,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Мне не стыдно за Украину
  • 29 января 2009 |
  • 14:01 |
  • dnukr |
  • Просмотров: 30307
  • |
  • Комментарии: 10
  • |
0
Хуже «политкорректности» только «политхамство»

«Принц Гарри употребил это слово [Paki] безо всякой злобы и как прозвище очень популярного члена его взвода. О том, что принц Гарри стремился каким бы то ни было образом оскорбить своего друга, речи не идет» -- поспешила заявить официальная служба дворца. Сам Гарри тысячу раз извинился за допущенную двусмысленность, а министерство обороны в свою очередь заявило, что никаких жалоб на слова принца не поступало, что в вооруженных силах Её Величества «случаи издевательства и расизма не имеют системного характера». Я не поленился просмотреть видеозапись и убедился, что, действительно, не похоже, чтобы Ахмеду слова принца показались обидными.

У нас, как и всех прочих народов, оттенки смысла слов тоже зависят от контекста их употребления. А ещё -- от масштаба личности говорящего/слушающего. Так, например, малороссы по происхождению Гоголь и Чехов (то, что они «украинцы», им не успели разъяснить) называли себя и «хохлами». Не в анкетах, разумеется, а в шутку. Интересующимся этой темой рекомендую почитать письма не страдавших комплексами неполноценности классиков своим друзьям и близким. А вот «думающий по-украински» В.А. Ющенко заявил недавно категорически, что он «не малоросс и не хохол» (ICTV, 1 декабря 2008 г.). Что же, имеет на то право. Я это право уважаю, и, более того, всячески приветствую такую самоидентификацию нашего Гаранта. Мне кажется, что Гоголь с Чеховым тоже были бы такого мнения: вряд ли они захотели бы оказаться с Ющенко в одной компании.

За англосаксов я спокоен, хотя не все мне понятно с их «политкорректностью». По-моему, здесь давно наметился перебор. Вот, например, изначально непочтительную кличку «янки» («Yankee», что-то вроде наших «фрицев») североамериканские колонисты приняли как родную, сделали её вторым самоназванием. А некогда нейтральный антропологический термин «негр» вдруг стал ругательным, и был вытеснен абсурдными «афроамериканцами» и «афроевропейцами». Понятно, что чувство исторической вины заставило идти на поводу у не самых грамотных из борцов за равные права темнокожих. Но, с другой стороны, пусть уж лучше перебор, перестраховка. Пусть будут хоть политкорректные «афроафриканцы», чем оскорбительное «политхамство» по отношению ко всему русскому, что правит бал на сегодняшней Украине. Когда из микроскопической шероховатости в словах принца, оброненных им в неофициальной обстановке, раздувают скандал, то это – не трагедия. Это -- терпимые издержки свободы слова в её рыночном понимании: английским «журналистским мордам», если пользоваться лексикой Ющенко, тоже хочется кушать. Вот и ищут они поводы для сенсаций. Гарри, в отличие от Андрюши, меньше дает им пищи, приходится довольствоваться малым*. Посочувствуем английским журналистам и позавидуем английским гражданам. Трагедия же начинается тогда, когда скандал не разгорается по очень серьезным поводам. И дело даже не в гонениях на правдоискателей, а в недопустимом снижении порога дозволенного, общественно-укоренившейся привычке к «беспределу» наших «національно-свідомих» чиновников высшего ранга. Скандала нет там, где многократно воспроизводимая патология стала нормой.

___________________
* «Журналистская морда» -- выражение, употребленное В.Ющенко во время пресс-конференции 25 июля 2005 года, когда он на «ты» обратился к корреспонденту «Украинской правды» Сергею Лешенко. Лещенко накануне опубликовал материалы о ресторанном кутеже сына Президента Андрее, его роскошном БМВ, драгоценном мобильном телефоне и т.д.

Урок зоологии от министра культуры

В конце августа минувшего года харьковский мэр Михаил Добкин рассказал на областном телевидении о произошедшим у него инциденте с министром культуры и туризма Василием Вовкуном. Кто еще раз захочет с этой историей ознакомиться, найдет ее на сайте «Обозреватель» (http://obozrevatel.com/news/2008/8/27/255264.htm).

Трудно вообразить масштаб бури, которая поднялась бы в любой из стран вожделенной для наших «евроинтеграторов» Европы, если бы там случилось что-то хотя бы отдаленно напоминающее ту историю. События могли бы идти только по двум сценариям: либо оскорбленный чудовищной клеветой министр подал в суд на мэра, либо пойманный на неосторожно вырвавшемся слове министр культуры (!!!) был бы отправлен в отставку. Этим бы не обошлось, он был бы привлечен к судебной ответственности за разжигание межнациональной розни, за оскорбление личного достоинства мэра и т.д. Досталось бы и премьер-министру за то, что немедленно не осадила хама (последнее уже из области морали).

У нас же припадок зоологической русофобии министра культуры ничего кроме тихого шелеста в региональных СМИ и на интернет-форумах не произвел – привыкли-с! Ну, считает министр культуры, один из официальных языков ООН, на котором разговаривает половина населения страны «собачьим», что же тут принципиально нового?! Ведь ещё в 2004 году группа «титанов» украинского культурного возрождения во главе с Ю. Андруховичем написала «Відкритий лист дванадцяти аполітичних літераторів» к Ющенко (ни дать, ни взять – 12 апостолов!), в котором четко сказано, что русский язык есть «мова попси та блатняку». И поныне на персональном сайте Виктора Ющенко красуется эта дефиниция (http://www.yuschenko.com.ua/ukr/present/News/1290), значит хозяин сайта с авторами солидарен.

А следовательно коллективную «мысль» наших «видатних митців» трудно развить далее. Потому, что дальше – некуда. Приплыли. Но главный ужас заключается не в том, что такое смогло прозвучать на заседании Кабмина, а в том, что после случившегося не последовало ни оргвыводов, ни судебных исков, ни скандала в СМИ, ни шумных демонстраций протеста. Ничего!

Урок Гёте для министра культуры

Итак, скандальная выходка министра культуры скандала не вызвала. Тем более международного. И всё же я стал невольным свидетелем весьма показательной реакции на случившееся одного настоящего европейца. Дело было так. Есть в Харькове популярный источник минеральной воды «Саржин Яр». Многолюдное место. Однажды поднимался я там вверх по лестнице с грузом баклажек с водой и услышал разговор двух мужчин пенсионного возраста, что торговали семечками. Один из них обратился к другому: «Ты слышал, Добкин сказал, что министр образования запретил ему говорить на «собачьей мове», то есть, по-русски?»

Тут я счел нужным вмешаться в разговор и заступиться за непричастного к инциденту министра образования и науки Ивана Вакарчука. Хоть Вакарчук и напросился своей борьбой с русским языком в вузах Крыма на то, что 15 декабря его чучело сожгли на митинге протеста возле представительства Президента в Симферополе (http://www.lenta.ru/news/2008/12/15/burn), но до высоты «культурной планки» своего земляка и коллеги по Кабмину ему ещё опускаться не доводилось… Надеюсь, не опустится никогда. Вакарчук -- всё-таки доктор физ.-мат. наук, физик-теоретик, он помнит на какой «собачьей мове» в 1935 году Л.Д.Ландау и Е.М.Лифшиц начали писать в Харькове «библию физиков» -- всемирно известный 10-титомный курс «Теоретическая физика». Не сомневаюсь, эти книги стоят у него на полке. Может поэтому русофобия львовского физика пока не столь брутальна, как у львовского актера Вовкуна.

«Собачья мова» -- не оговорка, а только один из «шедевров» самого «культурного» из министров. Из той же серии его, комментарий на открытии памятника Екатерине Великой в Севастополе (см. сайт (http://korrespondent.net/ukraine/events/662200). Уроженец села Мацошин на Львовщине, коллекционер фольклорной одежды, наивной живописи и керамики Вовкун является типичным продуктом разложения патриархального общества, который переместили в неадекватный ему урбанистический контекст. В этом смысле он брат-близнец нашего верховного «бджоляра». В преимущественно сельской до советской индустриализации стране абсолютное число горожан имеет неглубокие городские корни, если имеет их вообще. В связи с чем, в юности многим из них пришлось пережить несправедливые щелчки по их самолюбию, связанные с их сельским наречием. Стесняться своего происхождения глупо. Но ещё глупее агрессивно мстить «городским» за то, что они по факту рождения воспитаны в русскоязычной городской культуре. Харьковский публицист Григорий Листовский цитирует характерное высказывание одной дамы на суржике: « Ага, с мэнэ смиялись, когда я из села приехала, а теперь я буду смеяться». Вовкуну смеяться мало…

…Итак, я вмешался и уточнил: «Вы ошиблись, то был не министр образования Вакарчук, а министр культуры Вовкун». В этот момент между мною и продавцами семечек находился незнакомец лет 30 -- 40, который тоже нес с источника воду. Вдруг он вполголоса, обращаясь как бы в пустое пространство, на чистейшем немецком языке произнес, а точнее, с чувством продекламировал фразу: «Der Mensch ist so viele Male Mensch, wie viele Fremdsprachen er kennt».

Я с удивлением взглянул на него, ожидая увидеть за его ухом мобильный телефон типа «Bluetooth». Смущало, правда, что торжественная интонация совсем не была похожа на интонацию телефонного разговора. Телефона не было. Но с кем же он тогда разговаривает? На «психа» незнакомец совсем не был похож…

Через пару секунд незнакомец, продолжая всё так же смотреть в пространство перед собой, на хорошем русском языке, хотя и с заметным немецким акцентом, перевёл сказанное: «Человек столько раз человек, сколько языков он знает». Потом добавил: «Так сказал Гёте». Выдержал паузу, снова добавил: «Но ваш министр культуры с Гёте не знаком». Больше он не сказал ни слова, так и не взглянув в мою сторону.

В его голосе не было ни высокомерия, ни менторских ноток. Только какая-то безнадежность. Мне показалось, что мой спутник боится обидеть меня непрошенным уроком немецкой и мировой классики. Классики того мира, в который Н/наша Украина явно не вписывается (выбор заглавной или строчной буквы оставляю за читателем). У меня не нашлось слов в ответ. Мы продолжали молча подниматься по лестнице, вышли на парковку. И тут я увидел автомобиль с немецкими номерами. Это был тот случай, когда по авто можно составить психологический портрет владельца. У моего спутника оказался «Мерседес» серии «Смарт» («Smart»). В массовом сознании «Мерседесы» -- это престижные дорогие машины, обычно тяжелые и мощные, а если не большие, то спортивные кабриолеты, стоящие безумных денег. Именно такие «тачки» предпочитают наши «слуги народа», чиновники, «новые украинцы» и их длинноногие подруги. Но «Смарт» -- полная противоположность этому стереотипу. Поэтому на Украине их нельзя встретить. Вот – встретил одного, так и он оказался настоящим «немцем», а не импортом из Германии. «Смарт» -- микролитражка, рядом с которой «Запорожец» кажется едва ли не броневиком. За микроскопические размеры её назвали «табуреткой на колёсах». Эта двухместная городская машина потребляет 3 литра бензина на 100 км., но довольно резвая – до 135 км/час. Хотя автомобиль нафарширован чудесами высоких технологий и не дешев, более непрестижной иномарки для «нового украинца» или нашего чиновника придумать невозможно. В их головах просто не укладывается мысль, так можно ездить на автомобиле, из которого нужно смотреть не сверху вниз на соотечественников, а наоборот -- снизу. На машине, у которой длина корпуса позволяет парковаться рядом с их огромными джипами, поставив при этом машину не вдоль, а перпендикулярно тротуару. Три машинки «Смарт» вместо одного легендарного «шестисотого». Успешный украинец, если он сядет в «Смарт», бросит вызов корпоративному чванству. Действительно: за что уважать человека, сидящего в «табуретке на колесах»? За то, что он Гёте читал?

«Вам не будет стыдно за своего президента»
В.Ющенко, итоговая пресс-конференция 24 декабря 2008 г.

Мне и не стыдно… Давно не стыдно. Ни за Ющенко, ни за его предшественников, ни за их «культурных» и прочих министров, ни за всю Украину в целом. Чего МНЕ стыдится? Карлу Марксу принадлежит одно из определений стыда: «Стыд – это гнев, обращенный вовнутрь». Думаю, что даже антикоммунист, если он человек честный и умный, не станет спорить в этом пункте с Марксом. К выпускнику с красным дипломом отделения «пропагандистское мастерство» факультета идеологических кадров Университета марксизма-ленинизма Ющенко и прочим «коммутантам» это не относится. Нижесказанное они не поймут.

Итак, стыдиться можно только чего-то «внутреннего», «своего». Не обязательно своих личных качеств или действий. Даже идеально-безгрешному человеку стыдно за недостойное поведение близких ему людей, будь он сам трижды непричастен к их поступкам. Морально-этически сын за отца и брат за брата всегда отвечает, если, конечно, от них не отрекся. Да что там близких!

Мне было стыдно за позднего Брежнева, когда он шамкал перед микрофоном на потеху зарубежным «голосам», нашим кухонным диссидентам, что были прекрасно устроены в жизни, и завтрашним партноменклатурным перевертышам. Они не чувствовали трагизма происходящего. Они не стыд испытывали, глядя на Брежнева, а злорадство. Мне же было стыдно. Поскольку дряхлый Брежнев, которого я не избирал, был, как это ни парадоксально и горько, МОИМ лидером и представлял МОЁ государство. Другого не было, потому и стыдно было.

Скажу больше, мне было невыносимо стыдно видеть, как 31 августа 1994 года Ельцин, к лицу которого пожизненно прикипела характерная маска хронического алкоголика, вырвал из рук немецкого военного дирижера палочку. Как он, паясничая подобно огромному гиббону, на святом месте у братских могил советских воинов в берлинском Трептов-парке с ужимками и гримасами «дирижировал» бундесверовским оркестром, исполнявшим «Калинку-малинку». Так под слёзы приглашенных ветеранов закончилась торжественная церемония вывода российских войск из Германии. Так закончилась великая эпоха. Ельцин ни мгновения не был «моим» ни юридически, ни духовно. Но мы оба принадлежали к русскому миру, оба по факту рождения в СССР являлись наследниками великой Победы, поэтому его вселенский позор был и моим позором.

А что «самостійна Україна» и её вожди после 1991 года? Сочту грехом за них стыдиться, чтобы они ни учудили. Я-то тут при чём? На референдуме 17-марта 1991 года я вместе с большинством граждан УССР поддержал сохранение Союза. На четкий вопрос был дан четкий ответ. Но тот референдум «перереферендили» спустя 8 с половиной месяцев. 1 декабря 1991 года меня не было в числе одураченных, которые в бюллетене на вопрос «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?» поставили крестик в квадратике «Да», но рядом от руки приписали «Но в составе СССР». Я был членом счетной комиссии на избирательном участке, люди плохо соображали, за что они, собственно, голосуют. Бюллетени с приписками «но в составе СССР» никто, разумеется, не подсчитывал. Их было несколько процентов – немало, если помнить, что приписка делалась по инициативе избирателя. Мы звонили в вышестоящую комиссию: «Как их учитывать?» Нам даже не позволили засчитать бюллетени испорченными, они засчитались как ответившие «Да», хотя всем было очевидно, что имелось в виду «Нет».

У меня ни мгновения не было иллюзий, куда покатится рожденная в результате сомнительных манипуляций самостийная «не Россия». Еще при «раннем» Кучме, который победил на выборах 1994 года во многом благодаря обещанию сделать русский язык официальным, моя дочь принесла из школы табель, в котором в строке «іноземна мова» была оценка «добре». Я удивился: -- Аня, ты столько лет учишь английский язык с учителем, а в обычной школе не можешь «отлично» получить? -- Папа, читай дальше… Читаю: «англійська мова» -- «відмінно». Оказалось, под «іноземна» имелось в виду «російська». Я подумал тогда, что это плевок в душу миллионам людей, которые не хотят на родной земле быть «іноземцями». Но теперь ясно, что «іноземна мова»-то был политкорректный эвфемизм, а плевок с «собачою мовою» ещё впереди.

Мне стыдно лишь за то, что я недостаточно уделял внимания грамотности дочери: кастрированный, не боюсь этого слова, курс русского языка и литературы, который ещё сохранился в школах Востока Украины, не может обеспечить приемлемый уровень грамотности. Тем более он не может обеспечить воспроизводство полноценных носителей языка. Недоученные выпускники школ станут недоученными выпускниками педвузов, и круг замкнется. Именно поэтому урезание учебных часов по русскому языку следует неполиткорректно назвать попыткой лингвистической кастрации -- чтобы т.н. «русскоязычные» граждане Украины не размножались.

Напрасно немецкий незнакомец опасался меня обидеть своей микро-лекцией о Гёте. Я ему только благодарен. Не столько за науку (известный афоризм в русском переводе я встречал и раньше), сколько за солидарность. Мы с тем немцем одной духовной «крови», и мне перед ним не стыдно ни за дикую выходку министра культуры, ни за Украину в целом. Когда в визовом отделе немецкого посольства я терпеливо разъясняю клерку, почему в течение 18-ти лет я получал визы под тремя разными именами (Alexander, Oleksandr и Alieksandr) и двумя фамилиями (Smirnov и Smyrnov), то не испытываю стыда за державную дурь, которую расхлёбываю второе десятилетие. А в прошлом году даже появилась гордость за маленькую победу над державой: в судебном порядке я отстоял право на инициирующую букву «А» в своем имени и в буквальном смысле поставил точку над «i» -- третьей буквой в собственной фамилии. -- Понимаете, -- объясняю обязанному подозревать всех чиновнику, -- в 1992 году моё имя «Александр» записали по-английски Alexander (а ещё раньше, в советских паспортах, писали по-французски Alexandre, что больше соответствует международному протоколу). Но уже к 1998 году украинизация зашла настолько далеко, что в новом паспорте написали «Oleksandr Smyrnov», якобы на украинский манер.

Никого не интересовало, что ни один народ не пишет латиницей «Oleksandr», а моя самая распространенная русская фамилия пишется на латинице через «i», а не «y». Но главное неудобство заключалось в том, что научные публикации я 30 лет подписываю как Alexander Smirnov, на это имя, соответственно, приходят и приглашения из-за рубежа. Чтобы восстановить форму записи имени и фамилии мне пришлось в 2008 году подать в суд. Фамилию в загранпаспорте восстановил полностью, а в имени отстоял только первую букву Дальше идет трудночитаемое буквосочетание, написанное в соответствии с правилами ОВИРа -- Alieksandr. Ни судья, полностью удовлетворивший мой иск, ни я сам не предвидели, что формулировка судебного решения не пресечет все возможности и дальше коверкать написание моего имени. Украинская держава считает, что имя собственное -- не собственность носителя имени, а её собственность – государственная. В эпоху приватизации всего что можно и нельзя, держава сочла возможным национализировать имя, данное мне родителями. Она распоряжается им по своему усмотрению -- как хочет, так и записывает.

Могу ли я после этого считать такую державу своей? Нет, не могу! Государство Украина меня отторгает, я отвечаю взаимностью. Когда Украину уличают в воровстве газа, а её президента и премьера во вранье – мне за них не стыдно. Меня это не касается.

Социологические опросы показывают убийственно низкие рейтинги доверия не только к первым лицам государства, но и ко всем государственным институтам. Философская категория отчуждения человека от государства находит у нас одно из наиболее полных воплощений. Но не следует обольщаться -- мы не уникальны. Такое в мировой истории было много раз. Заканчивалось всегда одним -- «перезагрузкой» государства. А вот какой именно, пока не ясно, здесь могут быть варианты.

P.S. Найдите разницу в этих двух высказываниях:

1. Интернет-конференция министра культуры и туризма Василия Вовкуна 28 декабря 2008 года. Вопрос Натальи из Одессы: «Собираетесь ли Вы, господин министр, извиниться перед 70% граждан Украины за то, что назвали язык, на котором они говорят и думают, «собачьей мовой»? Ответ министра: «Російську мову назвав «собачою» мер міста Харкова Добкін»

2. Н.В.Гоголь, 1836 год, пьеса «Ревизор», действ.4, явл. 15. Городничий говорит Хлестакову: «Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу врет. Она сама себя высекла».

Александр СМИРНОВ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх