,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Бедные составляют 94 проц. населения России
  • 3 июня 2012 |
  • 07:06 |
  • VIP |
  • Просмотров: 697
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
-1
Речь идёт о том, действительно ли бывший инженер Иванов из Подмосковья живёт на оклад сторожа автостоянки в семь тысяч рублей — или же он три-четыре раза в неделю отправляется «бомбить» в столицу и привозит оттуда в несколько раз больше. И действительно ли супруга бывшего инженера, кроме сиротской зарплаты учительницы, имеет ещё как минимум столько же от репетиторства.

Понятно, что бывает и так, и эдак, и вообще по всякому — но какая картина, хотя бы в дымке, без чётких контуров, вырисовывается в целом? Какой примерно поправочный коэффициент надо бы закладывать, разбирая официальные статистические данные?

Попробуем в этом сориентироваться.

Начнём как раз с официальной статистики. Она рисует ужасную картину.

Восемь лет назад было ещё хуже, но и сейчас средняя зарплата по стране составляет каких-то 16 тысяч рублей. Или 675 долларов. Но самое интересное в том, что получают такую зарплату или больше неё всего лишь 26,6 процента россиян. Остальные получают меньше или намного меньше. А хитрая «средняя» цифра со смещённым центром тяжести образуется путём сложения всех зарплат: менеджера Газпрома, директора оборонного завода, владельца частной компании, интеллигентного сторожа автостоянки, его жены-учительницы и остальных россиян.

Полученная сумма виртуально делится на всех работников. Выходит по 16 тысяч на брата и сестру.

За рубежом более распространён другой способ определения средних зарплат и средних доходов, выявляющий действительно серединную точку, вверх от которой 50 процентов сограждан зарабатывают больше, вниз — другие 50 процентов зарабатывают меньше. А между ними расположился среднестатистический John Doe со своей зарплатой заметно выше трёх тысяч долларов. Вот он действительно средний американец.

А наш «средний» по зарплате россиянин, как видим, находится далеко в стороне от центра, ближе к богатым. Но и там со своими 16 тысячами в месяц он выглядит казанской сиротой. Если говорить о международных стандартах. А почему нам о них не говорить? Российские цены — особенно на жильё и на бензин, а в последнее время и на продукты — догнали американские. Где-то и перегнали.

Официальный уровень бедности в США равняется семистам долларам. Живущие ниже этого скорбного порога 20 процентов американцев получают пособия, продуктовые карточки и вообще окружены заботой государства. Поэтому вполне справедливо будет считать, что за чертой бедности, если мерить её по цивилизованным меркам, живёт не менее 74,4 процента российского населения. Все, кто получает зарплату ниже «средних» 16 тысяч рублей.

В общем, официальная российская статистика со всеми её наивными хитростями даёт очень обидную для процветающей энергетической сверхдержавы картину.

И небезопасную: с ростом мировых цен на продовольствие бедные страны и уязвимые слои населения терпят гораздо больше лишений, чем благополучные.

Средняя американская семья тратила на еду 10-12 процентов своего бюджета. Теперь будет тратить 15. Мелочь, хотя и неприятно. А вот бедные 20 процентов американцев и заодно с ними почти 80 процентов россиян, у которых официально на всё про всё 700 долларов или меньше, расходовали на продукты 40-60 процентов всех своих денег. Теперь, после подорожания, должны тратить 60-80.

Но американской бедноте помогает американское правительство. А нам кто поможет? Заграница?

В этом месте, читатель, пора лукаво прищуриться и улыбнуться чужой наивности. Как мы все умеем с рождения. У Владимира Ильича это особенно хорошо получалось. За что и любили его рабочие и крестьяне. Кстати, нынешний президент, даром, что молодой, тоже неплохо натренировался — правда он меньше щурится и шире улыбается, загадочно и вместе горделиво.

Но смысл ровно тот самый.

Расслабьтесь, дорогие заокеанские партнёры! Не переживайте так сильно за нашу бедность и якобы вытекающую из неё потенциальную угрозу стабильности, в том числе и для мирового сообщества. На самом деле не такой он сирота, этот средний россиянин. Всё у него есть, и нос в табаке. Просто вы, законники и протестанты, норовите сосчитать всякую мелочь, взять на карандаш любой чих, а мы вольно живём. Статистика у нас больше для мебели и мало чего отражает.

Да, в 90-е многим приходилось тяжко, но затем большинство россиян вполне приспособились к новым реалиям и живут довольно обеспеченно, хотя по статистике числятся в бедных. Просто их основные доходы нигде не учтены.

Для наглядности давайте вернёмся к нашему экс-инженеру из Подмосковья. Тому, что сторожит машины.

Официально у них на троих с женой и дочкой располагаемый доход составляет примерно18-20 тысяч рублей в месяц. По шесть-шесть с половиной тысяч на каждого. Это примерно и будет, если мерить по-вашему, по-американски, наш medium family rate — средний доход домохозяйства. Половина российских семей живет лучше этой подмосковной семьи, другая половина хуже.

Однако наш инженер работает на стоянке сутки через трое. И, как я уже рассказал, он, не докладываясь Росстату и налоговой, отправляется каждое свободное утро таксовать в столицу и меньше полутора тысяч рублей вечером не привозит. Ну, минус бензин, то-сё, амортизация, но тысяч двадцать пять в месяц всё ж таки набирается. Супруга в это время подрабатывает репетиторством и добирает к зарплате тоже нигде не учтённые тысяч пять-восемь ежемесячно.

В итоге получается уже совсем другая картина маслом. Не 18-20 тысяч в месяц на домохозяйство, а 45-50. Две тысячи долларов с хвостиком.

Тоже при нынешних ценах негусто, но всё-таки уже регулярная затарка в «Ашане», уже Турция-три звезды хотя бы через год, и новый «форд-фокус» в кредит. И дочке — всё, что в её годы положено: мобильник с трёхмегапиксельной камерой, айпод, и такое платье на выпускной, чтобы не стыдно перед людьми.

А у подруги этой учительницы муж строит дачи. И триста тысяч рублей за сезон снимает как с куста, числясь вообще безработным.

Сама подруга победила гордость, ушла в няни к новым русским и свои двадцать тысяч в месяц тоже имеет. И тоже в конверте.

В последние два-три года такие рассуждения и оценки можно услышать или прочитать едва ли не каждый день. Правда, обычно они несколько менее откровенны по форме.

Для московского или питерского читателя и зрителя всё это выглядит вполне убедительно. Достаточно посмотреть вокруг. Посмотришь — и хочется верить, что так уже повсюду. Что, заполнив подземные офшорные пустоты, Нефтяные Доходы Державы растекаются теперь по поверхности. Они не только подняли материальное благополучие в центральной части российской столицы, но распространились концентрическими кругами за пределы Бульварного, потом Садового кольца и напитали уже не только Москву и окрестности, не только Питер, но и полтора десятка российских городов-миллионников. Осталось подождать, чтобы эта манна достигла вслед за большими городами — малых, а потом деревень и хуторов.

Нам рассказывают, что для очень многих россиян, кто не ленится и не зевает, уже настало потребительское счастье. Или настаёт. Ну да, всё это немножечко криво, не всегда законно, мы опять левой рукой достаём правое ухо, но вам шашечки или ехать? Дайте срок, и кривизна тоже помаленьку выправится.

Не берусь оценивать всю эту приятную конструкцию в полном объёме, однако в некоторых основных своих фрагментах она не выдерживает столкновения с действительной жизнью и разбивается об несколько простых и твёрдых, как силикатный кирпич, аргументов. Почёрпнутых из той же российской статистики.

Ну да, у нас и статистика с лукавым прищуром, но она в состоянии грамотно сосчитать, например, количество россиян, выезжающих за границу, количество проданных в стране новых автомобилей, количество и качество купленных квартир.

Загранпоездки, кстати, фиксирует в первую очередь пограничная служба. По итогам прошлого года они насчитали вдвоём с Росстатом, нигде не сбившись, 10 миллионов россиян, ненадолго покидавших Отечество.Может, не всех обнаружили? Но каким образом выезжавших могло оказаться больше? Никто же массово не переползает рубежи нашей Родины по ночам, хоронясь от прожекторов и перекусывая колючую проволоку.

В 10 миллионов попали и «челноки», выезжающие в Китай за товаром. Китай поэтому сильно опережает Турцию по числу гостей из России, и ещё сильнее опережает Египет. К великому восточному соседу съездило в прошлом году более трёх миллионов российских граждан! Из них любоваться на Великую стену и другие китайские чудеса по оценкам туроператоров отправлялось гораздо меньше миллиона, остальные совершали шоп-туры.

Настоящая турпоездка в Китай, кстати сказать, довольно дорогое удовольствие. Намного дороже поездки в Турцию.

Так что — два миллиона от десяти мы с полным правом отнимаем. Более или менее туристами за границу съездили в прошлом году 8 миллионов наших соотечественников. Не станем уже придираться к калининградским бизнес-вояжёрам: таких поездок было совершено несколько сот тысяч, но эти люди заодно с шопингом иногда посещают польские аквапарки и латвийские курорты, и вообще пусть цифра у нас лучше получится с запасом.

Всё равно эти восемь миллионов человек — всего лишь шесть процентов россиян. Тогда как из Германии ежегодно выезжает на отдых за рубеж 50-55 процентов населения. В десять раз больше, чем из России.

То есть с мифом о массовости заграничного отдыха россиян облом выходит полный.

Восьми миллионов русо туристо вполне достаточно, чтобы они лезли всем в глаза на турецких курортах, топились в сувенирных лавках Бангкока, ныряли в Хургаде, совершали размеренные и полезные для здоровья прогулки в немецких, австрийских и швейцарских Альпах, и вообще присутствовали повсюду — но, повторяю, это всего только шесть процентов населения России. Подавляющее большинство наших сограждан отдыхает на огородах.

Есть, правда, любители курортов Краснодарского края, но это отдельная специальная тема.

Другой объективный показатель благосостояния — количество новых машин, покупаемых населением.

Здесь тоже находчивые российские статистики ничего особо не могут убавить или прибавить. В прошлом году наши сограждане купили 2,7 млн. новых авто. Это много? Как поглядеть. Если смотреть из полуденного затора где-нибудь на МКАДе в районе Строгино (там обзор хороший), когда впереди в сиреневой дымке несколько тысяч сверкающих лаком «ауди», «вольво», «фордов», «шкод», «фолксвагенов», и позади их тысячи, и на встречной тоже — то естественным образом приходит мысль, что у каждого гражданина нашей великой страны теперь как минимум по одной машине. Не сильно радостная, кстати, мысль.

Если же говорить о количестве проданных новых автомобилей по отношению к численности населения — то всё опять гораздо скромнее. 2,7 миллиона разделить на 142 миллиона россиян равняется 0, 019. Только два процента сограждан стали в прошлом году счастливыми обладателями новых машин всех моделей и классов.

Умножим эту цифру на три: добавим жену и дочку автовладельца. Средний размер домохозяйства в России не три человека, а 2,7, но мы опять не станем мелочиться. И не будем подсчитывать, сколько новых автомобилей куплены в качестве второй или третьей семейной машины богатыми россиянами. Нет, мы просто и без затей умножим 2,7 миллиона машин на 3 и получим 8,1 миллионов осчастливленных. Или те же 6 процентов населения.

Но машину ведь не каждый год покупают. Давайте отмерим, опять с запасом, срок службы нового автомобиля у первого владельца — в пять лет. Человек, покупающий новый «мерседес», как правило, меняет его чаще, чем раз в пять лет, а другой человек, продолжающий ездить на «жигулях» дольше пяти лет, уже, в общем, не попадает в категорию обеспеченных.

Так вот, при умножении этих шести процентов на пять лет мы обнаружим 30 процентов российских жителей, рассекающих бескрайние просторы на относительно нестарых автомобилях. Отчётливое большинство приходится на два региона — московский и питерский.

Вроде бы всё же неплохо, однако чуть более глубокое знакомство с предметом показывает, что процесс автомобилизации российского населения носит довольно лихорадочный, воспалённый характер. Покупка машины, в том числе и дорогой, в сегодняшних условиях нередко есть компенсация невозможности купить квартиру.

За последние годы я несколько раз наблюдал эту драматическую ситуацию вблизи: столичный менеджер среднего звена тянется за девушкой в приличном московском районе, потом, не достигнув цели, тянется там же за однушкой, затем, сцепив зубы, пытается достичь однокомнатной квартиры уже в неприличном районе — и в конце-концов плюёт на всё, остаётся с женой и ребёнком у родителей или на съёмной. И покупает себе джип.

Вполне очевидно, что охвативший страну потребительский бум вообще в немалой степени объясняется недоступностью жилья и высокой инфляцией. Цены на квадратные метры в больших российских городах поистине чудовищные. При этих ценах у нас ещё и проценты по ипотеке в 4-5 раз выше, чем в США, а зарплаты (официальные) во столько же раз ниже. И вот, не дотянувшись до квартиры и спасая деньги от инфляции, человек решает хоть поездить красиво.

Но где же тут неофициальные доходы простых россиян? Тех, которые не ленятся и не зевают?

Увы. В ситуации с жильём эти доходы «прощупываются» ещё слабее, чем в историях с загранпоездками и машинами.

Статистика, которой тут опять деваться некуда, признаёт, что в улучшении жилищных условий нуждается половина населения страны, но при этом 90 процентов строящегося в последние годы жилья покупают верхние по доходам 15 процентов наших сограждан.

В общем, похоже на то, что зря мы с вами лукаво прищуривались. А с чего так горделиво улыбается молодой президент — вообще непонятно.

Нашего среднего по доходам экс-инженера с женой и дочкой в красивом платье нет среди загорающих в Анталье и среди покупающих раз в пять лет новые машины.

Если б они там были, то за границей ежегодно отдыхало хотя бы процентов двадцать пять соотечественников, а не шесть. И машины бы купили в прошлом году не два процента семей, а как минимум в три-четыре раза больше. Тем более нет этой семьи среди покупателей новых квартир.

Поищем подмосковную семью на другом этаже. Пониже. Шут с ней, с заграницей, но на хорошую-то одежду и вкусную еду, на дочкины капризы им доходов хватает? С «приварками»?

Этого не знает никто. Для измерения всех видов доходов нужны тонкие инструменты. Теоретически они есть, но практически — увы. На практике в статистике используется такой метод: выбранным семьям раздают специальные журналы, куда семья записывает все свои доходы и все расходы. Семье даже приплачивают за доставленное беспокойство. Но как вы думаете, будут в журнал заноситься доход от таксования и «репетиторские»? Сами же социологи говорят, что вряд ли. Значит, и толку от журналов немного.

Другой способ — хитро составленные косвенные опросы. Это когда обследуемым задаётся большое число вопросов на самые разные темы, и таким образом аккуратно извлекается информация о покупках, качестве отдыха и, в конечном счёте, об уровне доходов. Но дело это, опять же по признанию специалистов, сложное и поэтому очень дорогое. Крайне трудно добиться репрезентативности результатов таких исследований при массовых опросах. Для этого надо закладывать в них десятки, если не сотни разных вариантов: муж предприниматель, жена домохозяйка; муж безработный, жена учительница; муж госслужащий, жена предприниматель и т.д., и т.п. И всё это — по трём возрастным категориям: молодые супруги, средних лет или пожилые. А региональная специфика вообще запутывает всё окончательно.

Экспертные же оценки дают результаты, отличающиеся во много раз.

Например, руководитель Центра социальных проблем Института экономики РАН доктор экономических наук Евгений Гонтмахер говорит, что по его ощущениям простые люди «в тени» зарабатывают немного. Основные неучтённые доходы сосредоточены гораздо выше.

Другой доктор экономических наук, профессор и по совместительству главный редактор и владелец «Независимой газеты», Константин Ремчуков напротив, полагает, что в России множество людей всё-таки имеют по тысяче долларов в месяц.

Кто из докторов прав? А это как вам нравится.

Правда, два года назад Федеральная налоговая служба чуть было не прояснила этот вопрос. Едва не вывела неучтённые доходы граждан на чистую воду.

ФНС предложила поправку в закон, разрешающую налоговикам получать доступ к банковской информации о потребительских кредитах. Но, к счастью, сорвалось. К счастью потому, что начинать выявление теневых доходов надо никак уж не с разоблачения репетиторского приварка и купленного с этих достатков в кредит холодильника. А с выяснения вопроса о том, откуда у министра Петрова или его супруги-домохозяйки особняк за 20 миллионов долларов.

Если же начинать с репетиторов и таксующих бывших инженеров, то и этот смирный народ может выйти из себя.

Может, поэтому идею налоговой службы и похерили? Испугавшись возможной волны справедливого гнева? Думаю, вряд ли: российские начальники не такие реформы отмачивали, и всё им сходило. Но в этот раз поперёк налоговых инициатив встали стеной отечественные банкиры. Они заявили о своей решимости не допустить подрыва социально-ориентированной политики В.В.Путина и нарушения банковских тайн. ФНС отступила.

Заканчивая свои разыскания, не могу не отметить ещё один любопытный вывод, который получился как-то сам собой, нечаянно.

Целью исследования было — промерить хоть как-то уровень реального благосостояния средней российской семьи. Но по ходу дела я потерял целый «средний класс». И теперь не могу найти его обратно.

Российского среднего класса (не путать со средней семьёй и средними доходами) должно быть уже как минимум процентов 20-25 по сдержанно-оптимистическим оценкам, однако он совсем не выявляется даже среди выезжающих за границу!

Там в прошлом году побывало, повторяю, только шесть процентов нашего населения. В позапрошлом ещё меньше.

А средний класс-то где?

Он у нас, получается, по заграницам не ездит? А в булочную на такси?

Среди покупающих новые квартиры и вообще среди обеспеченных приличным жильём его тоже совсем мало.

С этим российским средним классом (нестоличным) вообще складывается занятная ситуация. Всех беспокоит, что как-то его маловато, поэтому некоторые политработники в последнее время настойчиво предлагают определять средний класс не по международным, а по суверенным российским критериям, поскольку «шаблоны и кальки тут не годятся» (цитата из газеты «Известия»).

Этой своей простодушной хитрецой наши политработники очень напоминают наших же статистиков с их суверенными методами подсчёта средних зарплат. Примерно тот же фокус. Дескать, это пусть немецкий или голландский мидл-класс определяется по качеству отдыха, жилищным условиям и прочим буржуазным штучкам. Нашему это чуждо. Не зря же вместо «среднего класса» партийными публицистами предложено слово «середняк». И в качестве цели обозначено — «возрождение середняка».

Тут уже совсем другие параллели и меридианы, чувствуете? Середняк это вовсе не очкастый поджарый выпускник университета и путешественник по заграницам. Наш середняк — обстоятельный дядька с пузцом, при бороде и в жилетке, крепкий хозяин. Он вовремя поменял кардан на старой «ниве», картошку выкопал, пока вёдро. Борща поел, капусту из бороды вынул и на икону перекрестился. Слава Богу, хорошо живём.

Осталось дождаться, когда этот посконный российский средний класс организует нам соответствующие инновации и нанотехнологии.

Интересно при этом, что миллиардеры в России при этом никакие не посконные, а вполне международного уровня, сертифицированные. Яхты, самолёты и замки у них настоящие, как у американских миллионеров, а не переделанные из списанных тральщиков, кукурузников и овощных складов.

Тем временем настоящий российский средний класс так до сих пор и не вышел из сумрака, и вычислить, сколько его пока не представляется возможным.

Может быть потому, что его там, в сумраке, просто нет.

Виктор Шацких

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх