,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Как российские политбеженцы устроились на Западе
  • 21 июля 2012 |
  • 20:07 |
  • Alive |
  • Просмотров: 576
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
Согласно данным Евростата, Россия находится на втором месте в мире после Афганистана по количеству политических беженцев – 18,5 тыс. человек в 2010 году. Правда, 95% прошений подают выходцы с Северного Кавказа. Одно то, что ты жил в Чечне, Ингушетии или Дагестане рассматривается евробюрократами как повод «спасти человека из России – тюрьмы народов». Однако, статус политбеженца получили на Западе и сотни россиян, состоявших в т.н. «несистемной оппозиции».

Журналист Индира Валеева поговорила с несколькими россиянами, получившими статус политбеженца. Главный вопрос, на который они отвечали – как сложилась их судьба на Западе.

«С тех пор, как я уехал из России, моя жизнь почти не связана с политической деятельностью, – рассказывает политбеженец Михаил Ганган. – Сложно заниматься политическими проблемами страны, не находясь в ней».

Михаил Ганган состоял в Национал-большевистской партии (ныне запрещённой) с пятнадцати лет. Впоследствии он стал руководителем самарской НБП. В конце 2004 года Михаил участвовал в акции «Мирный захват приёмной администрации президента России». Около сорока нацболов захватили здание общественной приемной Путина на Ильинке и предъявили список из 12 претензий к президенту, среди которых: уничтожение политических свобод и независимых СМИ в России, отсутствие независимого правосудия и репрессии в отношении оппозиции. Всех участников акции задержали и обвинили в намеренной попытке захвата власти, что грозило им тюремным заключением до 20 лет. Затем заменили статью на более мягкую – «массовые беспорядки». Во время следствия Михаил год содержался в Бутырской тюрьме. Затем суд приговорил его к 3 годам условно, и Ганган вышел из тюрьмы. Но в 2007 году, когда Михаил провёл в Самаре «Марш Несогласных» во время саммита Россия-ЕС, его обвинили в нарушении правил отбывания условного срока. Стало ясно, что Гангана собираются арестовать, и он уехал на Украину. Это была единственная страна, в которую Михаил мог попасть, будучи осуждённым.

Как российские политбеженцы устроились на Западе


В конце 2007 года по указанию российских силовых структур он был задержан для экстрадиции в Россию. Тогда украинские и российские правозащитники обратились к властям Украины с просьбой не выдавать Гангана и дать ему статус политического беженца. Летом 2008 года ему было предоставлено убежище на Украине. Проблемой Гангана занялся Комитет ООН по беженцам, и нацболу предложили уехать в Соединенные Штаты. С 2009 года он живет там, в 2010 году получил статус политического беженца в США.

«На Украине у меня не было проблем с адаптацией. Менталитет очень близкий, нет практически никакого языкового барьера. Жизнь совсем чуть-чуть отличается от российской. В Америке мне сложнее. Я до сих пор не до конца еще разобрался, что здесь к чему. Но если есть желание, тут можно нормально устроиться. Всем беженцам государство снимает квартиру первые полгода и даже может оплатить обучение в колледже, если подать документы на грант. Я устроился на работу – поваром».

Как российские политбеженцы устроились на Западе


Михаил утверждает, что при первой же возможности он вернётся на родину. Это может произойти, если отменят его приговор. «Отмена возможна только при смене политического режима и оправдании политзаключённых», – объясняет Ганган. Он считает, что это произойдет не скоро, но надежды вернуться в Россию не теряет. «Я не хотел уезжать из страны. Все произошло очень экстренно. После Марша Несогласных в 2007 году началось сильное давление, поступали угрозы со всех сторон, мне просто надо было уехать. А вообще, мне нравилось жить в России, я не планировал переезжать».

Многие политэмигранты настроены далеко не так патриотично. Особенно это касается беженцев из Чечни, которым пришлось быть свидетелями или даже пострадавшими от военных действий в республике.

«У меня нет планов возвращения в Россию», – рассказывает чеченская журналистка Елена Маглеванная. – «Можно, конечно, сказать, что после смены режима – дай Бог, чтобы это произошло, – но я не думаю, что даже и тогда. Ни разу с момента переезда я не испытывала ничего похожего на ностальгию. Я только здесь по-настоящему поняла, что та страна была не для меня. Я бы очень хотела приехать в независимую Чечню. Но именно когда она станет независимой и избавится от российской оккупации, и никак не раньше. Родина для меня — вся планета Земля. В принципе, не столь существенно, где на ней жить».

Как российские политбеженцы устроились на Западе

(Елена Маглеванная)

Елена опубликовала на правозащитных сайтах несколько статей, где рассказала о пытках чеченцев в российской колонии. Её обвинили в клевете и приговорили к штрафу 200 тысяч рублей. Параллельно, стали поступать письма и звонки с угрозами; журналистку предупреждали, что она попадет в психушку, если не перестанет писать подобные материалы. В 2009 году Елена поехала в Финляндию на Финско-российский гражданский форум, и решила не возвращаться в Россию.

«Финляндию я, если честно, не выбирала. Просто обстоятельства так сложились, что мне надо было выезжать очень срочно, буквально в течение дней, даже не недель. Как раз в тот момент у меня было приглашение на конференцию в Финляндию. Но я ни разу не пожалела. Я встретила здесь огромную поддержку и нашла множество друзей. Главная трудность, конечно, в языке, но мне очень помогло то, что когда-то я училась на преподавателя английского, а здесь все знают английский язык. До сих пор я разговариваю в основном на нём, хотя уже стараюсь больше использовать финский, потому что планирую получать финское гражданство. Одновременно продолжаю писать статьи. Возможно, когда лучше выучу язык, буду писать и в финские газеты. Есть и планы получить новую профессию. Здесь очень легко адаптироваться, потому что финны очень помогают в этом, организовывают языковые курсы, разные занятия для беженцев, которые помогают привыкнуть к новой стране».

В Финляндии процесс получения политического убежища проходит на высоком уровне – существует специальный центр для беженцев, что-то вроде отеля с питанием и всеми удобствами. Ещё до получения статуса беженца можно бесплатно изучать финский. Но ожидание может длиться много месяцев. В результате далеко не каждому удается доказать, что в родной стране его жизнь подвергается опасности. «У меня на общем фоне всё прошло благополучно и быстро, – рассказывает Елена. – Я благодарна финнам. Увы, многим людям повезло меньше. Я была свидетелем того, как отправляли на родину людей, которым реально грозила смертельная опасность – я имею в виду, в первую очередь, беженцев с Северного Кавказа. Это происходит в Финляндии реже, чем в соседних странах. Например, в Норвегии 50 чеченских семей в одночасье выбросили на российскую границу, и о многих из них до сих пор нет вестей. Самое трудное для беженца – доказать, что ему реально что-то угрожает. Ведь когда человека незаконно задерживают и подвергают пыткам, ему же после этого не выдают справку «Для миграционной службы Финляндии». Многому приходится верить на слово. Очень вредит то, что есть люди, которые сочиняют фальшивые истории для получения убежища. Мне доводилось видеть сайты в Интернете, где предлагалось за деньги придумать «достоверную» историю. Всё это сильно запутывает чиновников из миграционных ведомств и мешает действительно преследуемым людям получить статус беженца».

В данный момент политического убежища в Финляндии ожидает ещё одна журналистка и писательница из Чечни, Полина Жеребцова. Полина с девяти лет вела дневник о чеченской войне, которую видела собственными глазами и один раз даже была ранена во время обстрела. С 2006 года она пыталась опубликовать свои дневники, но это получалось сделать только частично – в конце 2009 года в журнале «Большой город» можно было прочитать небольшой отрывок из её записей. Уже тогда Полине стали угрожать физической расправой над ней и её семьей. Когда в 2011 году «Дневник Полины Жеребцовой» всё же был опубликован, но на неё и мужа несколько раз напали. В начале этого года они уехали в Финляндию и подали запрос на политическое убежище.

Как российские политбеженцы устроились на Западе

(Полина Жеребцова)

Сейчас Полина ждет решения миграционной службы и планирует подавать иск в Европейский Суд по поводу потери жилья и ранения во время войны и смерти деда при бомбардировке больницы, в которой он лечился. Полина с мужем учит финский, продолжает писать и надеется, что когда-нибудь сможет работать в местных СМИ. Возвращаться в Россию она не хочет и признается, что для неё нет ничего страшнее этого.

Эмигрируют в Финляндию по политическим причинам не только выходцы с Северного Кавказа, но и те, кто живут совсем рядом со Скандинавией. Питерского активиста «Другой России» Сергея Порохового обвинили в том, что он принимал участие в деятельности запрещенной партии НБП, и в ноябре прошлого года он уехал в Хельсинки, не дожидаясь суда.

Для Сергея одной из основных трудностей тоже является языковой барьер: «Английского хватает для ограниченного общения – но для полноценной жизни здесь, конечно же, нужен финский язык. А он считается одним из самых трудных для изучения». Несмотря на помощь миграционной службы (Сергею даже выделили ноутбук), прожить в дорогом городе без денег непросто, признается Пороховой.

Как российские политбеженцы устроились на Западе

(Сергей Пороховой)

Ещё одна активистка запрещённой Национал-большевистской партии, Ольга Кудрина, получила убежище на Украине. В 2005 году Ольга вместе с Евгением Лаговским вывесили одиннадцатиметровый плакат «Путин, уйди сам» на фасаде гостиницы «Россия». Через год Ольга была осуждена на 5 лет колонии общего режима по статьям хулиганство и порча имущества. Ольга уехала на Украину, где подала запрос на получение статуса беженца. Там она вышла замуж за нацбола Кирилла Ананьева и родила дочь. В 2008 году, почти через год после запроса, Ольга получила политическое убежище. Она выучила украинский и сейчас учится в Винницком национальном техническом университете. Политикой Кудрина больше не занимается, хотя общественную деятельность не прекратила – Ольга является организатором «Союза политических эмигрантов», который помогает оппозиционным эмигрантам из России получить политическое убежище, а затем адаптироваться в новой стране.

Как российские политбеженцы устроились на Западе

(Ольга Кудрина)

Причиной политического преследования может стать и экологическая деятельность. Сейчас в Литве запрос на статус беженца подал Михаил Костяев из Калининграда. Михаил возглавлял инициативную группу против строительства атомной электростанции в Калининградской области. На него завели уголовное дело о хищении 300 тысяч бюджетных рублей. Михаила обвиняют в том, что он, будучи директором Фонда помощи животным, якобы занимался фиктивным трудоустройством безработных и получал за это деньги по целевой программе. Не дожидаясь суда, Костяев уехал в соседнюю с областью Литву и уже принял участие в Вильнюсской международной конференции по проблемам строительства АЭС в Литве, Беларуси и России.

Как российские политбеженцы устроились на Западе

(Михаил Костяев)

Ответ по поводу статуса беженца Михаилу придётся ждать до шести месяцев, но он настроен оптимистично: «Трудностей абсолютно никаких нет. Миф о предвзятом отношении к русским в Прибалтике является всего лишь мифом». Михаил продолжает активно заниматься общественно-политической деятельностью. Он координировал проекты «Гражданин наблюдатель» и «Лига избирателей» в Калининградской области и Литве, налаживает отношения между общественно-политическими силами Литвы и Калининградской области, является участником международной коалиции «За безъядерную Прибалтику». Костяев надеется, что он сможет вернуться в Калининград, и это произойдет довольно скоро. «Страна уже не та, за три месяца ситуация кардинально поменялась и продолжает меняться», – говорит Михаил о российских событиях прошедшей зимы.

Правда, есть ощущение, что эта зима надолго затянется.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх