,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Бомба для Харькова
  • 6 октября 2008 |
  • 09:10 |
  • YoGik |
  • Просмотров: 28147
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
ВИКТОР ФОМЕНКО: Александр Карлович! Какие черты присущи типичному харьковчанину?
АЛЕКСАНДР ЗОЛОТЬКО: Скажу сначала о том, что определило те или иные харьковские черты. Харьков основывался не как город, а как крепость. В конце 17-го века эти места выполняли роль Дикого Запада: человек шел пахать, и у него с собой был мушкет или сабля на боку — для того чтобы в любой момент отразить нападение. Регион долгое время был наполнен военными поселениями: это и Изюмские, и Чугуевские полки. Люди были постоянно на взводе, они все время были готовы к неким военным действиям. Как результат, это привело к тому, что харьковчанин генетически: а) самостоятелен, б) готов отвечать за свою самостоятельность и не особо ждет помощи со стороны. Это положительные моменты. Но есть и отрицательные последствия. Если мне не нужна ничья помощь, зачем я буду ее кому-то давать? Если человек обращается за помощью, харьковчане скорее всего помогут, но при этом будет подтекст: а ты что сам не можешь? Харьковчанин уважает себя как независимую единицу, и при этом требует, чтобы остальные себя вели так же. Харьковчане соответствуют принципу йоги: в помощи не отказываю, но помощь и не навязываю. Хотя у нас это несколько гипертрофировано.
В.Ф.: Похоже на кризис доброжелательности… Киевляне добрее нас?
А.З.: По-моему, злее. В отношении харьковчан там особая песня… Проще сравнить с одесситами. Над новеньким одесские будут смеяться и хлопать его по плечу, попытаются подставить, кинуть или, как минимум, получить с него какую-то выгоду. А харьковчанин проверит нового человека на излом. И очень жестко проверит.
В.Ф.: Требовательность?
А.З.: Да. Москвичи, когда служили вместе в армии, держались землячеством — москвич прикрывал москвича. То же касается и кавказцев. Несмотря на то, что один из Еревана, а другой из села, попав в армию, они активно защищали друг друга. С харьковчанами этот номер не проходил.
В.Ф.: Индивидуализм…
А.З.: И нежелание мешать индивидуализму другого человека… Каждый харьковчанин должен был выживать сам. Но есть и другая сторона медали. Из четырех замов командиров взводов — трое были харьковчане. А из восьми харьковчан моего призыва, которые попали в роту, семеро стали сержантами. С одной стороны, налицо нежелание тянуть друг друга, а с другой — четкая уверенность в своих силах: зачем браться за дело, если не для того, чтобы чего-то добиться? Кстати, эта же причина заставляет харьковчан очень часто уезжать из города. Город был и остается недоброжелателен к индивидуальностям. Если ты поднялся, выделился и стал немного ярче, чем остальные, то на тебя начнут смотреть искоса. Доказательств сколько угодно. Назовите мне хоть одного человека, который оставаясь в Харькове, достиг каких-то вершин? Если вы начнете разговаривать о писателях с одесситом, вы сразу услышите: Бабель — талантливый писатель, потому что одессит. Ильф Петров талантливый, потому что одессит. Об Одессе есть куча песен и куча книг. Одесские рассказы знают все, а у харьковчан все по-другому. У Одессы есть миф, а у Харькова нет.
В.Ф.: А может, Одесса — это исключение? Разве у Киева есть свой миф?
А.З.: Киеву всегда было проще, потому что он столица.
В.Ф.: А донетчане?
А.З.: Они так и говорят: мы — бандиты, не трогайте нас. То есть, людей достали разговорами о донецкой мафии, и они обиделись… В чем особенность харьковчанина, которая проявилась в том числе и в политиках? Как только политики из Донецка попадали в Киев, на Донецк начинали двигаться субсидии, инвестиции и так далее. Как только в Киев попадал житель Днепропетровска, теперь уже в этом направлении, образно говоря, шли составы. А вот если харьковчанин попадал в другое общество, в другую среду или в другой город, он так или иначе начинал подстраиваться под новую систему. Харьковчане отличаются повышенной гибкостью, поэтому они так успешны в других городах и в других странах. Как только они попадают в новое место, они сразу же принимают новые правила игры. А дома все наоборот — не пробиться. Мы неодобрительно смотрим на соседа, добившегося успеха.
В.Ф.: В 1935-м нас лишили столичности, вот мы и обиделись…
А.З.: Да, комплекс есть, но дело не только в изменении статуса. Киевлянам в определенном смысле повезло: прежде чем решился вопрос с переносом столицы, в Харькове прошла массовая чистка интеллигенции. То есть именно в Харькове выполнили этот план, после чего «органы» притихли и в Киеве уже было поспокойнее… Вообще, Харьков какой-то сакральный город. Сколько народу полегло здесь в Великую Отечественную! Три гигантских сражения…
В.Ф.: Выводы?
А.З.: Театры не прижились, киностудии не появилось… Процент интеллигенции на душу населения снизился — но! Благодаря вузам Харьков остался самым мощным в Украине техническим центром. В детстве в книге «ЦРУ против СССР» я обнаружил список городов, предназначенных для первоначального уничтожения, и Харьков входил в первую пятерку. То есть американцы настолько ценили Харьков, что даже готовы были на него сбросить бомбу! Я очень загордился! Вот в каком умном и техническом городе я живу!
МНЕНИЕ ПО ТЕЛЕФОНУ: Я предлагаю три качества: харьковчане — люди не приветливые, зажатые и хамовитые. И это неудивительно. Харьков — это мегаполис, здесь было сосредоточено много предприятий, и, как результат, сюда из советских республик стекались люди всех национальностей.
А.З.: Вы называете это негативом, а одесситы этим наоборот гордятся. В одессите намешано очень много всего, у него там куча разных кровей… Харьковчане зажатые? Не уверен. Если одессит — это комик, то харьковчанин — это драматический актер. Послушайте, как харьковчане рассказывают анекдоты.
Они рассказывают вроде как серьезно, но в конце получается смешнее, чем если бы это рассказывал кто-то другой… Когда люди съезжались сюда из разных городов и республик, то это формировало очень общительную среду — люди соединялись, варились в одном котле. Сейчас стало чуть по-другому. Есть такой анекдот: «Девушка, простите, вы откуда?» «Шо?» «А, из Украины». «Га?» «Из Харькова». «Ля!» «С Салтовки». Одесситы собрали все вместе — и положительные черты, и отрицательные. Москвичи — тоже. «Москва бьет с носака», «плакать не дает» — эти поговорки москвичи сами придумали. Харьков в этом мире значит очень много…
В.Ф.: …по сути. А по форме?
А.З.: Мы не смогли создать свой имидж, и поэтому у нас не получается себя хвалить, мы не умеем себя толком подать.
В.Ф.: А чего мы боимся?
А.З.: Мы не хотим обобщений. Каждый харьковчанин хочет выиграть сам, один… «Не лезьте ко мне, не трогайте меня». И при этом детская наивность. «Встретить по одежке» — это про нас. Мы на четыре года избираем мэра, и бабушка говорит: «Пусть он попробует». Фраза замечательная, она меня просто убила. Получается, есть власть, а есть я, каждый сам по себе. «Я вас не трогаю, и вы меня не чипайте…» Если бы Харькову дали те средства, которые были вбиты в Киев, эффект был бы гораздо больше. Скажем, издательств в Харькове раз-два и обчелся, а писателей-фантастов больше, чем во всей Украине. Это около сорока человек — писатели, которые активно публикуются… Когда я учился на филфаке, мне объяснили, что наше произношение, если убрать жуткое «гы», приближалось к норме русского языка больше, чем Москва, Киев и остальные города. Харьковчанин — это человек не реализовавшийся в родном городе, но который становится украшением любого другого города, страны или коллектива.
В.Ф.: Получается, те, кто остался в Харькове — это нереализованные люди?
А.З.: Творчески — да. А вот финансовая, деловая, торговая реализации здесь идут на отлично… Кстати, когда в Одессе сделали оптовый рынок, то он с «Барабашкой» так и не сравнился… Резюме: называть Харьков культурным центром было бы большой ошибкой.
МНЕНИЕ ПО ТЕЛЕФОНУ: А знаете, почему у нас так много писателей-фантастов? У нас очень много вузов, а писатели-фантасты — это интеллектуальная элита: инженеры, программисты и так далее. Это позитив. А негатив такой. Когда харьковчане попадают в новое место, они всех расталкивают локтями, они всегда впереди, на виду. Это можно назвать агрессивностью, а можно — активностью. Можно вспомнить Людмилу Гурченко, Марийку Бурмаку, Чижа…
А.З.: Я не совсем согласен по поводу писателей-фантастов. Техников среди них поменьше, больше все-таки гуманитариев. Бывает два гуманитария и техник, или два гуманитария, причем кондовых — как, скажем, Александра Зорич — дуэт харьковских писателей: у них образование историческое и философское… Когда начинались какие-то движения, Харьков всегда поднимался: в 20-е годы сюда регулярно приезжал товарищ Маяковский. Его можно было регулярно встретить на Сумской в голом виде, покрашенного пополам в желтый и лиловый цвета… Здесь были Есенин, Максимилиан Волошин, Гулак-Артемовский…
В.Ф.: Выделяем тройку качеств — самое-самое.
А.З.: Самостоятельность, требовательность, ироничность. Причем, ирония — это самая типичная харьковская черта. Не стеб, не ржачка, а умение иронично взглянуть на себя и на соседа. Может, из-за этого у нас нет песен, восхваляющих Харьков до невероятных размеров. Как нет и анекдотов, где харьковчанин умнее всех

Эфир радио «Новая волна» от 22 сентября 2008-г.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх