,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Китай. Раскол в партийном руководстве. Смещение Бо Силая
-1
Смещение Бо Силая

Центральный комитет Компартии Китая принял решение об освобождении Бо Силая от обязанностей секретаря парткома города центрального подчинения Чунцина – одного из крупнейших городских агломератов в стране /население городского округа – около 33 млн человек/. Как сообщило агентство Синьхуа, на посту главы чунцинского парткома Бо Силая сменил "по совместительству" вице-премьер Госсовета КНР Чжан Дэцзян.

О снятии Бо Силая, передает Синьхуа, объявил на собрании чунцинского актива глава организационного отдела ЦК КПК Ли Юаньчао. Он, в частности, отметил, что это решение было принято ЦК КПК после "тщательного разбирательства на основе сложившихся обстоятельств и исходя из общей ситуации". На том же совещании вступил Чжан Дэцзян. Его выступление не излагается.

Чуть позже представитель орготдела ЦК КПК сообщил агентству Синьхуа и о снятии с должности вице-мэра г. Чунцин – Ван Лицзюня.

Как сказал в корреспонденту ИТАР-ТАСС осведомленный китайский эксперт, попросивший не называть его имени, снятие с постов Бо Силая и Ван Лицзюня "непосредственно связано" с подготовкой к XVIII съезду КПК, намеченному на осень. На съезде ожидается избрание нового генерального секретаря ЦК КПК, которым должен стать нынешний заместитель председателя КНР Си Цзиньпин. Будет почти полностью обновлен весь состав высшего партийного руководства. Окончательное оформление приходя во власть "пятого руководящего поколения" произойдет в марте 2013 года на сессии ВСНП, где будут назначены председатель КНР и премьер Госсовета. Таким образом, нынешнее снятие Бо Силая в этом контексте следует рассматривать как весьма важный шаг.

Бо Силай – сын видного партийного деятеля Бо Ибо / 1908-2007/ – занимал посты мэра г. Далянь, губернатора провинции Ляонин, министра коммерции КНР. На всех этих постах он проявил себя перспективным руководителем, умело привлекавшим зарубежные инвестиции и отстаивавшим интересы Китая. До настоящего момента Бо Силай является членом Политбюро ЦК КПК. Как полагают наблюдатели, на партийном форуме он рассчитывал войти в состав постоянного комитета Политбюро ЦК КПК – состоящего из девяти человек высшего звена партийно-государственного аппарата. В сообщении Синьхуа не говорится об уходе Бо Силая из Политбюро, так что не исключено, что окончательное отстранение его от власти произойдет непосредственно на съезде.

С именем Бо Силая в последние годы была связана чистка Чунцина от мафиозных элементов и коррумпированных чиновников. Город, как отмечала китайская пресса, достиг больших успехов в осуществлении реформ и экономическом строительстве. Однако в конце февраля появились сообщения о неожиданном посещении вице-мэром Чунцина Ван Лицзюнем генерального консульства США в Чэнду /административный центр провинции Сычуань/. О мотивах, заставивших его провести сутки в американском дипломатическом представительстве, вблизи которого были немедленно размещены многочисленные полицейские автомобили, ничего не сообщалось. Затем появились сообщения о ведущемся расследовании. Этот инцидент породил толки в китайском обществе. Говорили и о "временном помрачении рассудка", и о внутрипартийной борьбе, и о "происках внешних сил". Ван Лицзюнь возглавлял управление общественной безопасности Чунцина, принимая самое активное участие в вычищении криминальных элементов.

В Китае имя Бо Силая связывают с движением "новых левых", пытающихся совместить реалии рыночной экономики с прежним коммунистическим энтузиазмом. Бо Силай был инициатором пропагандистской кампании "красной культуры", поощряя население участвовать в конкурсах революционной песни и походах по местам боевой славы КПК.

Запад размышляет

Передача высшей власти в Китае новому поколению политиков вошла с марта в активную стадию, когда был смещен с поста секретаря парткома китайского мегаполиса Чунцина влиятельный Бо Силай. Как отмечает лондонская газета "Таймс", вынужденный уход Бо Силая является "сигналом со стороны председателя КНР Ху Цзиньтао и премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао о том, что наследникам высшей власти не следует отходить слишком далеко на левый фланг политики". Таким образом, уходящее поколение руководителей Китая добивается сохранения преемственности в главной линии развития страны – так называемой "золотой середины", то есть без перехода к либерализму западного толка, но и без возвращения, даже частичного, к маоистской идеологии. Именно таковым является главный вывод западных аналитиков по поводу ситуации с Бо Силаем.

Однако, по замечанию "Таймс", одновременно происходящее указало и на "тот хаос, которым сопровождается нынешний процесс передачи власти". В качестве аргумента издание приводит тот факт, что, объявляя публично о смещении Бо Силая, Вэнь Цзябао "нарушил табу партийной риторики и потревожил призрак "культурной революции" с целью предостережения тем, кто попытается сопротивляться реформам и вознамерится оставаться в прошлом". Вэнь Цзябао подчеркнул в этой связи, что без движения вперед, без прогресса Китай рискует вернуться во времена "культурной революции".

Анализируя ситуацию лондонский еженедельник "Санди таймс" отмечает, со своей стороны, что в Китае началась борьба за власть, которая "рискует отклониться в любую сторону".

Считается, что именно Бо Силай стал инициатором возрождения в Китае "красной культуры", которая опиралась на массовое исполнение революционных песен. При этом, наряду с обращением к культуре времен правления Мао Цзэдуна, он в качестве главы одного из крупнейших мегаполисов мира избрал борьбу с организованной преступностью своей главной задачей. Как отмечает лондонский еженедельник "Санди телеграф", в рамках борьбы с мафией в Чунцине были задержаны 6 тысяч человек, многие из них осуждены, а 14 казнены. "Возможно, среди них были и политические противники Бо Силая", – пишет издание. "Не столько маоистская риторика сделала Бо Силая центральной фигурой политического мира Китая, сколько свойственное ему сочетание популизма, эгалитаризма и политики рыночной экономики, которую он насаждал в Чунцине, – пишет еженедельник. – Таким образом, он, с одной стороны, ограничивал внешние инвестиции, а, с другой, – увеличивал государственный сектор, строил социальное жилье и выплачивал компенсацию крестьянам за забираемую властями землю". В Лондоне подозревают, что Бо Силай "перебежал дорогу" Вэнь Цзябао и его сторонникам, проводя кампанию по борьбе с организованной преступностью, в рамках которой в этом регионе Китая были арестованы, в частности, и два десятка крупных функционеров. Как отметил профессор пекинского Китайского народного университета Чжан Мин, после событий, связанных с вице-мэром Чунцина Ван Лицзюнем, "поддержка Бо Силая внутри КПК полностью испарилась, так как никто не мог быть уверен, какая именно информация попала к американцам от Ван Лицзюня". "Никто не хотел находиться рядом с Бо Силаем, не зная о том, что рассказал бывший глава полиции Чунцина", – замечает издание. "Бо Силай всегда был на особом положении в Китае и рассматривался в качестве кронпринца, ожидающего восхождения на престол", – подчеркнул аналитик. – Не следует забывать, что он – сын легендарного Бо Ибо, героя революции и ближайшего сподвижника Мао Цзэдуна. Репрессированный во время "культурной революции", Бо Ибо затем был реабилитирован и стал членом исключительно влиятельной группы "восьми бессмертных", которой удалось сохранить компартию и страну после потрясений последних лет правления Мао Цзэдуна".
Именно поэтому Бо Силай считал, что имеет право претендовать в ходе нынешней передачи власти на усиление собственных позиций и на самые высокие посты.

В свою очередь, "Дейли телеграф" высказывает мнение, что Бо Силай "оказался первой жертвой политической чистки в высших сферах КПК за последние шесть лет". "Его падение стало неожиданным и драматичным. Еще в минувшем месяце казалось, что Бо Силай получит повышение и войдет в Постоянный комитет Политбюро ЦК КПК, став одним из девяти наиболее влиятельных лиц Китая", – замечает издание. Газета сообщает, что "Бо Силай входит в группу политиков, близких к бывшему председателю КНР 86-летнему Цзян Цзэминю, который и сегодня сохраняет значительное влияние". При этом "Дейли телеграф" обращает внимание на то, что Бо Силай был заменен на посту секретаря парткома Чунцина также сторонником Цзян Цзэминя – вице-премьером Госсовета КНР Чжан Дэцзяном. "Это говорит о том, что был достигнут компромисс, позволивший группировке бывшего председателя КНР сохранить контроль за Чунцином", – считает "Дейли телеграф".

По мнению профессора Чжан Мина, "огромная популярность Бо Силая в значительной степени основывалась на его умелой манипуляции ностальгией по эпохе Мао Цзэдуна, – и именно это внушало значительные опасения руководству КПК". "Партия была озабочена тем, что Бо Силай мог превратиться в культовую фигуру, сравнимую с Мао", – заметил он.

Еженедельник "Санди телеграф" считает, что падение Бо Силая было обусловлено характером той модели, которую он предложил для будущего Китая в ключевой момент передачи высшей власти. "Смесь социальной политики, государственных инвестиций и субсидий для привлечения таких компаний как Apple, Foxconn и Hewlett Packard не было простым возвращением к маоистской экономике. А мобилизация с помощью методов популизма народных масс, развертывание борьбы с мафией порождали подозрение в создании новой модели диктатуры, нежели чем обеспечения продвижения к демократии», – отмечает издание.

Определенный урон позициям Бо Силая нанесло и поведения его сына – Гуа Гуа. Еще в юношеском возрасте он был отправлен отцом в Англию, где окончил среднюю школу, а затем Оксфордский университет. Из Англии он направился в США для дальнейшего обучения в Гарвардском университете.

В китайском секторе Интернета сообщалось, что он гонял в окрестностях Чунцина на красной "Феррари", а в Англии были опубликованы фотографии Гуа Гуа в обнимку с молодыми девицами.

Теперь западные аналитики пытаются понять, что означает для процесса передачи власти, а также для всей китайской политической и экономической модели отстранение Бо Силая. Как отмечала 19 марта лондонская "Файнэншл таймс", "опасность Бо Силая для политического истеблишмента состояла в том, что он играл не по правилам – и играл хорошо: вместо того, чтобы тихо работать в коридорах власти партийного истеблишмента он создал себе в обществе харизматический образ и тем самым усилил давление на партию". "Также и представители мира бизнеса празднуют сегодня падение Бо Силая, так как деловые люди опасались его популистской риторики, а также использования сомнительных с юридической точки зрения методов при конфискации активов во время борьбы с мафией", – замечает издание.

По словам "Файнэншл таймс", в результате курса, проводимого этим деятелем, высшие партийные слои Китая начали опасаться "превращения Бо Силая во второго Мао". "Бросая открытый вызов существующим в партии правилам карьерного роста, Бо Силай продемонстрировал, что он и многие другие лица в партийной иерархии более не считают себя связанными данными нормами, которые, по их мнению, благоприятствуют продвижению прежде всего пугливых "серых" бюрократов, – замечает издание. – Теперь партийный истеблишмент, устранив Бо Силая, выиграл решающую битву против этих бунтарей".

"Существующая система распределения власти между конкурирующими фракциями путем закулисных соглашений отвергнута фигурами типа Бо Силая, которые стремятся использовать иные способы для быстрого продвижения по службе, когда появляются такие возможности, – продолжает издание. – В случае, если подобная тенденция усилится, то выработанная после подавления в 1989 году студенческого движения единая позиция партийной элиты рискует подвергнуться эрозии, что поставит под угрозу само будущее КПК".

"Можно считать, что отстранение Бо Силая указывает на способность сторонников "непрозрачного" процесса подбора кандидатов на высшие посты не допускать продвижения нежелательных кандидатов", – подчеркивает "Файнэншл таймс". По мнению газеты, Китаю в ближайшие годы предстоит пройти через очень сложный период. При этом главный груз ляжет на плечи новых высших руководителей, имена которых уже известны. "Две главные должности в правящей иерархии КНР уже заполнены, – пишет "Файнэншл таймс". – Так, нынешний заместитель председателя КНР 58-летний Си Цзиньпин займет, видимо, пост председателя КНР, сменив Ху Цзиньтао. А вице- премьер 56-летний Ли Кэцян станет, скорее всего, новым премьером, приняв этот пост от Вэнь Цзябао".

Однако пока не ясно, кто займет остальные семь мест в руководящем Постоянном комитете Политбюро ЦК КПК. Ставки в нынешней борьбе необычайно высоки: Китай приближается к критическим рубежам, когда новое руководство вынуждено будет принять важнейшие и сложнейшие за все последние несколько десятилетий решения. Партия отдает себе отчет в том, что после трех десятилетий стремительного экономического роста, который позволил сотням миллионов людей выйти из-за черты бедности, – теперь экономическая и политическая модель, а также внешнеполитическая стратегия, приближаются к пределу, когда будет полностью исчерпан их потенциал. Ориентированная на экспорт и основанная на инвестициях экономическая политика, которая так хорошо послужила стране, выдыхается и не имеет дальнейших перспектив. Правительство уже провело анализ макроэкономической ситуации и объявило, что в предстоящие годы стране предстоит "перейти на новую модель экономического развития".

Она включает в себя сокращение ставки на новые инвестиции при одновременном расширение внутреннего спроса, реализацию новой политики в области защиты окружающей среды, а также решение социальных проблем, – в первую очередь сокращение увеличившегося разрыва в доходах различных групп населения. Пока не ясно, каким образом возможно будет достичь данных целей. Поисками эффективных ответов и предстоит заняться будущему руководству КНР.

Наряду с обсуждением нового экономического курса в Пекине сейчас ведутся дебаты относительно будущей политической системы. Многие в Китае открыто признают, что старые методы руководства уже недостаточно эффективны и необходимы, следовательно, их значительные изменения с тем, чтобы не допустить крупных социальных потрясений в стране.

Однако, несмотря на то, что часть либеральных партийцев требует демократических реформ, власть остается в руках сторонников жесткой линии. Именно они выступают за обеспечение статус-кво /но при более тонком использовании репрессивных инструментов/ в целях сохранения власти в руках партии". "Файнэншл таймс" приводит мнение директора китайского отдела консалтинговой британской службы Trusted Sources Джонатана Фенби, который отметил, что "никто из рассчитывающих занять с осени будущего года пост в новом руководство КНР не может позволить себе выступать сейчас в роли реформатора и либерала, так как в подобном случае рискует подвергнуться немедленным обвинениям в намерении направить Китай по пути, который привел к краху СССР".

По мнению аналитиков, наряду с серьезными внутренними проблемами Китай одновременно столкнется и со значительными геополитическими вызовами, в центре которых окажутся отношения с Соединенными Штатами. Следует отметить, что значительная часть американских экспертов при этом считает, что Китай уже сегодня представляет собой "смертельную опасность для интересов США".

В настоящее время политический истеблишмент США ведет настойчивый поиск стратегии новых отношений с Китаем, государством, которое очень быстро усиливает свои геополитические позиции в мире. Для наблюдателей становится все более очевидным, что сейчас Вашингтон значительно отстает от реального развития событий. Об этом пишет и Генри Киссинджер в статье "Будущее американо-китайских отношений», опубликованной в последнем номере влиятельного журнала Foreign Affaires. "Значительные группы в обеих странах утверждают, что борьба за лидерство в мире между США и КНР неизбежна, а возможно она уже и началась", – отмечает Киссинджер. "Часть американских аналитиков придерживаются мнения, что политика современного Китая преследует две цели: заменить США в качестве ведущей державы в западной части Тихого океана, а также сформировать из Азии единый блок, отвечающий экономическим и внешнеполитическим интересам КНР", – указывает автор статьи.

Киссинджер замечает, что, по мнению американских специалистов, хотя Китай и не обладает сейчас аналогичной США военной мощью, тем не менее Пекин способен создать неприемлемую для Соединенных Штатов угрозу в случае военного конфликта. При этом, продолжает автор, в настоящее время в ходе противоборства КНР разрабатывает и искусные системы для подрыва традиционных лидирующих позиций США. "Ни одно правительство Китая официально не провозглашало подобных стратегических целей своей политикой. Более того, они заявляют о совершенно противоположных задачах. Однако имеется достаточно материалов в полуофициальной китайской прессе, а также в трудах исследовательских центров, которые могут служить подтверждением теории, согласно которой отношения между странами смещаются более в сторону конфронтации, нежели сотрудничества", – замечает Киссинджер. "Стратегическая озабоченность США усиливается и из за их идеологической готовности противостоять всему недемократическому миру. /.../ В настоящее время авторитарные режимы, по мнению многих американских аналитиков, нестабильные по своей природе, стремятся добиваться консолидации общества с помощью национализма и экспансионистской риторики и действий", – пишет автор.

"По мнению этих аналитиков, достижение всеобщего мира возможно только с глобальным торжеством демократии, нежели чем за счет призывов к сотрудничеству", – подчеркивает Киссинджер. В качестве примера он приводит работы влиятельного политолога Аарона Фридберга, который считает, что политика США должна быть направлена на "отказ от дипломатических красот и сосредоточена на поддержке стратегии на ускорение революции в Китае, – которая и приведет мирным способом к слому однопартийного авторитарного государства, создав на его месте демократическое либеральное правление".

В свою очередь, Китай смотрит на США с позиции противоположной логики, пишет Киссинджер. Пекин "воспринимает Вашингтон как раненую сверхдержаву, которая полна решимости не допустить появления конкурентов, среди которых Китай является наиболее вероятным", замечает он. "Вне зависимости от того, насколько настойчиво Китай добивается сотрудничества с США, Вашингтон уже поставил себе целью окружить КНР путем наращивания военного присутствия и заключения союзов, чтобы тем самым не допустить восстановления Китаем своих исторических позиций как Срединного государства", – подчеркивает автор.

"В подобных условиях любое продолжительное сотрудничество с США является пораженческим, так как служит лишь целям Вашингтона по нейтрализации КНР. В этой связи с китайской стороны наиболее агрессивные голоса заявляют, что Китай оказался слишком пассивен перед лицом враждебных действий /таких как территориальные споры в Южно-Китайском море/ и Пекину следует теперь противодействовать тем соседям, которые вынашивают территориальные претензии", – говорится в статье. При этом они, как свидетельствует Киссинджер, ссылаются на стратегический совет древнекитайских полководцев, которые считали, что следует "думать на опережение и наносить удар первым до того, как события постепенно выйдут из-под контроля"; и также "следует начинать небольшие столкновения, которые охладят пыл провокаторов, настроенных на дальнейшие действия". В качестве выхода из нынешнего положения Киссинджер предлагает создать новый формат отношений между США и КНР на основе международной организации – Тихоокеанского сообщества.


Источник: По материалам ИТАР-ТАСС

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх