,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Жаботинский, сионизм и фашизм
  • 21 мая 2012 |
  • 23:05 |
  • polvic |
  • Просмотров: 1312
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
-1
K началу 20 века процесс ассимиляция евреев, особенно в Восточной Европе, стал представлять серьезную проблему и для ассимилированной крупной еврейской буржуазии, ввиду того, что она приводила все большее число еврейской молодежи к социализму, т.е. к социал-демократии, анархизму и другим радикальным социальным движениям с антикапиталистическим содержанием. Классическим

Даже позднее, в 1930 Гитлер восторгался способностью евреев сохранить свою расу с помощью религии и строгих правил, особенно, запрет на браки с неевреями. Собеседник Гитлера Вагенер передает, например, такой пассаж будущего фюрера:

«Через Моисея еврейский народ получил жизненное правило на всю жизнь, которое было возвышено до статуса религии, полностью соглашалось с расовой сущностью и просто и ясно, без догм и сомнительных верований, трезво и абсолютно реалистично содержит в себе все то, что служит будущему и самосохранению детей Израиля. Все подчинено благополучию своего народа, ничто - соображениям пользы других [народов]..[...] мы должны с восхищением признать эту невероятную силу, с которой евреи сохраняют свою расу» (Hamann, 350-51).

Для Жаботинского было аксиомой, что сионизм это идеология еврейской буржуазии, к которой он относил всех евреев. С самого начала СРД он провозгласил свою приверженность буржуазной ориентации в социальных вопросах, так как, по его мнению, огромное большинство евреев принадлежало к среднему классу. Его идеалом было "корпоративное" (т.е. фашистское) государство, в котором профсоюзы должны были подчиняться арбитражу государства. (Heller) Правда, сам Жаботинский неоднократно протестовал против обвинений в фашизме, но в его попытках определить сущность Ревизионизма (а теоретиком он был, как и все сионисты, никудышным) легко заметить аналогичные фашизму и нацизму признаки. Вот что писал Жаботинский в 1933 году: «Ревизионизм не есть ⌠фашизм■.

Фашизация сионизма была наиболее успешной в Италии и Палестине. Уже в 1932 лидер итальянских Ревизионистов Леоне Карпи объявил о своем несогласии с мнением, что между сионизмом и фашизмом имеются непреодолимые различия. В Италии, заявил он, все члены ревизионистского движения одновременно являются и членами фашистской партии. (Heller, 368) Карпи сделал это заявление на Пятом мировом конгрессе ревизионистского движения в Вене. Стоить отметить и такую деталь. При входе в зал конференции Карпи приветствовал делегатов фашистским салютом. В ответ с мест вскочили делегаты Максималистской фракции и ответили ему таким же салютом. (Heller, 368 n.)

Впрочем, в восхвалении фашистского режима в Италии сионисты МСО не отставали от своих соперников Ревизионистов. В 1927 Наум Соколов, председатель исполкома МСО, а позднее его президент, вел в Риме переговоры с Муссолини. Майкл Леден, исследователь фашизма и еврейского вопроса, писал, что, выступая на последнем заседании, Соколов не только хвалил диктатора за его душевные качества, но и заверил, что фашизм был свободен от антисемитизма. «Истинные евреи никогда не боролись с вами», заверил он Муссолини. Эти слова, равнозначные одобрению фашистского режима, были немедленно растиражированы еврейской прессой по всему миру. Заверения в лояльности и выражения признательности к фашизму полились из всех еврейских центров Италии.

В Палестине позиции сионо-фашизма были также крепки. В 1933, т.е. в год прихода к власти Гитлера, сионистская пресса печатала многочисленные статьи, восхваляющие итальянский фашизм. Поклонник Жаботинского, издатель газеты Доар Хайом Итамар Бен-Ави писал: «Платформа Жаботинского это ничто иное, как фашистская программа во всей ее чистоте». В этой статье под красноречивым названием ⌠Почему я фашист?■ (21 декабря 1927) Бен-Ави призывал ⌠еврейского Муссолини■ (sic!) к объединению еврейской общины в Палестине в общем принудительном труде, который бы сплотил левых и правых. (Heller, 374-75)

В 1928 Абба Ахимейер, известный публицист-ревизионист и лидер фашистской группировки Максималистов, имел свою колонку в главном палестинском органе Ревизионистов газете Доар Хайом , которая так и называлась "Из дневника фашиста". В предверии приезда Жаботинского в Палестину он опубликовал статью под названием "На приезд нашего Дуче". (Бреннер). У Ахимейера было немало оснований назвать так основателя крайне правого крыла в сионизме. Группа Ахимейера достигла пика своего влияния в 1932, когда от нее было избрано 40 депутатов на мировой конгресс Ревизионистов. Интересно, что Ахимейер был настолько принципиальным противником демократии, что, уже будучи выбранным в депутаты, он отказался поехать на конгресс. Его место занял другой лидер Максималистов, поэт-мракобес Гринберг. Интересное описание этой фракции дал другой ревизионист, поэт Яков Кахан в письме Конгрессу. «Серьезные ребята, крутые, озлобленные. В немалой мере их озлобленность - результат нужды и бедности каждого из них. Нельзя не почувствовать социального мотива в их идеологии... Их известная близость к нацистам...На самом деле, слово 'гитлеровец' для них является не ругательством, а похвалой». (Heller, 377-78) Вряд ли сионист Кахане понимал, что он описывает человеческую трагедию целого поколения еврейской молодежи, которое было отравлено сионизмом и потеряно для борьбы за эмансипацию.

K 1934, пишет Бреннер, СС стала самой про-сионистской частью нацистской партии. Замечательным эпизодом сионо-нацистских связей был шестимесячный визит в Палестину барона фон Милденштейна в 1933. Барон возглавлял Еврейский отдел СС (потом его заменит на этом посту Эйхман). Сопровождал его сионистский лидер Курт Тухлер. Результатом этой поездки была серия хвалебных статей, опубликованная в газете СС Штюрмер . Барон с похвалой описывал "нового еврея" сионизма, которого нацисты могли "понять и принять". На основе сообщений фон Милденштейна и по его настойчивым просьбам, министр пропаганды Геббельс напечатал в ведущем органе нацистской пропаганды Der Angriff (Нападение) объемистый доклад в 12 частях, в котором он тоже с похвалой отзывался о сионизме. А чтобы увековечить экспедицию барона, в 1934 Геббельс приказал отлить медаль, на одной стороне которой была вырезана нацистская свастика, на другой √ звезда Давида. (Brenner)

Роман сионистов с СС получил новое подтверждение в 1935, когда глава службы безопасности СС (СД) Рейнхардт Гейдрих, впоследствии создатель и глава эйнзатцгрупп для уничтожения евреев в рамках операции Барбаросса, опубликовал статью, в которой он разделял евреев на две ⌠категории■, сионистов и тех, кто предпочитал ассимиляцию. Сионисты «придерживаются строгой расовой позиции и, эмигрируя в Палестину, они помогают построить свое собственное еврейское государство». По отношению к ним он выражал «наши благие пожелания и нашу официальную добрую волю».

Этот мало известный эпизод хорошо характеризует отношения, которые установились между новым нацистским режимом и МСО, и которые будут снова и снова проявляться в ряде ключевых моментов, даже после того, как природа ⌠Окончательного решения■ станет ясной всем. Во многих случаях это означало замалчивание сионистами информации о массовом уничтожении евреев. Эта сторона сионизма отношения сионистов к геноциду своего народа подробно изложена в книге С. Б. Бейт-Цви ⌠Пост-угандийский сионизм■.

Итак, у сионистов не было никаких разногласий с нацистами в центральном вопросе об отношениях евреев с другими народами. И те и другие были согласны с основным постулатом антисемитизма, а именно: евреи не могут сосуществовать с неевреями.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх