,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Великий и могучий...
  • 15 мая 2012 |
  • 03:05 |
  • polvic |
  • Просмотров: 645
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
-8
Происхождение русской ненормативной лексики

Сразу предупреждаю: людям с нежными ушами этот очерк лучше не читать, так как я буду вынужден называть некоторые вещи своими именами. Невозможно рассуждать о матерных выражениях и ни разу не употребить ни одного из них. Так что заранее приношу свои извинения.

Отечественная филология так и не смогла выработать вразумительную концепцию происхождения русской ненормативной лексики. Лишь в последнее время вследствие отмены цензурных ограничений стали появляться отдельные работы на эту прежде непопулярную тему. Но боже мой, какой вздор, какую чепуху приходится слышать и читать о происхождении русских и, разумеется, украинских матерных выражений! Что мат будто бы «происходит от языческих молитв, заговоров и заклинаний», что «сквернословие выполняло культовую функцию и было связано с культом Матери Сырой Земли», что матерная брань «обладала волшебным свойством исцелять недуги» и т. д. и т. п.

Выходит, напрасно культурные люди стесняются употреблять матерные выражения, ведь они тем самым лишают себя возможности самоисцеляться от недугов! Если бы не ложная стеснительность, можно было бы составить что-то вроде «Руководства для исцеления недугов без применения медицинских препаратов». Там вполне могли бы быть такие разделы: «Мат для профилактики инфекционных заболеваний», «Матерные выражения против перхоти», «Нецензурные заклинания против ранней и внебрачной беременности» и т. п.

В моем архиве имеется публикация, в которой утверждается, будто мат был сакральным языком волхвов. Помните «Песнь о вещем Олеге» А.С. Пушкина? Князь Олег, встретив волхва, спросил: «Скажи мне, кудесник, любимец богов, что сбудется в жизни со мною?» Если бы поэт правдиво передал ответ волхва, то на сакральном, разумеется, языке звучал бы он примерно так: «Ах ты, мать твою перетак!.. Будет тебе — пи... пи... пи... («плохой конец». — А. Ж.) от твоего бзделоватого коня, мудак!»

Однажды по киевскому радио выступал некий профессор-филолог, фамилию которого я не запомнил. Он разъяснял слушателям, что мат проник в нашу речь еще во времена монголо-татарского ига, хотя некоторые матерные выражения, несомненно, местного происхождения и возникли еще при первобытно-общинном строе. Ученый с помощью весьма прозрачных намеков привел одно из самых грязных матерных выражений и заметил, что в древности оно было обычным учтивым приветствием.

Представьте: взрослый мужчина в шкурах, встретив в стойбище юношу, вежливо ему говорил: «...твою мать!» Это, мол, означало, что так как я тоже спал с твоей матерью, то не исключено, что ты мой сын. Таким вот простым и естественным образом соблюдались правила хорошего «моветона» в первобытном обществе!

Трудно вообразить, что полагалось отвечать в подобных случаях, но в соответствии с логикой профессора вполне вероятно, что юноша, слегка приподняв свою меховую шапку, вежливо отвечал: «Иди-ка ты, дядя, на..!» И оба, довольные, расходились.

(Из записок этимолога)

Вот передо мной публикация «Монголов прогнали — мат оставили» («Интересная газета» №54 за 2004 год). В ней сконцентрированно дана вся ущербная суть расхожей антирусской «теории» происхождения матерных выражений. Я всю жизнь живу в Киеве и хорошо знаю распространяемую местными русофобами идею, будто мат и пьянство несли сюда «москали». Но так цинично об этом никто еще не писал. Вот некоторые фрагменты.

«Откуда есть пошла матерщина?... Корни ее — в глубинах Азии, в среде диких, дремучих народов-номадов...

Впервые матерщина дала о себе знать после первых удачных походов монголов во главе с Чингисханом. Кочевники захватили после набегов на цивилизованные территории множество пленников. Как с ними обращаться, они не имели понятия, поскольку налицо было явное несоответствие: формально кочевник считался господином над пленником, однако, с другой стороны, пленник практически во всем превосходил его, то есть был несравненно более опрятнее, образованнее, красивее, наконец. Именно с целью снять данное противоречие и были впервые употреблены непотребные выражения, призванные унизить раба, уничтожить его морально. Фактически методом проб и ошибок и был изобретен довольно сомнительный способ самоутверждения неполноценной, ущербной личности...

На славянских землях матерщина появилась некоторое время спустя после нашествия на Русь орд Бату-хана. Особенно не повезло Северной Руси, а впоследствии — ее правонаследнице Московщине, кои долгие века томились под игом баскачества. Южная же Русь-Украина, с ХIV века пребывавшая под номинальной властью литовских князей, практически не ощущала монгольского гнета, а, следовательно, не знала матерщины...

В Украину матерщина начала проникать одновременно с российской экспансией... Поначалу она не имела успеха среди населения, воспитанного в традиционном духе строгой христианской морали и скромности. Однако во времена Екатерины II, когда гетманская власть была заменена правлением царских наместников и стала набирать обороты русификация, матюги медленно стали завоевывать города Украины, преимущественно расположенные на колонизированных землях юга и востока. Позже они крепко опутали промышленные центры, переполненные пролетариатом».

Кроме своей ненависти к России и абсолютно беспочвенной, высосанной из пальца расистской «теории» о происхождении мата, автор демонстрирует еще и элементарное невежество: Россию он называет Московщиной, а Малороссию — Украиной. Это равносильно тому, что сегодня мы будем называть Древнюю Русь Киевщиной, а Малороссию времен Екатерины II — Украинской советской социалистической республикой. Однако грамотные люди знают, что в те времена «Украйной» традиционно называлась лишь Левобережная часть Днепра, остальная территория нынешней Украины не имела иного названия, кроме Руси и затем Малой Руси.

О мнимо русском происхождении мата можно узнать также и из «Короткого словника жаргонної лексики української мови» Леси Ставицкой, где все нецензурные слова указываются как заимствования из «российского» языка.

Сначала поговорим о «российском» происхождении пьянства. Вопрос решается очень просто: берем книгу французского военного инженера Гийома Левассера Боплана «Описание Украины, представляющей собой несколько провинций Польского королевства», изданную в Париже в 1651 г. (то есть еще до воссоединения с Россией), и читаем такие свидетельства о нравах местных жителей:

«Нет также среди них хотя бы одного, кто бы не старался превзойти своего товарища в пьянстве и гульбе... Зато, я думаю, вряд ли еще какой-нибудь народ на свете давал бы себе столько свободы в питье, как они, ибо не успевая протрезветь, они сразу же принимаются лечиться тем, от чего пострадали...Кроме всего прочего, эти люди вероломны, склонные к предательству, подлые, которым можно довериться, лишь хорошенько подумав».Получается, что в Украине пьянство пышно процветало и без пагубного воздействия России!

Действительно ли мат принесли на Русь монголы? В чем именно проявлялось монголо-татарское иго? А в том, что, покорив Русь, монголы провели перепись населения, наложили на него определенную дань и отбыли обратно в свои улусы. При такой постановке «ига» монголы никакого влияния на русскую культуру и русский язык оказать не могли! На это обратил наше внимание еще Лев Гумилев: «Так как монголы нигде не оставляли гарнизонов, то... после ухода монгольского войска жители возвращались домой, и все шло по-старому».

О какой «монголизации» древнерусского языка при этом может идти речь? Пусть кто-нибудь отыщет в русском языке хоть десять монгольских слов, не путая их с тюркскими, ведь последние в изобилии существовали в древнерусском языке задолго до нашествия орд Бату-хана. Вряд ли это удастся!

А вот еще одна интересная публикация на данную тему: «За МАТь вашу взялись специалисты» («2000», начало 2005 г.). В данном случае «специалист» — доцент кафедры русского современного литературного языка Харьковского университета им.Каразина Людмила Савченко. В интервью она говорит буквально следующее: «Наше главное нецензурное выражение «Пошел ты...» заканчивается словом «...матери». Для большинства людей оно звучит как оскорбление». Стало быть, для некого меньшинства данное выражение не оскорбительно! Таким меньшинством являются люди осведомленные, прежде всего филологи. На вопрос корреспондента «Как возникла такая языковая формула?» наш знаток русского языка отвечает:

«Она связана с языческими обрядами славян и использовалась, в частности, в сельскохозяйственных праздниках. Ее прямой смысл — пожелание плодородия земле-кормилице. Но слово «мать» здесь выступает в более глубинном, чем мать человека, значении: оно связано с образом матери-земли. В рамках христианской культуры эта формула долгое время сопровождала праздники Ивана Купала и масленицы...»

Хочется спросить уважаемого специалиста: а с чего это вдруг языческие пожелания доброго урожая стали считаться на Руси нецензурной матерщиной?

Филологическая наука, не имея научной концепции возникновения мата, вынуждена сочинять ни на чем не основанные байки. Давайте лучше сами, без помощи профессоров и сомнительных сочинителей небылиц попробуем разобраться с происхождением русской (украинской, белорусской) ненормативной лексики.

Под термином «ненормативная лексика» я понимаю не только матерные выражения, но еще и уголовно-воровской жаргон, тем более что наши деятели кино и телевидения в последнее время, словно сговорившись, вкладывают в уста своих героев такие словечки, как «г...», «ж...», «менты», «тусoвка», а зачастую и то самое выражение, которое в древности будто бы считалось вежливым приветствием.

Изучение лексики древнерусской поэмы «Слово о полку Игореве» показало наличие в древнерусском языке неожиданно большого количества тюркизмов. В лексике современного русского языка также обнаруживается такое большое количество явных и скрытых тюркизмов, что если бы они однажды вдруг куда-то исчезли, то русский оказался бы совершенно непригодным к употреблению!

Эти соображения навели меня на мысль о существовании в древности тюрко-славянской общности, вследствие чего формирующийся лексикон древнерусского языка вобрал в себя множество слов тюркского (но не монгольского!) происхождения. Кроме того, благодаря исследованиям филолога-арабиста Н.Н.Вашкевича, обнаружилась также и существенная арабская составляющая русского лексикона. Объяснение этого ранее не известного явления заняло бы слишком много места, поэтому я просто отсылаю читателей к его интереснейшей книге «За семью печатями».

Взяв эти факты во внимание и памятуя о том, что укоренившаяся в повседневной речи ненормативная лексика и фразеология удивительно стойки и способны к самосохранению даже при перемене регионального языка, решил проверить принадлежность матерщины, ругательств и уголовно-воровской терминологии к древним тюркским и арабским корням. Результат превзошел все ожидания!

Начну с мата. Ключевое слово в русском мате, разумеется, «мат». Что оно означает? Так называемая вульгарная, или народная, этимология связывает его с понятием «мать». Отсюда — «послать к такой-то матери», «ругаться по матери», «матерщина» и т. п. На самом же деле, как установил Н.Н. Вашкевич, русское слово «мат» восходит к арабскому маттат

, которое буквально значит «сильно ругать». Выходит, мать и Мать Сыра земля тут абсолютно ни при чем!

Идея ругания в арабском языке воплощена также в понятии «тянуть». Как ни удивительно, но «тянуть» в смысле ругать продолжает сохраняться в русском языке и поныне! Я, выросший на Лукьяновке, которая во времена моего детства буквально кишела уголовными элементами, неоднократно слышал блатное выражение «Че ты тянешь?!» Звучало оно также и из уст героя Леонида Филатова в фильме «Грачи» (сцена у кафе). Более того, та же идея заключена в современном выражении «протянуть в газете»!

Самое одиозное слово русского мата — то самое, которое с вдохновенной тягой к самовыражению пишут на заборах. Можно ли определить семантику, сделать этимологический анализ этого краткого, но очень выразительного словечка? Представьте, можно! Нужно лишь учесть, что не только в арабском, но и в ряде индоевропейских языков предмет главного мужского достоинства сравнивается со змEем. Наш ненормативный лексикон воспринял этот термин задолго до монголо-татарского нашествия от арабских купцов, коих в Древнем Киеве было предостаточно. Так вот, по-арабски змей — хEййе. Не правда ли, легко узнаваемое слово? Вот откуда происходит то самое русское «заборное» слово. И вот откуда библейский «змий-искуситель» — это фаллос Адама, под впечатлением которого Ева предложила Адаму яблоко.

Почему именно яблоко? Догадаться нетрудно: речь идет об элементарном соитии, обозначаемом в русском просторечии словом, начинающемся на «е» и весьма сходном со словом «яблоко». Интересно, что похожее арабское слово джибилля означает природа, естество. В общем, подлинный смысл сцены совместного поедания яблока Адамом и Евой заключается в том, что вид Адамова фаллоса вызвал у Евы естественную реакцию. И никакой это не грех, ведь для чего-то же Бог создал Адама и Еву со всеми специфическими органами, и не просто так имя Ева (Хава) в переводе с арамейского означает «Дающая жизнь». Предлагая Адаму яблоко, Ева лишь выполняла миссию, ради которой и была создана! Интересно, какому безумцу первому пришла в голову идея назвать божье предначертанье грехопадением?

Теперь поговорим о матерном выражении, которое некоторые филологи считают древним учтивым приветствием. В «Этимологическом словаре тюркских языков» Э. В.Севортяна есть слово ебе. Одним из его нескольких значений числится и такое: «женщина в образе чудовища», «самка животного». Следовательно, древнее выражение «Ебе твоя мать!» является не «учтивым приветствием», а безусловным оскорблением, ругательством. При этом его изначальный смысл ни в коей мере не связан с понятием соития.

Одним из самых распространенных ругательств является «Иди ты на...!» По мнению Н.Н. Вашкевича, первоначально в этом выражении не было ничего оскорбительного, так как арабское (х)иди нAхия буквально «Отойди в сторону!»

Есть и подобное русское выражение, в котором вместо «заборного» слова применяется лишь его первая буква — «Пошли его на х...». Но буква «х» в старом русском алфавите называлась «хер», отсюда и другая форма — «Иди ты нA хер!» Выходит, само по себе слово «хер» первоначально не являлось синонимом фаллоса.

В разряд арабских заимствований через тюркское посредство можно зачислить и ругательное слово «кУрва». Оно явно восходит к арабскому «кАрва» — верблюдица. Арабское «карва» вполне сопоставимо с русским «корOва», ведь оба этих домашних животных выполняют сходные функции. Поэтому не случайно такое же сопоставление имеет место и в тюркском языке: инен — верблюдица, инек — корова. Следовательно современные русские слова-ругательства «Курва!» и «Корова!» являются синонимами и выражают одну и ту же идею сравнения с неуклюжим животным, только обозначенном на двух разных языках — арабском и русском.

Очень часто полезную, я бы сказал, незаменимую часть тела почему-то называют обидным словом «жOпа». Уверен: ни один филолог-индоевропеист не объяснит, в чем глубинная сущность этого ненормативного термина, так как он приучен выводить этимологию всех непонятных слов из греческого, латинского или, на худой конец, «из французского через немецкое посредство». На самом же деле русское слово «жопа» восходит к тюркскому жапа, что значит «коровий помет». Известное в филологии явление смыслового сдвига — контаминации перенесло название продукта на ту часть тела, которая его производит.

Есть и другой вариант названия этой полезной части тела, более характерный для южнорусской речи, — «срAка». Это нехорошее словцо тоже сохранилось еще со времен тюркоязычия древних обитателей Поднепровья, правда, в слегка искаженной форме. А происходит оно от тюркского отрAк > осрAк — задница.

В знаменитой блатной песенке из раннего репертуара Л.Утесова есть такие слова: «С одесского кичмана бежали два уркана». Не берусь расшифровывать слово «кичман» (тюрьма), а вот термин «уркан» имеет явно тюркскую этимологию. В «Этимологическом словаре тюркских языков» Севортяна к слову uwurgan — вор дается сноска: «Такова более старая форма, из которой развилась другая, лежащая в основе русского... уркан». То есть русское жаргонное уркан значит просто вор.

Есть еще такое оскорбительное выражение — «мудAк». Что оно может конкретно значить? Между тем стоит предположить его тюркское происхождение, как сразу все проясняется. Есть весьма похожее тюркское слово мадAк, выражающее идею восхваления. В русской фразеологии имеется распространенная форма иронического или презрительного наименования дурака — «Ну ты и умник!» или труса — «Тоже мне, храбрец!» В этот ряд самым естественным образом вписывается и выражение «Ну ты и мудак!»

Зачастую ненормативные слова или выражения имеют литературное происхождение. Например, оскорбительное название молодой девушки с небезупречным поведением — «лярва» — восходит к древнеримской мифологии, где термином ларва обозначается «душа, не нашедшая покоя в подземном царстве и блуждающая по земле, пугая живых». В старые времена в учебных заведениях непременно изучали латынь, следовательно, «лярву» запустили в ненормативный обиход гимназисты.

А вот пример литературного происхождения русского ненормативного выражения. Когда в доверительной беседе один приятель спрашивает у другого: «Ты уже поставил ей палку?», то при этом нет никакой необходимости специально разъяснять, что значит это странное выражение — «поставить палку». И все же с этимологической точки зрения непонятно, почему «поставить» и почему именно «палку»? Думаю, это сугубо мужское выражение восходит к сочинению древнегреческого историка Геродота, который, рассказывая в своей «Истории» о ливийском племени насамонов, писал буквально следующее: «Каждый имеет по обычаю много жен; пользуются они (насамоны) ими сообща, поступая подобно массагетам: они вступают в связь с женщиной, выставив перед жилищем палку». Таким образом, поставленная перед жилищем палка означает, что входить посторонним нельзя, идет, так сказать, процесс. Отсюда и крылатое выражение «Поставить палку».

Этимологическая расшифровка едва ли не всех уголовно-воровских терминов лучше всего удается на основе тюркской лексики. Вот лишь некоторые примеры:

Атас! — предупреждение об опасности. Возможны два варианта расшифровки. Крадут обычно в темноте, поэтому когда вдруг появляется хозяин с фонарем, следящий издавал предупреждающий крик — «Атеш!» («Огонь!»). Но мне более по душе другой вариант. Когда кто-нибудь из не в меру расшалившихся детей вдруг замечает приближение взрослых, он предупреждал друзей криком «Аттеш!» («Родители!»). Со временем это аттеш стало сигналом опасности вообще;

БазлAть — громко кричать, от базламAг — издавать рев, реветь;

Баланда — тюремная пища, от баламык — жидкая мучная похлебка;

Лох — от арабского лох — доска, чурбан, дурак, подходящий для обмана человек;

ПописAть — от пис — резать, отсюда и перO — нож, ведь раньше писали перьями;

Тусовка — искусственное создание вокруг намеченной жертвы толчеи, во время которой вытаскивается кошелек. От тузAк — жертва;

Тырить — от тарту — тащить, тянуть. Отсюда русские кальки «тащить» и «тянуть» в смысле воровать;

Урка — от урк — тот, кого все боятся, пугаются;

Уркаган — от урк + каган — глава Урок;

Шпана — от шаппA — перочинный нож; те, у кого ножи.

Вполне нормативное, но имеющее непосредственное отношение к уголовной лексике слово «тюрьма». То, что оно тюркское, знают все филологи. Но вот в чем его смысл, какова его семантика? Некоторые тюркологи предполагают, что русское «тюрьма» произошло от тюркского тирма — большая юрта. По-моему, это неверно, ведь тирма, то есть большая юрта, — жилище богатого человека, поэтому с ним больше согласуется русское название жилища богатого человека — терем. В тюрьме не живут, там насильственно содержатся собранные отовсюду преступники.

Мне кажется, зацепкой является наличие в слове «тюрьма» тюркского аффикса — ма, с помощью которого из любых понятий можно образовывать имена или названия предметов. Остается определить исходное понятие, к которому добавлено — ма. Весьма подходящим в данном случае является тюркское слово тер — собирать, подбирать. В таком случае термA — это что-то вроде «собираловки», куда доставляют провинившихся.

* * *

Итак, ни одно из рассмотренных здесь общерусских ненормативных слов и выражений не имеет монгольской этимологии, все они носят ярко выраженный тюрко-арабский характер. Главное — все они восходят к тем временам, когда никакой России не было и в помине. Так что досужие вымыслы местных русофобов о монголо-российском происхождении мата пусть остаются на их совести. Едва ли не вся русская ненормативная лексика восходит к дославянскому периоду Среднего Поднепровья и досталась нам как бы по наследству при формировании древнерусского языка в виде тюрко-славянского суржика.

.

Железный Анатолий, род. 30.01.1936 г., всю жизнь живу в Киеве. Образование — Киевский инж.-стр. институт. Былая работа — нач. Управления экспертизы МЖКХ УССР.В качестве знатока истории эстрады (ведь я — коллекционер старых пластинок) был музыкальным консультантом на Киевской киностудии, о чем имеются ссылки в начальных титрах многих фильмов и письменные документы. Журналист-популяризатор науки и искусства, автор множества статей в республиканских, союзных и иностранных газетах и журналах. Автор книг «Украинская музыка в грамзаписи»; «Наш друг грампластинка (Записки коллекционера)»; «Происхождение русско-украинского двуязычия на Украине»; «Очерки предыстории Киевской Руси». О древнерусской истории, литературе и языке, кроме названной книги, писал в газете СПУ «Товарищ», где вел рубрику «Наш край» (49 выпусков). Сейчас заканчиваю работу над книгой «Новая история Древней Руси». Предлагаемая статья является фрагментом из этой книги.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх