,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ЛИПКАЯ ДУША ГРАФОМАНОВ В ВЫШИВАНКАХ
  • 23 апреля 2013 |
  • 23:04 |
  • нах... |
  • Просмотров: 1091
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
+15
В начале апреля посетил я одно незначительное мероприятие, ставшее для меня знаковым - вручение премии имени Олеся Гончара. Незначительным оно было потому, что за последние 20 с лишним лет, то есть за весь период украинской «самостійності», практически все ныне существующие в нашей стране литературные премии присуждались трем категориям «митців». Лауреатами становились либо уже состоявшиеся писатели «за былые заслуги», или «подающие надежды таланты», так и оставшиеся навсегда неизвестными широкому читателю, или бездарные, но чрезвычайно агрессивные в своем националистическом запале писаки.

С другой стороны, эта, с позволения сказать, церемония вручения, на которой я присутствовал в столичном Доме литератора, стала еще одним ярким и красноречивым свидетельством того, что украинская литература находится при смерти, и надежды на ее выздоровление пока нет. А Союз писателей из некогда могучей и влиятельной организации переродился в кучку нечистых на руку дельцов с непомерно раздутым самомнением и самолюбием.

Пока члены жюри рассыпались в комплиментах «майбутнім українським геніям», я наблюдал за присутствующими, слушал обрывки их разговоров, пытался понять их внутренний мир... И постепенно осознал, что слова Эжена Потье в переводе Аркадия Коца «кипит наш разум возмущенный» - это не просто красивая и мощная метафора, а и почти натуралистическое описание реальных человеческих чувств: множество мыслей, возникших в моей голове, требовали выхода в слове, крике, действии... Конечно, я просто ушел, ничем не нарушив «торжественное собрание». Но от наших читателей некоторые свои размышления не скрою.



Начну с самой престижной, самой уважаемой награды для украинских деятелей культуры и искусства - Национальной премии имени Тараса Шевченко. За тридцать лет, прошедших со дня ее основания в 1961 году и до трагического в украинской истории 1991 года, лауреатами становились выдающиеся писатели и поэты, художники и артисты - те, творчество которых давало представление об Украине всему миру, те, кто, по большому счету, и создал современные украинские культуру и искусство.

После «здобуття незалежності» номинанты мельчали, члены Комитета по Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко публично «выясняли отношения», их, опять же таки публично, обвиняли в заполитизированности, небескорыстности и кумовстве, а в кулуарах все чаще говорили об отсутствии «свежих сил» в современном литературном процессе в нашей стране. С тех пор «культурно-мистецьку» Украину чуть ли не ежегодно сотрясают скандалы, связанные с присуждением этой премии.

И если подобное происходит с «главной» наградой страны в области культуры и искусства, то нужно ли удивляться, что более чем в сотне украинских литературных премий помельче, скажем, областного, районного или городского масштабов, дела обстоят аналогично. Впрочем, о необъективности жюри и политической составляющей практически любого награждения можно рассуждать долго, но вот изменить ничего не получится - творчество не измерить линейкой и циркулем, каждый из «оценщиков» может сказать: «Я так вижу» или: «Я считаю, что это гениально, а это - бездарно». Мне, как члену жюри нескольких профессиональных журналистских конкурсов и фестивалей, тоже приходилось делать выбор, и каждый раз он давался нелегко. Но никто и никогда не мог упрекнуть меня в нечестности.

Однако вернемся к премии им. О. Гончара. Она стоит особняком от всех существующих ныне. Во-первых, премий имени этого писателя... две! У одной короткое, ничего не говорящее название «Литературная премия имени Олеся Гончара», вторая называется более замысловато: «Международная негосударственная украинско-немецкая литературная премия имени Олеся Гончара за лучшее произведение молодых авторов».

Во-вторых, сам Олесь Терентьевич - личность настолько же неординарная, насколько и неоднозначная, поэтому мне было интересно понять, по каким критериям будет определяться победитель. И, исходя из этого, решить для самого себя: возможно ли возрождение украинской литературы, почти полностью угробленной за два последних десятилетия. Мой вывод приведен в начале статьи, а вы, после рассказа о том, что я видел, слышал и знаю по этому вопросу, попробуйте составить свое мнение о происходившем.

В логове

Национальный Союз писателей Украины (НСПУ), в котором происходило «действо», с 1953 года располагается в самом центре столицы, на улице Банковой, 2, в особняке Либермана - памятнике архитектуры и истории Киева ХІХ века. Стены этого дома помнят председателей НСПУ Александра Корнейчука и Максима Рыльского, Мыколу Бажана и Олеся Гончара, Павла Загребельного и Юрия Мушкетика... Были они вынуждены видеть и Владимира Яворивского с нынешним Виктором Барановым.

В советское время я приходил сюда довольно часто - на творческие вечера и литературные диспуты, на выставки новых книг и чествования литераторов-юбиляров. Помню ту торжественность, несуетливость и даже величие, которые буквально обволакивали присутствующих. Да, это было, но уже более двух десятилетий царят здесь какой-то мрачный холод и злобная недоброжелательность. Причем атмосфера поменялась в какое-то мгновение, внезапно и сразу. Еще вчера - тепло и уютно, а сегодня уже зябко и непривычно.

Что произошло? Да вроде ничего, просто в Союзе писателей состоялось Первое Всеукраинское собрание свежесозданного политического движения «Народный рух Украины за перестройку», объединившего многих советских писателей. Его главой был избран советский поэт, коммунист Иван Драч. И все эти советские писатели-коммунисты тут же перестали быть советскими, перестали быть коммунистами, перестали быть писателями. Кем же они стали?

На этот вопрос прямо и без обиняков ответил известный правозащитник, математик и литератор Леонид Плющ, ныне живущий во Франции: «Независимость Украины была достигнута путем своеобразного альянса национал-демократов, вчерашних коммунистов и коллаборационистов типа Ивана Драча. Это дало возможность мирного, некровавого самоопределения Украины, но предопределило ублюдочный характер ее демократии и независимости». Леонид Плющ - убежденный и последовательный антисоветчик и антикоммунист. И такой же ярый украинский националист. Но даже он выразил в своих словах то, что чувствуют все порядочные люди. Тем более что у него свои счеты с «советскими писателями», о чем вскользь упомяну позже. А пока вернемся в особняк Либермана.

После политического кульбита советских писателей, ставших «національно свідомими письменниками», я перестал посещать Дом литераторов. За все время был там всего несколько раз, да и то по крайней производственной необходимости - просто-напросто было противно заходить в это гнездо духовно недоразвитых «митців», мнящих себя «элитой» и «совістю нації». Так что на вручение премии им. О. Гончара шел и с любопытством, и с некоторой опаской: «Что же я там увижу?». Товарищи, это было противно, мерзко и… страшно.

Сначала почувствовал себя глубоко законспирированным разведчиком. В мыслях почему-то возник образ Николая Кузнецова, пришедшего на торжественное собрание в здание рейхскомиссариата Украины в Ровно и в ожидании гауляйтера Коха вынужденного общаться с верхушкой украинских коллаборационистов. Этому способствовала вся окружающая обстановка: не совсем грамотная украинская речь с потугой на галицко-волынский «прононс», какие-то потасканные люди в несвежих вышиванках или заношенных костюмах, беспричинная националистическая риторика и перманентно возникающие споры о судьбе «нації».

Но через 10-15 минут, проведенных в «шановнім товаристві», буквально физически почувствовал, как под одежду, под кожу, прямо в сердце вползает липкое омерзение, воздух загустел и наполнился миазмами гниющих тел и душ, а сквозь очертания человеческих лиц все ярче проступали контуры бесовских образин. И вот я уже не советский разведчик Кузнецов, а древнегреческий Орфей, спустившийся в ад и пробирающийся через заросли зловонного кустарника, кишащего червями и змеями.

Вот спорят два мужчины: один сильно небритый в той самой несвежей вышиванке, а другой - в хорошем, но нелепо на нем сидящем костюме. В выражениях не стесняются, время от времени до меня доносится и русское матерное слово, и украинское «сороміцьке порівняння». Кто они, о чем, с позволения сказать, дискутируют? Тот, что в галстуке - нынешний глава украинских писателей, другой - видный украинский «митець». А говорили (вернее, ругались) они о том, что премию эту присудили не тому, кому нужно, и если какое-то произведение не отметят, то и премия эта никому не нужна.

Вот по залу с важным видом ходит мужчина-стилизация. Вроде бы и казак запорожский - те же усы, тот же чуб, та же вышиванка, а, с другой стороны, вроде бездомный попрошайка - неприятный, неопрятный, весь какой-то тусклый, в мятом плаще, с бесформенной торбой в руках. Оказывается, это тоже «видатний митець» - скульптор, график, писатель, философ. А по совместительству - муж внучки Олеся Гончара, тоже писательницы. Это та самая внучка, которая в 1990 году вместе со студентами «голодувала» на площади Октябрьской революции в Киеве, а потом, в самые тяжелые годы для становления «незалежної України», когда стране были нужны ее «свідомі» душа и мысли, убежала на 12 лет в Америку.

За все время церемонии муж внучки, так и не сняв мятого плаща, простоял за спиной вдовы писателя, входившей в жюри, время от времени «припадал к ручке» очередной лауреатки и словно украдкой всовывал какую-то книжку со своей, или очень похожей, фотографией на обложке.

Вообще, все происходящее напоминало отчетное собрание захудалого сельсовета, но никак не вручение премии молодым литераторам: докладчик говорит что-то свое, присутствующие рассказывают друг другу анекдоты, делятся новостями, переругиваются... Хамство, высокомерие, неприязнь - вот что читалось в каждом жесте «високоповажних» гостей, среди которых было аж два Героя Украины, преподавших наглядный урок «молодим талантам», как должен вести себя «справжній митець».

Например, для того, чтобы разбавить «болтологию» музыкой, организаторы пригласили сыграть народную артистку Украины, педагога Национальной музыкальной академии Украины Людмилу Марцевич и ее учеников. И вот, звучит Шопен, народная артистка ласкает клавиши, молоденькая девочка-студентка нежит флейту, а Герой Украины Дмытро Павлычко через широкий стол переговаривается с каким-то таким же «інтелігентом». Музыканты громче, и они громче, музыканты - форте, они - фортиссимо. А в конце выступления, как положено, - пара вялых снисходительных хлопков.

И так на протяжении всего «мероприятия»: выступают ли приглашенные лица, говорят ли члены жюри, держат ли ответное слово лауреаты премии - в зале шум, гам, тарарам... Наверное поэтому друг Павла Загребельного, лауреат Шевченковской премии 1984 года, известный украинский советский писатель Александр Сизоненко, называвший Олеся Гончара своим добрым гением, ушел почти сразу же после начала действа.

«ВсI ми тут гонЧарIвцI...»

Своей неоднозначностью Олесь Гончар напоминает мне греческого христианского теолога, философа и ученого ІІІ века нашей эры Оригена. До какого-то определенного момента он был непогрешимым в исследовании библейских писаний и учения Христа. Потом стал таким же непогрешимым, но уже с точки зрения еретиков. Святой Григорий Богослов говорил: «Ориген есть точильный камень всех нас», а после отпадения мудреца от Церкви предупреждал: «Он - источник дурных учений». В греческой рукописи сохранилась пометка богослова Георгия Схолария (Константинопольского Патриарха Геннадия II), свидетельствующая: «Там, где Ориген хорош, нет никого лучше его, а там, где он плох, нет никого хуже его». И в христианском богословии одни труды Оригена являются образцом мысли, а другие - свидетельством его умопомрачения.

Вот и Олесь Терентьевич, написав множество повестей, рассказов и новелл, в народной памяти остался как автор трилогии «Прапороносці», романов «Тронка» и «Собор». Не буду углубляться в анализ творчества этого писателя - о нем достаточно сказано как во времена советские, так и в бандеровские. Поэтому только лишь свяжу вышеупомянутые крупные формы цепочкой аналогий.

Бандеровцы рвут горло, доказывая, что многое в «Прапороносцях» Гончар написал «під примусом». Они договорились даже до утверждения, что Олесь Терентьевич был вынужден ввести в трилогию образ заместителя командира полка по политчасти Героя Советского Союза майора Воронцова. При этом никто из них не может объяснить, как получилось, что майор Воронцов стал одной из центральных фигур всего повествования, с наиболее выпукло выписанными характеристиками и качествами.

Так был ли Гончар искренним, когда писал свою бессмертную трилогию, или, все-таки, делал это под давлением советских и партийных органов? Ответ на этот вопрос можете дать сами, я приведу только несколько фактов. «Прапороносці» были переведены почти на 70 языков мира и выдержали более 150 переизданий, по гуманистическому пафосу произведений Гончара сравнивали с Ремарком и Хемингуэем, о его творчестве тепло отзывались Павло Тычина и Михаил Шолохов, Остап Вишня и Александр Фадеев... Исследователи «Прапороносців» написали тысячи литературных трудов, защитили сотни диссертаций. Но самое главное, что первую часть трилогии в отрывках начали печатать уже через год после войны, а в 1948 году писателю присуждают Сталинскую премию. И тут же, через год, еще одну - за вторую часть. А ведь Иосиф Виссарионович лично читал и перечитывал каждое произведение, прежде чем определял лауреатов.

Теперь вопрос. Если бы Гончар был неискренним, то неужели бы это не увидели сотни переводчиков и исследователей его творчества, маститые и гениальные писатели, сам Сталин, тонко чувствовавший и улавливавший даже малейшую фальшь? Другое дело, что потом Олесь Терентьевич совершил духовное самоубийство, отказавшись от всех своих слов, самоотрецензировав, отредактировав и исправив свои гениальные романы, отчего они стали набором заидеологизированных штампов, не более того.

Например, в 1949 году в подарочном издании к 70-летию Генералиссимуса Гончар опубликовал огромный кусок из первой части трилогии с выразительным названием «Посланці Сталіна». Начинался он так: «Стоят на проспекте имени Сталина десятки тысяч пражцев, еще бледных от хронического недоедания, буйно опьяневших от чистого воздуха свободы. Прекрасный проспект, которому народ сегодня дал имя освободителя, очищаясь от баррикад, становится просторнее, вытягивается вдаль, убегает куда-то за город, будто к самому солнцу. Прага звенит, поет, празднует победу… - Идти по ней, идти по великой магистрали Сталина!». В дальнейших переизданиях все, что касается имени Сталина, было вычеркнуто лично Гончаром - начиналось время Хрущева...

Потом была «Тронка», в которой Гончар вообще осудил и заклеймил позором «сталинщину». За нее получил Ленинскую премию и был обласкан Никитой Сергеевичем. Потом был роман «Собор», журнальный вариант которого даже успели напечатать. Но, как это и доныне ведется в «інтелігентнім середовищі українських письменників», какой-то доброжелатель написал на него донос, мол, «паплюжить» советскую власть. «Патриоты» говорят, что Гончара даже хотели посадить, но, вроде бы, его защитил сам Брежнев, занимавший тогда пост Генерального секретаря ЦК КПСС.

Не знаю, кто и как его «гнобил», но роман еще в то время переиздавался трижды в Украине и один раз в Москве. Тем не менее Гончар очень перепугался и начал «оправдывать высокое доверие». В своих дневниках он возмущался, что против него пишут письма рабочие и крестьяне, которые, наверное, даже не читали роман, жаловался на это «коллективное творчество» и сокрушался: «Вже півроку чи й більше живу під тиском в тисячу атмосфер... Від часів Кагановича література не зазнавала таких озлоблених цькувань». А через несколько лет после этого, 31 августа 1973 года, Гончар подписывает открытое письмо группы известных советских писателей в связи с антисоветскими действиями и выступлениями Солженицына и Сахарова.

Мирослава Бердник - дочка выдающегося украинского философа и писателя-фантаста Олеся Бердника, вспоминала, как Гончар требовал исключить ее отца сначала из Союза писателей, а затем и из Литфонда за «антисоветское творчество». Как он преследовал тех писателей и поэтов, о которых сейчас говорят, что они - «совість нації».

В 1980 году будущий председатель НСПУ, депутат Верховной Рады многих созывов, политический хамелеон и приспособленец Владимир Яворивский напишет о Гончаре: «Він досяг виключно всього, чого спроможен досягти письменник на високому перевалі життя в нашій країні: бути Героєм Соціалістичної Праці, бути депутатом Верховної Ради СРСР… Бути кандидатом у члени Центрального Комітету КПРС (брати участь у розв’язанні усіх найглобальніших проблем, які вирішуються не лише в країні, а й на планеті!)».

Вот так, ни больше, ни меньше - Гончар решал самые глобальные проблемы на планете! А в 1991 году он вышел из Коммунистической партии, стал ярым «патриотом» и всячески хулил и поносил Советскую власть и советское время. Закончилось тем, что буквально через год он пожаловался в своем дневнике на бывших друзей: «Разве они могут осознать, что этот измученный болезнями «патриарх литературы» (как они говорят) после трех реанимаций сегодня вынужден думать, как прокормить семью». Через три года он умер: почти забытый, презираемый и пинаемый своими «собратьями». Впрочем, таков итог всех предателей и перебежчиков.

Во время вручения премии один из выступавших сказал, мол, вся сегодняшняя украинская интеллигенция, и «всі, хто тут зібрався - гончарівці». Не знаю, что он имел в виду, а я действительно увидел тень Олеся Терентьевича, лежащую на присутствующих - такие же перевертыши, такие же приспособленцы. Только вот таланта в них нет ни на йоту.

Вдова Гончара не скрывает своей обиды на бывших украинских советских писателей: «Нечасто вспоминают о Гончаре и «шестидесятники», выставляя себя чуть ли не героями Украины. Если бы не Олесь Терентьевич, даже не знаю, где они были бы». Но это не мешает ей мило общаться с Драчом и Павлычко и заседать с ними в жюри премии. Да и сама премия какая-то насквозь фальшивая.

Называется она украинско-немецкая, но ее учредителями значатся уже 20 лет живущая в Германии российская писательница Татьяна Куштевская с мужем, немецким меценатом Дитером Карренбергом, и НСПУ. Думаю, вы понимаете, что все финансовые расходы несет немецкая сторона, так что по сути это сугубо частная премия, и вручить ее могут любому, кто понравится «фундаторам». Впрочем, ее главная задача - поддержка молодых украиноязычных авторов, которым на момент ее получения не исполнилось 30 лет. Однако в разные годы ее лауреатами становились и сорока-, и пятидесятилетние. Сомневаюсь, что Куштевская, и тем более Карренберг, читают все работы номинантов. Но вот если они полагаются на мнение жюри, в которое входят Валентина Гончар, Иван Драч и прочие, тогда парадоксальный выбор лауреатов понятен.

Одну из премий в этом году присудили девочке, которая позиционирует себя как поэт-авангардист. Член жюри, лауреат Шевченковской премии, главред газеты НСПУ «Літературна Україна» Петр Пэрэбыйнис (Перебийніс) с каким-то мазохистским восторгом процитировал несколько ее строк, которые назвал «глибоко філософськими», «сповненими блискучих метафор» и «духовно насиченими». Вот эти строфы:

коли хрущі падають на дорогу

боюсь наступити

перестрибую

уявляю як хрусне

аж за вухом

в мозку

як хрусне

і наступаю випадково

на одного

третього

двадцятого

то не спинки хрущів ломляться

то мої кістки.


Ну, ладно, знаки препинания авангардисты не ставят. Но где и в чем увидел маститый «письменник» глубокую философию и духовную наполненность? Я зашел на страничку этой «поэтессы» в социальных сетях, посмотрел, кто ее друзья и как она с ними общается. Во многих сообщениях - мат, половина записей - на дичайшем суржике, который несколько последних лет моден у представителей «сучасної молодої еліти», цинизм, пошлость, хамство... В зале шептали, что девочка эта - «чья-то кто-то», но вслух, естественно, никто не возмущался, ведь теперь она тоже «гончарівець», она теперь тоже «совість нації»...

А в зале сидит Дмытро Павлычко, в президиуме жюри - Иван Драч. Кто эти люди? Сколько раз они предавали своих друзей, страну, самих себя? Об этих двух написано столько всего и всякого, открыты такие страницы их жизни, что любой мало-мальски порядочный человек умер бы от стыда, от невыносимой тяжести людского презрения, от жгучего осознания своей низости и подлости. Но нет, они - Герои Украины, и требуют к себе уважения и почестей как к героям.

Самый известный донос, приписываемый этим двум «мастерам» и примкнувшему к ним «подмастерью» Владимиру Яворивскому, уже давно доступен в сети Интернет. Его нашел и впервые опубликовал в открытой печати коммунист Адам Мартынюк, когда во время запрета Компартии работал главным редактором газеты «Товарищ». Суть в том, что две «глыбы» и один «подглыбок» вроде бы отправили на имя Председателя КГБ СССР Юрия Андропова письмо, начинавшееся словами: «Мы, украинские советские писатели, решительно осуждаем действия так называемых литераторов Светличного, Стуса, Сверстюка, Караванского, братьев Горыней, Мороза, Черновола, Осадчего, математика Д. Плюща, В. Некрасова и др., погрязших в националистическом болоте и не раскаявшихся в своей антисоветской деятельности».

Яворивский подал в суд на газету и суд этот... выиграл. Адам Иванович вспоминал: «Когда мы опубликовали один документ писателей Павличко, Драча и Яворивского, я имел судебные тяжбы и не выиграл, к сожалению, суд. Но даже если бы в то время существовала уголовная ответственность за клевету, то я все равно бы опубликовал этот материал. Потому что я верил и знал, я был убежден, что это не клевета. Я публиковал это письмо не для того, чтобы использовать какие-то политические цели, а потому что я и на сегодняшний день уверен, что это письмо реальное. К сожалению, не было аргументов доказать реальность этого письма». Что еще добавить? Замечу только, что доказать реальность письма коммунист не смог из-за отсутствия доступа к архивам СБУ.

Но шила в мешке не утаишь, и письмо это разошлось в цитатах и целиком, в печатных и электронных изданиях. Оно прозвучало даже со сцены Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки в постановке о жизни Васыля Стуса «Иду за край» - первом спектакле за всю историю столичной Русской драмы, осуществленном на украинском языке. Яворивский метался между «обидчиками», подавал в суд и несколько раз выигрывал его у тех изданий, которые перепечатывали это письмо, например, в 2003 году у газеты «Молода Галичина». В некоторых случаях суд удовлетворял исковые требования писателя частично, а иногда вообще отказывал в иске, как это было в 2009 году с Еленой Бондаренко, в прямом эфире задавшей вопрос: «На каком языке вы писали свои доносы в КГБ Андропову?».

Заканчивая эту тему, объективности ради нужно сказать, что Евгений Сверстюк защищал «трех литераторов», утверждая, что ни один из них не мог написать и подписать такое письмо. Но вот упомянутый в письме математик Д. Плющ - это на самом деле Леонид Плющ, слова которого я приводил выше. Еще одна его цитата. В своей работе «Вбивство Поета Василя Стуса» Плющ пишет: «Ці... Євтушенки, Вознесенські, Драчі, Коротичі, - стали Іудами...» И дав такую яркую характеристику разнообразным драчам и павлычкам он наверняка знает, о чем говорит. И последнее. Ни один, ни второй из «героев» ни разу не возмутились, не заявили, что это наветы и клевета. Скорее всего, понимают, что если заинтересованные люди начнут копаться в их прошлом, то на свет появятся еще более омерзительные вещи, чем те, которые мы можем видеть сейчас.

...и липкие руки

Какими должны быть «совість і душа нації»? Ответ очевиден - чистыми, честными, милосердными... Но души многих наших писателей, после какого-то неуловимого момента, становятся липкими и клейкими - к ним липнет вся мерзость человеческой натуры: зависть, злость, мстительность, корыстность... А липкие души, зачастую, передают свою «липкость» рукам... И вот уже некогда непоколебимый моральный и творческий авторитет начинает за мзду сначала «клепать» благосклонные рецензии на бездарные произведения, затем, пользуясь положением в обществе, «пробивать» звания и премии, потом, заняв хоть какой-нибудь мало-мальски значительный пост, печатать свои «нетленки» тысячными тиражами за счет государства... А аппетит, как известно, приходит во время еды...

Конечно, найдутся люди, которые «горой станут» за «українське красне письменство» вообще и его отдельных представителей в частности. Но и я никого не осуждаю, никого не обвиняю и не ставлю перед собой цель опорочить или ниспровергнуть «велетнів духу». Здесь я только привожу примеры тех поступков этих великих, которые не позволяют мне полностью доверять им, и, тем более, считать «взірцями» духовности, нравственности и морали...

Впрочем, перейдем от высоких материй к земным проблемам. Самым известным из всех сучписов - «сучасних письменників» - стал Владимир Яворивский, о котором народный артист Украины Борис Вознюк, в силу актерской профессии всю жизнь наблюдавший за человеческими типажами и характерами, однажды сказал: «В нем очень много типичных черт перевертыша, холуя, лицемера. Интересный тип».

Так вот, если другие сучписы предпочли потихонечку отщипывать от бюджета, от заграничных грантов, конвертировать свои немалые знакомства в материальные блага, то этому всего было мало - мало славы, мало денег, мало влияния... Первые обвинения в «липкорукости» в адрес Владимира Яворивского начали звучать еще в 1990 году, когда он стал народным депутатом Украины I созыва, в котором возглавлял Комиссию по вопросам Чернобыльской аварии и подкомитет по связям с соотечественниками, проживающими за пределами Украины.

В этом месте, поскольку многие наши «письменники» отличаются как злопамятностью, так и мстительностью, сделаю одно важное уточнение. Говоря о чести и достоинстве, я соизмерял слова и поступки фигурантов этой статьи с нормами христианской морали. И, в зависимости от их тождественности или расхождения, мог позволить себе дать свою личную оценку нравственного облика персонажей. Но, прикоснувшись к материальному миру, я не имею права на догадки, предложения и гипотезы.

Образно говоря, я не прокурор, а газета - не суд. В этом случае мы, скорее, присяжные заседатели, поэтому давайте послушаем свидетелей. Все напечатанное ниже уже было когда-то опубликовано в открытой печати, звучало по телевидению или радио. Об этом давно знают и «компетентные органы», но, видимо, подзабыли. Ну, не беда, мы напомним...

Пропущу «чернобыльскую коммерцию» Яворивского, как не имеющую отношения непосредственно к Союзу писателей, а сразу перейду к его «подвигам» на посту председателя НСПУ. Когда в 2003 году разгорелся скандал, связанный не с творчеством, что было бы логично, а с хозяйственно-финансовой деятельностью правления Союза, на суд общественности было вынесено множество фактов разбазаривания средств и имущества «спілки», якобы учиненных непосредственно Яворивским и его доверенными лицами. Процитирую наименее эмоциональные из них, но наиболее насыщенные фактами.

В 2009 году Галина Тарасюк первая из членов НСПУ публично обвинила Яворивского в незаконных сделках с имуществом Союза писателей: «Продан не только Одесский дом творчества, но и Коктебельский, и Ялтинский! В самом помещении НСПУ поселился на полвека, а это значит - навеки, нардеп от БЮТ господин Сенченко - в одной половине, а во второй - сам господин Яворивский в статусе нардепа от БЮТ! Знаменитый писательский ресторан «Эней» приватизирован и преобразован в дорогой французский ресторан».

В 2011 году, когда остатки украинских «митців» окончательно восстали против Яворивского, были проведены перевыборы председателя Союза писателей. Готовила их председатель Львовской областной организации НСПУ Мария Якубовская. В интервью Интернет-порталу «Украинские Национальные Новости» она заявляла: «На начало 1990-х годов НСПУ имел огромное имущество. Это, в частности, дома отдыха в Коктебеле, Ялте, Трускавце, Ирпене. Мне в руки случайно попал договор купли-продажи Одесского дома творчества, датированный декабрем 2005 года, за подписью председателя НСПУ Владимира Яворивского. Представьте себе, 10 огромных корпусов были проданы за 262 тысячи гривен, что по курсу того года составляло 51 тысячу долларов.

Львовская организация НСПУ направила в Генпрокуратуру обращение с требованием разобраться, как используется союзное имущество. Также мне в руки попал протокол заседания президиума НСПУ от 2007 года о ликвидации поликлиники писателей, что в Киеве на улице Рейтерской. Отныне по разным рейдерским схемам эта поликлиника принадлежит частному предприятию.

Если посчитать, сколько от аренды имущества имеет Союз, получается очень интересная сумма. Только от дома на Банковой мы имеем приблизительно 11 миллионов гривен в год за аренду. Пусть В.А. Яворивский даст ответ, как эти деньги используются?».

Писательская борьба против «литературного коммерсанта», как называли Яворивского в НСПУ, наконец-то принесла плоды. Во втором туре перевыборов победил глава Киевской городской организации НСПУ, главный редактор литературного журнала «Киев» Виктор Баранов. В одном из первых интервью на новой должности он сказал: «На секретариате определили, что нам нужно сделать аудит и ревизию имущественного положения Союза. Потому что много наших помещений, площадей сдается в аренду, условия которой нужно проверять. Скажем, за смехотворную цену сдали 1217 кв. м площади издательства “Украинский писатель” - 41 гривна за квадратный метр, то есть 5 долларов. В свою очередь фирма-арендатор теперь сама сдает эту площадь по 35 долларов за квадратный метр. Получается, что на союзном имуществе кто-то зарабатывает большие деньги».

Но вот Яворивского свергли! Думаете, в НСПУ что-нибудь изменилось? Новый глава украинских писателей Баранов на замечание, что многие из украинских журналистов, даже те, которые освещают работу Союза писателей, откровенно признают: «Мы не знаем, кто такой Баранов!», ответил: «Это их проблема. Наступили времена, когда никто никого не читает. Так разве это вина самих писателей?» И тут я недоумеваю: «А чья же это вина? Для чего и для кого творят эти авторы?»

А в НСПУ уже идут разговоры, что Виктора Баранова поддерживает Анна Герман, и если раньше средства Союза писателей шли на нужды БЮТ, то теперь - в пользу Партии регионов. Правда это или нет - точно не скажет никто, хотя, как известно, дыма без огня не бывает. Зато достоверно то, что отчуждение имущества НСПУ продолжается. Не далее как в феврале этого года борьба за Ялтинский дом творчества писателей довела до кровавого столкновения. А по данным издания «Газета.ua» Ялтинская городская прокуратура начала уголовное производство относительно неправомерных действий предприятия НСПУ «Дирекция управления имуществом НСПУ» в лице генерального директора Николая Грицика и председателя НСПУ Виктора Баранова.

Как видим, словосочетание «українські письменники» все быстрее превращается в ироническую насмешку и презрительное оскорбление. И неудивительно, ведь липкие души и липкие руки вряд ли вызовут уважение и доверие людей, знающих и помнящих образцы высокого искусства, вышедшие из-под пера советских украинских писателей. И если у украинской нации такая «совість», то достойна ли эта нация уважения в мировой семье народов?..



Олег АФОНИН

http://kyiv-vestnik.com.ua/public_s4160.html



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх