоже, хотя, может быть, в меньшей степени. Было время, когда мы учили не только сочинениям, но и написанию эссе, аннотаций, рецензий. Сейчас это происходит лишь эпизодически.

Сокращается и количество времени, уделяемое русскому языку в школе, и будь ты хоть суперучителем семи пядей во лбу, как говорится, ты не в силах ничего изменить по существу. Влияют на язык, разумеется, и современное телевидение, и язык поп-культуры, и быстрый обмен репликами в чатах.

Если же говорить конкретно о Литве, то ко всему вышеперечисленному добавляются еще слова, которые мы все - и учителя, и родители, и дети - употребляем без перевода. Я, скажем, ловлю себя на том, что для меня 'Paramos fondas' звучит как-то солиднее, чем 'Фонд поддержки'. Как правило, такие слова, как савивальдибе, Президентура, каденция, 'Содра' и т.п., мы повсеместно употребляем в русской речи на литовском языке. И чем дальше, тем этого влияния будет больше.

Но есть третий уровень проблем. Раньше у школьников не вызывало трудностей написание слова устный, потому что все они знали, что в XVIII-XIX вв. в России губы назывались уста. Сегодня даже старшеклассник может сильно задуматься, почему же слово устный пишется через 'т' и не всегда дойдет в своих мыслях до слова уста. Прежде, имея большее количество часов для преподавания русского языка, мы уделяли этому внимание, теперь такой возможности почти нет. Хорошо, если опытный учитель младших классов в курсе преподавания древнерусской литературы обратит на это внимание. Но так происходит отнюдь не всегда.

- Но ведь 'Евгения Онегина' наши школьники по-прежнему читают. Как же там обойтись без уст и ланит?

- Но говорить об этом в десятом классе как будто поздновато. . . Хорошо, если им повезло с хорошим учителем в младших классах, а если - нет? Сейчас я выскажу, возможно, нелицеприятное суждение о современных вузах и студентах-словесниках. Когда они приходят к нам на практику - а это 4-5 человек ежегодно, - мы, естественно, ожидаем от них современных технологий, новых методов обучения русскому языку. Ведь и для них не секрет, что времени для этого в современной школе выделяется все меньше, значит, надо совершенствовать технологии преподавания. Увы, студенты приходят точно такими же, как их предшественники двадцати- и даже тридцатилетней давности.

- То есть высшая школа при их подготовке не учитывает современных изменений в состоянии языка?

- Увы, не учитывает. Да, у нынешних студентов есть знания о древнерусской литературе, старославянском языке. Но им не приходит в голову, что есть смысл говорить об этом ученикам. А я всегда спрашиваю ребят, которые сомневаются в написании слова устный: 'Как ты думаешь, разве оно происходит от слова усы? Тогда как понять выражение 'поцеловал ее в сахарные уста'? Маленькая реплика, но все сразу становится на свои места. Приходя на первый урок русского языка в сентябре, сразу огорошиваю учеников заданием: 'Поднимите десницу!' И большинство в беспомощности озирается, не зная, о чем идет речь: о ноге или голове? Редко кто сразу поднимет правую руку. Значит, очевидно, что этому надо учить.

Но не только старинные, мало употребляемые в современной речи слова родного языка вызывают трудности у нынешних школьников. Это относится и к международной терминологии. Скажем, немногие точно употребляют слово авангард. По моему мнению, значительно сократился общий словарный запас русского языка у современных школьников. А без него в знании языка никуда не деться. Сократилось количество прочитанных ими книг. А для меня - я ведь учитель старой закалки - куда важнее, чтобы они прочитали одно классическое произведение, чем десять книг про него. Мне порой кажется, что лучше оставить для тщательного изучения - и внимательного чтения! - всего три произведения за весь учебный год, но зато сделать это качественно. Мои ученики, например, знают, что уже в сентябре они должны начать читать 'Войну и мир', хотя к ее непосредственному изучению мы подходим лишь в апреле.

- Возникают ли у ребят на этом пути внимательного чтения 'Войны и мира' или, скажем, 'Горя от ума' какие-то серьезные языковые трудности?

- Трудности необыкновенные! Уже давно нужны другие словари к этим текстам, другие сноски. Я и сама нередко пребываю в затруднении в толковании каких-то слов или терминов. А если встать на место ребят? Да они просто не могут самостоятельно, без помощи опытного учителя сегодня прочитать 'Горе от ума'. И не надо этому удивляться. Там массу вещей надо было объяснять и 20 лет назад. А сегодня - тем более. Потому что на подступах к Грибоедову надо было хорошо работать с тем же 'Недорослем', постепенно класть, как говорится, камень на камень. То есть сознание ребят должно дорасти до понимания классических текстов, а это - процесс. Чтобы полноценно насладиться в старших классах 'Евгением Онегиным', восхитительной музыкой пушкинского стиха, они не должны 'застревать' на каждом шагу над непонятными по смыслу словами или образами. Значит, к ним надо идти с малолетства, шаг за шагом, книга за книгой.

- Есть ли в этом тотальном незнании тонкостей русского языка современными детьми вина их родителей, бабушек и дедушек? Может, мало книжек в детстве вслух прочитано? Или не тех книжек?

- Вина, безусловно, есть. Не просто 'мало прочитано', есть семьи, где детям не читают вовсе. И еще об одном нельзя не сказать: резкое сокращение чтения на родном языке - и обязательного общения вокруг прочитанного! - начинается, когда малолетнего ребенка из русскоговорящей семьи отдают в литовскую школу. Чтобы быть в ней успешным, надо читать совсем другие книги. Да, возможно, современные родители сегодня сами мало читают, отдавая свободное время телевизору, но они хотя бы в детстве читали, и им есть что рассказать своему ребенку о своих любимых прежде книгах. В ситуации, когда ребенок с раннего возраста воспитывается в иной языковой среде, и этот разговор вряд ли состоится.

Недавно из Франции приезжала моя бывшая ученица и рассказывала, что кроме того, что дома они говорят и читают по-русски, ее ребенок регулярно ходит в воскресную русскую школу, ведь общеобразовательных русских школ во Франции нет. Та же участь выпадает вскоре и моей внучке, полудатчанке от рождения. Но читать с ребенком дома хотя бы сказки и затем обсуждать прочитанное непременно надо. Даже не все ныне мало употребляемые слова обязательно объяснять - ребенок усвоит их постепенно.

- От более понятных текстов Чуковского и Маршака можно постепенно идти в глубь - к Бажову, Писахову, Лескову, Одоевскому. . .


- Совершенно верно. Погружение даже в родную речь - это процесс, который с бухты-барахты не происходит. Многое из того, что в этом смысле упущено дома, можно наверстать в школе. Многое, но не все. Увы, нынешних родителей - быть может, в силу объективной занятости - больше беспокоит физическое самочувствие детей: что ел, достаточно ли поспал, не устал ли в школе или на тренировке? А кто почитает с ним вместе перед сном? Кто споет ему песню бабушкиных времен? Или просто хорошую русскую песню? Мы в гимназии в последнее время стали уделять этому внимание, потому что поняли: если мы этому ребят не научим, что-то важное в нашей культурной цепочке прервется. Сегодня наши ученики легко и охотно подхватят песню на литовском или английском, но кто тогда продолжит их родную культуру и традицию? Вероятно, как и во всякой сложившейся эмиграционной среде, пройдет одно-два поколения, и будущие родители спохватятся, и станут платить деньги - часто немалые - за то, чтобы их русских по крови, но европейских по рождению и воспитанию детей грамотно и профессионально знакомили с русской культурой те, кто еще ею владеет.

- Спасибо, Роза Давыдовна, за то, что Вы так точно назвали все тех - родителей, учителей, журналистов, актеров, - кто сегодня еще поддерживает русское языковое поле.

- Которое, увы, непрестанно сужается. И если дело будет идти так же, как сейчас, мы вскоре будем вынуждены объяснять своим детям почти каждое пушкинское или гоголевское слово. Вот этим, на мой взгляд, должны быть в первую очередь озабочены политики, пекущиеся о 'русском' благе. Всевозможные конкурсы, поощряющие развитие и использование родного языка, должны непременно награждаться поездками в Россию - в глубь родной речи, неважно, будет это Москва, Петербург, Казань, Сызрань или Псков. И даже если туда поедут всего 5-6 ребят, уж своим-то детям они потом о настоящей, а не книжной или телевизионной России расскажут. Думаю, по большому счету, не надо нам от родины никакой материальной помощи, но раз в год вывезите туда по 10 лучших учеников от каждой русской школы Литвы - и это будет неоценимый вклад в их самосознание, в повышение престижа родной культуры и родной речи. По мере своих сил в своей гимназии мы постоянно организуем для своих учеников - победителей республиканских олимпиад и их педагогов, для активных членов школьного сообщества поездки в Европу - Прагу, Будапешт, Краков. А в нынешнем году решили вывезти ребят и учителей в Петербург. Надеюсь, получится.

- Остается только пожелать вам доброго пути!

Перевод: Александ Шахов



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх