,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Дело банды расхищавшей фонды жертв холокоста подходит к концу
  • 17 апреля 2013 |
  • 13:04 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 633
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
Дело о так называемых «немецких пенсиях» подходит к концу,
и из 31 обвиняемого виновными себя признали 28.

Как сообщил на прошлой неделе федеральный манхэттенский прокурор Приит Бхарара, последними это сделали Анна Зингер и Полина Беренсон, приговоры которым будут вынесены соответственно 8 августа и 12 сентября.

Дело банды расхищавшей фонды жертв холокоста подходит к концу


83-летняя Беренсон живет в Бруклине, была арестована в ноябре 2010 года, и ей грозит до 60 лет лишения свободы. 66-летнюю Зингер из Иллинойса арестовали в октябре 2011 года, и она может лишиться свободы на срок до 20 лет.

Дело банды расхищавшей фонды жертв холокоста подходит к концу
New York Assistant Director in Charge Janice Fedarcyk,
with U.S. Attorney Preet Bharara,
announces the unsealing of criminal charges


Аресты участников банды начались в ноябре 2010 года и проходили в несколько приемов. «Немецкими пенсиями» называют компенсации евреям, так или иначе пострадавшим в годы Второй мировой войны на оккупированных территориях бывшего СССР. Занимается этим организация Jewish Material Claims Against Germany (Claims Conference) с головным офисом в Нью-Йорке, а деньги на ежемесячные пенсии и единовременные пособия дает правительство Германии.

По одной программе (Hardship Fund) пережившим Холокост евреям полагается единовременная выплата в 3500 долларов, а по другой (Article 2) — пожизненная пенсия 400 долларов в месяц. Как установило следствие, обвиняемые, среди которых 10 сотрудников Claims Conference, а остальные — посредники, общими усилиями похитили из фонда этой организации больше 57 млн долларов.

Анна Зингер была посредником и находила желающих за деньги предоставить свои документы для оформления выплат тем, кому это не положено. Полина Беренсон подтвердила судье Томасу Гриеса, что работала в нью-йоркском отделении Claims Conference и оформляла ложные заявления на эти выплаты. Когда Беренсон узнала, что ею интересуется ФБР, попыталась убедить свидетеля дать ложные показания о ее роли. Закон, конечно, есть закон, но со стороны манхэттенского федерального прокурора мне показалось бесчеловечным сообщать в пресс-релизе, что 83-летнюю старушку могут посадить за решетку на срок, который ей не прожить. Возможно, это было сделано в назидание другим, а возможно, прокуратура отомстила Полине Беренсон за ложь федеральным агентам. (При этом евреи никогда не считают бесчеловечным преследование 90-летних стариков, которые исполняя присягу охраняли преступников и интернированных лиц в немецких исправительно-трудовых лагерях. Автор статьи еврей — практически не осуждает членов еврейской банды. — прим. РХ).

Разоблачить Беренсон следствию помогла CW-1 – свидетель, сотрудничающий с обвинением. Агент ФБР Кэри Фишер в аффидевите пояснила суду, что CW-1 признала себя виновной и согласилась сотрудничать в расчете на поблажку в приговоре. Информация, которую сообщила CW-1, подтвердилась тайно записанными разговорами с Полиной Беренсон и показаниями других свидетелей.

CW-1 занималась поиском русскоязычных евреев-иммигрантов, которые соглашались за деньги дать копии своих документов, но сами заявлений не составляли и не подписывали. Эти документы попадали к Беренсон, которая оформляла заявления на выплату единовременных пособий. Когда владельцы документов получали чек на примерно 3500 долларов, половину оставляли себе и половину отдавали CW-1, которая, в свою очередь, оставляла себе 300 долларов, а остальное доставалось Полине Беренсон. Так произошло с членами семьи CW-1, которые права на это пособие не имели, но получили его дважды, второй раз указав, по инструкции Беренсон, другие адреса.

Согласившись стать тайным осведомителем ФБР, CW-1 18 марта 2010 года позвонила Беренсон и записала их разговор. Она сказала Полине, что накануне беседовала со своим адвокатом по поводу того, что ФБР интересуется «немецкими пенсиями». Беренсон ответила, что больше не работает в Claims Conference, но звонит туда каждый день и там «все спокойно». На вопрос CW-1, как быть, если ей предложат явиться в ФБР, Полина Беренсон ответила, что идти туда не следует. Беренсон также сказала, что на всякий случай она «зарегистрирована» у психиатра и посоветовала CW-1 сделать то же.

«Пусть психиатр напишет, что у тебя шизофрения и депрессия и ты ничего не знаешь, — пояснила Беренсон. — Если понадобится, мой психиатр ответит, что у меня шизофрения и депрессия». Она также посоветовала CW-1 сказать «им», то есть агентам ФБР, что она уже рассказала все, что ей известно. Этот разговор лег в основу предъявленного Полине Беренсон обвинения во лжи федеральным агентам.

Как я уже отметил, из 31 обвиняемого по делу о «немецких пенсиях» 28 уже признали себя виновными. До Зингер и Беренсон 22 марта это сделала 43-летняя Элла Воскресенская, которая подтвердила судье Гриеса, что работала делопроизводителем в нью-йоркском отделении организации Jewish Material Claims Against Germany (Claims Conference), и сознательно оформляла ложные заявления на компенсации пережившим Холокост. Приговор Воскресенской назначен на 5 августа.

17 января этого года 52-летнюю Марину Зайцеву, которая признала себя виновной в июле 2012 года, приговорили к одному году и одному дню лишения свободы. Зайцева подтвердила судье, что вместе с другими участниками этой аферы находила желающих получать «немецкие» пособия, и брала у них паспорта и свидетельства о рождении, данные которых затем исправлялись и подавались в Claims Conference. Как и в случае с Полиной Беренсон, узнав, что ею интересуется ФБР, Зайцева советовала другим участникам в беседах с агентами лгать им.

21 октября 2012 года судья Томас Гриеса приговорил к 18 месяцам лишения свободы, одному году административного надзора после освобождения, а также к уплате компенсации в сумме 461875 долларов и 65 центов 69-летнюю Полину Брейтер, которая работала в Claims Conference и занималась приемом заявлений на компенсации. В мае Брейтер признала себя виновной в одном эпизоде мошенничества с помощью почты. С учетом возраста и состояния здоровья Полины Брейтер судья согласился просить федеральное бюро тюрем направить ее в медицинский центр при тюрьме Карсвел в техасском городе Форт-Уорт.

28 июня 2012 года признала себя виновной проживающая в Канаде 57-летняя Люба Крамриш, которую обвиняли в мошенничестве с помощью почты. Крамриш признала, что подделала данные в заявлении своей престарелой матери на «немецкую пенсию», а затем, поняв, как просто заработать на этом, уговорила сделать то же больше 20 человек.

5 июня 2012 года признала себя виновной сотрудница Claims Conference 65-летняя Злата Блаватник, которая, составила для себя поддельные документы и помогала делать то же самое другим с целью незаконного получения «немецких пенсий».

Одной из первых признала себя виновной и 8 августа 2011 года была приговорена к году тюрьмы и двум годам административного надзора 65-летняя Полина Аношина (или Анохина). Как отметил помощник федерального прокурора Кристофер Фрей, еврейка Аношина не была жертвой Холокоста и среди подсудимых оказалась единственной, кто помогал получить эти пенсии неевреям.

Дело банды расхищавшей фонды жертв холокоста подходит к концу
Семен Домницер один из ключевых участников
еврейской банды в «Деле о немецких пенсиях»


На фоне этого повального признания вины настоящим утесом стоит Семен Домницер, бывший директор нью-йоркского отделения Claims Conference. В обвинении сказано, что Домницер работал в Claims Conference с 1 апреля 1994 года до 3 февраля 2010 года, когда его уволили. До 1999 года он был простым делопроизводителем фонда Article 2, а затем стал директором, которому подчинялись сотрудники обоих фондов.

В обязанности Домницера входил просмотр подготовленных заявлений. Убедившись, что там все в порядке, визировать их и отправлять в Германию для оплаты. В заявлении на пенсию (Article 2) важно было установить подлинность даты рождения, а в заявление на единовременное пособие (Hardship Fund) – дату и место рождения, подтверждающие, что в годы Второй мировой войны заявитель действительно мог бежать от напавших на СССР немцев.

Как утверждает прокуратура, подчиненные показывали Домницеру обработанные ими заявления, в которых паспортные фотографии заявителей явно не соответствовали их указанному возрасту, но он не обращал на это внимания. Домницер якобы говорил сотрудникам, что паспорт прилагается к заявлению только для подтверждения иммиграционного статуса заявителя. Из десятка предъявленных Домницеру заявлений на пособия из Hardship Fund шесть оказались подозрительно схожими в части того, что перенесли заявители при бегстве от оккупантов из Одессы в Ташкент. На это Домницер ответил, что, возможно, составлять эти заявления помогали одни и те же люди.

Дело банды расхищавшей фонды жертв холокоста подходит к концу


Как отметила в аффидевите агент ФБР Кэрри Фишер, она ознакомилась с этим десятком заявлений и убедилась, что написавшие одно и то же заявители живут, минимум, в трех разных городах, причем четверо, представлявшие две семьи в двух разных городах, написали поразительно похожим языком, и Семен Домницер утвердил эти заявления в один и тот же день.

За Домницера заступаются активисты русскоязычной общины Бруклина, и он упорно не признает себя виновным.

А. ГРАНТ ВТОРНИК,
09 АПРЕЛЯ 2013


Добавим, что с 1952 года правительство Германии выплатило через организацию Claimes Conference более 60 миллиардов долларов компенсаций жертвам нацизма.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх