,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Печальный феномен
  • 21 февраля 2013 |
  • 05:02 |
  • Alive |
  • Просмотров: 749
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
-7
Печальные данные трагического ухода людей из жизни рассматривались на днях на особом семинаре, организованном министерством социального обеспечения Израиля. Оказывается, в нашей стране люди больше всего гибнут не в результате дорожно-транспортных происшествий, не в террористических актах и не от рук убийц, а в результате самоубийств. Что же доводит наших жизнерадостных соотечественников, включа... и дважды соотечественников, до рокового шага?

Солдата Даниила П. искали три дня. Армия поставила на ноги едва ли не всю страну. Подозревали, что он был похищен палестинцами или погиб вследствие теракта, но в результате упорных поисков тело парня было обнаружено. Эксперты мгновенно определили: огнестрельное ранение осуществлено самим солдатом. Рядом было найдено табельное оружие. СМИ мгновенно распространили сообщение: пропавший солдат совершил самоубийство.

Сергей Н., в отличие от Даниила, успешно отслужил в боевых частях и с нетерпением ожидал возвращения “на гражданку”. Но оказалось, что приспособиться к другому образу жизни совсем не так просто. Сергей пытался найти подходящую работу, но то, что предлагали, его мало интересовало, к тому же платили мало. Он метался с одного места на другое без какого-либо продвижения. Бывшие друзья разъехались по разным городам, виделись они редко, и Сергей все больше чувствовал себя никому не нужным. Он устал от тоски и решился... уйти.

Два трагических случая, две нелепых смерти. В глубоком горе остались две семьи. Возникает вопрос: должно ли государство реагировать на подобные ситуации, и если да, то как? Этот вопрос некоторое время назад возник перед министерством социального обеспечения Израиля.

- В нашей стране происходит немало несчастных случаев, в которых гибнут люди, - говорит Илан Шариф, инспектор по работе с семьями, пережившими потерю близких от рук преступников, в результате аварии или в результате самоубийства. - Долгое время в нашей стране не считали необходимым оказывать особую помощь людям, потерявшим близких. Только в последние годы мы стали осознавать, что государство должно их поддерживать.

- Сколько в нашей стране подобных трагических историй?

- Согласно неполной статистике, за 2012 год в ДТП в Израиле погибли около 300 человек, 140 были убиты, а вот самоубийства совершили 500 израильтян. Цифры, конечно, удручающие. Мы пытаемся наладить помощь семьям, которые оказались в беде. Опыт показывает, что подобные несчастья выбивают семью из колеи, приводят ее к тяжелым душевным состояниям, поэтому мы стараемся оказать им психологическую помощь. А в тех случаях, когда произошло убийство, оказываем и юридическую помощь.

- Многие русскоязычные издания публикуют историю семьи Маргариты Лаутиной, погибшей на бат-ямском пляже при криминальных разборках. Некоторое время назад появились сообщения о том, что вдовец потерял работу и ему очень трудно содержать детей...

- Мы постоянно следим за семьей Лаутиных. Я восхищен этим человеком, потому что благодаря его настойчивости о проблемах пострадавших семей громко заговорили в израильском обществе. Сегодня сложилось однозначное мнение: людям, пережившим личную трагедию, необходима государственная поддержка.

- Вы упомянули о юридической помощи... Некоторое время назад страницы израильских газет обошла история убийства человека, который мирно прогуливался вдоль моря и был зверски убит группой арабских подростков. Помнится, семья погибшего наняла очень дорогих адвокатов для рассмотрения сложного дела...

- Когда речь идет об убийствах на националистической почве, как в том случае, о котором вы говорите, государство включает пострадавшие семьи в категорию “пострадавшие от вражеских действий”. Для этой категории давно определены различные виды помощи, как финансовой, так и психологической. Институт национального страхования не только выплачивает им пособие, но и направляет в группы поддержки. Но тем, чьи родные погибли от рук криминальных личностей, юридической помощи до сих пор не оказывали. Мы пытаемся исправить это положение. Речь идет как о юридической, так и о психологической помощи. Кроме того, сейчас именно представители социальных служб вместе с полицейскими сообщают семьям о несчастье, произошедшем с их родственниками.

- Чем вы объясняете тот факт, что число самоубийств в стране остается довольно высоким?

- Существует множество исследований на эту тему. Основная причина – самонереализованность, нужда, одиночество, тяжелые болезни. Все это доводит людей до отчаяния. Надо отметить, что женщины совершают попытки самоубийства чаще, мужчины же если и решаются на этот шаг, то, как правило, доводят задуманное до конца. Тенденции, за которыми мы наблюдаем, не изменяются: чаще сводят счеты с жизнью репатрианты, причем выходцы из Эфиопии чаще, чем русскоговорящие, а те, в свою очередь, чаще, чем уроженцы страны. Все это нас очень тревожит, и мы добиваемся, чтобы способы борьбы с депрессией, определение категорий риска и оказание помощи распространялись и на тех, кто относится к таким категориям.

Скучная жизнь миллионера

Мало кто знает, что раскручиванию блестящей карьеры Тедда Тернера, создателя американского новостного канала CNN, предшествовала семейная трагедия. Его отец, поклявшийся в молодости выбиться в миллионеры и исполнивший свою мечту, почувствовал однажды, что жить стало неинтересно. Скучно до зевоты. Ну в самом деле, сколько можно почивать на лаврах, проверяя показатели банковского счета? А дальше что? Ответа не находилось.

Разумеется, можно было к существующим миллионам прибавить еще пару-тройку, но все это было бы повторение пройденного, а манящая прелесть покорения высоты исчезла безвозвратно. В конце концов миллионер не выдержал тоски и покончил с собой. Сын, проанализировав ситуацию, понял, что цели надо ставить так, чтобы в случае их достижения они внезапно совершали резкий прыжок за горизонт и снова дразнились издалека, побуждая к мобилизации сил. Тогда интерес к жизни не пропадает.

Возможно, наше государство запустило очередную острую социальную проблему? Но все ли так просто и не изменится ли картина, если попытаться копнуть поглубже?

Конечно, еврейское государство действительно виновато в различных несуразностях, сильно осложняющих существование его граждан, в том числе и в создании экономического пресса. Но ведь в аналогичной ситуации люди одного возраста, пола, национальности, страны происхождения наконец ведут себя совершенно по-разному. Взять, к примеру, такую неувядающую тему, как отсутствие статуса на жительство в стране.

Не так давно мне - с небольшой разницей во времени - пришлось писать о двух девушках, долгое время пребывавших в Израиле без официального права на жительство. Одна дама, привезенная в Израиль другом юности и вскоре отказавшаяся стать ему верной женой, пустилась в новой стране в поиски единственной и вечной любви. За пять лет пребывания в стране, зная, что за ее невыдворение отсюда внесен залог и что она, что называется, висит на волоске, дама успела трижды соединить и разъединить свою судьбу с тремя различными мужчинами, родить от них четырех здоровых детей и попутешествовать по стране. Детишки, все как один наследники израильских папаш, бойко говорящие на иврите, были предъявлены непосредственно в МВД и сделали выдворение их мамаши из Израиля абсолютно невозможным. Дебаты о том, как это дело утрясти и к кому из мужей в первую очередь прислушаться - к тому, кто хочет ее выставить, или к тому, кто хочет ее оставить, - продолжаются не первый год. А виновница разборок жива-здорова, что не так уж и мало.

Героиня другой истории, связанной с многолетними попытками получения статуса, устала бороться. Эту усталость не снял даже факт появления возлюбленного. Более того, находясь рядом с ним, в его доме, девушка написала прощальную записку - мол, больше не могу терпеть бесконечную неопределенность, - и ушла из жизни, оставив у возлюбленного и родственников острое чувство вины.

Я повторила здесь эти истории, ранее опубликованные на страницах нашей газеты, не для того чтобы порицать разудалую первую даму и пожалеть несчастную вторую, а для того чтобы еще раз поговорить о жизнестойкости в условиях израильской реальности. С этой точки зрения неминуемо окажется, что первая особа, более сильная и цепкая, берет в похожих обстоятельствах от жизни все, а другая отдает свою жизнь “за так”. Но может ли современное демократическое общество противопоставить что-то этому сложнейшему явлению? Насколько социально-государственные факты влияют на проблему, или все-таки основным здесь остается вопрос личности?

Я обсудила эту тему с профессором Аленом Афтером, который уже много лет изучает данную проблему.

- Правда ли, что в Израиле возникли особые условия для распространения такого печального явления как суицид?
- В нашей стране сложилась очень непростая социально-экономическая ситуация. У нас действительно существуют объективные факторы, способные угнетать психику людей, особенно если эта психика неустойчива. Я говорю об экономических факторах, об огромной разнице в оплате труда... На минимальную зарплату практически невозможно выжить, для многих работающих – подчеркну: работающих людей, а не тех, кто получает пособие, - непосильным бременем оказываются коммунальные платежи, размер которых постоянно возрастает. Запутавшись в долгах, не видя света в конце туннеля, люди, склонные к депрессии, все глубже погружаются в нее. Разумеется, есть люди с очень сильной психикой, которые проходят через трудности и выживают.

- Существуют ли какие-то особые черты, присущие именно русскоязычным репатриантам, которые приводят некоторых из них к печальному финалу?

- Конечно. Русскоязычные репатрианты в гораздо большей степени подвержены влиянию алкоголя и наркотиков, чем уроженцы страны, а употребление того и другого, как правило, усугубляет депрессию. Кроме того, и сегодня, спустя пятнадцать-двадцать лет после начала большой алии, русскоговорящая среда остается закрытой. Репатрианты пытаются разбираться со своими проблемами самостоятельно, не допуская участия посторонних. Ментальность мешает им выйти из замкнутого круга и обратиться за помощью. И поныне в русскоговорящих семьях стесняются выносить сор из избы, обращаться к специалистам, если кто-то из родственников находится в трудной психологической ситуации. То же самое относится к помощи социальной. Русскоговорящие мужчины, как показывает практика, редко, гораздо реже, чем женщины, обращаются за помощью в различные государственные органы или добровольческие организации. Потому их процент так высок среди тех, кто решил добровольно уйти из жизни.

- Но теперь создан проект, как сказано, “профилактики самоубийств у новых репатриантов”. Каким образом можно удержать человека на краю?

- Предупредить самоубийство не всегда возможно, но депрессию предупредить можно. Ошибочно думать, что люди, страдающие депрессией, лежат дома, натянув на голову одеяло и не желая ни с кем общаться. Нет, это совсем не так, точнее, не обязательно так. Они находятся среди нас. Они учатся, работают, служат в армии, а боль, тоска, неудовлетворенность остаются внутри, и в какой-то момент это может довести человека до полного отчаяния и соответствующих действий. Что можно сделать? В первую очередь выявить людей, склонных к депрессивным состояниям, еще в тот момент, когда они учатся в старших классах школы, и начать работать с ними. То есть проводить психологические тренировки на повышение устойчивости к трудностям и предупреждение депрессии. Кроме того, крайне важно научить таких людей умению искать и просить помощь.

- Величие этих планов вызывает определенное недоверие. Неужели можно начать работать со всеми, кто склонен к депрессиям?

- Конечно, не все сразу. Сейчас запускается пилотный проект, рассчитанный на старшеклассников Рамле и Реховота. Далее он может быть расширен.


***

А что думает по этому печальному поводу общественность? Вот что говорит Эйтан Гольдберг, дочь которого трагически ушла из жизни два десятилетия назад. Сейчас Гольдберг является председателем добровольческого объединения “Бишвиль хаим” (“Ради жизни”).

- В какой-то момент я понял, что должен что-то делать, чтобы другие семьи не испытали того, что пришлось испытать нам. Прежде всего мы объединили людей одной с нами судьбы. У нас в амуте сегодня двести семей. Но к нам никогда не обращались “русские”. Нам известно, что они предпочитают переживать горе в одиночестве, наглухо закрыв двери своего дома.

Подводя итоги этого разговора, стоит обратить внимание на традиционные причины, доводящие человека до горького желания уйти из жизни. Это экономические проблемы, несчастная любовь, взаимоотношения между отцами и детьми и так далее. Для наших дважды соотечественников к этим причинам добавляются еще и такие факторы как потеря статуса, неумение приспособиться к условиям новой страны и ориентироваться в ней даже по прошествии многих лет.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх