,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Империализм в эру безденежья: США могут позволить себе только «половину» Холодной войны
  • 25 января 2012 |
  • 21:01 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 762
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
+9
«Цветные революции» по-прежнему останутся у США любимым способом влияния на смену режимов в Центральной Азии. Однако нельзя не учитывать, что возможности американской державы на ведение захватнических операций ограничены. Как заметил недавно один проницательный наблюдатель, Соединённые Штаты, скорее, «арендатор Евразийской собственности, но не ее подлинный хозяин», а арендатор всегда может быть выселен. Кроме того, центрально-азиатские страны не могут не видеть, каким отвратительным образом были свергнуты режимы в Ираке, Афганистане и Ливии, и, конечно же, не хотят пережить подобное. Важно то, что Россия и Китай продолжают активную региональную политику в Центральной Азии, а это дает региону больше территориальных возможностей для противодействия давлению со стороны США.

Тем не менее центрально-азиатский регион остается неотъемлемой частью так называемой Северной сети поставок, которая, будучи основным маршрутом доставки грузов для вооружённых сил США в Афганистане, становится все более значимой в стратегическом отношении: ведь в связи с сильным охлаждением отношений между Вашингтоном и Исламабадом основные пути доставки через Пакистан теперь закрыты.

Цитируя директора Центра политического и военного анализа в исследовательском Гудзоновском институте Ричарда Уэйтса, можно сделать вместе с ним вывод, что это «позволяет российским законодателям вздохнуть спокойнее от осознания того, что успех американской миссии в Афганистане зависит от доброй воли Москвы».
Р.Уэйтс пишет: «Северная сеть поставок не может функционировать без доступа к российской территории или в случае протеста со стороны России, учитывая то решающее влияние, которое Москва имеет в бывших советских республиках Центральной Азии. С точки зрения осуществления транспортных задач НАТО в Евразии Москва занимает главенствующее положение».
В геополитическом смысле это означает, что страны Центральной Азии будут по-прежнему рассматривать Москву как главного гаранта безопасности в регионе. И до тех пор, пока Россия будет защищать свои политические и экономические интересы в регионе в соответствии со своим статусом великой державы, возможности США «оставаться у руля» будут сильно ограничены.

Очаг напряженности

Вернемся на Ближний Восток и в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) — два главных театра военных действий, где вскоре следует ожидать последствий принятия новой военной стратегии США. Стратегия достаточно прозрачно сообщает о планах США осуществлять решительную политику в этих двух регионах с намерением расширить там свое присутствие, чему бюджетные ограничения Пентагона не могут быть помехой.

Авторы документа заявляют о намерении США придерживаться интервенционистского подхода на Ближнем Востоке и продолжать попытки добиться регионального превосходства. В «арабской весне» Вашингтон усматривает определенные риски для американской военной стратегии, но вместе с тем и определённые возможности для осуществления своей политики. Новая стратегия выделяет три основные направления американской политики в регионе: поддержка стран-участников Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), сдерживание Ирана и защита безопасности Израиля.

В документе подчеркивается, что американское военное присутствие в регионе останется одним из приоритетов. Основной акцент ставится на том, что США будут делать все необходимое, чтобы навсегда сохранить свое превосходство на Ближнем Востоке. То, с каким усердием в новом документе упоминается о поддержке правящих олигархических кругов на территории ССАГПЗ, видится, как огромна решимость сохранить контроль над богатыми нефтяными и газовыми ресурсами региона. Дифференцированный подход США к событиям «арабской весны» — нейтральный в отношении Бахрейна, Иордании или Саудовской Аравии и чрезмерный в случае с Ливией и Сирией — позволяет предположить, что США не станут одобрять смену режимов в странах ССАГПЗ, но, напротив, будут добиваться этого в Сирии.

Отношение к «арабской весне» напрямую связано с двумя другими моделями американской региональной стратегии — сдерживанием Ирана и обеспечением израильской безопасности. Попытки Ирана утвердить свое региональное влияние делают его противником интересов США и Израиля. В то же время возвышение Ирана обусловлено многими факторами, на которые ни США, ни Израиль повлиять не могут: природный научный и технологический потенциал Ирана, его успех в борьбе против санкций США, его военная мощь, ядерный потенциал, а также политическая система с ощутимой социальной основой и объединяющей идеологией.

Таким образом, противоречие обостряется. США просто не могут допустить ослабления своего влияния в таком стратегически важном регионе. Однако тенденции, имеющие место в Иране, грозят трансформировать геополитику Ближнего Востока. За последние тридцать лет США применили все имеющиеся у них уловки, для того чтобы уничтожить или ослабить иранский режим, но Тегеран не сдался, не уступил. И что теперь остается Соединённым Штатам, кроме как начать войну против Ирана?

Есть оружие - будут путешествия

Наиболее сенсационной частью новой военной стратегии США стало заявление о планах переключить внимание на АТР. В некоторой степени новая стратегия расширяет задачи аналогичного документа 2010 года, в котором говорилось о глобальном влиянии США и расширении их интересов в XXI веке, «основываясь на внутреннем потенциале США и формируя международный порядок, отвечающий на вызовы нашего времени».

Данный подход основан на эксплуатировании Америкой страхов и комплексов относительно возрастающей мощи Китая среди других стран АТР, у некоторых из которых есть нерешенные территориальные споры с Пекином или уже были военные конфликты с Китаем в недалеком прошлом. Южно-Китайское море стало ареной региональных конфликтов, в которых США преуспели в разжигании локальных противоречий и противодействии «агрессивному» Китаю. Ясно, что США по-прежнему не будут считаться с заявлениями Китая о недопустимости вмешательства внешних сил во внутренние дела региона, и стратегия США будет направлена на то, чтобы мобилизовать других на борьбу с Китаем под руководством Вашингтона.

США проявляли также удивительное занудство в отношении того, что планы Китая по модернизации своей армии недостаточно прозрачны, тем самым усиливая опасения стран региона о «реваншистском Китае». Новая военная стратегия предполагает существенное усиление американского военного присутствия в АТР, чтобы заявка США на статус гаранта безопасности странам региона казалась более убедительной. Гонка вооружений в регионе отвечает интересам США, а «китайская угроза» - хороший повод для осуществления планов по экспорту американского оружия в АТР. Очень вероятно, что США сделают всё для того, чтобы подчеркнуть противоречия в отношениях между государствами региона (в особенности Индией и Японией), с одной стороны, и Китаем - с другой. С этим связана инициатива США по проведению трехстороннего диалога с Японией и Индией (первый раунд состоялся в Вашингтоне в декабре). Упоминание Индии в тексте новой военной стратегии указывает на попытку США подтолкнуть Дели ко вступлению в свой азиатский блок: «Мы будем расширять наше сотрудничество с партнерами по АТР для осуществления общих целей. США также уделяют внимание долгосрочному партнерству с Индией, которая является экономическим центром региона и гарантом безопасности в Индийском океане».

Нарушая ход пьесы

Однако успех американской политики основан на нескольких факторах, главный из которых - способность США предложить экономическое сотрудничество странам региона, открывая перед ними альтернативу интеграции в китайскую экономику, что происходит в настоящий момент. Очевидно, что экономический рост в Китае продолжится еще, по крайней мере, десять лет, вызывая еще большую потребительскую активность населения численностью 1.3 миллиарда человек. По мере того как ВВП Китая растет, другие страны АТР не могут не поддаться искушению китайским рынком и втягиваются в экономическую орбиту Китая. Страны региона помнят о том, что их громадная зависимость от китайского рынка дает Пекину «рычаг» для наказания тех, кто «предает» его интересы. В общем, они сознают, что баланс сил в регионе изменился, и в то же время им очень выгоден рост Китая, в том числе Австралии, которая является преданнейшим союзником США в АТР.

В одной статье, вышедшей больше года назад, соавтором которой был премьер Сингапура Ли Куан Ю, говорилось: «У США еще есть время на то, чтобы противостоять Китаю посредством установления соглашений о свободной торговле с другими странами региона. Это бы избавило данные страны от чрезмерной зависимости от китайского рынка... Перспектива сбалансированных и объективных отношений между американским и китайским рынками становится все менее вероятной. Каждый год Китай привлекает больше товаров из соседних стран, чем США. Без договора о свободной торговле, без Кореи, Японии, Тайваня и АСЕАН страны интегрируются в китайскую экономику — итог, которого можно избежать».
Легче сказать, чем сделать. В любом случае настроенность США против любого нового договора о свободной торговле становится только сильнее, и протекционистские настроения видны повсюду. Китай также может участвовать в этой игре. И до тех пор, пока американцы и Ли Куан Ю видят в Китае экономическую угрозу, страны региона — как и европейцы — будут подпадать под обаяние Китая как источника экономических возможностей.

Новая военная стратегия США неприкрыто ставит акцент на возможной холодной войне с Китаем. Однако отсутствие США в регионе за последние десять лет, в ходе которых они вели «борьбу с терроризмом», создало новую модель развития стран региона, когда эти страны размышляли над тем, как укрепить стабильность, безопасность и процветать без поддержки дяди Сэма. Новые механизмы региональных отношений приняли формат “10+1” (10 стран АСЕАН плюс Китай), а новые подходы к развитию матрицы политических, экономических связей, а также совместного осуществления безопасности во многом оказались успешны. Фактически США напоминают актера, пришедшего во время антракта на пьесу, в которой его участие даже не предполагалось.

И Китай тоже не сидит сложа руки, у него есть главный козырь — беспрецедентный уровень экономической взаимозависимости с Соединёнными Штатами. Уже тот факт, что Обама начал новый дипломатический год с назначения министра финансов Тимоти Гайтнера специальным посланником в Пекине — после резких замечаний в кулуарах сессии ОПЕК в Гонолулу и Восточно-Азиатского саммита на Бали — подтверждает, что Вашингтон намерен установить дружественный тон в отношениях с Китаем. В Пекине с удовольствием восприняли предложение к примирению. В ходе переговоров Гайтнера с китайским руководством стороны подчеркнули, что у США и Китая нет другой альтернативы, кроме взаимодействия.

Сейчас, когда экономический рост в США идет медленнее, чем ожидалось, рынок Китая особенно важен для стимулирования американской экономики. И покупка Китаем у США государственных ценных бумаг жизненно важна для поддержания устойчивого финансового развития Америки. Здесь также наблюдается любопытное совпадение интересов двух стран на почве изолирования своих экономик от кризиса еврозоны. В контексте переговоров Гайтнера в Пекине China Daily писала: «Хотя некоторые чиновники администрации Обамы поддержали игру под названием «задай взбучку Китаю», главные лица в Белом Доме, похоже, мыслят более здраво, поэтому принятие закона о статусе юаня было Палатой представителей отложено, а Министерство финансов не стало ставить на Китае клеймо «валютного манипулятора...». До Гайтнера Пекин посетил помощник госсекретаря США Курт Кэмпбелл. Он обсудил, в частности, последние события на Корейском полуострове. Вице-президент Китая Си Цзиньпин планирует визит в США в феврале. Нужно надеяться, что подобные визиты помогут китайско-американским отношениям утвердиться на правильном пути».

Другими словами, планы США по перефокусированию своего военного потенциала на АТР мотивированы тем, что в Вашингтоне хотят ещё больше вовлечь Китай в игру по американским правилам и параллельно иметь доступ к растущим богатствам других стран региона, спекулируя на их опасениях и присматривая за ними. Обе цели служат задаче восстановления американской экономики. В итоге, вопреки явному намерению США объявить новую Холодную войну в АТР, может получиться так, что Вашингтон сможет позволить себе не более чем половину такой войны. А Холодная война бесполезна, если в ней не участвовать на все сто процентов.

Суровая правда заключается в том, что США более не способны внушить другим странам уважение к своей теории однополярного мира. По последним данным, опубликованным в сентябре 2011 года, размер внешнего долга США вырос до $15.23 триллиона. Долгосрочные прогнозы указывают на то, что рост задолженности Соединённых Штатов будет опережать экономический рост и что Америке может понадобиться ежегодный 6%-ный рост ВВП только для того, чтобы поспевать за стремительно растущими долгами.

М.К. БХАДРАКУМАР (Индия)
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх