,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Обама делает ставку на конфронтацию на границах России и Китая
  • 17 декабря 2011 |
  • 21:12 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 1220
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
+8
После эпически проигранного большинства военных и политических столкновений в политых кровью землях Афганистана и Ирака, не в состоянии поддерживать постоянных клиентов в Йемене, Египте и Тунисе, наблюдая распады марионеточных режимов в Сомали и Южном Судане, режим Обамы так ничему и не научился. Вместо этого он обратился к еще большей военной конфронтации с такими глобальными силами, как Россия и Китай. Он предпринял провокационную наступательную военную стратегию прямо на границах Китая и России.

Терпя одно поражение за другим на периферии мировых сил и будучи не удовлетворенным прогрессирующим дефицитом обеспечения доллара в своем стремлении строить империю против экономически слабых стран, Обама воспользовался политикой окружения и провокаций против Китая, второй по величине экономики мира и крупнейшим кредитором США, и России, главного поставщика нефти и газа Европейского Союза и второй по силе ядерной державы.

Эта работа посвящена крайне иррациональному и угрожающему всему миру возрастающими имперскими претензиями режиму Обамы. Мы исследуем глобальный военный, экономический и внутриполитический контекст, который дает возможность развиваться такой политике. Позже мы исследуем несколько точек конфликта и интервенции, в которых был замешан Вашингтон, от Пакистана, Ирана, Ливии, Венесуэлы, Кубы и далее. Позже проанализируем обоснование для военной эскалации против России и Китая как части нового наступательного движения на Арабский мир (Сирия, Ливия) в условиях потери позиций ЕС и США в мировой экономике. Мы накидаем стратегии империи в упадке, воспитанной в бесконечных войнах, в условиях глобального экономического упадка, внутренней дискредитации и работающего населения, пытающегося оправиться от длительного и крупного сворачивания его базовых социальных программ.

Переход от милитаризма на периферии к глобальной военной конфронтации

Ноябрь 2011 – это момент великого исторического события: Обама объявил две главные политические позиции, обе имеют огромные стратегические последствия, влияющие на конкурирующие мировые державы.

Обама озвучил политику военного окружения Китая на основе размещения морских и воздушных баз вокруг китайской береговой линии – чтобы ослабить или уничтожить доступ Китая к сырью и их коммерческие и финансовые связи в Африке и Азии.

Декларация Обамы, что Азия является приоритетным регионом для американской военной экспансии, строительства баз и экономических альянсов, направленных против Китая, вызывает Пекин на противостояние в его же «заднем дворе». Заявление Обамы о политике железного кулака, адресованое австралийскому парламенту, предельно чётко определяло имперские цели США.

«Наши долгосрочные интересы в регионе [Азиатско-тихоокеанском] требуют нашего долгосрочного присутствия в регионе… США – это Тихоокеанская сила, и мы здесь для того, чтобы остаться… Как мы сегодня заканчиваем войны [то есть терпим поражения и отступаем из Ирака и Афганистана]… Я приказал своей команде по национальной безопасности сделать наше присутствие и миссии в Азиатско-тихоокеанском регионе максимально приоритетными… Как результат, сокращение расходов США на оборону не отразятся… наращивание присутствия в Азиатско-тихоокеанском регионе» (CNN.com, 16 ноября 2011).

Точная природа того, что Обама называет «присутствие и миссии» была очерчена новым военным соглашением с Австралией, в котором боевые корабли, истребители и 2500 морских пехотинцев будут сосредоточены в наиболее северном городе Австралии (Дарвине), направленном против Китая. Госсекретарь Клинтон потратила больше половины 2011 года, делая провокативные предложения азиатским странам, у которых есть морские пограничные конфликты с Китаем. Клинтон «ввинтилась» в эти диспуты, усиливая и усугубляя требования Вьетнама, Филиппин и Брунея в Южно-Китайском море. Даже более серьёзно то, что Вашингтон усиливает свои военные связи и продажи с Японией, Тайванем, Сингапуром и Южной Кореей, также как увеличивает присутствие боевых кораблей, атомных подводных лодок и полётов боевых самолётов вдоль китайской береговой линии.

Продолжая линию военного окружения и провокаций, режим Обамы-Клинтон продвигает многосторонние азиатские торговые соглашения, исключающие Китай и предоставляющие преимущества американским ТНК, банкирам и экспортёрам, и всё это называется «Транс-тихоокеанское сотрудничество». Пока оно охватывает ряд малых стран, но Обама рассчитывает привлечь Японию и Канаду.

Присутствие Обамы на встрече восточно-азиатских лидеров ОПЕК, и его визит в Индонезию в ноябре 2011 – все крутятся вокруг средств обеспечения безопасности гегемонии США.

Обама и Клинтон надеются противостоять относительному ослаблению американских экономических связей перед лицом геометрического роста торговли и инвестиционных связей между Восточной Азией и Китаем.

Последний образец бредовых и разрушительных усилий со стороны Обамы-Клинтон сознательно разрушить китайские экономические связи в Азии произошёл в Мьянме (Бирме). Декабрьскому визиту Клинтон в Мьянму предшествовало решение правительства Тейн Сейна отменить китайский инвестиционный проект по строительству ГЭС на севере страны. Согласно официальным конфиденциальным документам, опубликованным WikiLeaks «Бурмские НГО, организовавшие и ведущие программу против ГЭС, были хорошо финансированы американским правительством» (Financial Times, 2 декабря 2011, стр. 2). Эта и прочие провокативные действия, а также речи Клинтон, проклинающие китайскую «связывающую помощь» бледнеют по сравнению с долгосрочными и фундаментальными интересами, соединяющими Мьянму и Китай. Китай является крупнейшим торговым партнёром и инвестором Мьянмы, включая шесть других проектов дамб. Китайские компании строят новые шоссе и железные дороги по всей стране, открывают юго-запад Китая для Бурмских товаров, а также Китай строит нефтяные трубопроводы и порты. Это сильная динамика совместных экономических интересов, которая не может быть разрушена одним выступлением госпожи Клинтон (Financial Times, 2 декабря 2011, стр. 2).

Критика Клинтон китайских миллиардных инвестиций в инфраструктуру Мьянмы – одна из самых позорных в истории человечества, особенно на фоне жестокого восьмилетнего военного присутствия Вашингтона в Ираке, которое разрушило инфраструктуру на сумму около 500 миллиардов долларов (по официальным подсчётам Багдада). Только бредовая администрация может воображать, что риторические упражнения, трёхдневный визит и финансирование НГО – это адекватный контраргумент глубоким экономическим связям Мьянмы и Китая. Такие же бредовые предположения лежат в основе всего репертуара политик, формирующих инструменты режима Обамы по смещению Китая с доминирующей роли в Азии.

Хотя ни одно из действий режима Обамы само по себе не несёт непосредственной угрозы миру, совокупный эффект от всех этих заявлений и демонстраций военной силы прибавляется к всесторонним усилиям по изоляции, оскорблению и запугиванию Китая, к препятствиям ему становиться региональной и глобальной силой. Военные окружения и альянсы, исключения Китая их предлагаемых региональных экономических ассоциаций, скрытое вмешательство в региональные морские диспуты и позиционирование технологического превосходства военных самолётов, всё направленное на снижение китайской конкурентоспособности и компенсировать американскую экономическую несостоятельность за счёт закрытых политических и экономических сетей.

Понятно, что военные и экономические шаги Белого Дома и анти-китайская демагогия в Конгрессе направлены на ослабление китайских торговых позиций и принуждение их ориентированых на бизнес лидеров к привелегированию американских банковских и бизнес интересов над их собственными предприятиями. Доведённая до абсурда значительным военным давлением, подобная политика Обамы может привести к катастрофическому разрыву Американо-Китайских экономических отношений. Это может привести к страшным последствиям, особенно (но не ограничиваясь) для американской экономики и в частности для финансовой системы. Китай держит свыше 1,5 триллиона долларов долгов США, преимущественно в Treasury Notes, и каждый год покупает от $200 до $300 миллиардов дополнительно, что является жизненно важным источником финансирования американского дефицита бюджета. Если Обама спровоцирует серьёзную угрозу китайским интересам безовасности, и Пекин будет вынужден ответить, то это будет не военный, а экономический ответ: резкая продажа нескольких сотен миллиардов Treasuries и отказ покупать новые.

Дефицит бюджета вырастет с космической скоростью, его кредитный рейтинг упадёт до «junk», «мусор», и финансовая система будет «балансировать на грани коллапса»(с). Проценты по Treasuries, чтобы привлечь новых покупателей американских долгов, будут двузначными. Китайский экспорт в США будт страдать и сокращаться, поскольку девальвация Treasuries сделает его фактически бессмысленным. Китай начнёт диверсифицировать свои рынки по всему миру и его огромный внутренний рынок потенциально может поглотить большую часть всего, что Китай перестанет поставлять на рынки США.

Пока Обама бродит по всему Тихоокеанскому региону, рекламируя свои угрозы Китаю и пытаясь экономически изолировать Китай от остальной Азии, американское присутствие на этих рынках стремительно исчезает. Цитируя журналиста «Financial Times», «Китай сейчас единственный выбор для Латинской Америки» (Financial Times, 23 ноября 2011, стр.6). Китай давно втеснил США и ЕС из числа главных торговых партнёров Латинской Америки, Пекин вкладывает миллиарды в новые инвестиции и обеспечивает займы под низкие проценты.

Китайская торговля с Индией, Индонезией, Японией, Пакистаном и Вьетнамом увеличивается с гораздо более высокой скоростью, чем это же делает США. Американские усилия по выстраиванию альянса безопасности в Азии вокруг имперского центра основаны на хрупких экономических основаниях. Даже Австралия, якорь и основа американской военной мощи в США, глубоко зависит от экспорта минералов в Китай. Любое военное вмешательство отправит австралийскую экономику в крутое пике.

Американская экономика не в состоянии заменить Китай как рынок для азиатского или австралийского экспорта товаров и промышленной продукции. Азиатские страны прекрасно понимают, что нет никакого будущего преимущества связываться с падающей, слишком милитаризированной империей. Обама и Клинтон обманывают себя, если думают, что могут втянуть Азию в долгосрочный альянс. Азиаты просто используют режим Обамы в качестве «тактического устройства», помогающего им вытребовать лучшие условия для обеспечения морских границ и территориальных соглашений с Китаем.

Вашингтон бредит, если верит, что он может убедить Азию разорвать полномасштабные долгосрочные экономические связи с Китаем ради вступления в эксклюзивные экономические ассоциации с такими сомнительными перспективами. Любая «переориентация» Азии потребует чего-то большего, чем присутствие американской морской и воздушной армады, направленной на Китай. Это потребует полной реструктуризации экономик, классовой структуры, политической и военной элиты азиатских стран. Самые мощные экономические предпринимательские группы в Азии имеют глубокие и растущие связи с Китаем и Гонконгом, особенно среди динамичных транснациональных китайских бизнес элит региона. Поворот в сторону Вашингтона подразумевает массивную контрреволюцию, которая подразумевает замещение существующих предпринимателей на колониальных «торговцев» (компрадоров). Поворот в сторону США потребует диктаторской элиты, желающей оборвать стратегические торговые и инвестиционные связи, превращая в безработных миллионы рабочих и инженеров. Хотя некоторые из обученных в США военных офицеров, экономистов, бывших финансистов с Уолл-Стрит и миллиардеров и могут искать «баланса» между военным присутствием США и китайским экономическим доминированием, они должны понимать, что огромные преимущества лежат в работе на азиатское решение.

Эра азиатского «компрадорского капитализма», желающего продавать национальные интересы в промышленности и суверенитете в обмен на привилегированный доступ к американским рынкам – это древняя история. Несмотря на безграничный энтузиазм потребительства и западного стиля жизни, бездумно демонстрируемый азиатскими и китайскими нуворишами, несмотря на объятия неравенства и дикой капиталистической эксплуатации труда, существует понимание, что предыдущая история американского и европейского доминирования исключала рост и обогащение местной буржуазии и среднего класса. Речи и обещания Обамы и Клинтон исходят из ностальгии за прошедшими неоколониальными смотрящими и компрадорскими коллаборантами – бездумный бред. Их попытка политического реализма, наконец-то признать Азию экономическим стержнем сегодняшнего мирового порядка, натыкается на странные фантазии, что потрясание оружием может превратить Китай в маргинального игрока в регионе.

Эскалация Обамой противостояния с Россией

Во-первых, режим Обамы организовал серьёзное военное давление на границах с Россией. США продвигают ракетные и базы ВВС в Польше, Румынии, Турции, Испании, Чешской Республике и Болгарии: противоракеты «Пэтриот» в Польше; современный радар AN/TPY-2 в Турции; а также несколько ракетных систем (SM-3 IA), которые размещены на военных кораблях в Испании – всё это оружие и военные системы окружают Россию, и находятся буквально в нескольких минутах лёта от её стратегического сердца. Во-вторых, режим Обамы усиливает американские военные базы в бывших советских республиках в Центральной Азии. В-третьих, Вашингтон при помощи НАТО запустил крупные экономические и военные операции против главных торговых партнёров России на севере Африки и Ближнем Востоке. Война НАТО против Ливии, которая свергла режим Каддафи, парализовала или аннулировала многомиллиардные российские нефтегазовые инвестиции, торговлю оружием, и заменила бывшие дружественные России режимы марионетками НАТО.

Экономические санкции ООН-НАТО и подпольная американо-израильская террористическая деятельность, направленная на Иран, подрывает прибыльную многомиллиардную торговлю в атомной отрасли и совместные нефтяные предприятия России. НАТО, в том числе и Турция, при поддержке диктаторских монархий Персидского залива внедрило жёсткие санкции и финансирует террористические нападения на Сирию – последнего оставшегося союзника России в регионе, где она имеет единственную военно-морскую базу на Средиземном море. Прошлое сотрудничество России с НАТО, ослаблявшее её позиции в плане безопасности и экономики, является продуктом монументального искажения имперской политики НАТО и Обамы.

Медведев и министр иностранных дел Лавров ошибочно полагали (как и Ельцин с Горбачёвым до них), что поддержка американо-натовской политики против торговых партнёров России в итоге выльется в некую «взаимность»: США демонтируют свой противоракетный щит и поддержат притязания России на вступление во Всемирную торговую организацию. Медведев, ведомый своими либеральными прозападными иллюзиями, поддерживает американо-израильские санкции против Ирана, веруя в иранскую «программу ядерного оружия». Затем Лавров поддаётся НАТО с их «бесполётной зоной для защиты ливийских гражданских», и голосует «за», лишь слабо и уже поздно протестуя против «слишком широкого использования мандата», когда НАТО разбомбило Ливию, отправив её в средневековье, и установило пронатовский режим бандитов и фундаменталистов.

Когда США вознамерились направить нож в сердце России, продвигая установку стартовых ракетных установок в 5 минутах лёта от Москвы, Медведев с Лавровым наконец очнулись от своего оцепенения и выступили против санкций ООН. Медведев пригрозил выйти из договора о СНВ и разместить ракеты средней дальности в 5 минутах лёта до Берлина, Парижа и Лондона.

Политика консолидации и сотрудничества Медведева и Обамы, основанная на риторике Обамы о «перезагрузке» отношений приводит к агрессивному выстраиванию империи: каждая капитуляция ведёт к ещё большей агрессии. В результате, Россия оказалась окружена ракетами по всей своей западной границе; она терпит убытки среди основных торговых партнёров на Ближнем Востоке и ей угрожают базы в юго-западной и Центральной Азии.

Российские политики с опозданием спохватились, и двигаются к замене в качестве следующего президента витающего в облаках Медведева на реалиста Путина. Такое возвращение к реальности предсказуемо вызвало волну враждебности в западных СМИ в отношении Путина. Как бы то ни было, агрессивная политика Обамы по изоляции России не затронула статус России как ядерной сверхдержавы. Это лишь усилило напряжённость в Европе, и возможно прикончило любые шансы в будущем на мирное сокращение ядерных вооружений и обеспечение консенсуса в ООН по вопросам мирного урегулирования конфликтов. Вашингтон, при правлении Обамы-Клинтон, превратил Россию из податливого клиента в основного противника.

Перед лицом угрозы с Запада, Путин рассчитывает на углубление и расширение связей с Востоком, а именно – с Китаем. Комбинация продвинутых оружейных технологий и энергоресурсов русских вместе с динамичной китайской промышленностью вполне могут тягаться с охваченными кризисом США и Европой, погрязшими в экономическом застое.

Между реализмом и заблуждениями: стратегическая перестройка Обамы

Признание Обамы в том, что будущий центр политической и экономической власти неумолимо сдвигается в сторону Азии, являлось вспышкой политического реализма. После потерянного десятилетия, и сотен миллиардов долларов, вложенных в военные авантюры на периферии мировой политики, Вашингтон, наконец, обнаружил, что судьбы народов, особенно великих держав, вершатся вовсе не там. Всё, чего они могут добиться – полное обескровливание ради заведомо безнадёжных предприятий. Новый реализм и приоритеты Обамы, по-видимому, в настоящее время сосредоточены на Юго-Восточной и Северо-Восточной Азии, где процветает динамичная экономика, где рынки прирастают двузначными числами, где инвесторы вкладывают десятки миллиардов в производственную деятельность, а торговля расширяется в три раза быстрее по сравнению с США и ЕС.

Но «новый реализм» Обамы омрачён совершенно бредовыми умозаключениями, что подрывает все усилия по перестройке политики США.

Во-первых, усилия Обамы проникнуть на азиатский рынок не при помощи модернизации экономики и экономической конкурентоспособности, а путём наращивания военной мощи. Что для азиатских стран производят США, что может повысить долю Америки на азиатском рынке? Помимо вооружений, самолётов и сельского хозяйства, у Америки есть лишь несколько конкурентоспособных отраслей. США должны всесторонне переориентировать свою экономику, повысить квалификацию рабочей силы, и перенаправить миллиарды долларов из «безопасности» и военного сектора во внедрение инноваций. Но Обама действует в рамках текущего военно-сионистско-финансового комплекса: он не знает другого и не в состоянии с ним порвать.

Во-вторых, Обама-Клинтон действуют, находясь в плену заблуждений о том, что США смогут нейтрализовать Китай, сведя к минимуму его роль в Азии. Эта политика подрывается огромными и всё более растущими инвестициями, и самим присутствием в Китае всех крупных американских мультинациональных корпораций, которые используют его в качестве экспортной платформы для Азии и всего остального мира.

Наращивание США своей военной мощи и политическое запугивание лишь вынудят Китай снизить свою роль в финансировании американского долга. Такой политике Китай может сравнительно безболезненно следовать, учитывая (хотя и по прежнему крупный), но уже сокращающийся американский рынок и расширение своего присутствия на азиатских, латиноамериканских и европейских рынках.

То, что некогда казалось Новым реализмом, на деле оборачивается переработкой Старых заблуждений: убеждением в том, что США могут вернуться к положению верховной тихоокеанской силы, какой они были после окончания Второй мировой. Последние 10 лет внешняя политика США находилась на побегушках израильской пятой колонны (Израильское лобби). Весь американский политический класс лишен общности, у него отсутствует практический смысл и национальные цели. Хуже того, все они сидят на зарплатах частных корпораций, которые продают в США, а инвестируют в Китай.

«Чокнутый реализм» Обамы, его сдвиг от войны в мусульманском мире к военной конфронтации в Азии, не имеет внутренней ценности и создаёт чрезвычайные внешние издержки. Политика Вашингтона не ослабит Россию с Китаем, и уж тем более не запугает их. Вместо этого, она подтолкнёт обе страны к выбору менее склонной к консенсусу и более конкурентной позиции в отношении США. Россия уже послала свои военные корабли в порт Сирии, отказавшись поддержать эмбарго на оружие против Сирии и Ирана. Китай и Россия имеют слишком много стратегических связей с мировой экономикой, чтобы понести серьёзные потери от американских форпостов и «эксклюзивных» союзов. Россия может направить столько же ядерных ракет на Запад, сколько США могут разместить их на своих базах в Восточной Европе.

Другими словами, военная эскалация Обамы не изменит ядерный баланс сил, а скорее, вынудит Китай и Россию к более плотному союзу. Вашингтон сильно преувеличивает текущие размолвки между Китаем и его соседями. Экономические связи, объединяющие их, в средне- и долгосрочной перспективе гораздо важнее.

Почему Обама отказывается от затратных войн в убыточной периферии и затем выдвигает ту же военную метафизику в динамическом центре мировой экономической системы? Или Барак Обама и его советники верят во второе пришествие Адмирала-Коммандора Пэрри, чьи боевые корабли и блокады в 19-м столетии заставиил Азию открыться для западной торговли? Или он верит, что военные альянсы могут быть первой ступенью для последующего периода привилегированных экономических условий?

Или Обама верит, что его режим может блокировать Китай, как Вашингтон сделал с Японией во время Второй мировой войны? Слишком поздно. Китай слишком важен для мировой экономики, слишком жизненно необходим даже для финансирования американского долга, слишком связан с Пятьсот ТНК Форбс. Чтобы провоцировать Китай, чтобы даже просто фантазировать о экономическом «исключении» и низвержении Китая, нужно вести такую политику, которая полностью разрушит мировую экономику, и прежде всего (и больше всего) экономику США!

Заключение

В итоге военное и ограничивающее отношение к Китаю потерпит провал. Обама и иже с ними поймут, что у нынешних азиатских лидеров нет вечных союзников, только вечные интересы. В конечном счёте, Китай займёт видное место в создании новой, Азиатско-ориентированной мировой экономики. Вашингтон может заявлять о «постоянном тихоокеанском присутствии», но пока он не начнёт демонстрировать «заботу о домашних делах», в частности, приведение в порядок своих финансов и сбалансирование текущего бюджетного дефицита, то в итоге командование ВМС США может начать сдавать в аренду свои военно-морские базы азиатским поставщикам и транспортникам, перевозить для них товары, и защищая их, преследовать пиратов, контрабандистов и наркоторговцев.

По зрелом размышлении, Обама мог бы уменьшить торговый дефицит США с Азией, сдавая в аренду 7-ой флот для патрулирования пролива, вместо того чтобы тратить деньги налогоплательщиков США на постоянное раздражение успешных азиатских экономических держав.

Obama Raises the Military Stakes: Confrontation on the Borders with China and Russia



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх