,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Турецкие исламские тайные общества и мировая геополитика
+5
Полночь над Босфором. Европейский берег. В пьяном угаре модного стамбульского ресторана я склоняюсь к своему собеседнику, успешному журналисту, чтобы расслышать его слова. Окутанный сигарным дымом, он философствует: "Черт с ними, с протестами! Толпа приходит, и толпа уходит. Это как морской прилив и отлив. Неважно, кто делает революцию. Обычно, это возбужденные горячие молодые люди с переизбытком гормонов. Важно, кто воспользуется ее плодами".

"Пока я не вижу, кто же победитель, – пожимаю я плечами. – Да, премьер-министр Турции Эрдоган устоял, но в фундаменте его могущества появились трещины. Да, оппозиция активно использовала протесты, но она слишком слаба и лишена очарования, чтобы набрать очки. Да, протестующих в буквальном смысле слова "смыли" с улиц водометами, но власти активно высаживают цветочки в спасенном Гези-парке, демонстрируя добрые намерения. Так кто же?"

Крепкое вино уже ударило в голову моему визави. Он сжимает мою руку с такой силой, как будто хочет сломать мне пальцы.

"Ты слышала что-нибудь о Фетхуллахе Гюлене?"

"Конечно, – отвечаю я. – Всемирно известный исламский проповедник, пятнадцать лет проживающий в США, в Пенсильвании. Бежал из Турции после обвинения в попытке государственного переворота. Любит разглагольствовать о мире во всем мире и о диалоге цивилизаций. Предлагает свою версию мягкого "безбородого" антиваххабитского ислама, готового на сотрудничество с Западом и Израилем. Мало кто сомневается в том, что за его спиной стоит ЦРУ, что вполне логично. Глупо было бы предоставить ему убежище, не получив ничего взамен".

"И это все? – кривая усмешка в ответ. – А вам, русским, следовало бы знать больше. Это ведь и вас касается".

Утром я получила паническое письмо от своего протрезвевшего собутыльника с заклинаниями забыть наш ночной разговор, и не упоминать его имя.
"Они не поделили власть"

Полдень над Босфором. Азиатский берег. Вилла из сказок "Тысячи и одной ночи", утопающая в райских садах. Хозяин виллы - настоящий стамбульский эффенди ("господин, повелитель") с утонченными манерами аристократа. Гуру турецкой журналистики, главный редактор газеты "Сабах" Мехмет Барлас. Говорит медленно, хорошо зная цену словам. Он старый друг премьер-министра Эрдогана, истово верующего мусульманина. При этом сам господин Барлас - большой либерал. Мне позволено выпить очень хорошего коньяку. "То, что я пью ракию, а премьер-министр – чай, поверьте, вовсе не мешает нашему общению, – смеется господин Барлас. – Эрдоган не навязывает свои взгляды".

Потом он серьезнеет. "То, что случилось в Турции, не революция. Назовите это восстанием, бунтом. В последнее десятилетие Турция изменилась. И кто же ее изменил? Премьер-министр Эрдоган. Когда он пришел к власти, средний доход на человека составлял 2000 долларов в год, а сейчас - 11000 долларов. Экспорт с 35 миллиардов долларов вырос до 150 миллиардов. Поднялись города и села, улучшились дороги и инфраструктура".

"Да собственно никто, даже оппозиция, не отрицает, что Турция невероятно выросла экономически и политически за последние десять лет, – замечаю я. – Люди тревожатся о личных свободах, о медленной исламизации страны".

"Давайте не забывать о том, что Турция - мусульманская страна. До Эрдогана страной управляло секулярное, светское меньшинство во главе с армией. Эрдоган изменил систему и аннулировал, упразднил эту так называемую "военную демократию". К власти пришли люди из маленьких городов Анатолии".

"Что ж, они провинциальны, неловки, консервативны, они любят национальную одежду, чтят традиции, их жены носят хиджаб, – говорю я. – Городские классы считают их деревенщиной".

"Но даже эти люди из деревни изменились! Они приняли европейские правила. Турция изменила Конституцию по настоянию ЕС. Наше уголовное право - итальянское, наше торговое законодательство - германское, наше гражданское право - французское. Мы европейцы! Эрдоган изменил Турцию, но он консервативен. Он мусульманин. Алкоголь он считает грехом. И когда он говорит, его речи отражают его веру. Городские классы, стоящие на площади Таксим, – это светские люди. Они не ходят в мечеть, они не молятся пять раз в день. Но они - меньшинство!

Откуда пришел ваш Путин? Из КГБ. Откуда пришел Эрдоган? Из мира ислама. Оба твердо верят, что дисциплина и порядок превыше всего. Оба ненавидят хаос. Путин видит сильную, великую Россию, и во имя этой цели требует послушания. Эрдоган такой же. Он считает, что люди должны подчиняться строгим моральным правилам. Я выпиваю, не молюсь, но поддерживаю Эрдогана, потому что вижу изменения в стране. Да, я критикую его, когда он заявляет избирателям: вы должны иметь троих детей. Как можно вторгаться в личную жизнь людей? Но он честно выиграл выборы три раза подряд, набирая все больше и больше голосов. И я уверен, что он выиграет и следующие выборы. Пять, а то и десять лет власти ему обеспечены, в том или ином качестве - премьера или президента страны".

"Кто такой Фетхуллах Гюлен, каково его влияние в Турции, и в чем он не сошелся с Эрдоганом?" – спрашиваю я напрямую.

Долгая пауза, которая позволяет господину Барласу закурить сигарету.

"Гюлен начинал как проповедник, а позже возглавил исламское сообщество международного масштаба, – отвечает он. – Но теперь это не просто религиозная организация. Это банки, школы, университеты, торговые центры, крупные компании по всему миру. Это гигантская корпорация, чьи размеры трудно представить".

"Могу я назвать Гюлена мусульманским Соросом?"

(С усмешкой). "Можете. Верное определение".

"По Стамбулу ходят упорные слухи, что именно Гюлен благодаря своему влиянию в полицейских кругах спровоцировал жесткий силовой ответ на протесты экологов в Гези-парке, тем самым подставив Эрдогана?"

"Не знаю. Вряд ли. Но верно, что Гюлен имеет серьезное влияние в полиции, в прокуратуре и вообще, в правоохранительных органах Турции".

"Почему Гюлен выступил в критикой в адрес Эрдогана в газете "Заман" уже через пару дней после протестов? Чего он хочет?"

"Он хочет разделить власть с Эрдоганом, иметь больше влияния в Турции и продвинуть своих людей на нужные позиции. Но у них разное видение будущего страны. Гюлен мечтает об исламской Турции, Эрдоган - о развитой Турции. Гюлен живет в США и не собирается возвращаться домой".

"Почему США покровительствуют исламскому проповеднику?"

"Гюлен верит в диалог. Он отлично ладит с евреями. Он встречался с Папой Римским. А главное, США планируют использовать гигантскую сеть Гюлена против Аль-Каиды и Хезболлы".
Кто же вы, мистер Гюлен?

Как сельский мальчик, родившийся в 1941 году близ провинциального города Эрзурума в Восточной Анатолии, превратился в одного из самых влиятельных людей мира? Как скромный ученик медресе, а фактически самоучка, начавший читать проповеди с пятнадцати лет, возглавил в 2008 году список из ста ведущих интеллектуалов мира (по оценкам журнала "Foreign Policy")? Кто он - скромный болезненный отшельник из Пенсильвании, сам готовящий себе картофельные блюда и довольствующийся оливками и сыром, или глава таинственной, могущественной транснациональной корпорации, опутавшей сетью своих воспитательных учреждений все пять континентов?

"Я знаю Гюлена много лет, – говорит главный редактор телевидения "Каналтюрк" и восторженный почитатель Гюлена господин Тарик Торос. – Он живет в крохотной комнате в окружении своих сподвижников, постоянно молится и не хочет личных благ для себя. Он не желает возвращаться в Турцию из боязни спровоцировать политический хаос в стране. Когда он хочет послать сообщение миру, он делает это через видеопослания в интернете. Гюлен - один из самых эффективных лидеров в вмире, но он не хочет персональной власти. Он просто создал свою воспитательную систему через тысячи школ по всему миру".

"Что такое гюленизм? Это такой "ислам-лайт", – говорит российский исламовед Раис Сулейманов. – Это попытка преподнести ислам европейцам и Западу в доступной и понятной форме, в симпатичной обертке. То есть это не бородачи, взывающие к джихаду, а очень интеллигентные воспитанные люди, активно рассуждающие о диалоге и взаимопонимании цивилизаций. Гюленизм - это тот ислам, каким хотел бы видеть его западный мир".

"То есть это прирученный ислам?" – спрашиваю я.

"Верно. Откуда вышел сам Гюлен? Из денме (это турецкие евреи, принявшие ислам)".

(Денме - загадочная каббалистическая иудейская секта, возникшая в 1683 году в Салониках, в Оттоманской империи. Основатель - Шабтай Цви, каббалист, один из самых известных еврейских лжемессий, вызвавший массовую эйфорию, близкую к помешательству, в еврейских общинах Европы того времени. Был арестован и предстал перед султанским судом, предложившим ему выбор, - смерть или принятие ислама. Вместе с женой принял ислам. Последователи Шабтая Цви, денме - малочисленная, но крайне влиятельная община в Турции. Сторонники конспирологических теорий утверждают, что отец Ататюрка, превратившего Турцию в светское государство и загнавшего ислам в подполье, - родом из денме. Сами турки считают денме неискренними мусульманами, принявшими ислам под страхом смерти и ради проникновения во власть. Большая часть евреев считает денме отступниками, но есть и те, кто видит в принятии ислама Шабтаем Цви его великую жертву ради освобождения евреев из-под власти других народов. Как бы там ни было, кровь - не вода. Именно Гюлен (как утверждают в Турции, выходец из денме) первым осудил "Флотилию свободы", пытавшуюся прорвать израильскую блокаду Сектора Газа в 2010 году, в состав которой входил турецкий корабль "Мави Мармара". – Д.А.)

"Организация Гюлена работает в 180 странах мира, – говорит ведущий журналист газеты "Радикал" Фехим Таштекин. – Только в Турции у них минимум пять миллионов последователей, а ходят слухи, и о десяти миллионах тайных сторонников! Ты должна понять ментальность этих людей. Это государственные люди, выступающие против анархии и хаоса. Они верят в систему, но создают эту систему сами. Не они начали протесты в Турции, но они воспользовались ошибками Эрдогана, чтобы поднять свой престиж. Единственный, кто набрал очки во внутренней борьбе, – это Гюлен. Откуда у организации деньги? Широкая сеть спонсоров и благотворителей. Где они вербуют людей? Они создали систему языковых курсов, школ и университетов по всему миру. Это очень дешевое или даже бесплатное образование с блестящим преподаванием английского, математики, физики. Лучшие учителя, прекрасная атмосфера! Учителя религиозны, но система образования не навязывает ислам. Все делается очень мягко. У Гюлена были и есть школы во всех бывших советских республиках и в России - в Карачаево-Черкессии, Чечне, в Татарстане. Недавно открылась школа в Абхазии. Власти закрывают школы, но они открываются снова под другими названиями и от имени других фондов".

"Гюленисты сделали ставку на образование, – говорит российский исламовед Раис Сулейманов. – Нужно распространять свои взгляды через очень разветвленную сеть качественного образования, куда люди будут отдавать своих детей. Тем самым они воспитывают поколение людей, строго ориентированных на них. В школы берут детей всех национальностей. Часто из очень бедных семей. Религиозная пропаганда ведется на уровне факультатива. Нет обязательных мусульманских ритуалов, никто не настаивает на хиджабе, даже разрешен балет. Со временем эти дети, самые одаренные, преданные и трудолюбивые из них, займут ключевые посты в бюрократической и бизнес-элите. Им помогут деньгами, связями, всем, чем можно. И они будут всем обязаны организации, которая их воспитала и дала путевку в жизнь, и своему духовному лидеру. Они войдут в империю Гюлена".

Ну, чем вам не роман Бориса Акунина "Азазель" о питомцах эстернатов леди Эстер? "Нелюди? Марсиане? Пришельцы из потустороннего мира? Как бы не так! Они все - питомцы эстернатов, вот они кто! Они подкидыши, только подброшенные не к дверям приюта, а наоборот - из приюта их подбросили в общество. Каждый был соответствующим образом подготовлен, каждый обладал искусно выявленным и тщательном выпестованным талантом! Если бы мир узнал, сколько блестящих карьеристов выходит из питомника леди Эстер, то неминуемо насторожился бы. А так все происходит как бы само собой. Толчок в нужном направлении - и талант непременно себя проявит. Вот почему каждый из когорты "сирот" добился таких потрясающих успехов в карьере! И совершенно естественно, что по-настоящему все эти гении преданы только своему сообществу - ведь это их единственная семья, семья, которая защитила их от жестокого мира, взрастила, раскрыла в каждом его неповторимое "я".
Как устроены современные тайные общества

"Я мертвый осел в политике, и мне не страшны удары палкой, – говорит мой приятель, политолог и журналист Алтай Уналтай. – Вали все на меня, главное, не упоминай имен моих друзей. Они не хотят потерять работу".

Умный, ленивый и важный, этот большой во всех смыслах человек пьет уже десятую чашку чая в чайхане, пока его друг (назовем его политолог Д.) рисует на салфетке схемы.

"Как устроено обычное религиозное движение? Возьмем, к примеру, организацию "Братья-мусульмане", – говорит Д. – Это как персик, внутри которого есть косточка, ядро. Чистые идеологи, святые люди, часто фанатики - это сердцевина. Следующий круг - люди во власти, которые разделяют и продвигают взгляды наставников, используя их в своих политических целях. Третий круг - люди из мира криминала, которым нужно замолить грехи. Не секрет, что многие мафиози регулярно ходят в церковь. Убил, ограбил и часть пожертвовал на благотворительность. Два этих круга - люди власти и бандиты - тесно связаны между собой и взаимополезны. Но именно третий, криминальный круг способствует вырождению, дегенерации движения и компрометирует его в глазах общества.

Такая система работала до того, как пришел религиозный турецкий проповедник Гюлен. Он построил свою пирамиду. В ее основании - честные, небогатые, глубоко порядочные люди, искренне верующие учителя в его многочисленных международных школах, активисты, проповедники, готовые ради веры на жертвы и страдания. Но они внизу. Среди учеников отбираются самые умные, амбициозные, жаждущие денег и власти карьеристы, которые идут на следующий уровень. Они становятся чиновниками, администраторами, бизнесменами. Но им нет пути назад, потому что они могут развратить и коррумпировать людей внизу. Самые умные из них попадают в верхушку пирамиды - генералы, высшие чины полиции, банкиры, политики. А над всем этим стоит Гюлен - как хороший пастух для плохих овец".

"Но овцы-то плохие!" – замечаю я.

"Я тебе задам простой вопрос: Папа римский - плохой парень или хороший? – смеется Алтай Уналтай. – Вся империя Гюлена построена по принципу католической церкви".

"Ребята, не морочьте мне голову! Это же исламская коза-ностра!"

"Во-первых, в отличие от коза-ностры люди Гюлена стараются воздерживаться от прямых насильственных действий, – говорит Уналтай. – Во-вторых, что плохого ты видишь в самом принципе коза-ностры? Мы помогаем тебе, но однажды ты поможешь нам. В этом смысл присоединения к любому сообществу. Почему никто не называет главой мафии Сороса, который через свой благотворительный фонд "Открытое общество" готовит будущих мыслителей и политических деятелей? Проблема в том, что Гюлен набрал и рекрутировал уже столько бизнесменов, интеллектуалов, журналистов, чиновников, что они уже ему не подчиняются. Организация настолько разрослась, что выходит из-под контроля ее основателя".

"То есть Гюлен сотворил монстра, который начал жить собственной жизнью? – говорю я. – Это понятно. Но почему турецкие власти и США так поддерживали Гюлена?"

"Почему в свое время экс-премьер Турции Тургут Озал сделал ставку на известного проповедника? – говорит политолог Д. – Исламская идеология должна была облегчить переход сельской провинциальной Турции к капитализму. Как объяснить маленьким людям из деревни, что надо брать кредиты в банках, платить проценты, пользоваться кредитными карточками? Нужен был уважаемый человек, говорящий на религиозном языке. И кто-то должен был помочь государственным чиновникам усвоить язык транснациональных корпораций".

"Но ислам и капитализм противоречат друг другу! – восклицаю я. – Как же быть с запретом на ростовщичество?"

"Да это как в христианстве, – усмехается Алтай Уналтай. – Мало кто из христиан следует завету: раздай свое имущество бедным. Экс-премьер Турции Озал пришел и сразу учредил исламские банки, чтобы посмотреть как бедное турецкое население освоиться с международными капиталистическими стандартами. Как действует нормальный банк? Ты хочешь открыть фабрику, приходишь в банк, чтобы взять кредит на покупку оборудования. А потом выплачиваешь кредит с процентами. А исламский банк говорит: мы тебе сами купим оборудование, а ты нам постепенно выплатишь его стоимость за несколько лет. Но булку хлеба можно купить за две лиры, а можно и за четыре. То же и с оборудованием, – ты выкупаешь его по банковской цене".

"То есть это ростовщичество, прикрытое исламом?"

"Точно. Это лицемерие, – говорит политолог Д. – Гюлен - это религиозный лидер эпохи глобального капитализма. Внешне это выглядит как возвращение к исламу, но за всем этим стоит - международный банковский капитал, транснациональные корпорации, тотальная приватизация".

"Фактически мы имеем дело с неолиберальным исламом. Уж не знаю, что хуже! Откровенные джихадисты или капиталистический, вашингтонский ислам? Но в чем Гюлен не сошелся с премьер-министром Эрдоганом?"

"Вот тебе опять пример с Папой римским, – усмехается Уналтай. – Папа как пастух должен контролировать не только овец, но и королей. С точки зрения Гюлена как религиозного лидера, премьер Турции Эрдоган - зарвавшийся король, которого нужно поставить на место. Налицо конфликт религиозной и политической власти".
"Если б я был султан!"

Еще совсем недавно премьер-министр Турции Эрдоган был сторонником решительных действий в Сирии, которые должны непременно привести к свержению его бывшего "брата" Асада. Турция открыла границы сотне тысяч сирийских беженцев, в Стамбуле осела вся значимая сирийская политическая эмиграция, а на границе с Сирией возникли лагеря так называемой "Свободной сирийской армии", которой турки, а через них Саудовская Аравия и Катар (что давно не секрет) активно помогают деньгами и оружием.

Чуть больше месяца назад произошла "судьбоносная" встреча Эрдогана и президента Обамы. После Америки Эрдоган вернулся в Турцию притихшим, а в его антиасадской риторике поубавилось пыла. Что же произошло?

"Турецкое правительство лгало Обаме, что конфликт в Сирии можно уладить за пару недель, ну, месяцев, – говорит ведущий обозреватель газеты "Радикал" Фехим Таштекин. – Турки предъявили американцам фальшивый сценарий, в котором главным аргументом выступал тот факт, что большинство населения Сирии составляют сунниты. Победа антиасадских сил выглядела вполне вероятной. Обама сказал Эрдогану: ок. Ты хочешь, чтоб Турция стала главной региональной державой на Ближнем Востоке, и обещаешь нам уладить этот конфликт? Вперед! Мы поддержим тебя, чем сможем, но только не военным путем. Фактически, США предоставили Эрдогану кредит доверия. Все оружие повстанцам пошло через Турцию. Салафитские (ваххабитские) группировки практически разрушили сирийские алавитские города. То, что Сирия лежит в руинах, заслуга турецкой политики. А месяц назад Обама спросил Эрдогана: ты обещал мне покончить с Асадом за пару месяцев, и где результат?"

"Но почему Эрдоган так упорно выступает за свержение Асада, хотя 68 процентов населения Турции противятся вовлечению страны в сирийский конфликт?"

"Во-первых, Турция получит огромные выгоды от разрушения Сирии, потому что по плану именно ей должны были достаться основные контракты на ее восстановление. Это как с Ираком: американцы еще бомбили Багдад, а крупные строительные компании уже получали заказы. Во-вторых, быть в Дамаске - политически крайне важно. Именно там лежат ключи от Ближнего Востока. А Ливан с Бейрутом - исторически и политически лишь часть большой Сирии. Быть в Дамаске - это иметь влияние на палестинский вопрос, и, следовательно, и на Израиль, это контроль над Ливаном и Хезбаллой, а также влияние на Иран и Ирак. Пойми, это великая мечта Эрдогана! Идеальный сценарий Большой Турции в границах Оттоманской империи. Я говорю, разумеется, не о территориальных границах, а о границах влияния - политического и экономического".

"Личная цель и амбиция Эрдогана - стать лидером мусульманского мира, а для этого нужно отказаться от идеи одна страна - одна нация, – говорит журналист и продюсер Гекхан Ерен. – Он не может выйти на сцену лишь как отец турецкой нации, потому что большинство мусульман - арабы. Поэтому он ведет переговоры с курдами и готовится признать права меньшинств. Его мечта - Мусульманский союз".

"В сущности, Эрдоган хочет выступить в роли отца наций - Ататюрка, но исламского Ататюрка, – говорит знаменитый телеведущий Реха Мухтар. – Но проект нео-оттоманской империи, включающей в себя армян, греков, курдов, арабов, – опасная, хотя и захватывающая игра. Его критики говорят: если Турция опять вмешается в дела Ближнего Востока, она рухнет так же, как рухнула Оттоманская империя. Мы не хотим снова превращаться в "больного человека Европы". Мы не знаем: станем ли мы региональной империей, или падем, и нас снова расчленят на кусочки. И среди городских классов, выступивших на площади Таксим, господствует убеждение: Турции желательно ни во что не вмешиваться. Ни в Сирию, ни в Ирак".
Мы все давно на войне

Религиозная война между суннитами и шиитами давно перестала быть "личным делом" Ближнего Востока. Суннитский пояс включает в себя Саудовскую Аравию, Катар, Египет, Тунис, Ливию, Турцию и, как ни странно, потенциально шиитский прозападный Азербайджан (ближайший родственник Турции, которому в случае войны с Ираном пообещали жирный кусок иранской территории, населенный коренными азербайджанцами). Главный покровитель - США. Шиитская дуга представлена, в основном, Ираном, Ливаном, Ираком (большинство - шииты) и Сирией (у власти пока шииты, сражающиеся ни на жизнь, а на смерть. Прекрасно понимают, что в случае поражения их просто всех вырежут, как кроликов). Главный союзник - Россия (Одна из причин нашего сочувствия шиитам в том, что от суннитов в лице Саудовской Аравии и Катара мы ничего, кроме гадостей, не видели. Именно они продвигали и спонсировали терроризм и "ваххабизацию" Кавказа. Именно они воспитали отряды радикальных исламистов, которые проповедуют сейчас в наших мечетях). В сущности, горячая война на Ближнем Востоке снова перерастает в холодную войну между двумя великими державами.

"Почему США выступают против шиизма? Шиитская дуга полностью враждебна влиянию США, – говорит колумнист Фехим Таштекин. – США используют Турцию и тайную империю религиозного проповедника Гюлена против иранского влияния. Саудовская Аравия и Катар, временно объединившись против Ирана, вкладывают огромные деньги в Турцию как в союзника (И Эрдогану сейчас позарез нужны деньги из Персидского залива, поскольку главный торговый партнер в лице ЕС сильно пострадал от финансового кризиса.) Главная цель суннитского полумесяца - остановить Иран. Сунниты уже потеряли Ирак, где командуют шииты, и хотят компенсировать это за счет Сирии. Но что Турция получила, вмешавшись в сирийские дела? Одну головную боль. Наша знаменитая политика "ноль проблем с соседями" превратилась в политику "ноль соседей", одни враги. С Ираком дела идут трудно, с Ираном сильно осложнилось, не говоря уж о Сирии. А главное, у нас испортились отношения с Россией".

"То, что США поддержали протесты на площади Таксим, а потом подключили к этому империю "мусульманского Сороса" по имени Гюлен - это способ наказать Эрдогана за провал его сирийской политики и за его попытки стать новым султаном, – говорит российский исламовед Раис Сулейманов. – Звание султана еще надо заслужить. Американцы не собирались убирать Эрдогана. Его надо было просто поставить на место. И для этого они использовали богатейший ресурс, который у них есть прямо под боком, – сеть "святого" Гюлена из Пенсильвании".

"Послушай, мы всячески боремся против ваххабизации России, которую спонсируют страны Персидского залива, – говорю я. – Гюлен через сеть своих школ предлагает "мягкий" ислам, отказавшийся от джихада. Чем это плохо?"

"Иллюзия! Цель гюленовских школ в России - переориентация мусульманской элиты на Турцию и США, а в глобальном смысле – построение халифата, пусть разумного и либерального, но в которой немусульманам будет отведена роль унизительного меньшинства. Власти России давно поняли, что имеют дело с хитрым идейным противником. К примеру, в Азербайджане Гюлен уже взрастил с помощью своих школ молодую элиту, которая постепенно проникает в руководство страны. И это прозападная, проамериканская элита. Гюлен также активно работает с нашей азербайджанской диаспорой. Неважно, кто и как приходит к нам - с мечом или со словом. Важно, что российские мусульмане - это НАШИ мусульмане, которые не должны ориентироваться на зарубежный религиозный центр. Мы должны сделать ставку на национальный ислам. Смертельно опасно, если наши мусульмане превратятся в пятую колонну в собственной стране".

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх