,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Орловские партизаны. Начался суд.


Их задержали год назад. Кроме организации поджогов, взрывов их обвиняют в убийствах на межнациональной почве. В июне следствие по этому громкому уголовному делу завершилось. Обвиняемые и их адвокаты изучают обвинительное заключение.

Пострадавших могло быть больше

5 августа 2010 года в Орле в день города в кафе «Индира» (ул. Комсомольская, 350) прогремел мощный взрыв. Большинство его клиентов — кавказцы.

— Около 22 часов в кафе вошли двое парней, — рассказывает случайный свидетель. — Купив две банки пива, они сели в дальний угол. Работники кафе их хорошо запомнили, так как они не были постоянными клиентами. Сходив в туалет, парни вышли покурить. В кафе они больше не вернулись. Перед уходом они повесили на спинку стула пакет, который накрыли ветровкой.

В начале одиннадцатого муж хозяйки кафе решил включить висевшую на стене гирлянду. Чтобы стул с вещами неизвестных не мешал, он задвинул его под стол.

Взрыв прогремел после праздничного салюта. В зале в тот момент находились восемь человек: хозяйка кафе, ее беременная дочь, армянин Актар, его двое русских друзей, азербайджанец Самир, его русская жена и их малолетняя дочь. Супруги накануне приехали из Москвы.
За несколько секунд до взрыва муж хозяйки кафе и клиент по прозвищу Шрек вышли на улицу. От взрыва в стене и крыше образовались проломы. Расположенное поблизости окно выбило. С потолка посыпался пенопласт. Все, кто находился в зале, получили контузию. От гвоздей, которыми была начинена бомба, пострадали Актар и его друзья. Пострадавших могло быть больше, если бы не жара и задвинутый стул. В тот вечер основная масса клиентов сидела на улице у кафе. Взрывная волна пришлась на стол, за которым сидели неизвестные.

Разбитый сотовый

Место взрыва эксперты-криминалисты осматривали всю ночь. В кустах неподалеку от кафе был обнаружен разбитый сотовый. Его выбросило взрывом через пролом в крыше. По заключению специалистов, в пакете, оставленном на стуле, находилась самодельная бомба мощностью до двухсот граммов тротила. Ее начинили гвоздями и подключили к сотовому телефону. Сигнал о взрыве поступил с другого сотового.

Сразу после случившегося в управлении уголовного розыска УМВД России по Орловской области был создан специальный штаб. В него вошли сотрудники УФСБ, следственного управления и уголовного розыска. Работа шла круглые сутки.

Ключом к раскрытию преступления послужил найденный у кафе сотовый. В субботу 7 августа в Орле и Ярославской области задержали двенадцать подозреваемых. Трое были… офицерами Российской армии! По данным следствия, лидером группировки был 32-летний майор Виктор Луконин.

После задержания Луконина сфотографировали. На его теле есть татуировки в виде отрезанных голов с каплями крови. Своего адвоката Луконин попросил не давать комментариев прессе.

Средний достаток

В Ярославской области задержали двух воспитанников Луконина — лейтенантов Илью Багрова и Антона Гаврина. Оба окончили академию весной 2010 года. По словам соседей, родители и близкие за них радовались. Парни в офицерской форме смотрелись браво. По случаю их отъезда были организованы застолья. Сообщение об их аресте вызвало шок. На задержание офицеров ездили оперативники УФСБ и бойцы ОМОНа. Гаврина задержали в Ярославле, Багрова — в Рыбинске.
Обыски в домах подозреваемых проводились тщательно: оперативники заглядывали даже в банки с мукой. В ходе них были изъяты сотовые телефоны, системные блоки, CD-диски, печатная продукция. У Ильи Багрова, к примеру, изъяли запрещенную в России книгу Алексея Воеводина «Моя война», пропагандирующую идеи уничтожения представителей других рас, и пособие по изготовлению взрывчатых устройств.

Все двенадцать задержанных на психиатрическом учете и в милиции не состояли, семей не имели. У их родителей в основном был средний достаток. Шестеро проживали в Орле в 909-м квартале и на близлежащих к нему улицах. Именно в этой части города произошли самые резонансные преступления — нападение на братьев Нгоян и взрыв в кафе «Индира».

После нападения на братьев Нгоян тогдашний начальник орловского центра по противодействию экстремизму Петр Бабенков заявил представителям прессы, что преступление не совершено на межнациональной почве. Эту позицию занял ряд высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов.

Задержание подозреваемых в коридорах власти вызвало шок. В Орловской области подобного никогда не случалось. Те, кто ранее считал, что в этом нет межнациональной подоплеки, не на шутку испугались за свои погоны. Позже Петра Бабенкова по-тихому отправили на пенсию. Материалы по этому уголовному делу частично засекретили. Ход расследования находился на контроле у Генпрокуратуры, а его сопровождение обеспечивало орловское УФСБ.

Руководящее ядро

В обвинительном заключении список преступлений, в которых обвиняются задержанные, занимает пять страниц. Помимо нападения на братьев Нгоян и взрыва в кафе «Индира» они хранили, перевозили оружие, взрывчатку. Пытались поджечь храм Святого Александра Невского, шесть опорных пунктов милиции, прокуратуру Железнодорожного района, кафе «На Городской», магазин «Эрос».

Члены группы испытывали (цитата) «ненависть и вражду к лицам нерусской национальности, проживающим на территории Орловской области, а также ненависть и вражду к представителям правоохранительных органов». Группа имела четкую структуру: руководящее ядро (в него входили Луконин, Багров и еще двое) и две ячейки: одна организовывала нападения и взрывы, другая — поджоги. У руководителей группы стремление перейти к активной борьбе с нерусскими усилилось (цитата) «после произошедшего в сентябре 2009 года в центре г. Орла убийства их знакомого К. Калашникова лицом грузинской национальности».

Дисциплина в группе была железной, меры конспирации строгие. SIM-карты оформлялись на посторонних лиц. Встречи проводились только в определенных местах. Одним из таковых был гараж в ГСК «Прогресс». Его арендовал Луконин. Там изготавливались бомбы и горючие смеси. Для изготовления «коктейля Молотова» использовались стеклянные бутылки от минеральной воды «Нарзан» и «Ессентуки». «Акции» тщательно планировались. При их разработке использовался опыт северокавказских боевиков и преступной группы «Приморские партизаны», которая совершала преступления экстремистской направленности в Приморском крае. На «дело» ходили в неброской темной одежде. На случай задержания были разработаны «легенды», сводившиеся к отрицанию факта знакомства между членами группы. Сообщения в СМИ после совершения «акций» отслеживались.

Чтобы сплотить группу, ее руководители поощряли совместный отдых: в кафе «Бирария» встретили Новый, 2011 год, отмечали дни рождения, в апреле и мае выезжали на шашлыки.

Особо
не прятались

Как следует из материалов уголовного дела, обвиняемые терроризировали Орел восемь месяцев — с января 2010 года. Но на их след органы правопорядка вышли случайно. Почему так случилось? Высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов в своих ответах были едины: «Это не удалось сделать, потому что члены группы были глубоко законспирированы».

Но, кстати, они особо и не прятались. На стадии создания группы обвиняемые активно общались (лично и по Интернету) с представителями националистических движений. В августе 2009 г. они, к примеру, встретились на квартире с тремя членами международного националистического праворадикального объединения «Кровь и честь». Двое из них находились в розыске. Члены группы были также знакомы с лидером общероссийского националистического движения «Сопротивление» Романом Зенцовым. В октябре 2009 года он даже выступал в Академии ФСО России перед курсантами.

Но самое «интересное» случилось 25 июля 2010 г. После очередного поджога двое членов группы разместили в Интернете текст под названием «Воззвание орловских партизан», в котором был призыв к осуществлению экстремистской деятельности.

О контактах членов группы с националистами и воззвании стало известно только на стадии следствия.

27 июля руководитель Следственного управления Следственного комитета РФ по Орловской области Сергей Сазин, выступая на расширенной коллегии облпрокуратуры, сообщил, что следствие по данному уголовному делу завершено. Двум из двенадцати фигурантов предъявлено обвинение по статье 205 («Терроризм»). Во время перерыва Сергей Сазин сообщил корреспонденту «ОП», что обвиняемые сейчас знакомятся с обвинительным заключением. А вот информацию о том, что члены группы собирались взорвать здание орловского УМВД при помощи террориста-смертника, а затем уйти в лес для организации обстрелов, не подтвердил. «У оперативников такая информация могла быть, но в ходе следствия она не нашла своего подтверждения», — сообщил Сергей Сазин.

Начался суд по делу орловских партизан


22 февраля в Орловском областном суде состоялось второе судебное заседание по делу «Орловских партизан». Заседание началось со скандала — судья Дмитрий Кувшинников по требованию адвоката Луконина лишил корреспондента областной газеты «Орловская правда» аккредитации и удалил его из зала.

После публикации репортажа Александра Алояна из зала суда на сайте «Орел-регион.рф» 21 февраля, на следующий день в коридоре суда, перед началом судебного заседания, адвокаты обвиняемых бурно обсуждали появление в интернете видеорепортажа и текста отчета журналиста. Войдя в зал суда адвокаты передали своим подзащитным этот текст. Когда началось судебное заседание, адвокат Дмитровская обратилась к суду с ходатайством об удалении из зала журналиста Алояна (единственного присутствовавшего в тот день представителя СМИ). Она сообщила, что в Интернете появилась видеозапись на которой видны адвокаты, что является нарушением решения судьи (накануне журналистов просили по возможности не снимать адвокатов). Судья Дмитрий Кувшинников попросил журналиста объяснить ситуацию. Александр Алоян ответил, что недорогая видеокамера не могла «приблизить» обвиняемых и без попадания в кадр некоторых адвокатов снять было невозможно. Но, не выслушав корреспондента и не ознакомившись с отснятым материалом, судья принял огласил решение: «Вы лишаетесь аккредитации и удаляетесь из зала».

Корреспондент «Орловской правды» Александр Алоян:

- Решение судья считаю незаконным. Перед началом суда нам поставили единственное условие: не снимать судей. Условия не снимать адвокатов не ставилось. Адвокат Дмитровская в видеоролике опубликованном на сайте «Орел-Регион.рф» вообще отсутствует. В кадр попали несколько ее коллег, в частности, адвокат обвиняемого Багрова — Игорь Потапов, но с их стороны протеста заявлено не было. Адвокат Дмитровская преследует свои интересы. На лицо явная попытка ограничить доступ к информации. Сейчас мы готовим жалобу председателю 3-го окружного военного суда, сообщает орел-регион.рф

По следам взрыва в кафе «Индира» (21-февраля-2012, 14:34)


21 февраля в Орловском областном суде началось рассмотрение уголовного дела в отношении группы лиц, называвшей себя «орловские партизаны». Уголовное дело рассматривает 3-й Окружной военный суд в составе трех судей.



Судьи приехали из Москвы 20 февраля. Перед началом судебного заседания у здания облсуда и внутри него были приняты усиленные меры безопасности. На улице дежурил экипаж дорожно-патрульной службы. Рядом припарковалась «газель» кинологической службы УМВД России по Орловской области. Внутри здания порядок обеспечивали десять судебных приставов и четверо сотрудников полиции. Участники процесса входили в здание через металлодетектор. Их также проверяли ручными металлодетекторами.

Краткая хронология первого дня

9.30. Перед началом судебного заседания с представителями средств массовой информации встретился пресс-секретарь 3-го Окружного военного суда Сергей Зайцев. Он попросил журналистов не снимать в зале судей в целях их безопасности.

10.05. Первыми в зал суда допустили журналистов. Девять подсудимых находились в стеклянной «клетке». На лице у одного из них — медицинская марлевая повязка. При появлении журналистов подсудимые оживились. Они начали демонстрировать листы бумаги с текстами, написанными от руки. Особую активность проявлял Антон Жарких.

10.10. В зал суда вошли трое подсудимых. В начале 2011 года суд отпустил их на свободу под залог. Проходя мимо «клетки» они улыбались, приветственно взмахивали руками. Все трое крепкого телосложения, коротко подстрижены, опрятно одеты.

10.20. В зал вошли потерпевшие, затем родственники обвиняемых. Среди последних много молодых людей с короткими стрижками. Среди родственников обвиняемых нет матери Луконина. 2 февраля перед началом предварительного слушания она попросила прощения у матери погибшего Самвела Нгояна и у Самира Мамедова, получившего ранения во время взрыва в кафе «Индира» 5 августа 2010 года. По информации «Орел-Региона», у Луконина поступок матери вызвал недовольство.

10.35. Секретарь суда объявил: «Встать, суд идет!» В зал вошли трое судей 3-го Окружного военного суда. Через десять минут председательствующий по делу судья Дмитрий К. объявил перерыв. Причина — неявка без уважительной причины одного из адвокатов обвиняемого.

10.45. Заседание возобновлено. Адвокат обвиняемого появился в зале. Председательствующий сделал ему замечание.

10.50. Адвокат обвиняемого Луконина Жанна Дмитровская попросила судью удалить из зала прессу. Судья сообщил, что присутствующие в зале журналисты имеют аккредитацию 3-го окружного военного суда. «Производить фото- и видеосъемку обвиняемых они имеют право», — добавил он.

10.55. Обвиняемый Жарких заявил, что отказывается от услуг своего платного адвоката и обратился к суду с ходатайством о предоставлении ему бесплатного адвоката. Ходатайство было удовлетворено.

11-11.20. Обвиняемые Жарких и Луконин обратились к суду с ходатайством об ознакомлении с материалами экспертиз. Одна проводилась в отношении материалов, обнаруженных в компьютере обвиняемого Каленого в ходе обыска, другая — по факту взрыва в кафе «Индира». Суд ходатайства удовлетворил.

11.25. Двое адвокатов обвиняемых заявили председательствующему, что корреспондент «Орел-Региона» производит съемку сотовым телефоном. По просьбе судьи адвокатам был предъявлен аппарат. При его осмотре они убедились, что это не сотовый телефон, а портативная фото- и видеокамера. Им была также предъявлена аккредитационная карточка корреспондента.

12.35. Обвиняемые Мартынов и Каленов заявили, что отказываются от услуг бесплатных адвокатов и просят суд разрешить им защищать свои интересы самостоятельно. Суд ходатайство не удовлетворил.

Пресс-секретарь 3-го Окружного военного суда Сергей Зайцев:

- За последние пять лет в российских регионах подобных уголовных дел 3-й окружной военный суд не рассматривал.

Згар Нгоян, отец погибшего Самвела Нгояна:

- 18 апреля 2010 годы двое моих сыновей возвращались домой. Примерно в семьдесяти метрах от него на них напали трое — Багров, Артамонов, Каленов. Моим сыновьям Багров выстрелил в голову, а Артамонов одного из них трижды ударил ножом. Один мой сын остался жив. Пуля повредила ему восемь зубов и прошла навылет. Другой сын умер от ран. Эти трое готовились. У них были подготовлены ножи, пистолет. Автомобиль, на котором они приехали, был ими оставлен у клуба «Дормаш». Мой погибший сын планировал учиться в строительном техникуме. Я считаю, что Багров, Артамонов и этот …Луконин должны получить пожизненный срок заключения.

Репортаж ведет из зала суда Александр Алоян.

Фото: Орловские партизаны в суде вывесили лозунг «Правда дороже свободы» и портрет Евгении Хасис.

Орёл-Регион.рф
Орловская правда



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх