,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


АРХЕОЛОГИЯ «ЧЕРНАЯ» И «БЕЛАЯ»
  • 17 сентября 2008 |
  • 09:09 |
  • YoGik |
  • Просмотров: 303823
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
Со времен легендарного Шлимана каждый археолог мечтает найти клад. Годами ищут они материальные ценности древних культур и цивилизаций, но, как правило, основную массу находок составляют обломки керамики, кости животных и хозяйственная утварь — все то, что сопровождает человека с эпохи раннего неолита. Парадокс профессии археологов в том, что когда они выкапывают сокровища, имеющие реальную материальную ценность, то не получают за свою находку никакого вознаграждения. Такая у них профессия. Любой человек, интересующийся историей и краеведением, имеет право вести исторические поиски или археологическую разведку. Обломки керамики или заржавленный наконечник татарской стрелы может найти любой, кто внимательно смотрит себе под ноги после сильного дождя, но проводить археологические раскопки могут только подготовленные специалисты, которые обязаны иметь при себе специальное разрешение — «Открытый лист» Института археологии АН Украины или Крыма. Ну а если вы не археолог и нашли клад на своем огороде, то это удача, т. к. вам положено вознаграждение в размере 25% от оцененных предметов. Процент этот достался Украине в наследство от СССР, и, к сожалению, такой несправедливый раздел провоцирует многих кладоискателей скрывать найденные ценности. Законы почти всех государств относительно найденных кладов базируются еще на… Римском праве от 533 года и гласят примерно следующее: нашел клад на своей земле — владей, нашел в земле, принадлежащей другому лицу или государству, — владей половиной, но и в первом, и во втором случае обязательно нужно сдать клад для описи и изучения, хотя бы в ближайший музей. Поэтому и «уходят» сейчас найденные сокровища на Запад — в частные коллекции. Многие из тех, кто нашел, порой даже не догадываются о настоящей, реальной стоимости найденных предметов и в оценке часто руководствуются собственной интуицией. Страшнее, когда профессиональные археологи, измученные нищенской зарплатой в 130 — 160 гривен, сами становятся «черными археологами»…

По подсчетам ООН, кладоискательство и торговля предметами, найденными в кладах, входят в десятку самых прибыльных занятий бизнесом в мире. А искать есть где. По мнению экспертов Британского адмиралтейства, только под водой лежит около трех миллионов кораблей. На специальной карте сокровищ, затонувших в разное время в Мировом океане, издающейся периодически в США, отмечены тысячи мест, где лежат подводные клады. Помимо карт, на Западе процветают туристические фирмы и специализированные агентства, где вам предложат не только увлекательное путешествие в поисках клада, но и специальное снаряжение и даже проводника по поиску сокровищ, спрятанных, к примеру, тамплиерами. Такие путешествия организуются чаще всего в экзотические места: горы, пустыни, джунгли, где клиенты если и не найдут ничего ценного, то все же неплохо отдохнут и переживут неподдельный азарт золотоискателей. Впечатлений от такого «отдыха» больше, чем от простого лежания на солнце и приятного ничегонеделания.

В последние годы развивается и археологический туризм. Хотя такие «путешествия» придумывают предприимчивые фирмы, включающие в перечень своих услуг экстремальные приключения, кое-кому действительно удается найти клад. Кроме того, сейчас в мире насчитывается несколько тысяч профессиональных кладоискателей, сотни тысяч профессиональных металлоискателей и более миллиона аквалангистов. Кроме профессионалов, в летнее время к искателям приключений присоединяются десятки тысяч любителей, которые сочетают поиски кладов с… очередным отпуском. Если и не найдут, то хоть поныряют досыта. В Новосветской бухте в Крыму на глубине всего 17 метров лежат остатки средневековой пизанской галеи, и археологи нередко занимаются тем… что «гоняют» на дне «случайных» ныряльщиков! Вот уже более ста лет музейные специалисты всерьез озабочены тем, что найденные сокровища в большинстве случаев поступают в частные коллекции и многие из них навсегда пропадают для ученых. Археологов, в принципе, не интересует, где и у кого хранятся клады; для науки важно лишь то, чтобы была проведена научная экспертиза и клад был описан. В мировой истории не бывает мелочей. Иногда всего одна монета, одно граффити может многое рассказать археологу и подсказать точное время того или иного исторического события. Даже 1500-летний юбилей Киева был установлен по хронологии монет времен императора Юстиниана, найденных в Киеве. Правильна или нет такая методика — вопрос спорный, но историческая наука непрерывно развивается, а качество экспертизы совершенствуется. Чтобы не упустить важные находки, в некоторых странах археологи прекратили «войну» с кладоискателями и сейчас лишь требуют оформления заявок на те или иные поиски. Если объект чрезвычайно интересен, то в поисковую экспедицию могут включить и эксперта-историка. Больше всего тревожит наших ученых то, что «любители древностей» обратили в настоящее время свой взор именно на Украину, земля которой буквально напичкана предметами трипольской, скифской, сарматской, античной и древнеславянской культур. Если есть заказчики — найдутся и исполнители, не брезгующие ничем. Вот так и тянется «археологическая дорожка» в Европу и дальше за океан. В 2001 году 26 предметов, представленных на торгах аукциона «Ариадна Гэлери» (Нью-Йорк), были явно из крымской земли. Крым — жемчужина Европы, по мнению многих археологов, опережает по значимости находок даже Грецию и Малую Азию; еще бы — лишь одна орлиноголовая поясная пряжка из готских могильников стоит около двух тысяч долларов, а их в одном захоронении можно найти несколько десятков. Вот и тревожат прах древних готов в Крыму современные вандалы. Причем первые же находки позволяют на вырученные деньги создавать профессиональные команды со своими научными сотрудниками, охраной и простыми бомжами-землекопами, с которыми зачастую расплачиваются водкой и сигаретами. Директор национального заповедника «Чигирин» Василий Иванович Полтавец во время очередного объезда заповедника, территория которого занимает не одну сотню гектаров, заметил в один из полевых сезонов группу, которая проверяла металлоискателем участок, входящий в заповедную зону. На вопрос «Чем вы здесь занимаетесь?» он получил лаконичный ответ и убедительный жест оружием. Дело в том, что в этих местах в древности существовало огромное Мотронинское городище. Однажды здесь нашли даже редчайший киммерийский меч и уникальный скифский шлем. В прошлом году завершился первый этап пятилетней украинско-польской археологической экспедиции, а в конце ХХ века тут проводила раскопки экспедиция Института археологии АН Украины под руководством С.Бессоновой. По материалам раскопок были сделаны выводы, что это городище VI — V века до н.э., так называемой среднеднепровской культуры, но со значительным влиянием фракийских и скифских племен. Итак, скифы! Скифское золото во все века будоражило кладоискателей. Еще в 1863 году археолог И.Забелин, раскапывая Чертомлыкский курган в двадцати верстах от Никополя, наткнулся на захоронение… древнего «черного археолога».

Забелин, наткнувшись на следы древней трагедии, отметил, что удача отвернулась от кладоискателя в самый последний момент; рядом с ним стояло ведерко, наполненное золотыми украшениями. А найденные сокровища были поистине уникальны. Здесь и золотые подвески, и кольца, и изысканные чаши. Курганы всегда представляли для «любителей древностей» лакомый кусочек.

В XIX веке газеты часто рассказывали, как крестьяне причерноморских губерний иногда забрасывали земледелие и целыми селами уходили копать курганы. Это напоминало золотую лихорадку в Калифорнии и на Аляске. Стоило одному найти золотую бляшку, как мужики окрестных деревень сколачивали артель и уходили к ближайшим курганам.

Чаще всего поиски заканчивались безуспешно — оборванный глава семьи возвращался к голодным детям, но еще долго глаза его блестели горячечным блеском. Специальных законов, охраняющих исторические ценности в земле, до конца XIX века не было; власти смотрели на подобные промыслы снисходительно, тем более, если находки и случались, они быстро проедались и пропивались в ближайших шинках, а потом неизменно поступали к власть имущим в виде взяток.

Потом золотые находки перекупались настоящими ценителями древностей. Даже Шлиман, обнаруживший знаменитую Трою, не устоял перед искушением покопаться в приднепровских курганах. В шестидесятые годы он обратился к российскому императору Александру II с просьбой о въезде в Россию, чтобы раскопать скифские курганы. На прошении император написал кратко: «Пусть приезжает, повесим!»... Нужно отметить, что в эпоху Александра II отечественная археология добилась значительных успехов и скифские курганы раскапывали уже настоящие профессионалы.

Больше всего скифские захоронения пострадали с приходом «железных коней» — тракторов. Лихие колхозники не очень церемонились с курганами, их часто распахивали, а если находили что-либо ценное, то все находки переплавлялись и выдавались, в лучшем случае, за «бабушкино наследство». Самое страшное, что отношение к археологическим памятникам мало изменилось с тех пор; наступила какая-то вседозволенность, некий современный вандализм при молчаливом игнорировании законов. Так, трехэтажные дачи возводятся под Севастополем в районе Гераклейского полуострова, а ведь там сотни лет назад находились древние усадьбы и различные постройки Херсонеса! В ялтинском Стройгородке дома «выползли» на уникальный некрополь среди древнейших дольменов. Ничего, что под ногами материальные свидетельства загадочной цивилизации, зато — какой вид на море! А в районе Керчи, под горой Митридат, существует целый подземный лабиринт, где долгое время ищут ни много ни мало — скульптуру коня царя Митридата, сделанную из чистого золота. Пересказы древних мифов заставляют местных «копателей» создавать целую сеть подземных ходов, а для конспирации они делают штольни прямо из собственных погребов. Земля потихоньку выносится на поверхность, разбрасывается, и никто даже не подозревает, что в горе Митридат роют «кроты». Интересно то, что промысел этот существует не один десяток лет. В самом конце ХХ века археологи, добравшиеся до одного из отсеков подземного лабиринта, обнаружили на стене надпись «Игнат Семенычев. 1837 год».

Грабители часто не только не скрываются от археологов, но, напротив, приходят поговорить и похвастаться новыми находками. В 1997 г. во время раскопок Аккембетской археологической экспедицией кургана у с. Прибрежное Белгород-Днестровского района Одесской области местные «предприниматели» предлагали археологам купить античные монеты, амфоры и черно-лаковую посуду. После отъезда поисковой экспедиции Одесского археологического музея они еще раз исследовали места раскопов и в одном из них заметили еле заметный угол выступающей прямоугольной плиты, которую подкопали и нашли несколько золотых бляшек.

Находка подтолкнула к дальнейшим поискам, они сдвинули плиту и вскрыли каменный склеп. В нем оказались различные предметы, которые были позже проданы коллекционеру из Одессы. У «черных археологов», к моменту общения с историками из экспедиции, осталась всего одна золотая бляшка, которую они предложили… купить. Средств на эти цели у археологов не было, да и не их это дело покупать, но им удалось уговорить «продавцов» разрешить описать и измерить бляшку. Проконтролировать территорию всего археологического памятника очень сложно, ведь экспедиции работают лишь летом, а после ученых появляются «любители», умеющие «докапывать». В конце 2000 г. такие «копатели» нашли мраморную квадратную печать с изображением головы скифа, бронзовое навершие, а также несколько обломков мраморной плиты с греческими буквами, которые продали одесским коллекционерам.

Успешной деятельности «черных археологов» способствуют такие факторы, как нищенское положение областных и районных управлений культуры, государственных музеев, которые не могут проводить научные экспедиции и закупать экспонаты. Одесский археологический музей проводит ежегодные кратковременные раскопки на том же Роксоланском городище только благодаря сотрудничеству и финансированию Торуньского университета в Польше. Весомую помощь Херсонесскому историко-культурному заповеднику оказывают американцы, в обмен на возможность работать с архивами и фондами. Но все это — лишь капля в море.

О характере и объемах археологического бизнеса в Украине можно было составить представление на выставке коллекции предпринимателя С. Платонова, организованной акционерным обществом «Петроимпекс» и акционерным банком «Олимпийская Украина» в 1999 г. в помещении Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника. На ней было представлено около 500 различных предметов из археологических грабительских раскопок, преимущественно из золота и серебра. Целая экспозиция солидного европейского музея ! Там были представлены предметы ювелирного искусства эпохи бронзы, скифов, сарматов и древнерусской истории. Слава Богу, что все эти ценности Платонов выкупил у перекупщиков, а затем передал их в музеи Украины, благодаря чему они и не «ушли» за границу, но Платонов-то один, а «черной археологией» и перепродажей занимаются сотни, если не тысячи. По подсчетам экспертов (делается сопоставление изъятых ценностей на таможне, выставленных на западных аукционах, показанных на частных выставках), только из одного Крыма вывезено археологических ценностей почти на сто миллионов долларов. Только за 2000 год таможня одного лишь пропускного пункта на станции Чоп передала Национальному музею истории Украины 1500 предметов, представляющих культурную и историческую ценность. Стоимость конфискованного по оценке экспертов составила до двух миллионов долларов.

В летний сезон 2001 года сотрудники Крымского филиала института археологии АН Украины исследовали погребение III века в с. Песчаном. Этот Усть-Альминский некрополь был уже однажды ограблен в начале первого тысячелетия, но археологи решили еще раз проверить курган. Историки не ошиблись. Было обнаружено чудом сохранившееся погребение сарматской женщины и девочки, очевидно, жрицы. Рядом — роскошное ожерелье, массивные золотые серьги, браслеты, большой перстень с отчетливым изображением богини Ники. Недалеко от первого склепа был обнаружен еще один, в котором похоронены пять знатных воинов в золотых венках и погребальных масках. Наибольшую ценность второго захоронения представляет золотая пластина с выгравированным изображением богини в высоком головном уборе. Опытные археологи знают, что даже незначительная находка часто вызывает нездоровый ажиотаж, и поэтому старались не разглашать, что в раскопе стало попадаться золото. Но в экспедиции работало несколько десятков человек и долго шила в мешке утаить не удалось. Как только информация просочилась, было решено срочно транспортировать найденные ценности в Симферополь… обычным рейсовым автобусом и в старой картонной коробке. Позже определили примерную стоимость находок — 250 — 300 тысяч долларов.

В последние годы в Крым и на юг Украины на «полевые сезоны» выезжают уже не десятки, а сотни «любителей древностей». Между ними и профессионалами из Севастополя случается иногда война, так как последние считают себя зачинателями этого бизнеса. Началось все с «раскопок» погребений французских и английских солдат, погибших в Крымскую войну 1853—1854 годов. Копали даже в центре Севастополя, ведь некрополи были заброшены, а стоимость одной лишь бронзовой пуговицы солдата составляет 5—7 долларов, а их на мундире больше десятка! Севастопольские «любители древностей» уже не доминируют среди «черных археологов» Украины, с каждым годом конкуренты загоняют их дальше в горы, но те не тужат, ведь приезжие харьковчане, львовяне и киевляне плохо знают окрестности Мангупа, Черной речки и Балаклавы. А там…

Интересуют современных кладоискателей не только древности. Известно, что в сентябре 1941 года, когда кольцо немецкого окружения вокруг Киева стало сужаться и враг стал наступать со всех сторон, последовал приказ Ставки Верховного Главнокомандования об эвакуации войск и киевских ценностей. Вместе с отступающими войсками двинулись на восток и несколько грузовиков, перевозивших активы Киевского отделения Госбанка СССР — несколько тонн золота и драгоценные камни, хранившиеся в подвалах Госбанка еще с царских времен. Даже немцы в 1918 году не вывезли золото, ведь формально оно принадлежало Украине — гетманской державе Скоропадского. Мощные хранилища в подвалах на Институтской улице гарантировали сохранность золота и для УНР, и для большевиков, ведь все рассчитывали вернуться. Так или иначе, но в сентябре 1941 года грузовики застряли где-то в районе Малой Березанки — между Згуровкой и Яготином. Впереди и сзади были немцы, поэтому золото решили закопать. Операцию выполнили несколько бойцов штрафбата, которых потом расстреляли. Оставшиеся пытались пробиться к своим, но погибли… Архивы Юго-Западного фронта тоже пропали. Вот уже несколько лет ищет сокровища некая фирма «Оазис». Поиски затруднены тем, что гранитную метку, которую поставили сотрудники НКВД, кто-то утащил на строительство фундамента дома и сейчас кладоискатели прочесывают леса и делают шурфы в разных местах, пытаясь найти хоть какие-нибудь следы пропавшего золота. Успех сенсационных находок «черных археологов» по сравнению с достижениями научных экспедиций прежде всего связан не только с методикой раскопок, различным классом оборудования, финансирования, но и личной заинтересованностью в конечных результатах труда. Наши археологи не получали никакого вознаграждения даже за находки золотых шедевров древности, довольствуясь своей небольшой зарплатой. Зато доход «черных археологов» всегда зависел от результатов раскопок, количества и качества найденных уникальных вещей. Активизация «черной археологии» создает целую проблему в охране памятников истории и культуры в Украине. Речь идет о потере ценнейших памятников историко-культурного наследия, многие из которых имеют значение не только для изучения истории Украины, но и всей мировой истории. К сожалению, вопрос о самовольных грабительских раскопках археологических памятников не нашел своего отражения в принятом в 2000 г. законе Украины «Про охорону культурної спадщини». Уголовная ответственность, предусмотренная в Уголовном кодексе Украины, не смущает «черных археологов», и для борьбы с этим явлением сейчас необходима консолидация всех заинтересованных сторон: Академии наук, Министерства культуры, Государственного комитета по строительству, архитектуре и жилищной политике и местных органов власти. Почему бы не установить 50% вознаграждение для кладоискателей, как это сделано в России и во всем мире; почему бы не создать специализированные отделы археологической милиции, хотя бы в местах наибольшего сосредоточения археологических памятников; почему бы не легализовать поисковый бизнес, как это делается во всех цивилизованных странах?

Существенную помощь в изучении историко-культурного наследия Украины и в снаряжении отечественных поисковых археологических экспедиций могли бы оказать меценаты, ведь в интервью все они утверждает, что их интересует историко-культурное наследие Украины, что они любят отечественную историю, да и сами охотно приняли бы участие в научных археологических экспедициях, ведь это чрезвычайно интересно. А какую существенную финансовую помощь в снаряжении экспедиций оказал бы археологический туризм! Во всем мире полным-полно людей, готовых платить деньги за то, чтобы поехать на раскопки какого-нибудь городища и сделать хотя бы несколько символических бросков грунта лопатой — в обмен на увлекательный рассказ или экскурсию. Наши ревнивые руководители экспедиций по старинке готовы голодать, лишь бы не подпустить к своему раскопу «чужих», а в экспедицию набирать старшеклассников и студентов. А «черные археологи» в это время тратят деньги на джипы, землекопов и металлоискатели стоимостью в несколько тысяч долларов. Итак, «белые» и «черные» археологи собирают рюкзаки, готовят снаряжение: лето началось, впереди новый археологический сезон, новые находки. Многие из них мы сможем увидеть в музеях, а многие будут потеряны для Украины навсегда.

Автор: Николай МЕТЕЛКИН



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх