,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Габонская модель государственности России
  • 20 марта 2012 |
  • 21:03 |
  • Olmir |
  • Просмотров: 790
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
-10
Создателем габонского «экономического чуда» стал президент Эль-Хадж Омар Бонго Ондимба (Альбер Бернар Бонго). Он правил в стране более 40 лет – до своей смерти в 2009 году, сейчас президентский пост занял его сын Али бен Бонго Ондимба (Алан Бернар Бонго). За эти сорок лет подушевой ВВП в стране вырос в 15 раз – до 14 тысяч долларов США в год. Сравните с 15 тысячами долларами в России – где уровень жизни за последние 20 лет вырос на сущие проценты.

Уровень урбанизации в Габоне составляет 84%, сельским хозяйством в стране занимается всего 8% – это даже меньше, чем в России (ещё около 5% – лесным хозяйством). У Габона есть ещё одно преимущество перед Россией – страна говорит на языке своих бывших колонизаторов, на французском. Это облегчает проникновение в страну как франкоязычной культуры, так и способствует тому, чтобы в Габоне постоянно проживает около 11 тысяч французских граждан, а также 12 тысяч европейцев из других стран (из Бельгии, Германии, и т.д.), и около 2 тыс. квебекских французов. Всего – около 25 тысяч человек, и это составляет 1,6% от всего населения Габона (оно насчитывает 1,5 млн. человек). То есть если перенести эту пропорцию на Россию, у нас колония из европейских граждан составляла бы примерно 2,3 млн. человек.

В книге «Нефть. Газ. Модернизация общества» выпущенной Высшей школой экономики, рассказывается, как же Габон смог выстроить свою вертикаль власти, оказавшейся успешной.

Основой процветания явилась нефть. Сейчас экспорт нефти приносит 85% экспортных доходов (примерно 8 млрд. долларов из 9,3 млрд. всего экспорта), доля этой отрасли в ВВП – более 60%. Вторая отрасль – добыча марганцевой руды, на неё приходится 7% (третье место в мире по добыче), примерно столько же даёт экспорт леса.

Как и в России, свалившийся с неба золотой дождь от продажи нефти привёл к тому, что в 1980-е годы туда побежали гастарбайтеры из соседних франкоязычных стран – из Камеруна, Республики Конго. Первые свои большие деньги габонский высший и средний класс в те годы тратил и на покупку женщин и подростков из соседних бедных стран. В начале 1980-х женщину-наложницу (или подростка-наложника), слугу можно было купить всего за 200 долларов.

В итоге сейчас 35% населения Габона составляют гастарбайтеры – и этот путь страна явно заимствовала от Персидских монархий. И там, и там население предпочитает не трудиться на физических, а также на интеллектуальных работах (умом работают в основном белые люди из Европы). Коренные габонцы в основном работают коррумпированными чиновниками, торгуют, играют в футбол, получают вэлфер от правительства (до 300 долларов в месяц).

Дошло до того, что правительство Габона выписало людей из Марокко, чтобы те служили в охранке, а армию – из Франции. Формально французские войска находятся на территории страны по соглашению «об охране соотечественников».

В итоге французская армия спасала местного президента в критические моменты несколько раз. Самый большой мятеж случился почти в одно время с китайским выступлением на Тяньамень и советской перестройкой – в 1990 году, когда цены на нефть упали в несколько раз. Тогда габонская молодёжь вышла на улицы с требованием демократизации и смещения президента. Французские войска жестоко подавили демократическую революцию – в первую очередь потому, что работу прекратили рабочие на нефтедобыче (в отрасли доминирует дочернее подразделение французской нефтекомпании Total – Total Gabon).

К тому времени президент Эль-Хадж Омар Бонго Ондимба (Альбер Бернар Бонго) правил уже 23 года. Он пришёл к власти в 1967 году – в результате армейского мятежа (проведённого тоже с помощью французов). Все последующие годы он побеждал на «демократических выборах» – в 1973, 1979, 1986, 1993, 1998 и 2005 годах. В 2006-м Ондимба заявил, что пойдёт снова на выборы, но не успел осуществить это, умерев спустя 3 года.



В 1990-х Ондимба увеличил срок президентского правления с 5 до 7 лет, а также ввёл разрешение на занятие поста неограниченное число раз. Кроме того, «для экономии средств», был отменён второй тур выборов.

В 1990-е годы Ондимба начал «демократизацию» страны. Главным реформатором был назначен сын президента, министр обороны Али бен Бонго Ондимба (Алан Бернар Бонго). Первым шагом Али бен придумал 9 оппозиционных партий, и, в отличие от России, они все присутствуют в парламенте (как и в РФ, парламент в Габоне носит декоративную функцию – вся власть де-факто принадлежит президенту).

Доминирует в парламенте и вообще в политической жизни страны аналог «Единой России» – Габонская демократическая партия. Но и здесь Габон пошёл дальше России – все названия придуманных в стране партий отражают политический спектр. А вот незнакомый с реалиями человек если услышит «Единая Россия», из названия он не поймёт – фашистская эта партия, коммунистическая, христианская?

При этом Али бен в каждую из придуманных им партий загнал народ по племенному и территориальному принципу. Так, жителей богатого, связанного с нефтедобычей города Порт-Жантиль записали в либеральную, прозападническую партию «Габонская партия прогресса». Бывшее племя людоедов фанг, а также пигмеев – в коммунистическую партию «За африканский социализм», и т.д.

Тогда же в 1990-е годы на волне «демократизации сверху» из военного и спортсмена (он занимался йогой и местной разновидностью бокса) президент решил превратиться в философа. Он не только сам себе выписал звание доктора философии. Эль-Хадж ещё и написал знаменитую на чёрном континенте книгу «Белый как негр», а потом и вывел из неё национальную идею, призванную сплотить габонскую многонационалию (в стране проживает 42 племени). Эль-Хадж вывел для национальной идеи доказательство: «цивилизация банту» вышла из Древнего Египта. А потому габонцы – такие же белые, только ставшие чёрными по цвету кожи из-за изменившихся природных условий после их ухода из Древнего Египта. Впрочем, оппозиционеры уверяют, что эту идею ему придумали во Франции, но результат всё равно впечатляющий: в отличие от других африканских многонационалий, в Габоне удалось избежать межплеменной резни, теперь жители этой страны, как в своё время советские люди, сплочены единой великой цивилизацией.

Габонского «Философа» Эль-Хаджа даже стали приглашать соседние страны в качестве миротворца: он принимал участие в урегулировании межплеменных конфликтов в соседнем Конго – Браззавиле и Демократической республике Конго.

Президент также принял ислам – чтобы «подняться над схваткой». При этом ислама в бывшей французской колонии никогда не было – тут доминировали католики (около 60%) и протестанты (около 25%). Ещё 15% составляли анимисты (среди диких племён в джунглях). Но когда в стране стал назревать межрелигиозный конфликт, Эль-Хадж решил, что для объективности он не должен принадлежать ни к одной местной группе верующих.

В 2009 году Эль-Хадж умер, его именем назвали главный футбольный стадион, а место президента перешло к сыну-«реформатору» (тоже мусульманину).

Его главной идеей стало превращение страны в главный национальный парк мира. Али-бен намерен отвести под 13 национальных парков 10% территории страны, и таким образом обогнать нынешний мировой национальный парк – Коста-Рику.

Как и в Коста-Рике, Али-бен хочет создать посёлки для белых пенсионеров. Его мечта – чтобы в Габоне проживало на первом этапе 50 тысяч франкоязычных пенсионеров из Европы.

Ещё одной задачей Али-бен поставил резкое снижение рождаемости в стране (сейчас на одну женщину в среднем приходится 4,6 ребёнка) – до 2-2,2 на одну женщину. В стране идёт пропаганда контрацепции, пропаганда призывает женщин становиться из домохозяек работницами (в первую очередь врачами и учителями).

Бывший президент Эль-Хадж был рекордсменом среди франкоязычных правителей Африки по числу объектов недвижимости во Франции – ему принадлежало 33 объекта в Париже и на Лазурном берегу (один из особняков на Елисейских полях стоил 18 млн. евро). Как уверяет непримиримая оппозиция (есть в Габоне и такая – сидит в основном в тюрьмах или находится в эмиграции), у Эль-Хаджа на личных счетах во французских банках находилось 3 млрд. долларов.

Но эти сообщения о доходах бывшего президента не вызвали никакой реакции у габонской общественности: они привыкли к стабильности и распределению нефтяного пирога. Жертвовать ими ради какой-то справедливости габонцы не намерены.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх