,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Сравнительный анализ менталитетов.
  • 8 декабря 2008 |
  • 13:12 |
  • YoGik |
  • Просмотров: 75425
  • |
  • Комментарии: 16
  • |
Что является основополагающим для менталитета «западного» работника?


Вебер, исследующий влияние строя мышления на общественную жизнь в своей известной работе "Этика протестантизма…", доказывает, что истоки капитализма коренятся именно в этике протестантизма.

Напомним основные и фундаментальные моменты теории Вебера:

Основной этический принцип протестантизма предопределял человеку реализовать свое призвание. " Реализация призвания в повседневной жизни, строился на рационализме, на таком способе действия предприимчивого человека, который "планомерно и трезво направлено на реализацию поставленной перед ним цели". В целом, все это определило дух капитализма. Собственно понятие "дух капитализма" выступает у Вебера как определение такого строя мышления, которому характерно систематическое и рациональное стремление к законной прибыли в рамках своей профессии.


Вебер показывает, что стремление к призванию, достижению — исключительно капиталистическая особенность. Капиталистическая этика предполагает определенный идеал. Человек, соответствующий этому идеалу, должен обладать рядом качеств и пройти предписанный путь. Прежде всего "капиталистический" человек характеризуется трудолюбием и бережливостью. С помощью этих качеств он посвящает себя делу и получает определенный результат — решает проблему своего жизненного обеспечения. По деловитости его принимают "в свои". А как высшую награду он получает признание других людей. Именно в этом и осуществляется самоактуализация человека, говоря современным языком.

Таким образом, М. Вебер и А. Маслоу дали описание мотивационного принципа западного человека:

- необходимо стремиться к достижению (целеполагание);
- необходимо полагаться только на себя, свои силы — проявлять "частную инициативу";
- к достижению нужно стремиться поэтапно, реализуя постепенно свои потребности (планирование);
- действия должны быть рациональными, т.е. индивид должен четко определить, к чему он стремится и какими средствами;
- "рациональность" принимается западным индивидом как "правильный" способ действия.

В начале ХХ века Фредерик Тейлор и Генри Форд, гениально почувствовав данный принцип, разработали основу системы мотивации труда в западном обществе, построив его на индивидуальной стимуляции. Однако данный принцип столкнулся с рядом трудностей в других культурах (например, японской), где он оказался неприменим.

А как в России?


Индивидуальная стимуляция труда, как оказалось, слабо применима в России. Это вызвано тем, что организация потребностей в российском обществе имеет иной этический строй, нежели на Западе. Так же, как и "правильный" способ действия является не "рациональным", а иным.

Организация потребностей в российском обществе (этический строй) возник не на фундаменте протестантской этики, а на базе православной, заложившей совсем иную нравственную основу. Образно и ярко ее формулирует Серафим Саровский: "Отказываемся же мы от приятной пищи для того, чтобы усмирить воюющие члены плоти и дать свободу действиям духа". Российская нравственная парадигма предполагает обретение самоактуализации не в удовлетворении потребностей, а в сдерживании страстей, источников греха: "мир душевный приобретается скорбями".

Элементы знаменитой «пирамиды» Маслоу, на которой строится система мотивации на Западе, на Руси понимаются как грехи.

Сравнительный анализ менталитетов.


Главное отличие — русская мораль ориентирована на сдерживание энергии; западная мораль — на снятие факторов, сдерживающих активность, свободу действий.

Православные мыслители часто описывают борьбу с восемью основными "смертными" грехами, которые на Западе являются цепочкой потребностей ("чревообъястным", "блуда, или любострастия", "сребролюбием", "гневом", "печалью", "унынием", "тщеславием", "гордыней"), тяжесть которых возрастает от низших к высшим.

Три из этих «грехов»-потребностей — гордыня, тщеславие, и сребролюбие, — водораздел русской и западной культур. Западный мир принимает рациональную гордость, протестантская этика оправдывает и обосновывает гордыню, которая, как и тщеславие, и сребролюбие органично вплетено в западную культуру.

Главное отличие — русская мораль ориентирована на сдерживание и кумуляцию энергии; западная мораль — на снятие факторов, сдерживающих активность индивида, свободу его действий.

Коллектив, порядок и дисциплина

Нормы, т.е. «правила жизни» в российской культуре принимаются в двух основных категориях: первая — нормы-препятствия, с которыми можно "поиграть", которые "не грех" нарушить; вторая — "священные" нормы, которые не подлежат обсуждению, нормы-табу, или экзистенциальные ценности.

Первая категория норм (нормы-препятствия) — происходят от человека и для отдельного человека. Во всех случаях это — не более чем правила игры. Такие правила, которые устанавливает одна из сторон игроков. А значит их "не грех" нарушить.

Вторая категория норм основана на традиционном принятии приоритета общины над индивидом, а, следовательно, и принятии приоритета норм, отражающих интерес коллектива, который выше интереса отдельного индивида. Преобладание коллектива над индивидом выражается в принципе — "будь как все".

Сам этот принцип имеет две стороны.

1.Коллектив препятствует выделению индивида, негативно оценивает или даже пытается устранить его отличие от других,
2.В другом случае — поддерживает индивида в трудную минуту.

В первом случае принцип "будь как все" приобретает ограничение: "не отрывайся от коллектива", что проявляется в осуждении общественным мнением желания казаться "умнее всех", быть "самым деловым", быть "самым чистеньким" и т.п. Западный человек демонстрирует свои отличительные качества, российский человек, напротив, не должен "высовываться". Не случайно главный герой многих русских сказок — дурак.

Попытка выделиться, показать свою исключительность, своеобразие наказывается, репрессируется коллективом. Нежелание "быть как все" высмеивается. Кстати, волна анекдотов про "новых русских", в которых создан негативный образ современного предпринимателя — действие данного регулятивного механизма, высмеивания.

Если насмешка не срабатывает, включается более сильный механизм — зависть. Она призвана уравнять амбиции индивидов.

Крайней формой "уравнивания" является "раскулачивание". Раскулачивание построено на формуле Шарикова: "Взять все и поделить". Эта формула характерна не только для люмпена, это общий регулятор культуры. Не случайно фразу "делиться надо" можно слышать не только от криминалитета, но и от государственных чиновников.

Совсем иначе принцип "будь как все" действует, когда индивиду "хуже", чем другим. В России наверняка нет ни одного человека, не испытавшего на себе в трудных условиях поддержку коллектива. Именно это и есть другая сторона принципа "будь как все".

Особенность действия этого принципа в том, что окружающие приходят на помощь потерпевшему зачастую тогда, когда он об этом не просит. Существует как бы негласное правило: нуждающийся не просит о помощи, коллектив сам приходит ему на помощь. Именно во взаимопомощи проявляются лучшие черты российского человека.

Всевидение, взаимонаблюдение друг за другом — еще одна черта русских коллективов, действие которой постоянно и всепроникающе.

Всевидение рождает у индивидов чувство, что "от общества ничего не утаишь".

Взаимообщение — превентивный регулятор принципа "будь как все". Именно в общении человек открывает себя. Постоянное общение и постоянная открытость — характерная черта русских коллективов. Поэтому даже на работе общение, "чаепитие", "курение" преобладает зачастую над делом.

Общение — тот механизм, который делает русского человека постоянно открытым, "прозрачным" для коллектива. Особой формой общения оказывается застолье с обязательной выпивкой. Именно выпивший человек становится предельно открытым для окружающих ("что у трезвого на уме, то у пьяного на языке"). Отказ от участия в совместной выпивке — признак закрытости индивида, проявление "не уважения обществу".

Подытожив сказанное, следует вывод: на Западе принуждает норма, в России — коллектив.

Специфика западного общества в отличие от русского обусловлена:
Во-первых, "рационализмом";

Во-вторых, фиксированной (чаще всего писанной) "нормой", предполагающей точной фиксации правил «игры».

Индикатор западного развития — независимость. В российском социуме действует противоположный -"зависимость". Зависимость от коллектива, зависимость от принципа "будь как все".

Особенности мотивации труда в России

Итак, для Запада — "будь индивидуален, но следуй установленным однозначным правилам". Для России — "будь как все и следуй за лидером". Лидер в данном случае понимается как индивид, персонифицирующий в себе принцип "будь как все". А значит, мотив российского индивида можно обозначить как "личная преданность" (в отличие от мотива западного индивида, известным как "частная инициатива"). Личная преданность — принцип, соединяющий в себе и добродетель православной морали — смирение, и основу бытовой морали — "будь как все и следуй за лидером".

Для того чтобы достичь высокого статуса на Западе, достаточно быть богатым. В России статус связан с умением "быть как все". Чем выше такое умение, тем выше статус. Человек может приобрести богатство и даже может "купить" себе статус, но он его не сохранит, если у него отсутствует чувство превентивной ориентации в коллективе. На Западе богатство равнозначно статусу, в России, чаще всего, богатство — следствие статуса. Богатство для западного индивида — индикатор успешной реализации принципа, основанного на самостоятельности (независимости), способности "все заработать своими руками", принципа "частной инициативы".

Однако в России есть особый индикатор статуса индивида — система льгот. Индивид, ориентирован системой норм и ценностей на "зависимость" от нормы "будь как все". Российский индивид не "зарабатывает", а "заслуживает". Заслуги индивида — и есть комплекс льгот, соответствующий достигнутому статусу. Система льгот — воплощение принципа "личной преданности". По своей сути, это и есть принцип мотивации труда в российских коллективах.

Итак, в российских организациях существует нормативная ценность как социальная установка преданный работник предпочтительней профессионала.

Другая особенность РОССИЙСКОГО характера — эмоциональность мотивации. Стремление к деньгам и материальной выгоде у российского человека не рационально, как у западного, а столь же эмоционально, как и стремление к любому другому идеалу, некогда захватившему сознание и чувства россиян

Неограниченные просторы, коллективный характер труда и авторитарное правление не предъявляли жестких требований к «межеванию» земельных ресурсов, поэтому в России долго не могло сформироваться право собственности. А чувство частной собственности, возможно, не сложилось и по настоящий день.

Интересно, что в русском языке собственно слово «свобода» соотносимо со словом «слобода» (послабления, освобождения от обязанностей).

Западная «свобода» — это отсутствие ограничений на деятельность, русская «свобода» — это отсутствие ограничений и принуждений к деятельности, она несет в себе безделье и лень.

Особое понимание свободы в русском языке проявляется и в слове «воля». «Воля» — это отсутствие ограничений; но при этом и их преодоление; это сильное желание, хотение; в то же время это — и самопринуждение; это власть над другими людьми и при этом ответственность перед ними; это сила.

Таким образом, успех на Западе строится на частной инициативе, характеризуемой тремя составляющими:
- методично следовать писаным нормам (правовым, моральным, техническим и т.п.),
- быть предприимчивым там, где «не запрещено»,
- рекламировать себя, выделяться, выглядеть оригинальным, демонстрировать свою индивидуальность.

Характеру россиянина это противоречит, так как он, прежде всего, должен развивать в себе чувство коллективизма. Совершенствуя в себе чувство коллектива, индивид достигает статуса лидера, и тогда его действия превращаются в стандарты и образцы поведения для остальных членов. Такой человек становится «законодателем мод», естественно, до тех пор, пока чувство коллектива ему не изменит.

Мотивация россиянина построена на эмоциональной формуле «во имя …», мотивация же западного индивида — на рациональном целеполагании и расчете.

Принципы взаимодействия на Западе и в России различны: для Запада — «будь индивидуален, но следуй установленным однозначным правилам»; для России — «будь как все и следуй за лидером».

Еще раз подчеркнем отличие концепций А. Маслоу и Православия:

- согласно Маслоу, через поэтапное удовлетворение всех потребностей самосохранения можно прийти к самоактуализации; если оказалась нарушена одна из потребностей самосохранения, то самоактуализация оказывается невозможна;
- согласно Православию, самоактуализация достигается через самоограничение и терпение, а в случае монашеской аскезы через страдание; чтобы достичь самоактуализации необходимо не удовлетворять плотские страсти и гордыню, а ограничить их.

«Закаляйся как сталь» — идеал и Православия, и Коммунизма.

Индивид, сформировавшийся на Западе, получает удовлетворение от реализации потребности.

Напротив, российский индивид, ограничив удовлетворение любой потребности, достигает самоактуализации. Этим отличаются западная и российская этические модели.

Как сказал Эдвард Радзинский: «В этой стране люди управляются не деньгами, а страстями».

Итак, основные качества русских, влияющие на их отношение к работе и которые необходимо учитывать при работе с персоналом:

Условно отрицательные:
- импульсивность (неорганизованность, спонтанность, неумение/нежелание планировать)
- непунктуальность, отстутствие педантизма
- неконтактность, неприветливость с незнакомыми людьми
- нерациональность, ненормативность поведения
- конформизм («быть, как все», не выделяться)
- социальная зависть

Условно положительные:
- смекалка, т.е. возможность выполнить работу при недостатке ресурсов
- энтузиазм, эмоциональная увлеченность работой
- доброжелательность, открытость в процессе общения со знакомыми людьми
- готовность оказать помощь (взаимопомощь)
- личная преданность руководителю и/или коллективу

Нейтральные качества:
- коллективизм
- важность статуса, «заслуг» в отношениях
- эмоциональность.


А как в Украине?

Культивируемые ныне так называемые черты украинской ментальности типа "соборности", "державности", "униатства" и проч. — это содержание идеологического процесса, но никак не этнического менталитета.

Менталитет — не просто важный, а важнейший фактор, влияющий на мотивацию персонала. Пока что в большинстве случаев доминирующую роль играют "советские" факторы, «Кодекс строителя коммунизма», переписанные доктрины Православия.

На менталитет нации оказывает влияние также то, что Украинское государство стремится не столько существовать, сколько доказать всему миру, что оно существует. Жизнь в государстве, тратящем слишком много средств на "подкрашивание фасада", не очень уютна. Она похожа на жизнь в потемкинской деревне, такой «потемкинский капитализм».

Однако украинская нация советского и постсоветского образца — это два абсолютно разных этноса, хотя их и составляют в основном одни и те же люди.

Каковы основные предпосылки, фундамент образования украинского этноса?

1. В отличие от соседей-кочевников, в том числе дpевних венгров и болгар, украинский этнос кpисталлизовался и до сих поp существует в собственном этноаpеале и вокpуг него. Такое постоянство геогpафического окpужения пpивело к почти идеальной адаптации укpаинца к ландшафту, что не могло не найти отpажения в ментальных установках. Днепp и Десна, Каpпаты и Степь, Хоpтица и Великий Луг — для укpаинца это не пpосто топонимы, обозначающие пpиpодные объекты, но нечто большее: эстетически воспpинимаемая сpеда пpоживания, их окpужение, их миp, их Дом (с большой буквы), а часто — поэтические обpазы и элементы мифологии.

Восприятие статичных форм лесостепного украинского рельефа, далеких горизонтов, наполненных мягкими, плоскими волнами плодородных земель порождает мечтательность, чувственность, пассивность, беззаботность и одновременно — склонность к воле и анаpхии.

2. Пpевосходство "сеpдца над pазумом". "Специфическими чеpтами укpаинской миpовоззpенческо-философской ментальности, — пишет М.Шлемкевич в книге "Загублена укpаїнська душа", — есть напpавленность на внутpенний эмоционально-чувственный миp человека, в котоpом господствует не холодный pациональный pасчет "головы", а жгучий пpизыв "сеpдца".

3. Отношение к земле укpаинского кpестьянина гpаничило с ее обожествлением. Земледельческий обpаз жизни в совокупности с близостью к пpиpоде вообще pождал не только лиpичность или пpовинциальную сентиментальность, но и чувство собственного достоинства, увеpенность в своих силах, в какой-то меpе — индивидуализм. В чувстве собственного достоинства, значимости коpенится остpое, даже болезненное чувство спpаведливости, ненависти к ущемлению, толкающие укpаинца к пеpманентному поиску пpавды.

4. На формирование специфических черт украинского менталитета оказало влияние уже упомянутое выше длительное вхождение украинских земель в состав разного рода государственных образований (Литовского княжества, Речи Посполитой, Австро-Венгрии, Османской и Российской империй) и столь же длительная борьба за независимость, породившая такие ментальные качества, которые, казалось бы, противоречат друг другу. Так, "с одной стороны, квинтэссенция украинского духа — казак — вольнолюбивый индивидуалист. Эти индивидуальные начала, их индивидуалистические представления имеют свои положительные и отрицательные стороны в характере народа... С другой стороны, столетия крепостного права не могли не наложить свой отпечаток. Это рождало в массе украинского крестьянства "почуття громади", чувство взаимопомощи, поддержки и др.".

С одной стороны — авантюрно-казацкий (лицарский) стиль жизни, с другой — стиль потаенного существования, порождаемый необходимостью скрывать свой внутренний мир от врагов. Если первый — источник активности, то другой принуждает к жизненной философии "моя хата с краю".

5. Начиная от восточно-славянского веча и казацкой рады, украинский народ всегда тяготел к более демократичным и республиканским формам правления, в отличие от других европейских стран с их идеями "цезарепапизма". Но все тот же индивидуализм, выступающий обратной стороной демократизма, являлся одной из главных причин отсутствия на протяжении длительного времени собственной государственности.

"Аристократизм духа, — писал Г. Ващенко в 20-е годы в работе "Психiчнi властивостi українцiв i причина наших невдач", — логически ведет к индивидуализму, индивидуализм ведет к эгоизму, формой которого есть амбициозность". Политические амбиции, гипертрофированный индивидуализм в политике привели к тому, что борьба за власть приобретает острый, конфликтный, иногда — трагический характер. Она не останавливается с победой одного из политических образований: ему всегда противостоят оппозиционные силы.

Суть украинской ментальности лучше всего характеризует термин "Хуторянство".

"Хуторянство" — это естественное состояние украинской нации.

Большинство политиков, в т.ч. и президент, — продукт украинского хуторянства, его воплощение, по сути — его классический образец. Ему не приходится притворяться, заявлять о своей принадлежности к народу. Украинский хуторянин видит в нем себя, смотрится в него, как в зеркало. А хуторян-украинцев, даже живущих в городах, не менее 60%. Значителен их процент и в самом Киеве, который удвоился в последних полвека за счет притока из глубинки.

Менталитет отечественного хуторянина описан в произведениях украинской художественной классики. Кратко обрисуем его характерные черты:

- Хуторянин считает себя достаточно "умным", а если же и не очень умным, то по настоящему "мудрым". Ум и мудрость хуторянина проявляются в его хитрости и способности своевременно уклониться от риска, избегая реальной (и мнимой) опасности и ненужной работы.

- Хуторянин сам себе на уме: он люто ненавидит представителя власти, ругает его в присутствии близких, переносит свой гнев на жену и тещу, восхищается своей смелостью и радикальностью убеждений, но при встрече с объектом ненависти (чиновником) подобострастно нагибается, приветствуя и желая ему крепкого здоровья. Еще он (хуторянин) устраняется от участия в решении общественных проблем, живет по принципу: "моя хата с краю".

- Хуторянин чаще всего остерегается людей смелых и инициативных, видя в них скрытую опасность своему благополучию. Потому-то и держится от них подальше. Не понимает он инициативных и смелых людей. Его умозаключения сводятся к следующему: "Если я боюсь, почему он не боится?". "Если я не решаюсь, почему он решается?". "Может быть, ему велено, и разрешено быть смелым, а если не разрешено и не велено, то не последует ли наказание?". В итоге он заключает: "Лучше быть мудрым и осторожным, чем смелым и битым".

Сравнительный анализ менталитетов.


Общие черты:
- Чувственность, эмоциональность мотивации
- Смекалка, т.е. выполнение задачи, несмотря на отсутствие всех необходимых ресурсов
- Гостеприимство
- Доброта
- Выносливость
- Отсутствие «духа капитализма» у большинства населения, социальное иждивенчество
- Социальная зависть
- Неточность во времени, непунктуальность
- Не следование технологической дисциплине

Следует учесть и неравномерность распространения описанных выше факторов по территории Украины, ибо она отнюдь неоднородна ни по хронологическим, ни по региональным признакам. Не надо быть специалистом, чтобы сделать вывод, что на Западе мы получим совершенно иные результаты, чем в Восточных или Южных областях страны. В разных регионах разное отношение к историческому прошлому, культурному наследию, языку, религии, перспективам развития и т.д.

Разницу украинского и российского менталитета используют даже рекламисты. Взять, к примеру, фразу, часто используемую в нашей рекламе: «Зачем платить больше?». Эта фраза подчеркивает бережливость, присущую украинскому народу. Вряд ли такой же резонанс она возымеет на родине «открытой русской души». Еще одна характерная черта украинского этноса — недоверчивость и подозрительность. Именно «благодаря» этому качеству проваливаются рекламные кампании, идея которых основывается на мнении авторитетной особы, чаще всего звезды телеэкрана. Для украинца скорее авторитетом будет удачливый сосед, а не сценическая дива.

Обобщая сказанное, еще раз отметим основные черты украинского менталитета.

Во-первых, духовная связь украинцев со средой их обитания. "Привязанность к определенным территориям или местностям в их границах... — пишет Э.Смит, — носит мифический и субъективный характер. Для этнической идентификации более важны привязанность и ассоциации, чем жизнь на этой земле или обладание ею".

Во-вторых, верховенство индивидуализма над коллективизмом, что отмечают практически все исследователи данного феномена. Как писал А.Кульчицкий, "наш персонализм гораздо более, чем в Западной Европе, был направлен в сторону интровертного углубления, во внутренний мир личностного переживания.

В-третьих, верховенство эмоциональности над рациональностью, чувства над интеллектом, "сердца" над "головой" — кордоцентризм, особенно в философии, о чем достаточно много говорят современные украинские историки философии.

В-четвертых, определенный социальный фатализм, то есть вера в автоматичность исторического процесса, откуда вытекает постоянный уход в малые группы, в семью воздержание от участия в решении серьезных социально-политических проблем.

В-пятых, двойственность внутреннего мира, совмещающего в себе авантюрно-казацкий (активный) психологический тип и тип "потаенного существования" (пассивный).

В-шестых, «всеобщая уравнительность» и лояльность украинцев, обусловленная спецификой семейных отношений, традициями политической саморегуляции и религиозной жизни.

Вспомним присказку, — "в армейскую часть привезли новобранцев. Русский первым делом интересуется, где столовая, украинец — где сержантская школа. С очень глубоким подтекстом шутка. Если под «армейской частью» понимать СССР... то роль в нем украинцев просматривается неплохо".

Действительно, не только большой удельный вес украинцев среди сержантского и офицерского состава Советской армии — факт общеизвестный, но и огромное количество хозяйственных и партийных руководителей разных рангов, разбросанных по всем областям и странам бывшего Союза, свидетельствуют о: а) высокой самоидентификации украинцев со всем советским народом; б) хозяйственность и стремление к обособлению.

Итак, взвесим все "за" и "против". С одной стороны, мы имеем общие с западноевропейской цивилизацией корни и вплоть до XVII века развивались в общеевропейском контексте, что нашло отражение в ментальных созвучиях украинской и европейской мировоззренческих принципов. С другой стороны, за последние 350 лет и в ментальности украинцев, и в ментальностях европейцев произошли коренные изменения, связанные с различными путями исторического развития. Мы больше не представляем с ними единой ментальной общности, зато у многих украинцев пока очень высокий уровень идентификации с событиями недавнего советского прошлого.

Есть такая притча. Англичанина спросили: сложно ли вырастить газон? — Очень просто, — ответил тот. — Нужно обработать землю, посеять хорошие сорта, регулярно поливать и подрезать траву. — И все? — В основном все. Пройдет триста лет — и получится отличный газон...

Несколько поколений людей родились и прожили в условиях расслабленного состояния, психология у них и их детей сформировалась потребительская, нетребовательная ни к себе, ни к людям, ни к качеству жизни. Вместе с тем строительный материал самостоятельного государства — это люди. Так что, видимо, сменится несколько поколений, прежде чем возникнет по-настоящему предпринимательский высококультурный класс, развитое гражданское общество и устойчивое государство".

Автор:Сергей Беляев.
www.management.com.ua



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх