,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Джей Ульфельдер: почему одни авторитарные режимы выживают, а другие нет
  • 7 июля 2012 |
  • 20:07 |
  • Alive |
  • Просмотров: 626
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
-8
Как водится, такие исследования проводились на деньги ЦРУ, и в случае с Ульфельдером он сам и не скрывал этого. Он типичный высоколобый учёный. Докторская степень в родном Стэнфордском университете в 1997 году, тогда же возглавил на «деньги ЦРУ и Госдепа» «Группу по изучению политической нестабильности». Сейчас Ульфельдер на почётной пенсии: служит консультантом Мемориального музея Холокоста в США. Его работа официально называется так: «мониторинг по вопросу целесообразности создания общественной системы раннего предупреждения геноцида и массовых зверств». Сегодня на этом посту Ульфельдер особенно пристально анализирует последние арабские революции.

Мировую известность Джею Ульфельдеру принесла работа «Dilemmas of democratic consolidation: A game-theory approach», вышедшая пару лет назад. Разумеется, в России о ней не пишут и не говорят, а русскоязычные поисковики на словосочетание «Джей Ульфельдер» выдают шиш с маслом.

Между тем, работа Ульфельдера весьма была бы полезна для многих российских умов. Как показали зимние протесты и последующая лжеработа «Белой Ленты», никакой теоретической базы и даже понимания, как устроено российское общество, у протестующих нет. Блог Толкователя уже писал о лености и скудости ума даже у «властителей дум» «Белой Ленты» – они вовсю штудируют труды по протестам ещё одного ЦРУшника, Джина Шарпа, но даже не ведают, что основу своих теорий он позаимствовал у левых организаций России начала ХХ века (партии эсеров, РСДРП и лично Ленина).

Полностью пересказывать книгу Ульфельдера – тяжкий труд. Её можно заказать на Amazon или прочитать в кратком изложении здесь.

Отметим только несколько важных выводов.

Первый. Ульфельдер делит авторитарные режимы на три вида – однопартийные, персоналистские и военные. Также в его анализе присутствуют три вида протеста – всеобщие забастовки, мирные антиправительственные демонстрации, насильственные массовые выступления (бунты, riots). Для каждого из режимов эффективен свой вид протеста. Это видно и на диаграммах.

А)Персоналистский режим. Наиболее устойчив ко всем трём видам протеста. Но всё же наибольшей эффективностью обладает всеобщая забастовка. Наилучших результатов забастовщики добиваются в моменты экономического спада в стране. Кстати, в качестве примера персоналистских режимов Ульфельдер приводит Россию Путина и Венусуэлу Чавеса.

Джей Ульфельдер: почему одни авторитарные режимы выживают, а другие нет


Б)Однопартийные режимы. Наименее устойчивые из всех авторитарных систем. Наибольшей эффективностью обладают также всеобщие забастовки. В качестве подобного режима, к примеру, можно привести Анголу и Китай.

Джей Ульфельдер: почему одни авторитарные режимы выживают, а другие нет


В)Военные режимы. А вот в них наиболее успешными оказываются массовые, мирные антиправительственные демонстрации. Это, к примеру, Аргентина. Или Греция периода «чёрных полковников».

Джей Ульфельдер: почему одни авторитарные режимы выживают, а другие нет


При этом Ульфельдер подчёркивает, что обретение власти протестующими ещё не означает закрепление демократии. Согласно данным ЦРУшника, средний срок жизни демократического режима в проанализированных им странах – всего 16 лет. Возвращение авторитаризма происходит разными путями. В числе главных – переворот внутри самой исполнительной власти (на них приходится 27% всех случаев). Кстати, в качестве примера такого переворота Ульфельдер приводит приход к власти Владимира Путина (кстати, и срок существования демократии близок к усреднённой цифре – 14 лет, если считать от начала объявления «перестройки» Горбачёвым в 1986 году и заканчивая 2000 годом).

Также видами переходов (от демократии обратно к авторитаризму) являются военный переворот (21%), вмешательство иностранных держав (5%), распад страны, массовые народные выступления (3%) и даже в результате вполне демократического перехода – выборов (как это было в Венесуэле или Перу; 44% – самый массовый случай).

Что же может закрепить демократию в стране? Ульфельдер считает, что наиболее важны две большие составляющие – культурные и нормативные условия. Далее идут ещё 4 причины: наличие устойчивых оппозиционных политических партий, невмешательство армии, нацеленность правительства на соблюдение законности, интересы иностранных держав.

По поводу культурных норм и интересов иностранных держав Ульфельдер приводит примеры стран с европейской нормой: Испанию, Грецию, Кипр. При этом у иностранных держав (в данном случае европейских) существовало устойчивое желание сохранить демократию у своих «младших братьев».

Сегодня Ульфельдер, ссылаясь на эти правила, прогнозирует поражение демократии (потенциальной пока ещё) как в странах победившей арабской революции, так и там, где эти революции возможны в скором времени (Сирия, к примеру). Здесь нет устойчивых политических партий (кроме правивших или правящих), нет заинтересованности у иностранных держав на поддержание демократии, армия слишком сильный агент в политике, правительства далеки от понимания законности.

Вместе с тем, Ульфельдер не так и пессимистичен в их отношении. Если те же Египет или Ливия не свалятся обратно в тоталитаризм, то на 3-4-м выборном цикле (8-20 лет) они могут закрепить демократические нормы. Правда, вероятность этого сценария – 20%.

Ежегодно Ульфельдер составляет и список стран, в которых с наибольшей вероятностью возможны смены режима. Этот список стран на 2012 год внизу:

Джей Ульфельдер: почему одни авторитарные режимы выживают, а другие нет


Разумеется, есть в прогнозах Ульфельдера и место для России. Нынешнюю ситуацию в РФ он сравнивает с Египтом образца 2005 года. Именно тогда в этой арабской диктатуре в полный голос заявило о себе движение «Кифай» («Хватит»). Режим Мубарака было пошёл на какие-то уступки оппозиции, но потом быстро растоптал ростки демократии. Движение «Кифай» на 3-4 года угасло, прежде чем его упавшее знамя не подхватили братья-мумульмане и, в меньшей мере, левые и либералы.

Стоит добавить, что в «списке Ульфельдера», что показан на картинке выше, Россия соседствует с Фиджи, Малави, Мозамбиком и Арменией – странами, где существует наибольшая вероятность перехода к демократии.

Дорогой господин Ульфельдер! Мы согласны! Но только не на вариант малавийской или мозамбикской демократии. Нельзя ли за нас замолвить словечко в Госдепе, чтобы Россию Запад взял на буксир, как в своё время Испанию или Кипр. Мы даже согласны на царя от вас. Только, не надо «Кифая»!

My Webpage






Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх