,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Троица, что норовит уничтожить Союз
  • 10 января 2014 |
  • 17:01 |
  • нах... |
  • Просмотров: 729
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
+5
«В один прекрасный день люди ворвутся в здание Европарламента и перевешают вас, жалких лживых чиновников! Правда восторжествует!» — выкрикивает депутат Европарламента Годфри Блум, член Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP), одной из ведущих евроскептических политсил Европы.

По данным британской социологической службы ComRes, на следующих выборах в Европарламент в мае 2014 г. UKIP наберет 27% — на 4% больше правящей ныне в Британии Консервативной партии во главе с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном.

По прогнозам, попадут в Европарламент и представители голландской Партии свободы (PVV) под руководством Герта Вилдерса (33,6%) и французского Национального фронта (FN), возглавляемого Марин Ле Пен (24%). В середине ноября эти два лидера заключили альянс, пообещав «положить конец монстру под названием Европа», и теперь приглашают присоединиться к антиевропейскому клубу Австрийскую партию свободы, набравшую на недавних парламентских выборах 20,5%, партию «Шведские демократы» и бельгийский «Фламандский интерес».

«Настоящий электоральный шторм, господин Ван Ромпей, не так ли?» — усмехается лидер UKIP Найджел Фарадж, обращаясь к президенту Евросоюза.

Рост популярности антиевропейских партий тревожит руководство ЕС. Президент Еврокомиссии (ЕК) Жозе Мануэль Баррозу призывает Европу объединиться против национализма, ксенофобии и расизма и ставит перед проевропейскими политсилами задачу: «руководствуясь логикой и разумом, разъяснять, что хорошего делает Евросоюз».

На просветительном фронте, видимо, дела и правда обстоят неважно: по оценкам Евробарометра (социологической службы при Еврокомиссии), за последние шесть лет число европейцев, не доверяющих ЕС, удвоилось, достигнув 60%. Особенно распространен евроскептицизм в государствах, которые, по меркам еврозоны, находятся в неплохом положении.

Так, британские ведущие политсилы — за исключением либеральных демократов — поддерживают проведение референдума о выходе страны из ЕС.

Министру иностранных дел Нидерландов Франсу Тиммермансу, по его словам, не нравится, когда европейские институты лезут куда не следует, публикуя всяческие рекомендации и коммюнике. Он заявил: «Призывы создать еще более тесный союз неоправданны».

Во Франции отношение избирателей к ЕС неоднозначно: 43% (против 34%) предпочли бы сохранить членство в союзе, однако более 60% не одобряют направление, в котором движется ЕС.

«Надежда и возможности — вот что нужно молодежи», — с таким абстрактным рецептом Баррозу обратился к более пострадавшей в еврозоне Греции. Но не раскрыл, где раздобыть назначенные им «лекарства» в ситуации, когда безработица среди греческой молодежи достигает 60%, а жесткие меры экономии, предписанные тройкой кредиторов (ЕК, МВФ и Европейский центральный банк), ведут к обнищанию населения и укреплению позиций ультранационалистических политсил, таких как «Золотая заря» («Хриси Авги»). Однако есть сомнения, удастся ли «Золотой заре» попасть в Европарламент, поскольку власти намерены доказать, что она представляет собой преступную группировку (см. «Золотая заря» — парламентская партия или преступная группировка?» // «2000», № 45(676), 8—14.11.2013.).

Марин Ле Пен, подписав соглашение об альянсе с Вилдерсом, прокомментировала этот свой шаг так: «Время разъединенных, запуганных и враждующих патриотических движений прошло». Голландский политик выразил надежду, что к ним присоединится и Фарадж. Но тот, изъявив готовность в будущем вести диалог с Вилдерсом, наотрез отказался сотрудничать с Ле Пен: по его словам, антисемитизм и предрассудки «заложены в ДНК Национального фронта». А Ле Пен на пресс-конференции в Гааге предпочла не упоминать о лидере UKIP, которого ранее назвала «незрелым трусом».

«Как показывает история, — пишет доцент факультета международных отношений Университета Джорджии Кас Мадд, — ультраправым партиям редко удается эффективно сотрудничать на европейской арене. В прошлом либо они вовсе не могли сформировать коалицию, либо она вскоре после создания разваливалась.

Основываясь на результатах национальных выборов, прошедших в Европе, американский эксперт предполагает, что доля евроскептически настроенных партий в Европарламенте не превысит 15%, а значит, среди депутатов 85% составят прилежные бюрократы, разделяющие мечту о большой дружной семье стран — членов ЕС. Впрочем, замечает Мадд, «до выборов, которые состоятся через семь месяцев, многое может измениться».

Никто и не строит предположений, что «антиевропейские партии» враз покончат с ЕС. Однако их рейтинги растут ошеломляющими темпами, как и влияние на внутреннюю политику собственных государств. Так, голландский премьер-министр Марк Рютте, столкнувшись с трудностями во время очередных переговоров о бюджете на предстоящий год, не рискнул проводить досрочные парламентские выборы, как сделал весной 2012-го: у партии Вилдерса слишком реальны шансы на победу.

Впечатляющего успеха в мае 2013-го добилась на местных выборах в Великобритании UKIP (и скорее всего, она пройдет в парламент на предстоящих выборах в 2015-м), а кандидат от FN не так давно одержал убедительную победу на кантональных выборах в городе Бриньоль.

Кто же они — эти так называемые евроскептики? И чего хотят достичь, уничтожив «европейского монстра»?
Мастер оскорблений

Из всех стран Евросоюза Великобританию традиционно считают евроскептической. Недаром в выпуске популярной серии «Путеводитель ксенофоба», посвященном Англии, ее жители описаны как люди, уверенные в собственном превосходстве; «чужеземцы» с их политическими структурами вызывают у них в лучшем случае ухмылку.

Правда, поначалу премьер-министры Эдвард Хит и Маргарет Тэтчер, представители Консервативной партии, выступали за сближение с Европой. Но когда французский социалист Жак Делор, став президентом ЕК, обнародовал свое видение будущего — федеральная Европа с единой валютой, — это вызвало резкое неприятие. «Не для того мы защищали британские границы, чтобы затем передать бразды правления европейской сверхдержаве под руководством Брюсселя», — заявила Тэтчер в знаменитом выступлении в Брюгге (Бельгия) в 1988 г.

Британцы постоянно подчеркивают, что страна никогда не стремилась быть частью союза с Европой, — их интересует только свободная торговля. Все прочее, в т. ч. «европейская мечта», лишь раздражает их, в том числе — Найджела Фараджа.

Этот политик покинул ряды Консервативной партии после того как премьер (также консерватор) Джон Мейджор подписал в 1992 г. Маастрихтский договор, положивший начало ЕС и созданию евро. И вместе с лордом Пирсоном Реннокским и другими противниками Евросоюза основал в 1993 г. UKIP.

Кое-кто считает эту политсилу экстремистской, наподобие Британской национальной партии (основатель которой Джон Тиндалл позировал фотографам на фоне портретов Гитлера). Это не так: Фарадж — умеренный националист и не раз подчеркивал, что в UKIP действует официальный запрет принимать экс-членов БНП. В рядах консерваторов множество политиков разделяют взгляды лидера Партии независимости.

В Европарламенте Фарадж уже более 14 лет, однако привлек внимание широких кругов лишь в 2009-м, бросив Херману Ван Ромпею оскорбительную фразу: «У вас харизма мокрой половой тряпки и вид клерка». В следующем году дерзкого оратора на волне популярности избрали главой UKIP.

С тех пор за его неустанной борьбой против ЕС следят миллионы во всем мире. Основные мишени критики Фараджа — еврочиновники, прежде всего тот же Ван Ромпей и Баррозу. Он утверждает, что оба они нелегитимны, поскольку не были избраны на свои высокие посты всенародным голосованием: «Посмотрите на счастливого Баррозу. Как он улыбается, глядя на Ван Ромпея, на фоне которого выглядит как настоящий европейский лидер. Этот неизбранный президент получает больше, чем хозяин Белого дома. Вы уже забыли, что такое народное голосование! Граждане Франции, Ирландии и Голландии проголосовали против Лиссабонского договора. Вас результат не устроил — и вы продолжаете говорить об углублении интеграции. Да кто вы, к чертям, такие?

Главная цель Фараджа — сохранить суверенитет своей страны, от которого он, как и Тэтчер, не намерен отказываться ради федеральной Европы с единым банковским, фискальным, политическим и экономическим союзом. На его взгляд, Европейский Союз и без того все больше напоминает Советский, превращаясь в «ЕССР». Лидера UKIP не прельщает эта заветная мечта еврофилов, в частности бывшего премьер-министра Бельгии Ги Верхофстадта, который говорит: «Нет, нет и еще раз нет попыткам сохранить ЕС в виде отдельных сотрудничающих государств! Только Соединенные штаты ЕС».

У этих двоих масса поводов для ожесточенных дискуссий. Так, в одной из перепалок они сцепились из-за еврозоны: Фарадж убежден, что Греция и Португалия, с которыми европейские кредиторы, по его словам, бессовестно обращаются, должны покинуть эту зону как можно скорее и навести у себя в экономике порядок. Верхофстадт и другие «евро-краты» категорически не согласны с его рецептом. Однако британского евроскептика это мало волнует: он желанный гость в Греции, дал там несколько интервью в поддержку «прародителей демократии», и поток писем от благодарных греков не иссякает (с посланиями можно ознакомиться на сайте Фараджа).
Румыно-болгарские сантехники уже в пути

Однако избирателей UKIP привлекает борьба Фараджа не столько с политическими институтами и устройством ЕС, сколько с иммиграцией: 64% британцев не удовлетворены политикой Евросоюза в этой сфере.

Последние несколько лет экономика Великобритании испытывает серьезные трудности: госдолг растет, а наплыв трудовых мигрантов из Восточной Европы (под которой здесь подразумевают Польшу, Латвию, Чехию, Словакию и т. п.) превысил изначальный спрос на «польского сантехника». Согласно докладу ЕС, количество безработных мигрантов из Евросоюза, проживающих в Великобритании, выросло на 42%, что обходится государству в 2,4 млрд. долл.

«С 1997 г. население Великобритании увеличилось на 3 млн. Хватит играть в русскую рулетку с иммиграцией. Нас убеждают, будто ни румыны, ни болгары не захотят работать у нас, — это полная чушь. Тем временем более миллиона молодых британцев остаются без работы», — возмущается Фарадж.

Речь не только о трудовых мигрантах из европейских стран, но и о растущей мусульманской общине, представители которой открыто заявляют, что британцам не рады на их земле. Этот контингент большей частью не считает нужным учить английский, из-за чего за прошлый год переводчики для мигрантов, запрашивающих социальную помощь (в том числе пособия по безработице) обошлись государству в 3,5 млн. фунтов стерлингов.

Консервативная партия прислушалась к аргументам Фараджа. Канцлер казначейства Джордж Осборн недавно заявил, что отныне безработные (иммигранты и коренные жители) будут отрабатывать пособия на общественных работах, посещать центры занятости. А тех, кому долгое время не удается трудоустроиться, обяжут записываться на интенсивные программы, призванные раскрыть причину неудач.

Министр внутренних дел Тереза Мэй составила законопроект об ужесточении иммиграционных правил. «На протяжении многих лет Европейский суд по правам человека не давал нам возможности выдворить из страны двух подозреваемых в терроризме — Абу Катаду и Абу Камзу. Подобного не повторится. Если потребуется — откажемся от Европейской конвенции по правам человека», — предупредила она.

Лидер Партии независимости подчеркивает: пока страна остается в ЕС, за численностью въезжающих на ее территорию невозможно проследить: «Мы же не можем проконтролировать, сколько паспортов Италия выдаст ливийцам или Румыния — молдаванам. Миграция из менее благополучных стран ЕС в более благополучные продолжится».

Фарадж предлагает срочно провести референдум о выходе Великобритании из ЕС, покинуть его и строить жизнь самостоятельно, подобно Норвегии и Швейцарии, не входящим в Евросоюз. Общественное мнение касательно выхода из ЕС разделилось, причем на данный момент ни одна из сторон не имеет перевеса: 39% против 39%.

Некоторые крупные корпорации, такие как Нисан, и Федерация британской промышленности опасаются потерять рынки сбыта, если Британия покинет ЕС. Фарадж опровергает их страхи, подчеркивая, что этот шаг не означает разрыва торговых связей со странами-членами: «Нас пугают потерей трех миллионов рабочих мест, если откажемся от членства в ЕС. Глупости! Да мы создадим их еще больше, заключив торговые договоры со США и государствами Содружества, и поможем британскому мелкому и среднему бизнесу встать на ноги. К тому же мерседесы и французское вино никуда не денутся».

Бизнес постепенно начинает прислушиваться к аргументам Фараджа. По данным опроса, проведенного недавно компанией YouGov, 46% предпринимателей считают, что соблюдать стандарты ЕС обходится дороже, чем отказаться от них.

Мэр Лондона Борис Джонсон также недавно заявил о необходимости восстановить утерянные связи со странами Содружества: «Не стоит ограничиваться Европой. Британии выгодно сотрудничать с такими быстроразвивающимися экономиками, как Австралия, и Кэмерону следует настоять на этом, когда будет вести переговоры об особых условиях членства в ЕС. И пусть Брюссель подавится».

К мнению Джонсона прислушиваются в политических верхах Британии: мэра, несмотря на его эксцентричность, считают более влиятельной фигурой в стране, чем Дэвид Кэмерон. Однако вести переговоры об особых условиях членства в Евросоюзе предстоит именно последнему (если консерваторы удержат власть после выборов в 2015 г.).

«А что если премьер-министру удастся выторговать особые условия членства?» — поинтересовался у Фараджа ведущий программы Sunday politics на Би-би-си Эндрю Нил.

«Крайне сомнительно. В 1975-м Гарольд Вильсон уже пытался, но уступки, на которые согласился пойти Брюссель, оказались ничтожными», — парировал тот.

Баррозу и Ван Ромпей негативно относятся к попыткам Кэмерона добиться привилегий, решительно заявляя, что диалога о пересмотре сфер влияния не будет. Еще жестче настроен Верхофстадт: «Никаких переговоров!»

Пока Кэмерон раздумывает, как быть, UKIP ликует: парламент утвердил закон, обязывающий следующее британское правительство провести референдум о выходе из ЕС. Это победа, особенно если учесть, что после выборов в 2015 г. Консервативной партии наверняка придется заключить коалицию с Партией независимости, рейтинги которой колеблются в пределах 10—14%.

При таких прочных позициях неудивительно, что Фарадж не хочет присоединяться к голландско-французскому альянсу евроскептиков. Тем более что на фоне более сильных политиков Ле Пен и Вилдерса глава UKIP (при всем своем остроумии) будет выглядеть бледновато.

Нескончаемый поток рабочей силы из Польши, а теперь еще из Румынии и Болгарии будет литься водой на мельницу его партии, способствуя росту ее популярности.

Еврабия — совсем скоро

В 2011 г. британский канал Би-би-си показал посвященный лидеру голландской Партии свободы фильм с провокационным названием «Герт Вилдерс: самый опасный человек Европы?». Через год на парламентских выборах PVV набрала 15% голосов, став мощным оппонентом правящих Народной партии за свободу и демократию и Партии труда. В октябре 2013 г. рейтинг достиг 33,6%.

К успеху партию Вилдерса, поддержка которой еще в 2006 г. составляла всего 3,33%, привела растущая мусульманская община: в Голландии при общей численности населения 16,8 млн. проживают около миллиона мусульман, и в ближайшее время поток иммигрантов не уменьшится.

Первым голландским политиком, поднявшим мусульманский вопрос после терактов 11 сентября, стал Вилхелмус Симон Петрус Фортёйн, более известный как Пим Фортёйн, или «профессор Пим». Он открыто называл ислам отсталой религией и главной угрозой для Нидерландов, публично заявив, что хочет остановить иммиграцию мусульман. Его партия «Список Пима Фортёйна» победила на городских выборах в Роттердаме, существенно опередив правящую лейбористскую партию.

«Я — следующий премьер-министр Голландии», уверенно заявил антиисламист журналистам накануне парламентских выборов 2002 г. Через несколько месяцев его убили.

Голландцы были потрясены. На парламентских выборах 2002 г. «Список Фортёйна» набрал 17%, а в 2004 г. его покойного лидера избрали «величайшим голландцем всех времен». Партия быстро утратила влияние, но антиисламские настроения среди голландцев не угасли: Айаан Хирши Али* и Герт Вилдерс продолжили дело «профессора Пима».

________________________________
* Айаан Хирши (Хирси) Али (г. р. 1969) — уроженка Сомали, политолог, переводчик; нидерландский политик, бывший депутат нижней палаты парламента страны, член Народной партии за свободу и демократию (VVD).

Али помогла снять спорный фильм «Подчинение» об унижении женщин в мусульманской культуре, режиссером которого выступил голландец Тео ван Гог. Вилдерс также попробовал себя в качестве сценариста, представив короткометражную ленту «Испытание», производящую более сильное впечатление на аудиторию. Зрителю предлагают ознакомиться с некоторыми из сур Корана и с выступлениями радикальных исламистов, призывающих сжигать неверных и сдирать с них кожу. Мелькает в нем режиссер ван Гог; в ответ на вопрос, не боится ли он снимать фильмы с критикой ислама, он заявляет: «Я не верю в то, что пуля настигнет меня».

В 2004 г. ван Гог был убит. Али и Вилдерсу угрожали той же участью.

«Вы говорите, ислам — мирная религия, такая же, как христианство и иудаизм. Так почему же я уже более шести лет хожу с охраной и ношу бронежилет?» — интересуется Вилдерс у лидера Партии труда Йоба Кохена во время теледебатов.

Высокий, подтянутый с зачесанными назад светлыми кудрями, с холодным взглядом, голландский политик производит впечатление человека, непоколебимо уверенного в своей правоте: «Коран в Нидерландах нужно запретить».

Голландские мусульмане подали на Вилдерса в суд, обвинив в разжигании ненависти. «Ни один мусульманин не оскорбит христианина», — утверждает влиятельный мусульманский шейх Халид Ясин, подчеркивая, что Вилдерс провоцирует войну.

На кадрах с судебного заседания ультраправый политик ничуть не выглядит встревоженным или обескураженным; он зачитывает речь о том, что свобода в Нидерландах под угрозой ввиду наплыва мусульманских иммигрантов, устанавливающих свои порядки. В 2011 г. суд признал Вилдерса невиновным, что усилило его позиции среди общественности.

С точки зрения избирателей, Вилдерс — единственный, кто сможет разрешить проблемы, с которыми столкнулись в стране из-за растущей мусульманской общины. Ян и Лиззи Бонте, снятые в фильме «Герт Вилдерс: самый опасный человек Европы?», считают его героем: «Мы скучаем по былым временам и хотим, чтобы наши дети чувствовали, что живут в Нидерландах».

Другой его поклонник, парень по имени Роберт, предстающий на экране, придерживается, по словам авторов ленты, еще более радикальных взглядов, чем ультраправый политик: «Мусульмане хотят завоевать мир и для этого размножаются ускоренными темпами. Скоро Европа превратится в Еврабию».

«Да вы что! Нет таких мусульман в мире, которые стремятся превратить Европу в Еврабию. Мы — европейские граждане», — говорит глава Мусульманского совета Великобритании Шайх Ибрагим Могра.

К слову, в Соединенном Королевстве Вилдерс пользуется огромным уважением у представителей Английской лиги обороны (молодежное движение, направленное против исламизации) и Британской национальной партии. Популярен он и в США. Его поддерживают, в частности, публицист Памела Геллер, которая ранее выступала против строительства мечети возле Национального мемориала и музея 11 сентября (комплекса, расположенного на месте разрушенных в 2001 г. башен-близнецов Всемирного торгового центра), и основатель Еврейской рабочей группы Хаим Бен Песах.

Дружба дружбой, но более всего голландца в Америке тешит наличие источника финансирования — организации «Ближневосточный форум» под руководством американского историка, писателя и политкомментатора Дэниэля Пайпса. Там выделяют на нужды ультраправого политика (в том числе на расходы, связанные с адвокатскими услугами) шестизначные суммы. «Если Вилдерс станет премьер-министром Нидерландов, ему удастся повести за собой всю Европу», — считает Пайпс.

Среди других спонсоров лидера PVV — датский историк, основатель Международного общества свободной прессы, критик радикального ислама Ларс Хедегард, на которого недавно было совершено покушение. К счастью, он остался в живых.
Посол Израиля в Европе

Многие, однако, сомневаются, что материальные ресурсы Вилдерса ограничиваются взносами и спонсорской поддержкой. Дело в том, что в молодости он некоторое время проживал на ферме в Израиле. Этот период оказал огромное влияние на его взгляды. На заре политической карьеры Вилдерс частенько захаживал в посольство Израиля в Гааге. «Возможно, он шпион», — предполагал журнал Vrij Nederland. Подтвердить это не удалось, но подозрения остались — уж очень он привязан к Израилю, который посещал более 40 раз. Кроме того, голландец в хороших отношениях с бывшим премьер-министром Израиля Эхудом Бараком и министром иностранных дел Авигдором Либерманом.

В понимании Вилдерса Израиль — последняя линия обороны от исламизации Европы: падет Иерусалим — падет Рим. «Мы должны защищать Святую Землю, окруженную недругами», — заявлял он неоднократно во многих выступлениях и интервью, в частности на американском телеканале Fox News, на котором представил книгу «Обреченный на смерть: моя война с исламом».

В фильме «Испытание» он также уделяет особое внимание мусульманско-еврейскому конфликту; в одном из эпизодов трехлетняя мусульманка, которую спросили, кто такие евреи, отвечает: «Это свиньи».

Ислам — фашистская религия, утверждает Вилдерс. Сам ты фашист — реагируют на это представители мусульманской общины. Другого в условиях развития некогда прославленной политики мультикультурализма, продвигаемой ЕС, ожидать и не стоило.

«Так что же делать с мусульманами, которые проживают в Нидерландах? Они все плохие, и их нужно депортировать?» — такой вопрос неоднократно задавали Вилдерсу. Голландский политик, который, в отличие от Фараджа и Ле Пен, не слишком эмоционален и всегда краток, отвечает: «Моя критика направлена не на людей, а на идеологию. Многие мусульмане законопослушны, придерживаются умеренных взглядов, и я ничего не имею против них. Распрощаться придется с теми, кто не желает интегрироваться».

Недавно Вилдерс начал поднимать проблему трудовых иммигрантов из Восточной Европы. «Вы потеряли работу из-за поляка, румына или чеха? Расскажите. Нам интересно», — предлагается на его сайте. В последнем интервью службе Би-би-си лидер PVV четко дал понять, как относится к открытию шенгенской зоны румынам и болгарам: «Оставайтесь дома. У нас и без вас проблем хватает».

Не менее доходчиво и лаконично высказался он и относительно ЕС: «Нидерландам стоит покинуть Евросоюз: членство не окупается».
Vive la France!

Французская ежедневная газета Le Parisien в начале 70-х годов прошлого века охарактеризовала Национальный фронт как объединение неофашистов, националистов, популистов, противников независимости Алжира и бывших офицеров СС под руководством Жан-Мари Ле Пена.

Марин Ле Пен с этим не согласна. За два года руководства FN она существенно улучшила имидж политической силы отца, в частности осудив некоторые из его резких высказываний. Однако в интервью Euronews призналась, что гордится взглядами отца и не намерена от него дистанцироваться.

Уже на президентской гонке в 2012 г. она получила 18% голосов; на предстоящих выборах в Европарламент ее партии пророчат 24% поддержки. На втором месте — Союз за народное движение (UMP), на третьем — правящие социалисты.

В 2011 г. журналистка Euronews поинтересовалась, каким образом лидер евроскептического FN намерена заполучить избирательскую поддержку.

«Наша программа не ограничивается вопросами безопасности и иммиграции: мы располагаем экономическим планом действий и будем прилагать усилия, чтобы завоевать избирательские симпатии на местах», — объяснила Ле Пен.

Похоже, все идет по плану: на кантональных выборах в городе Бри-ньоль, состоявшихся в октябре, кандидат от FN набрал 40%.

«Многим избирателям надоела политика жестких мер экономии, проводимая правящей Социалистической партией», — пишет Le Figaro.

Вернее, их не устраивает президент Франсуа Олланд (см. «Разочарование по-французски» // «2000», № 23(656), 7—13.06.13). За полтора года у власти он ничуть не улучшил финансовое положение Франции. Согласно данным за III кв. 2013-го, ВВП сократился на 0,1%, а безработица (впервые за 15 лет) достигла 10,9%. Эксперты говорят о возможной рецессии: индекс деловой активности в промышленной сфере упал с 50,5% в октябре до 48,5% в ноябре (худший показатель за последние пять месяцев).

Неудивительно, что рейтинг Олланда — лишь 15%; он наименее популярный президент в истории Франции. На фоне социалистов и консерваторов из разобщенного UMP Национальный фронт однозначно выигрывает.

При этом, как отмечает Le Figaro, 33% граждан, по данным соцопросов, хотят, чтобы Ле Пен наряду с бывшим премьер-министром Франсуа Фийоном, бывшим министром иностранных дел Аланом Жюпе и главой МВФ Кристин Лагард оказывала существенное влияние на политику государства в ближайшие годы.

Лидер FN четко говорит, что именно ей не нравится и против чего готова бороться: это мусульманская иммиграция, еврозона и ЕС. По ее словам, «Десятки лет лжи постепенно превратили европейскую мечту в хладнокровного напыщенного монстра, который презирает демократии и государственный суверенитет. Этот монстр, таящийся в Брюсселе, готов пожертвовать нациями и их процветанием во имя догм, превратившихся в религиозные».

По мнению Ле Пен, Франции следует отказаться от жестких мер экономии, которые она называет «лекарством, убивающим пациента», восстановить пограничный контроль, сделать программу социальных пособий менее привлекательной для иммигрантов, депортировать нелегалов, вернуть престиж физическому труду... И, конечно же, покинуть ненавистный «Европейский советский союз»: «Глобализация, как и любой другой процесс, поддается контролю — государство должно в первую очередь защищать собственные интересы».

Лидер FN, как и Фарадж, осуждает отношение институтов ЕС к Греции, подчеркивая, что европейским политикам нет дела до греков — им лишь бы евро спасти: «Еврозона мертва». Она также поддерживает проведение референдума о членстве Франции в ЕС (согласно соцопросам Евробарометра, 40% французов недовольны недемократичным устройством ЕС), однако он может состояться, только если FN победит на парламентских выборах. Ни социалисты, ни UMP не высказывали желание пересмотреть условия членства Франции в Евросоюзе.

Несмотря на критическое отношение к ЕС, она поддерживает подписание Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, называя его «наиболее подходящим вариантом в сложившихся обстоятельствах» (упрощение визового режима и т. д.). Но о членстве Украины в Евросоюзе (которого Брюссель и не предлагает) она придерживается иного мнения: «Украина может развиваться и без ЕС. Европейский проект провалился, и теперь его хотят покинуть».
Нет работы — до свидания

Ле Пен выступает против исламизации Франции. В 2010 г. она сравнила массовые моления мусульман на улицах с нацистской оккупацией. Затем последовал скандал с мясом халяль:** выяснилось, что некоторые предприниматели втихаря приторговывали им. Тогдашнему президенту Николя Саркози пришлось серьезно заняться этим вопросом: многие французы были возмущены, узнав, что потребляют мясо животных, убитых с произнесением мусульманской молитвы. В интервью Talk to Al Jazeera Ле Пен назвала подобную практику неприемлемой.

_____________________________
**Халяль — дозволенные поступки в шариате; это понятие относится практически к любой сфере человеческой жизни. Что касается пищи, то в Коране определен перечень запретных продуктов: кроме того, нельзя есть «то, что заколото без упоминания имени Аллаха».

Ведущая программы обвинила Ле Пен в том, что из-за ее антииммигрантской риторики французы не улавливают разницы между радикальными и умеренными мусульманами. Главу FN это не смутило: «Наши политики не разрешают критиковать ничего, что касается ислама, поэтому любой выпад против радикальных мусульман воспринимается как огульная критика».

Отчасти Ле Пен права: всякая критика мусульман или иммиграции в Европе чуть ли не запрещается. Недавно шведская газета Dagens Nyheter опубликовала статью, где описала некоторые отрицательные стороны иммиграции, за что на нее незамедлительно навесили ярлык «расистской».

Вилдерсу близок подход Ле Пен к решению проблемы иммигрантов, не настроенных интегрироваться: она предлагает депортировать таких. «Нет работы — до свидания. Сидеть на шее у чужого государства неприемлемо», — сказала она в ходе интервью телеканалу Russia Today.

На пресс-конференции в Гааге голландца спросили, как он относится к высказываниям Жан-Мари Ле Пена о Холокосте и в их свете — к его наследнице. «Она не несет ответственности за утверждения отца. В ней нет ни капли расизма или антисемитизма», — отрезал Вилдерс. Не смущает этого ярого защитника прав гомосексуалистов и негативное отношение Ле Пен к разрешению однополых браков во Франции — она обещала пересмотреть этот вопрос, если окажется у власти.

По словам экспертов, международное сотрудничество — то, чего ультраправым партиям долгое время не хватало, чтобы утихомирить критику в своих странах и поднять свое реноме в глазах общественности.

Устоит ли «европейский монстр»?

Леся ДУБЕНКО

http://2000.net.ua/2000/forum/puls/96693



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх