,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Опыт Мексики: несостоявшаяся «революция кактусов»
  • 6 марта 2012 |
  • 12:03 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 624
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
+3
Одной из характерных черт мирового политического развития на протяжении последнего десятилетия стала волна массовых выступлений и государственных кризисов, связанных с нарушениями на выборах. Оспаривание официальных электоральных результатов оказывалось предлогом для смены власти. Так было во многих странах, начиная с Сербии в 2000 году и заканчивая Киргизией в 2010 году. Однако далеко не во всех случаях подобный сценарий, часто ассоциируемый с так называемой «оранжевой революцией», работает эффективно. Обратным примером является история мексиканской «революции кактусов» в 2006 году, когда проигравший кандидат Лопес Обрадор, прибегнувший к этим уже отработанным и надежным, как казалось, технологиям, так и не смог оспорить объявленную победу у фаворита гонки Фелипе Кальдерона, который и в настоящее время является президентом Мексики.

Мексика расколота между левыми и правыми

К президентским выборам 2006 года Мексика подошла в состоянии глубокого политического раскола. Неолиберальная социально-экономическая политика, проводившаяся на протяжении многих лет с начала 1980-х годов, привела к существенному снижению уровня жизни многих мексиканцев и обострила социальные конфликты. Достаточно сказать, что 41% экономически активного населения Мексики не мог покупать продукты питания в необходимом с точки зрения биологии объеме. На этом фоне крупнейшие корпорации получили от правительства такие налоговые льготы, которые свели реальное налогообложение прибыли до уровня в 1,7%.

В таких условиях чрезвычайно обострилось противостояние левых и правых, взорвавшее политическую систему Мексики еще на президентских выборах 1988 года, когда Куатемок Карденас, сын радикального президента Ласаро Карденаса (1934 – 1940), расколол правившую страной с 1929 года Институционно-революционную партию (ИРП). С тех пор на мексиканской политической сцене состязаются правая Партия национального действия, центристская Институционно-революционная партия и левая Партия демократической революции.

Развитие социальных конфликтов в Мексике в начале 2000-х совпало с «левым поворотом» по всей Латинской Америке, когда власть в большинстве стран перешла в руки левых – от умеренных, вроде бразильского президента Лулу, до радикалов в лице венесуэльского лидера Уго Чавеса и его боливийского коллеги Эво Моралеса. На этом фоне неудивительным было усиление левых настроений и в Мексике, крупнейшей испаноязычной стране мира. Основным сюжетом мексиканских президентских выборов 2006 года закономерным образом оказалось противостояние между кандидатом правых, бывшим министром энергетики Фелипе Кальдероном, выдвинутым Партией национального действия, и кандидатом левых, бывшим мэром Мехико Лопесом Обрадором, представлявшим коалицию «За благо всех», которая объединяла Партию демократической революции и ряд близких политических сил.

Мексиканская избирательная кампания 2006 года проходила в условиях активной общественной мобилизации. И Кальдерон, и Обрадор изо всех сил привлекали сторонников, не брезгуя при этом и контрпропагандой. Со стороны Обрадора правого кандидата обвиняли в зависимости от США, ответом на это были обвинения лидера левых в связях с Уго Чавесом. В этой крайне напряженной обстановке 2 июля 2006 года состоялись сами президентские выборы, которые, согласно мексиканскому законодательству, проводились в один тур по принципу победы кандидата, набравшего наибольшее число голосов по сравнению с остальными. Оба основных кандидата набрали чуть больше 35% голосов участвовавших в голосовании. Хотя большинство июньских социологических опросов предсказывали победу Обрадора с небольшим преимуществом, однако выборы выиграл Кальдерон. По официальным данным, за правого кандидата проголосовали 35,89% голосов, тогда как лидер левых получил 35,31% голосов, а кандидат от ИРП Роберто Мадрасо – 22,26%. Кальдерон одержал победу над Обрадором с перевесом в 244 тысячи голосов, то есть 0, 58% от всего числа избирателей, пришедших на участки.

«Революция кактусов»: хронология

Кандидат левых не признал результатов выборов, провозгласил себя победителем и подал апелляцию в Федеральный избирательный суд Мексики, требуя пересчета вручную всех 41,7 млн поданных бюллетеней. Одновременно сторонники Обрадора начали в Мехико масштабную кампанию гражданского протеста, получившую название «революция кактусов». В 2000 – 2005 годах Обрадор был мэром мексиканской столицы, и пользовался в ней немалой популярностью. Он мог рассчитывать и на большинство близлежащих штатов, поскольку за него голосовала южная часть Мексики, в отличие от северной, фаворитом которой стал Кальдерон. Поэтому акции в поддержку Обрегона быстро приняли колоссальный размах. Уж 16 июля в Мехико состоялась манифестация сторонников Обрадора, в которой участвовало порядка 1 млн человек. Через две недели, 30 июля левый кандидат вывел на улицы столицы 2 млн человек, что привело фактически к блокаде Проспекта Реформы – главной улицы Мехико – и к параличу транспортного сообщения в центре города. Был разбит палаточный лагерь на Сокало, главной площади мексиканской столицы, одновременно развернулись сидячие акции сторонников Обрадора по всему мегаполису.

Обрадору удалось добиться рассмотрения своего дела в суде, однако 5 августа судьи отвергли требование о пересчете вручную всех поданных бюллетеней. Суд постановил пересчитать только 9% голосов на 11 839 избирательных участков из 130 500. Пересчет практически не изменил соотношение голосов между Кальдероном и Обрадором: было аннулировано всего лишь порядка 4 тыс. бюллетеней. На этом основании 5 сентября Федеральный избирательный суд вынес окончательный вердикт о том, что в ходе подсчета голосов не было крупных фальсификаций, и, следовательно, Кальдерон был законно избран президентом Мексики.

Несмотря на решение суда, Обрадор заявил о продолжении мирного гражданского сопротивления и призвал не признавать Кальдерона в качестве президента. Кроме митингов и демонстраций, его последователи на протяжении более чем трех месяцев перекрывали ключевые автотрассы, захватывали аэропорты, устанавливали блокаду посольств, государственных зданий и офисов наиболее крупных иностранных банков, разбивали палаточные лагеря на улицах и площадях.

В день независимости страны – 16 сентября – сторонники Обрадора, собравшиеся на конвент в центре Мехико, объявили его избранным президентом Мексики. Различные акции протеста продолжались в столице и многих городах страны, однако социологические опросы показывали снижение их популярности. Почти 60% мексиканцев не одобряли уличный протест, тогда как безоговорочно поддерживали его лишь около 20% граждан. В таких условиях Обрадор решил пойти ва-банк. 20 ноября, в годовщину начала Мексиканской революции 1910 года, была проведена альтернативная церемония инаугарции, на которой легитимным президентом был объявлен Лопес Обрадор, который принес присягу. Чуть позже лидер левой коалиции сформировал собственное «теневое правительство».

Все эти действия не помешали Фелипе Кальдерону 1 декабря официально вступить в должность президента Мексики, сменив на этом посту Висенте Фокса. Протестная активность продолжалась еще некоторое время, но уже в начале 2007 года она сошла на нет. Сам Обрадор написал книгу о произошедших событиях, после чего отправился в полуторалетний объезд муниципалитетов, находящихся под властью его партии, а также районов проживания индейцев. Позже Обрадор продолжал участвовать в политике, и вновь добился своего выдвижения кандидатом от Партии демократической революции на выборы президента Мексики, которые состоятся летом 2012 года. Однако мощная волна протестов, поднятая Обрадором, так и не принесла ему поста главы государства, доставшегося Кальдерону.

«Революция кактусов»: причины провала

Итак, мексиканская «революция кактусов», несмотря на свой размах, не дала никаких результатов ее организаторам. Обрадору не только не удалось стать президентом Мексики; он даже не добился полного пересчета голосов. Оказалось, что уличная протестная активность нескольких миллионов человек не может привести к отмене «сомнительных» итогов выборов. Это особенно удивительно, учитывая, что Лопес Обрадор был опытным организатором массового протеста. И до, и после президентских выборов руководимые им действия имели немалый успех, как, например, кампания по защите государственной нефтяной компании от приватизации в 2008 году. В чем причины того, что Обрадор и его сторонники в 2006 году не смогли достичь своих целей?

Выяснилось, что протесты граждан, даже если в них участвуют миллионы людей, не в состоянии серьезно повлиять на позицию Федерального избирательного суда, у которого на руках не было документов, которые доказывали бы с убедительностью версию избирательного процесса проигравшего кандидата. Сторонники Обрадора не смогли ничего сделать в условиях, когда суд отказал им в удовлетворении исков. Отказ Обрадора от идеи массового захвата зданий федеральной государственной власти – он мыслил свое движение как мирный ненасильственный процесс – обессилил протестный электорат.

Результат – шумная, но бесплодная кампания, которая, безусловно, создавала немало неудобств, но которую при этом могли игнорировать как победитель выборов Кальдерон, так и действовавший президент Фокс. Безыдейное затягивание политического кризиса ослабило протестующих, которым их лидер Обрадор не смог предложить никакого плана действий, способного реально изменить сложившуюся ситуацию. Неудивительно, что после нескольких месяцев бесплодной борьбы сам Обрадор и его последователи вынуждены были де-факто смириться с победой правого кандидата, несмотря на все свои громогласные заявления и протесты. Выдержка Кальдерона и его сподвижников, их решимость игнорировать мирный протест миллионов и не идти на значимые уступки оказалась рецептом победы над «революцией кактусов».

Однако отказ от захвата власти явочным порядком обусловлен не только личной позицией Обрадора и руководителей коалиции «За благо всех». Очевидно, что они чувствовали свою уязвимость и опасались идти на очевидную авантюру. В первую очередь, кандидат левых не пользовался широкой международной поддержкой. Напротив, правый кандидат Кальдерон еще до подведения окончательных официальных результатов выборов получил поздравления с победой от президента США Джорджа Буша-младшего.

Позиции левого кандидата были, в сущности, довольно слабыми и внутри самой Мексики. Однотуровая избирательная система подчеркнула то обстоятельство, что Обрадор являлся кандидатом меньшинства. Фактически на его стороне было чуть больше трети избирателей, а все остальные поддерживали иных претендентов на президентское кресло. Против него выступил субкоманданте Маркос, знаменитый лидер повстанческого сапатистского движения в южном штате Чьяпас. По мнению Маркоса, Лопес Обрадор был «фальшивым левым». Свое скептическое отношение к кандидату левых открыто демонстрировал и основатель его же собственной партии Куатемок Карденас. Эти факторы стали причиной фундаментальной слабости коалиции «За благо всех», оказавшейся объединением меньшинства.

Во многом размах «революции кактусов» оказался обусловлен тем, что Обрадор был популярным мэром столицы, и именно здесь у него было множество сторонников. Однако на севере страны и в остальных мегаполисах – Монтеррее, Пуэбле, Гвадалахаре – ситуация была гораздо более выигрышной для Кальдерона. Размах протестов в столице далеко не в полной мере отражал настроения Мексики, и это было ясно основным политическим игрокам того времени. В рамках страны в целом политическая мобилизация в пользу Обрадора наталкивалась на мобилизацию в пользу Кальдерона, а также на скептическое отношение большинства к уличным протестам.

Постепенно выбранная тактика активных уличных протестов стала работать против самого же левого кандидата. Занятие центральных магистралей и площадей палаточными лагерями последователей Обрадора создало множество транспортных проблем в столице и в других городах, а также негативно влияло на экономическую жизнь и деловую активность. Уже в начале августа в Мехико 65% опрошенных осуждали создание платочных лагерей. Сложилась ситуация, когда сторонники меньшинства систематически создавали проблемы остальным, не имея при этом их поддержки. В итоге к декабрю 2006 года за прекращение Обрадором гражданского сопротивления, согласно опросам, выступало 74% мексиканских респондентов.

«Революция кактусов» пала жертвой собственной слабости: она оказалась выражением настроений меньшинства, сильного, но изолированного как внутри Мексики, так и за ее пределами. За шумным протестным движением в столице скрывалась фундаментальная слабость, которая обнаружилась за довольно короткий период благодаря тактике уходящего президента Фокса и избранного президента Обрадора.

Алексей Черняев

Terra America
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх