,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Третья мировая война может начаться на Ближнем Востоке
  • 26 марта 2012 |
  • 16:03 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 2256
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
+4
Со времени исчезновения СССР с карты мира Соединенные Штаты Америки открыто стремятся закрепить свою доминирующую роль в мировом сообществе. Эта цель напрямую ставится в документах, определяющих политику США на международной арене.

Важнейшим из таких документов является Стратегия национальной безопасности США, в которой, наряду с прочим, закладываются базовые принципы других важнейших компонентов международного курса США – его внешнеполитической и военной стратегий.

В ныне действующей Стратегии национальной безопасности (принята в мае 2010 г.) отмечается: «…наша стратегия национальной безопасности ориентируется на подтверждение лидерства Америки, чтобы мы могли эффективнее продвигать наши интересы в ХХI веке». Подчеркивается также, что необходимо предпринимать все возможные меры в целях создания «более прочной основы для лидерства Америки».

Фактически, эти краткие фразы на практике претворяются в жесткую и целеустремленную политику сильнейшей державы мира, чье влияние в международных отношениях беспрецедентно.

В Вашингтоне понимают, что в мире усиливается влияние еще несколько центров силы – Китая, России, Индии, так или иначе препятствующих американскому лидерству. С учетом данного фактора, весьма тревожащего политические и финансово-экономические круги США, и разрабатывается политика по обеспечению американского глобального лидерства.

Поясняя ныне действующую Стратегию национальной безопасности США, госсекретарь Х.Клинтон официально заявила: «Мы не можем допустить, чтобы США отсутствовали где-либо в этом большом мире». В этом контексте американское присутствие чрезвычайно активно проявляется в ключевых регионах земного шара. Одним из таких регионов является «Большой Ближний Восток», включающий богатые природными ресурсами государства Северной Африки, Саудовскую Аравию, ОАЭ, Йемен, Кувейт, Ирак, Иран, Афганистан, Сирию, с подключением стратегически важных государств Юго-Восточной Азии, вплоть до Индонезии и Филиппин.

Без контроля над этим регионом глобальное влияние США в мире невозможно: Большой Ближний Восток имеет принципиальную значимость, как с геополитической точки зрения, так и с точки зрения экономических интересов (здесь залегает основная часть мировых запасов нефти и газа, проходят главные морские торговые пути).

Руководство США занялось выработкой своих приоритетов в ближневосточном регионе еще в ходе Второй мировой войны. Уже тогда один из ведущих геополитических стратегов того времени – руководитель Центра стратегического планирования Госдепартамента США Дж.Кеннан – заявил о стратегической важности этого региона именно для американских геополитических интересов.

В 1945 году американский Госдепартамент охарактеризовал Ближний Восток как «неисчерпаемый стратегический источник энергии, который является одним из наиболее привлекательных трофеев в мировой истории». При этом особое место отводилось Персидскому заливу, как, «пожалуй, самому привлекательному объекту экономических притязаний с точки зрения иностранных инвестиций». Тогдашний президент США Д.Эйзенхауэр сформулировал роль Ближнего Востока как «самого стратегически важного региона в мире».

Оценки тех лет оказались актуальными и в ХХI веке. Эксперты Национального разведывательного совета США в докладе «Глобальные тенденции – 2015» отметили, что «стратегическая значимость энергетических ресурсов Персидского залива в ближайшие годы будет неуклонно возрастать». В качестве рекомендации в докладе предлагается контролировать регион, а также противодействовать усилиям других государств в освоении данных ресурсов вне зависимости от того, будут США испытывать в дальнейшем потребность в его ресурсах или нет.

В наши дни Ближний Восток и сопредельные пространства стали регионом, опираясь на который Соединенные Штаты приступили к активной фазе борьбы за сохранение мирового лидерства.

Геополитическая цель «Арабской весны»

На рубеже 2010-2011 гг. в регионе начались «революции», вооруженные столкновения и антиправительственные выступления, продолжающиеся и в 2012 году. Эти события, получившие наименование «Арабская весна», при всей их динамичности и противоречивости в полной мере укладываются в реализацию стратегии, направленной на усиление американского влияния в регионе и, таким образом, в мире в целом.

Такого мнения придерживается большинство отечественных и зарубежных экспертов, считающих, что нарастание военно-политической напряженности в регионе не является чем-то спонтанным. Оно вызвано реализацией масштабного американского проекта, получившего название «Большой Ближний Восток» (Greater Middle East).

Основные тезисы проекта были обнародованы на саммите «большой восьмерки» в июне 2004 года тогдашним президентом США Дж.Бушем младшим. В соответствии с проектом, пространство ближневосточного региона, а также Магриба должно быть радикально «переформатировано». Цель – создание условий для политического переустройства государств региона на принципах западной демократии. Характеризуя этот проект, бывший руководитель внешней разведки СССР и бывший министр иностранных дел Российской федерации Е.Примаков отметил тогда что, Вашингтон стремится заново утвердить ведущую роль Америки в отношениях с исламским миром.

Необходимость политического переустройства, по мнению авторов проекта, вызывается тем, что старая модель отношений Вашингтона с авторитарными политическими режимами, внешне демонстрировавшими лояльность США, стала неэффективной.

В том виде, в котором эти государства существовали прежде, они были не готовы для принятия «западной системы ценностей», так как их социальное устройство представляло собой либо общинную, либо клановую структуру, с сильным доминирующим этническим фактором. На этом фоне в большинстве из них были выстроены жесткие политические режимы, нередко с режимом чрезвычайного положения, опорой на армию и спецслужбы в качестве основных гарантов соблюдения порядка. То есть по своей политической форме это были национальные государства с сильной властью и вполне определенной идеологической базой.

Кроме того, эти режимы не давали «разомкнуться» подконтрольным им территориям, что не позволяло включить их в процесс глобализации. Все это затрудняло действия американских «институтов развития гражданского общества», а формальная лояльность многих политических режимов накладывала дополнительные ограничения, заставляющие считаться с их позицией и мнением.

Иными словами, национальные особенности, присущие этим странам, делали их принципиально отличными от государств западного типа. При таких условиях экспансия «западных ценностей» и взглядов вызывала антиамериканские настроения, что затрудняло управление государствами Большого Ближнего Востока со стороны Вашингтона.

В 2004 году попытка одобрить план по «установлению демократии» на «Большом Ближнем Востоке» на саммите «большой восьмерки» потерпела провал. Точку зрения тех, кто не поддержал в то время план США, высказал тогдашний президент Франции Ж.Ширак, заявивший, что страны этого региона сами должны решать, нуждаются ли они в «миссионерах от демократии». Даже Египет и Саудовская Аравия, по сути, марионеточные государства, в то время отвергли план Дж.Буша, не приняв приглашения участвовать в саммите. Никто из лидеров других арабских стран, за исключением иракского президента – ставленника Вашингтона, также не высказался в пользу «демократических перемен».

С тех пор, однако, в мире многое изменилось. На рубеже 2010-2011 гг., в условиях мирового экономического кризиса США снова вернулись к проекту, делая акцент на экспорт кризиса в виде революций и войн.

Действия США поддержали многие западные лидеры, в том числе, нынешний президент Франции Н.Саркози, ставший одним из инициаторов агрессии НАТО против Ливии.

Такова одна из точек зрения на содержание проекта «Большой Ближний Восток».

В то же время, многие специалисты в сфере международных отношений и внешней политики утверждают: цель внешней политики США осталась прежней – обеспечение глобального лидерства, но задачи проекта со времени его анонсирования расширились и видоизменились.

По их мнению, данное обстоятельство связано с ростом «китайской угрозы». Все большее количество экспертов приходят к выводу: в течение ближайших 15-20 лет Китай по совокупной мощи превзойдет США. То есть, речь может пойти об утрате Соединенными Штатами экономического и финансового доминирования в мире, иными словами – о смене глобального лидера.

Пытаясь предотвратить подобное развитие событий, Вашингтон в 2009 году предложил Пекину создать «большую двойку» или G2 – политический альянс США и Китая. Его смысл – разделение зон ответственности в вопросах управления политическими процессами в мире. Однако китайская сторона отказалась от этого предложения: премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао во время встречи в ноябре 2009 года с президентом США Б.Обамой заявил, что предложение неприемлемо, так как Китай проводит независимую внешнюю политику и не будет вступать в альянсы с другими странами или блоками стран.

В виду данного обстоятельства в США была разработана иная стратегия борьбы с конкурентом за лидерство в мире, суть, которой – столкновение Китая с исламским миром. Для этого Вашингтон стремится свергнуть светские режимы на Большом Ближнем Востоке, чтобы привести к власти в Ливии, Сирии, Египте и других странах мусульманских экстремистов. Это должно привести к войне с Израилем, что позволит «транслировать» хаос и дестабилизацию дальше – через Турцию, Пакистан, Афганистан к границам главных геополитических соперников США – Китая и России, а также Европы.

Одним из поводов для столкновения радикального ислама и КНР может стать политика Пекина в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, населенном мусульманами, выступающими за отделение от Китая.

В этой ситуации Вашингтон ищет тех, кто готов и хочет воевать. Поэтому в противостоянии с Китаем в «союзники» избран исламский фундаментализм, пассионарный и агрессивный.

После свержения режима Х.Мубарака в Египте госсекретарь Х.Клинтон заявила, что в числе сил, с которыми США намерены выстраивать отношения, находится египетская экстремистская организация «Братья-мусульмане». Как известно, в США до последнего времени действовал запрет для официальных лиц контактировать с ее представителями. Теперь же предписано вступать в прямые контакты с организацией, заявляющей о необходимости не только строительства исламского государства в Египте, но и возрождения халифата «от Испании до Индонезии».

Аналогичные силы Вашингтон поддерживает в Ливии, в частности, «Ливийскую исламскую боевую группу». В настоящее время в ее рамках выделилось политическое крыло – «Ливийское исламское движение за перемены», которое претендует на руководящую роль в формирующихся при поддержке США и НАТО новых властных структурах страны.

Взаимодействие Запада с террористическими исламистскими группировками наблюдается и в Сирии, где таким группировкам отводится главная роль в свержении президента Б.аль-Асада. Симптоматично, что именно нынешние сирийские власти активно ведут борьбу с новыми союзниками США в лице «Братьев-мусульман».

Большинство экспертов высказывают мнение о том, что усиление террористической активности в регионе есть прямое следствие политики США на Ближнем и Среднем Востоке. При этом следует учитывать: масштабная активизация экстремистских сил неминуемо приведет к попыткам свержения власти в Таджикистане, Узбекистане, Киргизии, Казахстане.

Начиная с 2011 года в Казахстане стала активно действовать исламистская группировка «Джунд аль-Халифат». По стране прокатилась серия взрывов, которые были впервые в истории этого государства классифицированы как «террористические акты». Нападения на полицейских произошли даже в столице, «Джунд аль-Халифат» взяла на себя ответственность за взрывы возле штаб-квартир органов власти и силовых структур в городе Атырау на западе Казахстана.

Особо стоит подчеркнуть, что по опубликованным сведениям, массовые беспорядки в казахстанском городе Жанаозен 16 декабря 2011 г., в которых погибли свыше 10 человек, также были организованы при участии местных исламистов.

Усиление террористической активности в сопредельных с Россией странах, в свою очередь, будет способствовать дестабилизации на российском Северном Кавказе, в Татарстане, Башкортостане и других регионах России, населенных мусульманами. Подобное развитие событий наверняка создаст угрозу и национальной безопасности Республики Беларусь, учитывая ее членство в Союзном государстве Беларуси и России, ОДКБ, ЕЭП.

Ряд экспертов-международников высказывает мнение, что для укрепления отношений с радикальным исламом США могут даже пожертвовать отношениями с Израилем (об этом будет сказано далее).

Как известно, начало реализации проекта уже положено: свергнуты прежние режимы в Египте, Тунисе, Ливии. Пока неясно, какую политику будут вести эти государства, но на парламентских выборах в Тунисе и Египте большинство получили не либеральные, а исламистские партии. Как отметил в этой связи глава комитета Совета Федерации Российской Федерации по международным делам М.Маргелов, «…тенденция в послереволюционном исламском мире ясна… на смену авторитарным, но вполне предсказуемым режимам… идут «политисламские».

Отдельно следует отметить, что просчитать все последствия реализации такого проекта, в том числе для самих США, невозможно.

Таким образом, «Арабская весна» – это глобальный сценарий, предусматривающий, в числе прочего, перекройку регионального геополитического пространства. В целях усиления глобального влияния США проект должен решить две задачи: первая – столкновение интересов Китая и исламского мира; вторая – предотвращение появления на территории Большого Ближнего Востока крупных самостоятельных игроков и обеспечение за США и их ближайшими союзниками полномасштабного контроля над энергетическими ресурсами и маршрутами их транспортировки.

Натиск на Тегеран и Дамаск: непосредственные причины

После свержения прежних режимов в Тунисе, Египте и Ливии реализация проекта вступила в новую фазу: под ударом оказались Сирия и Иран.

С марта 2011 г. в Сирии организованы выступления оппозиции. В последнее время число демонстрантов уменьшилось, но при этом в их рядах усиливаются радикальные настроения. Большинство лидеров оппозиции все больше склоняются к ведению вооруженной борьбы против власти. При этом экстремисты из числа местных «Братьев-мусульман», а также группы дезертиров из правительственных войск (т.н. Армия освобождении Сирии) активно ведут вооруженную борьбу с властями, совершая нападения на войска и полицию. На территорию Сирии из соседних стран – Ливана, Ирака, Иордании и Турции – проникают боевики, контрабандно ввозится оружие и боеприпасы.

США и ряд их союзников активно поддерживают оппозицию, представляя ее действия как «борьбу народа за освобождение». Одновременно западные спецслужбы и спецслужбы некоторых стран Персидского залива оказывают помощь в вооружении, обучении и заброске боевиков на территорию Сирии.

Против Ирана в настоящее время в основном ведутся массированные информационно-психологические операции, направленные на «демонизацию» иранского руководства в глазах мировой общественности. Так, в октябре 2011 г. в США были сфабрикованы «обвинения» о якобы готовившемся Ираном убийстве посла Саудовской Аравии в США, при этом, объяснить, для чего была бы нужна столь бессмысленная акция, никто из «обвинителей» не смог.

В ноябре 2011 г. был опубликован доклад МАГАТЭ, в котором бездоказательно, на основании только предположений Тегеран был обвинен в работе над созданием ядерного оружия. Примечательно, что Россия и Китай выступали категорически против публикации этого доклада: он был назван преждевременным, «компиляцией известных фактов» и «жонглированием информацией».

Усиливается давление Запада в экономической сфере. В декабре 2011 г. США и ЕС объявили о том, что введут совместные санкции в отношении иранского нефтяного экспорта (это нанесет значительный ущерб экономике Ирана). В ответ иранская сторона заявила, что в таком случае «ни одна капля нефти не выйдет из Ормузского пролива», так как Иран его перекроет. Отметим, что через Ормузский пролив проходит до 40 % нефти в мире, перевозящейся морским путем.

В конце декабря 2011 – начале января 2012 гг. Иран демонстративно провел крупномасштабные военно-морские учения в непосредственной близости от Ормузского пролива. При этом особое место в ходе учений занимали показательные пуски противокорабельных ракет.

В ответ американская сторона заявила, что не позволит перекрыть пролив, потому что это нанесет удар «свободному передвижению товаров и услуг». Ударная группа США во главе с авианосцем John C.Stennis и ракетным крейсером Mobile Bay прошла Ормузский пролив и вышла в район учений, проводимых Ираном.

Как в Иране, так и в и Сирии функционирует достаточно жесткий политический режим, ведущий, однако, независимую, четко очерченную, предсказуемую политику, направленную на защиту национальных интересов.

В Вашингтоне понимают, что эти страны являются своего рода тандемом: в течение нескольких десятилетий они являются близкими союзниками и оказывают друг другу всестороннюю поддержку. Например, Сирия оказывает возможную помощь Ирану в реализации ядерной программы, служит посредником в передаче денег и оружия из Тегерана проиранским организациям «Хизбалла» в Ливане и «Хамас» в Палестине.

В свою очередь, Тегеран через «Хизбаллу» поддерживал сирийские силы в Ливане, а в ходе нынешних волнений в Сирии Иран по-прежнему полностью поддерживает сирийское правительство и президента Б.аль-Асада.

В числе прочего, Иран и Сирия сотрудничают в военной сфере. Впервые договор о военном сотрудничестве между Тегераном и Дамаском был подписан в 1998 году; в 2006 году он был дополнен договором о взаимной обороне. По сообщениям СМИ, стороны обязались оказывать друг другу непосредственную военную помощь в случае нападения третьей стороны на одно из государств.

Так, 13 декабря 2011 г. посол Ирана на встрече с политическим советником президента Сирии заявил, что если против Сирии «начнется крестовый поход», то Иран окажет ей всемерную поддержку.

В отношениях двух государств Иран, как гораздо более сильная в экономическом и военном отношении держава играет ведущую роль, и именно Тегеран в течение многих лет считается главным противником США в регионе. Поэтому многие эксперты считают, что нагнетание обстановки вокруг Сирии имеет целью не только свержение действующей власти, но, в первую очередь, ослабление Ирана, лишение его единственного союзника в регионе.

Наибольшую активность в противостоянии с Ираном и, как следствие, с Сирией проявляют США, Турция, Израиль и Саудовская Аравия.

США. Главная причина конфронтации Вашингтона и Тегерана состоит в следующем: США – страна, открыто заявляющая о своем лидерстве в мире, в то время как Иран – региональный центр силы, выступающий постоянным и жестким их оппонентом по основным мировым и региональным проблемам.

Как уже отмечалось, одну из важнейших своих задач Соединенные Штаты видят в том, чтобы укрепить свое влияние в регионе Большого Ближнего Востока. Однако политика США наталкивается на активное противодействие Ирана, играющего ведущую антиамериканскую роль в весьма значимом с геополитической, экономической и военной точки зрения регионе.

Резко отрицательное отношение американской администрации вызывает:

реализация Ираном ядерной программы, которая, по мнению официального Вашингтона, неизбежно приведет к разработке им собственного ядерного оружия;

стремление иранского руководства к лидерству в регионе, в том числе – действия по усилению своего влияния в Сирии, сопредельном Ираке, где свыше 60% населения составляют мусульмане-шииты (в Иране – около 90%), а также Бахрейне и Йемене. В двух последних странах шииты составляют меньшинство, которое дискриминируется местной суннитской властью при принятии важных решений, что побуждает местных шиитов все чаще ориентироваться на Тегеран. Отметим, что контроль над Бахрейном и Йеменом играет ключевую роль для американской гегемонии в Индийском океане;

поддержка Ираном военизированных группировок «Хамас» и «Хизбалла», действующих в Палестине, Египте, Ливане и некоторых других странах;

поддержка Ираном Сирии, также проводящей самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику.

Поэтому США стремятся низвергнуть действующий в Иране политический режим, заменив его такой властью, которая отвечала бы интересам Вашингтона. Решение этой задачи является одной из важнейших стратегий всего цикла событий «Арабской весны» – от Туниса, Египта и Ливии до Сирии.

Турция. В диалоге с арабскими странами Анкара с первых дней «Арабской весны» позиционирует себя в роли регионального лидера. По оценке многих экспертов, у Турции для этого имеется объективный потенциал: динамично развивающаяся экономика, мощная армия, привлекательный в глазах многих облик страны, сочетающей ислам и демократию.

В отношениях Турции и Ирана важнейшую роль играет религиозный фактор: в странах исповедуются различные ветви ислама, между которыми существуют непримиримые противоречия.

Суннитская Турция до сих пор официально является светским государством, заявляющим о стремлении вступить в ЕС. Но в последнее время эти приоритеты начинают отходить на второй план и, напротив, все громче заявляют о себе исламистские силы.

Шиитский Иран, обладающий второй в исламском мире экономикой (первое место принадлежит Турции), являющийся одним из наиболее технологически развитых государств региона, располагающий крупными запасами нефти и газа, также претендует на роль регионального лидера.

Одна из «болевых» точек в отношениях двух стран – Сирия, где большинство населения составляют мусульмане-сунниты, и где суннитская Турция стремится усилить свое влияние в ущерб интересам Ирана.

Турция является членом НАТО и верным союзником США, в то время как Иран занимает диаметрально противоположные позиции. Поэтому немалую роль в дальнейшем ухудшении ирано-турецких отношений сыграло размещение на турецкой территории элемента ЕвроПРО в виде наземного радара передового базирования (как известно, декларируется, что система противоракетной обороны направлена против Ирана).

Таким образом, Тегеран и Анкара являются стратегическими соперниками. Именно поэтому Турция весьма активно участвует в антииранской и антисирийской кампании, предоставляет иранским и сирийским оппозиционерам, в том числе их вооруженным формированиям, свою территорию, оказывает им разностороннюю помощь.

В то же время, официальные турецкие лица пока выступают против внешнего вооруженного вмешательства в дела Сирии и Ирана. Предпочтение отдается организации гражданской войны в Сирии.

Израиль. Жесткая и перманентно углубляющаяся конфронтация между Израилем и Ираном стала постоянной составляющей современных международных отношений. Во многом это связано с сутью историко-философской концепции шиизма, имеющего в Иране государственный статус. Лежащая в основе этой ветви ислама идея образования всемирного исламского государства, по мнению иранской стороны, уже частично реализована созданием и существованием Исламской Республики Иран (ИРИ). Дальнейшее же развитие идеи возможно на путях переустройства других исламских стран по иранскому образцу. Основатель ИРИ аятолла Хомейни считал лежащий в сердце исламского мира Израиль важнейшей преградой на этом пути и поэтому задачу борьбы с ним сформулировал как «освобождение Иерусалима». При этом он подчеркивал, что «религиозное руководство Ирана никогда не смирится с израильской оккупацией святых для ислама мест». Подобное видение проблемы сохраняется в Иране и сегодня.

В свою очередь, в Израиле есть радикальные силы, отстаивающее «богоизбранность» еврейского народа.

Иными словами, противоречия между странами носят не только политический, но и цивилизационный, религиозный и этнический характер.

В такой ситуации Израиль выступает одним из основных инициаторов агрессии против Ирана, а также свержения режима Б.аль-Асада в Сирии. Так, в мировых СМИ неоднократно появлялись сообщения о готовности Израиля нанести удар тактическим ядерным оружием по иранским ядерным объектам. Однако далеко не все политические силы этой страны поддерживают такой курс. Дело в том, что международное положение Израиля, всегда бывшее непростым, ныне осложнилось еще больше.

С приходом в Белый Дом администрации Б.Обамы отношения между Вашингтоном и Иерусалимом стали заметно охладевать. Так, в июне 2009 г. президент США выступил в Каирском университете и провозгласил начало новой эры в отношениях Америки с мусульманскими странами. В числе прочего, он поддержал идею создания независимого государства палестинцев и выступил против строительства израильских поселений на западном берегу реки Иордан.

В мае 2010 г. группа европейских правозащитных организаций отправила в сектор Газа так называемую «флотилию свободы» с гуманитарным грузом. При этом Газа находилась в морской блокаде, законность которой была признана ООН, а суда флотилии хотели прорвать блокаду. На одно из судов, шедшее под флагом Турции, высадился израильский спецназ, и в результате стычки погибли девять пассажиров парома. Вокруг этого события Турцией и некоторыми другими странами была поднята массированная информационная кампания, которую Израиль проиграл «с разгромным счетом». США в этой ситуации встали на сторону Турции.

В мае 2011 г. Б.Обама призвал Израиль вернуться к границам 1967 года (что привело бы к еще большим угрозам безопасности еврейского государства) и еще раз потребовал признать независимость Палестины.

Одновременно резко ухудшились турецко-израильские отношения: Турция, претендующая на роль лидера в исламском мире, демонстративно показывает мусульманам всех стран жесткость и неуступчивость в отношениях с еврейским государством. При этом США ни разу не «одернули» Анкару.

Подобная политика Вашингтона, на фоне радикализации режимов в сопредельных арабских странах, вызывает в Израиле все большую тревогу. Многие израильские политики считают, что США приносят их страну в жертву ради установления отношений с исламскими фундаменталистами.

Понятно, что в таких условиях часть политической элиты Израиля опасается открыто вмешиваться в дела Ирана и Сирии.

Саудовская Аравия. Эр-Рияд является экономическим и религиозным соперником Тегерана, и одновременно – одним из главных союзников Вашингтона в регионе.

Так, в Сирии американцы действуют опосредованно – через Саудовскую Аравию и ее региональных союзников – Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. На базе этой организации Саудовская Аравия и Катар стремятся построить «Великий халифат» («Суннитский халифат»).

Врагами «Великого халифата» являются светские авторитарные режимы. Поэтому монархии Персидского залива поддержали «революции» в Египте и Тунисе, а также войну против Ливии: таким путем были устранены их региональные оппоненты. Другие конкуренты суннитов – режим алавитов (направление в шиизме) в Сирии и шиитов в Иране также стремятся противопоставить себя суннитским монархиям.

«Нефтяные монархии» давно уже вступили в холодную войну с Ираном, которая объясняется соперничеством между суннитским и шиитским проектом: Тегеран также стремится построить всемирное исламское государство, но на основе шиизма. «Арабская весна» лишь обострила существующие противоречия.

Как отмечают эксперты, опасения саудитов перед укреплением позиций Ирана и его союзников особенно усилились в связи с восстанием шиитов Бахрейна, к которому, судя по всему, Тегеран «приложил руку», действуя также через шиитов Ирака и Йемена. Все это видится Саудовской Аравией и другими суннитскими монархиями как наступление Ирана и его союзников (сирийского режима и «Хезболлы»).

В Саудовской Аравии, где залегает более 25% известных мировых запасов нефти, один из наиболее богатых нефтеносных районов страны – Неджду – населяют саудовские шииты. Поэтому «шиитский вопрос» исключительно важен для властей Саудовской Аравии, а также развитых западных стран.

Вашингтону и Эр-Рияду важно «сбить» накал выступлений шиитов в регионе, так как это ведет к усилению влияния Ирана и грозит энергетической безопасности многих стран Запада. Эр-Рияд опасается также, что продолжающиеся выступления шиитов Йемена толкнут на протестные выступления и шиитское меньшинство в Саудовской Аравии. Поэтому саудовские ВВС с согласия властей Йемена не раз подвергали бомбардировкам позиции шиитских повстанцев в этой стране.

В силу непримиримых религиозных, политических и экономических разногласий с Ираном, опасаясь усиления его влияния, власти Саудовской Аравии усиленно лоббируют атаку на Иран.

Методы дестабилизации обстановки в Сирии

Для достижения своих целей противостоящие Ирану и Сирии силы используют множество методов. Вот некоторые из них:

Подготовка и распространение дезинформации

Например, телеканал Аль-Джазира, показывая демонстрацию, организованную в Москве КПРФ по случаю 1 мая, утверждал, что это – демонстрация сирийской оппозиции против руководства Сирии. Как сообщили российские информационные источники, в ряды демонстрантов проникли несколько человек, поднявших перед камерами антисирийские лозунги в тот момент, когда не было видно лозунгов на русском языке.

Якобы независимая международная комиссия ООН обвинила власти Дамаска в преступлениях против человечности в ходе подавления антиправительственных акций. Глава комиссии П.Пинейро сообщил, что члены комиссии, встречаясь с жертвами и свидетелями нарушений прав человека, получили достоверную информацию о том, что происходит в Сирии.

Вывод комиссии был таков: «Эти грубейшие нарушения прав человека были допущены сирийскими военными и силами правопорядка с начала протестов в марте 2011 г.». Однако впоследствии выяснилось, что члены комиссии вообще не были в Сирии, а большинство фамилий «очевидцев» и «жертв» было взято из телефонного справочника.

Российский корреспондент телеканала РТР А.Попова побывала в Сирии и сообщила, что новостная студия сирийского частного телеканала Addounia отслеживает и анализирует видеоролики в Интернете и на зарубежных телеканалах. Сирийские журналисты подсчитали, что фальсификаций и ложных сообщений собирается примерно на 8 минут в сутки. «Это якобы кадры того, как сирийская армия обстреливает жилые дома в Хомсе. Но в замедленном варианте видно, что дома взорвали изнутри. Мы обратились к саперам, и они подтвердили наши догадки», – пояснил один из сотрудников телеканала.

Еще факты: якобы прямая трансляция многотысячного митинга оппозиции, в то время как на лозунгах – число недельной давности; кадры ареста боевиков, в грузовике которых найдены тела двух убитых солдат. При этом зарубежные телеканалы использовали эту запись несколько раз, выдавая разные фрагменты за съемки в разных городах, а погибших – за мирных демонстрантов, павших от рук полицейских.

За попытку освещать события в Сирии объективно телеканал Addounia поплатился международным эфиром. Евросоюз ввел санкции и отключил спутниковое вещание телеканала.

Преднамеренное искажение информации

Нередко используется сочетание достоверной и ложной информации. Так, американский телеканал «АВС News» исказил содержание беседы президента Б.аль-Асада со своим корреспондентом Б.Вальтерс. Это стало известно потому, что другой журналист этого же телеканала Т.Карталуччи обвинил своих хозяев в преднамеренном сокращении ответов президента на вопросы журналистки, что привело к искажению содержания ответов.

В последнее время западные СМИ сообщают, что сирийские силовики убили более 3500 мирных демонстрантов. О том, кто же смог посчитать количество убитых, ничего не говорится; однако стало известно, что источником этой «информации» является некая правозащитная организация Observatoire syrien des Droits de l’homme, размещающаяся в Лондоне!

Подкуп местных жителей, в целях представления их «свидетелями зверств режима»

Одного из таких подкупленных «свидетелей зверств режима», жителя города Хомс М.Закария в ноябре прошлого года показали по сирийскому телевидению. Тот при помощи специальных средств сообщал о якобы имевших место «демонстрациях протеста», а также о том, что сотрудники сил безопасности «открывают огонь по мирным демонстрантам». В одном из ложных сообщений он указал, что были «убиты 20 человек». Выяснилось, однако, что сам он проживает в 7 км от «места убийства», и из дома в тот день вообще не выходил.

Следует отметить также, что по признанию корреспондента американского телеканала NBC Р.Енджела, побывавшего в Сирии, программное обеспечение для того, чтобы скрыть место, откуда отправляется видео на сервер, предоставляется Госдепом США.

Организация разнообразных провокаций

Например, в ноябре было запланировано захватить две большие площади в Дамаске. Провокаторы планировали идти под видом демонстрации в поддержку Б.аль-Асада, затем поменять лозунги и устроить беспорядки, которые должны были привести к жертвам.

Часто используется следующий прием: замаскированные снайперы открывают огонь по демонстрантам, чтобы потом предъявить иностранным СМИ «трупы протестующих».

Провоцирование гражданской войны в Сирии, помощь террористическим формированиям, готовым воевать против сирийских властей

Так, официальный орган ПНС Ливии Libya Now сообщил, что, на турецко-сирийской границе находится и готовится к вторжению в Сирию отряд ливийских боевиков численностью 700 человек. В его главе находится известный террорист А.Бельхадж, который в свое время уже арестовывался американцами за террористическую деятельность. По утверждению Libya Now, А.Бельхадж «примет участие в операции освобождения Сирии, руководя бойцами свободной Ливии. Турция окажет ему военную поддержку».

Этот отряд оказался не единственным: по сообщению иорданской газеты Al-Bawaba, около 600 боевиков из Ливии уже переброшены в Сирию транзитом через Турцию и присоединились к так называемой «Армии освобождения Сирии».

Британская газета Daily Telegraph со ссылкой на телеканал «Аль-Арабия» сообщает, что новое правительство Ливии готово помочь сирийским мятежникам деньгами, оружием и кадрами. Об этом еще в октябре договорились представители нового руководства Ливии и сирийской оппозиции во время встреч в Триполи и Стамбуле. «Существуют планы отправки с Сирию вооружений и боевиков», – сообщила газета.

Та же газета сообщает, что на границе с Сирией собирается 15-тысячная армия. Речь идет о так называемой «Сирийской освободительной армии» (SFA), состоящей по легенде исключительно из офицеров и солдат, дезертировавших из вооруженных сил Б.аль-Асада. Подразделения SFA уже сейчас ведут террористическую деятельность. Ее командующий призывает «мировое сообщество» установить над Сирией «бесполетную зону», как это было в Ливии, а также организовать морскую блокаду страны вдобавок к действующей экономической блокаде. Он также намерен устроить на севере Сирии значительную по размерам «буферную зону, в которой SFA сможет организоваться» и перейти к еще более решительным действиям.

Всего при разгоне и нападениях «мирных демонстрантов» в Сирии с апреля 2011 г. уже погибло свыше 1000 солдат, полицейских и сотрудников спецслужб. При этом почти каждый второй был убит снайперском огнем с большого расстояния, с более высокой позиции (с крыш и этажей домов).

Таким образом, армия и полиция Сирии имеет дело с хорошо вооруженными и обученными террористами. Среди задержанных в Сирии «оппозиционеров» есть иностранные специалисты для координации действий, а также арабы из Катара, Саудовской Аравии и других стран.

О роли сирийских вооруженных сил в событиях в стране

Сирийские вооруженные силы традиционно представляют собой структуру, непосредственно влияющую на обстановку в стране. Зарубежные эксперты считают, что высшее командование сирийских вооруженных сил, в отличие от Туниса и Египта, сохраняет верность Б.аль-Асаду. Причем это относится не только к генералам-алавитам (алавизм – религия, примыкающая к шиизму; правящая элита Сирии в основном принадлежит к алавитам), но и генералам-суннитам. С самого начала антиправительственных выступлений армия активно привлекается к их подавлению.

Учитывая, что большинство солдат и офицеров сухопутных войск (220 тыс. чел.) составляют сунниты, к борьбе с противниками режима привлекаются в основном соединения и части, укомплектованные преимущественно алавитами. Это – 4-я танковая дивизия под командованием младшего брата президента М.Асада и войска «коммандос» (дивизия и 10 полков), насчитывающие в общей сложности примерно 40 тыс. человек.

Кроме того, непосредственную охрану в Дамаске и его пригородах осуществляет элитная дивизия Республиканской гвардии (до 15 тыс. чел.). Значительная прослойка алавитов имеется и в двух танковых дивизиях (1-й и 3-й), дислоцированных, соответственно, южнее и севернее Дамаска. Причем все эти войска оснащены наиболее современным оружием, имеющемся в сирийской армии.

Даже если предположить, что «суннитские» войска, находящиеся в районе Голанских высот (три дивизии), а также в центральных и северных районах страны (четыре дивизии), выступят против власти, то им придется встретиться с мощными силами, прикрывающими столицу. Причем этим войскам придется осуществить длительные марши к Дамаску по открытой местности, благоприятной для действий авиации. При этом летный состав ВВС представлен преимущественно алавитами.

Не исключено, что спецслужбы аравийских монархий, Турции и стран Запада ведут работу среди различных категорий сирийских военных, особенно среди генералитета и офицеров среднего звена, не исключая алавитов, недовольных властью, с целью привлечения их (в том числе путем подкупа) на сторону противников режима президента Б.аль-Асада.

Таким образом, дальнейшее развитие ситуации в Сирии в значительной степени будет зависеть от того, сохранит ли армия верность нынешней власти.

Возможные варианты развития событий

Обстановка вокруг Ирана и Сирии накалена до крайнего предела. К настоящему времени Иран и США уже обменялись всеми возможными политическими ходами, вплоть до демонстрации готовности воевать. То есть, конфронтационная стадия конфликта (без применения военной силы) вплотную приблизилась к стадии прямой военной конфронтации.

1. Многие эксперты считают, в ближайшее время возможен следующий сценарий: США, ЕС и их ближневосточные союзники в полной мере вводят режим жестких санкций против Ирана – в ответ Тегеран перекрывает Ормузский пролив – США и Израиль наносят удар по атомным центрам и другим, стратегически важным объектам Ирана.

Вероятнее всего в таком случае одновременно могут начаться боевые действия и против Сирии. В последнее время в зарубежной прессе становится все больше комментариев и материалов, связанных с обсуждением вопроса последствий возможного вооруженного вторжения в Сирию. Практически все без исключения авторы сходятся во мнении, что вторжение уже неизбежно и сегодня необходимо определиться лишь с вариантом его осуществления.

В качестве одной из составляющих войны против Сирии называется организация и проведение специальных операций на ее территории, которые должны способствовать консолидации протестных групп, подготовки из них боеспособных подразделений, а также разложению морального духа регулярной армии. Причем специальные операции могут проводиться уже сейчас, то есть до того момента, когда будет принято решение о том или ином варианте интервенции против Сирии.

Отметим, что среди западных держав главным союзником США по «сирийскому вопросу», как и в случае с Ливией, выступает Франция. Что касается сроков начала возможной операции, то ряд специалистов говорит о весне-лете 2012 года. При этом некоторые открытые источники говорят о намеченных на это время крупнейших американо-израильских учениях, которые один из американских генералов характеризует так: «Это не просто учения, а настоящая мобилизация».

Сообщается также о мерах по усилению системы ПРО Израиля, о развертывании США на кораблях у берегов Израиля системы THAAD (первый эшелон системы ПРО) и противоракетных установок SM-3 на кораблях системы «Иджис».

Другие эксперты не столь конкретны и говорят о возможности начала войны в течение всего 2012 года.

2. В то же время, некоторые представители экспертного сообщества отрицают возможность скорого начала войны со стороны Соединенных Штатов. В качестве аргументов приводятся следующие факторы:

готовность и способность Ирана в случае агрессии против него перекрыть судоходство в Ормузском проливе. Это неизбежно приведет к мировому дефициту нефти, вызовет существенный рост цен на нее. По некоторым прогнозам, цена на нефть может вырасти в 1,5-2 раза. Очевидно, что это нанесет значительный ущерб интересам США;

высокая вероятность того, что, в случае нападения на одну из стран тандема против агрессоров выступит другая страна;

позиция России и Китая, защищающих свои интересы и выступающих против вооруженного вмешательства в дела этих государств. Так, представители китайского военного ведомства неоднократно заявляли, что в случае большой войны Китай поддержит Иран;

относительно высокий военный потенциал стран тандема;

заявление МИД Ирана о согласии на предложения ЕС о продолжении переговоров по иранской ядерной программе.

Кроме того, указывается на то, что многие влиятельные представители западного политического истеблишмента выступают против войны с Ираном, опасаясь непредсказуемых последствий. Как выразился эксперт британского Института Королевских вооруженных сил М.Чалмерс, нападение на Иран может «породить раненого медведя с абсолютно непредсказуемыми последствиями».

В США нередко звучат предложения о необходимости организации диверсий на предприятиях иранской нефтяной отрасли, объектах военной инфраструктуры, уничтожении ученых, занимающихся исследованиями в ядерной сфере, атак важнейших информационных структур при помощи высокоэффективных вирусов. То есть, речь идет о возможном асимметричном ответе со стороны США.

Что касается Сирии, то в США имеется немало сторонников развертывания гражданской войны в Сирии, реализации подобия «ливийского сценария».

3. Возможен также вариант, когда ракетно-бомбовый удар по объектам в Иране нанесут или суннитские монархии Персидского залива, или Израиль. Естественно, при поддержке США.

В пользу такого сценария свидетельствует то, что США активизировали поставки самого современного оружия своим ближневосточным союзникам. Недавно США приняли решение поставить странам Персидского залива около пяти тысяч «умных» бомб JDAM, которые могут поражать даже хорошо укрепленные подземные цели. Если учесть, что большая часть объектов ядерной программы Ирана находятся в подземных бункерах, то становится понятным смысл таких поставок.

Что касается Израиля, то эта страна крайне ограничена в своем выборе: Иран открыто заявляет, что Израиль является его непримиримым врагом и что удар по нему рано или поздно будет нанесен. Прогресс ядерных разработок Ирана – это, в первую очередь, израильская «головная боль». Поэтому значительная часть руководства Израиля настаивает на первом ударе.

В пользу данного варианта развития событий говорят и отдельные сообщения СМИ (хотя с другой стороны их можно расценивать как дезинформацию). Так, по «данным» британской газеты Daily Mail, ссылающейся на источник в разведке Великобритании, Израиль готовится нанести авиаудар по ядерным объектам Ирана уже в скором времени. В свою очередь российская «Независимая газета» также сообщает о том, что в Кремль поступают сведения о готовящемся при поддержке США ударе Израиля по ядерным объектам Ирана. Удар будет внезапным и нанесен в недалеком будущем.

Выводы

1. Обострение военно-политической обстановки вокруг Ирана и Сирии инспирировано извне и является звеном в цепи событий «Арабской весны». Содержание происходящего представляет собой комплекс широкомасштабных превентивных мер, нацеленных на сохранение глобального лидерства США в мире.

2. США начали процесс сближения с радикальным исламом. В этом их поддерживают государства Персидского залива, стремящиеся таким образом реализовать проект создания всемирного исламского халифата суннитского толка.

3. Прогнозирование последствий подобной политики в настоящее время вряд ли возможно. Однако уже очевидно, что реализация проекта «Большой Ближний Восток» будет способствовать дестабилизации обстановки в мире, в том числе – в европейском регионе.

4. По мнению большинства экспертов, события вокруг Ирана и Сирии перерастут в войну. В то же время, 100-процентная вероятность такого исхода не очевидна. Нельзя исключать того, что против Тегерана и Дамаска будут использованы иные средства и способы: разжигание гражданской войны, специальные действия, теракты, убийства, экономические санкции, информационно-психологическое и информационно-техническое противоборство и т.д.

5. События вокруг Ирана и Сирии опосредованно влияют на обеспечение национальной безопасности как Российской Федерации, так и Республики Беларусь, в том числе – ее военной составляющей. Это связано с тем, что активизация деятельности экстремистских сил на территории стран, примыкающих к границам Союзного государства Беларуси и России, Таможенного союза, Единого экономического пространства и государств-членов ОДКБ, неизбежно затронет интересы Москвы и Минска.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх