,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Победившие австрийские ультраправые требуют прямой демократии
  • 12 октября 2013 |
  • 11:10 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 707
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
В то время, как немецкие ультраправые находятся под непрекращающимся прессингом со стороны властей, их единомышленники из соседней Австрии, похоже, наоборот, переживают время своего расцвета.
Хорошие новости пришли из Вены 29 сентября 2013 года после того, как были оглашены итоги всеобщего голосования на парламентских выборах в Австрии. Судя по всему, историческая ситуация складывается в пользу ультраправых и дает им уникальный шанс стать частью правящей элиты, если, конечно, они продемонстрируют должный уровень дипломатического искусства.


Победившие австрийские ультраправые требуют прямой демократии
Речь идет об ультраправой «Австрийской партии свободы» (FPÖ), возглавляемой Хайнц-Кристианом Штрахе, которая набрала на выборах в Национальный совет 21.4% голосов избирателей, что почти на 4% больше показателя 2008 года.

Однако нам интересен не столько рост уровня поддержки «свободовцев», сколько общий контекст происходящего. Во-первых, укрепился правый лагерь в парламенте — 5.8% голосов набрала партия «Команда Штронаха», основанная бизнесменом, который выступает с жестких евроскептических позиций и убежден, что львиная доля криминала завозится в Австрию из-за рубежа, в связи с чем разделяет антииммигрантские настроения «Партии свободы». А второй, более значимый сдвиг в политике страны — это резкое падение поддержки традиционной правящей коалиции, что открывает возможность для ультраправых принять участие в формировании коалиционного правительства.

Ранее доминировавшие в австрийской политике две крупнейшие силы — «Социал-демократическая партия» (SPÖ) и «Народная партия» (ÖVP) — получили самые низкие за всю свою историю показатели — 27.1% и 23.8% соответственно, а парламент впервые стал шестипартийным. Левоцентристы социал-демократы и правоцентристы «народники» на протяжении многих лет совместно формировали правительственную коалицию, в 70-х годах они даже набрали 93% голосов в общей сложности, однако сегодня они потеряли половину своих голосов. Отчасти это связано с коррупционными скандалами и недовольством австрийцев проводимой политикой, но также сыграло роль и то, что в нынешнее время расхождение между политическими силами Европы на идеологической основе становится все более решающим. В связи с этим, сама жизнь требует от партий прояснить свои позиции по тому или иному вопросу, беспокоящему граждан страны, а это осложняет взаимодействие между правыми и левыми.

Эксперты полагают, что теперь, на спаде своей популярности, коалиция социал-демократов и «народников» может расширится за счет третьей партии или не состояться вообще. Переговоры по формированию правительства могут длиться до двух месяцев, но уже сейчас вырисовываются конкретные варианты, в том числе с участием ультраправых. В первую очередь, речь идет о союзе «народников» с «Партией свободы» и «Командой Штронаха», что приведет к созданию 100-процентной правой коалиции. Подобный опыт уже был в недавней истории Австрии. По итогам выборов 1999 года, «Партия свободы» набрала 26.9% голосов, опередив «Народную партию». В результате, «народники» согласились сформировать коалиционное правительство со «свободовцами». Однако в то время подобный союз с ультраправыми вызвал жесткое противостояние со стороны Евросоюза, который принял решение наложить санкции на Австрию как страну, которая легализовала «правых экстремистов», а также запретить партии участвовать в политической жизни страны. Не имея соответствующих полномочий, ЕС пошел на хитрость и двусторонние санкции были введены отдельно странами-членами Евросоюза. Сегодня же политическая ситуация в Европе заметно поменялась и на фоне роста популярности ультраправых маргинализовать «Партию свободы» будет уже не так легко.

Между тем коалиция с «Партией свободы» может быть создана и левыми социал-демократами. Хотя лидер «Социал-демократической партии» Вернер Файман исключил союз с какой бы то ни было партией, кроме «народников», в среде социал-демократов все чаще звучат призывы провести переговоры с австрийскими ультраправыми. Один из видных представителей «Социал-демократической партии» Зигфрид Пихлер предложил вести переговоры как с «Партией свободы», так и с «Народной партией», что, по его мнению, поможет снизить зависимость от последней.

— Мы должны провести переговоры с «Партией свободы». Разумеется, есть определенные границы, но полный отказ от переговоров заведет нас в ловушку, — сказал политик, отметив, что в социальной сфере позиции социал-демократов намного ближе к ультраправой партии, чем к «народникам».


Но что бы ни говорили его потенциальные партнеры, лидер австрийских ультраправых Хайнц-Кристиан Штрахе недвусмысленно дал понять, что политика политикой, а от своих позиций «Партия свободы» не отступит. Более того, Штрахе призвал европейских националистов объединиться — призыв, к слову, не первый раз прозвучавший за последнее время — ранее с таким заявлением выступила глава «Национального Фронта» Франции Марин Ле Пен.

— У нас дружественные отношения и тесное сотрудничество с итальянской «Лигой Севера». Также мы сотрудничаем и с нидерландской «Влаамс Беланг» (Фламандский интерес) в Бельгии, и недавно я встречался с Гертом Вильдерсом в Нидерландах. Были и еще будут и многие другие переговоры. В будущем, в преддверии следующих выборов в Европарламент, силы свободы объединят свою энергию, постараются развивать мощное сотрудничество и получить большую поддержку на европейской земле, — заявил Штрахе.


Народ с нами

Два дня спустя после выборов Хайнц-Кристиан Штрахе выступил на пресс-конференции, где сообщил о готовности партии участвовать в переговорах по формированию правительства. При этом лидер ультраправых подчеркнул, что «Партия свободы» отказывается участвовать в правительстве «любой ценой» и озвучил свое условие — партнеры по коалиции должны будут принять один из важнейших пунктов программы партии, а именно: расширение практики применения инструментов прямой демократии, ориентируясь на швейцарскую модель. Давайте рассмотрим этот дальновидный, стратегически выигрышный ход.

Основанная еще в 1956 году, «Австрийская партия свободы» традиционно относит себя к националистическому лагерю. Как и для большинства других европейских партий со схожей идеологией, австрийские ультраправые, помимо прочего, выступают за ослабление зависимости страны от Евросоюза, борьбу с миграцией и противостояние исламизации региона. Предлагая радикальные формы решения этих проблем, националисты оказываются в оппозиции к правящей элите, но при этом, отражают чаяния большинства жителей, многие из которых боятся голосовать за «радикалов», но, тем не менее, хотят, чтобы эти проблемы как-нибудь сами собой разрешились, что при нынешнем истеблишменте кажется маловероятным. В то же время, «Партия свободы» должна выполнять обещания, данные ей той пятой части избирателей, которые проголосвали за нее на воскресных выборах.

Итак, представим, что Штрахе выдвинет в качестве требований, например, ужесточение иммиграционного законодательства. Очевидно, что власти на это не пойдут, а для самой «Партии свободы» это будет не более чем популистским заявлением. Однако добившись введения практики проведения референдумов по любому значимому для жителей вопросу, австрийские ультраправые получат в свои руки инструмент реализации своих планов. Не зря была упомянута именно Швейцария. Именно там важнейший инструмент прямой демократии — регулярные народные референдумы — позволили претворить в жизнь многие инициативы ультраправой партии «Швейцарской народной партии». Это и запрет на строительство минаретов, и вопросы, касающиеся депортации преступников-иностранцев или ограничения миграции. Как показывает опыт, по всем этим вопросам взгляды граждан преимущественно совпадают с позицией националистов. И пусть даже референдумы проводятся на локальном уровне, устанавливая новые законы в кантонах и отдельных регионах. Поступательный прогресс даже более стабилен и надежен, нежели внезапные кардинальные перемены.

Таким образом, «Партия свободы» сделала правильный выбор, сделав ставку на народ. Противостояние истеблишменту уже давно стало частью политической линии австрийских ультраправых. Еще в 90-х годах партия требовала радикальной трансформации государства от партийной системы к гражданской демократии. Для этого предлагалось проводить больше референдумов, существенно сократить численность министерств, делегировать многие полномочия местным властям. Как показывают опросы, многие избиратели голосовали за «Партию свободы» именно по этой причине.

Программа «Партии свободы» действительно выглядит привлекательно, что, на мой взгляд, связано с ее естественностью и рациональностью. Будучи консерваторами в политике, в экономической сфере австрийские ультраправые выступают за регулируемый либерализм и низкие налоги, но, в то же время, являются сторонниками так называемого государства всеобщего благосостояния или социального государства, в котором всем гражданам обеспечиваются определенные социальные гарантии. Сюда входят: поддержка социально незащищенных слоев населения, защита семей, борьба с безработицей, поддержка образовательных программ и т.д.

Одним из главных пунктов программы «Партии свободы» стала инициатива «Австрия превыше всего!», появившаяся в 1993 году и направленная на проведение референдума по ограничению иммиграции. Согласно этому принципу, Австрия не является страной иммиграции. Также австрийские националисты настаивают на том, что защита культурной идентичности и социального порядка в стране не будет возможна до тех пор, пока не прекратится приток иммигрантов. За последние годы произошло усиление антиисламской компоненты политической линии «Партии свободы»: тогда как в 90-х годах она выступала преимущественно против роста влияния радикального ислама, сегодня антиисламская критика распространилась и на увеличение числа мусульман в стране, равно как и исламизацию Австрии в целом.

По правде сказать, мне не совсем понятно, почему в отечественных СМИ уделяют несправедливо мало внимания «Австрийской партии свободы», когда речь заходит об успехе ультраправых в Европе. Возможно, это связано с тем, что, в отличие от Марин Ле Пен, Хайнц-Кристиан Штрахе не пытается публично подлизываться к российской элите, предвещая нам успех в предстоящих геополитических битвах титанов? Может быть, будучи прагматиками по природе, австрийские националисты просто медленно, но верно движутся к своему успеху. И почему бы нам не взять на вооружение некоторые из их идей? Ведь, если обратиться к истории, мы многому учились друг у друга.
Автор: политический обозреватель
Татьяна Канунникова



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх