,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ИнтеллиГЕЙТ
  • 6 октября 2008 |
  • 08:10 |
  • YoGik |
  • Просмотров: 30297
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
Интеллигентов в народе не любят, но быть ими стремятся. Интеллигенцию журят, но не злобно. Анекдотов про интеллигентов мало и они не обидные. И всё-таки мы, единственное в мире общество «с прослойкой», не знаем, что же это такое — интеллигент. У нас под этим термином ходят и люди, зарабатывающие себе на кусок хлеба своим интеллектом, и те, кто занимается творчеством, и просто трепачи. Во всём мире интеллектуал — такой же труженик, как пахарь, слесарь, или повар. У нас интеллигент — это «нечто».
Термин «интеллигент» придумал и впервые употребил в своих произведениях П.Д. Боборыкин. Один из образованнейших людей середины XIX века, Петр Дмитриевич, все любил называть своими именами. Этим термином в своих произведениях он обозначал «…молодых людей из разных сословий, приехавших из провинции в столицы получать университетское образование и по каким-либо причинам не кончивших курс». Эти лоботрясы, бросив учиться, в своё оправдание говорили: «Мы не можем спокойно жить, пока страдает и болеет народ. Мы пойдем в народ и будем болеть вместе с ним».
Люди с определенным интеллектом, но без определенных занятий вращались в околоуниверситетской среде Москвы, Петербурга, Киева, Харькова, Казани. Во время пирушек спорили, развивали идеи, к чему-то призывали, что-то ниспровергали… Как сказали бы мы — «тусовались». Не занятые ничем конкретно, могли поразить неординарной мыслью, остроумием, новизной (у бездельников для беспорядочного чтения времени много). Поэтому именно интеллигенты становились центрами неких кружков «по изучению…», «по пропаганде…») и, наконец, «по ниспровержению существующего тиранического строя».
Так и получилось, что первыми идеологами наших революций стали недоучки, занявшиеся не своим делом — интеллигенты.
Термин «интеллигент» в общественный обиход ввели полицейские чиновники. В пореформенной России в полиции за честь считали служить образованнейшие люди (один из них, выпускник Сорбонны, преподавал философию в Харьковском Императорском Университете). В протоколах положено было указывать «состояние» субъекта: дворянин, мещанин, крестьянин… Эти «клиенты» околотков, частенько попадавшие туда за дебоши, драки, истории с проститутками не тянули даже на разночинцев. Термин устроил полицейских канцеляристов. Естественно, получив такое оригинальное звание, его носители с гордостью так и представлялись: «Интеллигент такой-то». Так что в общество интеллигент попал при посредстве полиции.
Вот так из полицейских протоколов слово быстро стало синонимом неординарно образованного, думающего человека, озабоченного общественным интересом. Быть интеллигентом стало престижно. И в нашей стране им стали обозначать всех людей умственного труда. Но была и некая интеллигентская элита. Не всякий обладатель вузовского диплома автоматически становился интеллигентом. Появилась самопальные интерпретации термина: «интеллигент — это состояние души», «человек, думающий прежде о возвышенном, а потом о земном», «разносторонне образованный, увлеченный, интересный человек». Да уж, куда интереснее!
Первыми типичными интеллигентами были народовольцы. Недоучки Желябов, Перовская, Кибальчич и Рысаков убили царя-освободителя Александра II, героя двух войн, за день до подписания им первой российской конституции. У современных историков есть основания считать, что вольно или невольно они были агентами иностранных спецслужб. Финансирование терактов — дело дорогое. Несложные подсчеты показывают, что охота на императора обошлась в 12—15 тысяч золотых рублей — суммы, которой у этой рвани не могло быть по определению.
В русской литературе талантливо даны образы типичных интеллигентов: Манилов, Обломов, князь Мышкин, Нехлюдов. Но самый выпуклый, хрестоматийный образ — у Ильфа и Петрова. По тринадцатой главе «Золотого теленка» «Васисуалий Лоханкин и его роль в русской революции» можно исчерпывающе проследить генезис отечественной интеллигенции.
Сколько таких лоханкиных на протяжении десятилетий «мыслили» на продавленных диванах? Мы наблюдаем ренессанс этого процесса с той лишь разницей, что место дивана заняло не менее продавленное кресло в телевизионной студии. Интеллектуальная саранча против интеллекта народа. Она снова на нашем социальном поле кормится от наших трудов. И последствия вполне предсказуемы. Как писал Галич: «Не бойся войны, не бойся чумы, не бойся мора и глада, а бойся того, кто придёт и скажет: «Я знаю как надо». Политологи и парламентарии, прогнозисты и имиджмейкеры… Не было бы в помине, если бы не потребность успешных интеллектуалов в субстанции для мясорубок телевизионных ток-шоу, круглых столов, симпозиумов и форумов. В их борьбе за сверхприбыли и власть, оказывается, необходима и эта субстанция… ну, в общем, как Ленин говорил: «Не мозг, а дерьмо нации». Знал, о чем говорил: недоучка, занявшийся не своим делом, В.И. Ульянов был типичным интеллигентом. Сталин не столь категоричен, но его «вшивый интеллигент» презрительно уничижает посильнее ленинской фразы. При этом вожди мирового пролетариата имели в виду именно интеллигента, а не интеллектуала. Оба хорошо знали социальную терминологию того времени. И именно они организовали массовый террор, от которого больше всего по­страдали интеллигенты. И до сих пор не могут забыть этот ужас. Вот только вопрос: а кто доносы строчил? Свой брат-интеллигент и строчил. Такая вот форма дискуссии, особенно модная в революционные и постреволюционные времена. Не понравился спектакль Курбаса — письмо в ОГПУ, да с резюме: «немецкий шпион». А Королев, а Ландау, Мандельштам, Пастернак и тысячи других наших талантов? Кое-кому неудобно, «неинтеллигентно» об этом вспоминать. Но ведь дела хранятся в архивах. И можно почитать эти пассажи интеллигентных «доброжелателей». Думаете, теперь невозможно? Возможно!
В революционные времена ГКЧП, а особенно «оранжевого» Майдана, такие бумаги снова стали поступать в компетентные органы. Например, 20 профессоров Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина написали «открытое» письмо по форме, и политический донос по сути на своего ректора — выдающегося ученого с мировым именем В.С. Бакирова. Мне стало интересно, а был ли прецедент в истории университета? Оказалось, был. В 1937 году на основании подобных бумаг расстреляли ректора Алексея Нефоросного. Можно привести еще не один пример таких интеллигентских конвульсий, попыток снова отвоевать свое место под солнцем. Но все возвращается на круги своя. Все чаще звучит слово интеллектуал. И место прослойки уверенно занимает класс не просто мыслящих, но прагматичных, думающих людей. Такова динамика развития общества: в больших областях монотонный и физический труд вытесняют процессы, где без хорошо поставленного мыслительного аппарата — никак. И уж совсем новое место в обществе занимают интеллектуалы творческих профессий. За хорошие мозги стали достойно платить. Этот сложный процесс стремительно развивается. Но его тормозят интеллигенты. Эти «всезнайки» лезут во все отрасли жизни. И, случается, им удается сбить с толку общество. Но все равно интеллигенция изживает себя. Сейчас на диване долго не полежишь, и кормить за прекраснодушие и высокие порывы Лоханкиных не будут. Как говорят американцы: «Если ты такой умный, почему же ты такой бедный?»
Молодежь это хорошо понимает. Она занята процессом, не ради процесса, а ради достижения конечного результата. Она потребляет искусство ради удовольствия, а не с целью «осмысливания». И не любит пустой трёп.
Булгаковский профессор Преображенский не любил пролетариат. Я не люблю интеллигенцию, ту самую, которую классики ещё называли «пролетарии умст­венного труда»

Нисон М. РОЙТМАН



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх