,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Призрак Четвертого рейха
  • 14 декабря 2011 |
  • 18:12 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 643
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
+6
Десятого декабря министр внутренних дел Германии Ганс-Петер Фридрих заявил, что постарается добиться запрета крайне правой Национал-демократической партии (НДПГ). Это заявление было сделано после ареста одного из лидеров НДПГ, уличенного в связи с так называемым «национал-социалистическим подпольем». Далее министр особо подчеркнул, что в настоящее время в федеральном правительстве и правительствах 16-ти земель идет подготовка нормативно-правовой базы для запрещения деятельности НДПГ.

Напомним, что в начале ноября в небольшом тюрингском городе Цвиккау были обнародованы документальные факты об экстремистской деятельности «национал-социалистического подполья». Праворадикальная группировка действовала на территории Германии в течение 11-ти лет и совершила более десяти убийств мигрантов из стран Азии.

В Германии до недавнего времени считалось, что праворадикалы не представляют особой общественной опасности. Кроме того, спецслужбы успокаивали общественное мнение заявлениями о том, что НДПГ находится под неусыпным государственным контролем. «Неонацисты среди нас», «Спецслужбы провалились», «Коричневый террор» - с такими заголовками немецкие газеты выходили на протяжении целого месяца. В итоге 28 ноября канцлер Ангела Меркель высказалась за необходимость рассмотрения вопроса о запрете НДПГ. Но оговорилась, что окончательное решение следует принимать с учетом всех возможных последствий, так как «Конституционный суд может отказать в запрете деятельности НДПГ и это только усилит ее влияние». В этой связи можно вспомнить, что дискуссия о необходимости запрета национал-социалистической партии тянется в Германии не первый год. Так, в 2001 году тогдашний канцлер Герхард Шредер предпринял попытку вывести НДПГ из правового поля. Однако Конституционный суд постановил, что партия ведет политическую деятельность вполне легально и законов страны не нарушает. Затем в августе 2007 года этот вопрос вновь поднял заместитель председателя Еврокомиссии Франко Фраттини. Но вся эта шумиха закончилась ничем.

Насколько серьезно сегодня оценивают проблему возрождения нацизма в правительстве Ангелы Меркель, можно судить по следующему показательному факту. 7 декабря в Берлине было взорвано здание Deutschland Halle («Дворца съездов»), построенное в 1935 году по распоряжению Гитлера.

Это монументальное здание предназначалось для проведения различных массовых мероприятий и в прошлом столетии считалось одним из крупнейших в мире. После Второй Мировой войны дворец был восстановлен и превращен в развлекательный центр. Его уничтожение отнюдь не является случайностью. В настоящее время, когда влияние ультраправых в Германии представляет ощутимую угрозу, государственная власть фактически вступила в открытую борьбу с политическими правопреемниками и архитектурными символами Третьего рейха.

Следует особо подчеркнуть, что главная опасность складывающейся сегодня в Германии ситуации заключается фактически в невозможности для государственной власти контролировать политические, экономические и социальные события, принимающие все более неблагоприятный оборот. Проблема сейчас уже не в самом существования некоего «национал-социалистического подполья» или его легального крыла в виде НДПГ — проблема в кризисе всей социально-экономической системы как Германии, так и Европы в целом, который объективно формирует в массах запрос на альтернативную модель общественного развития. И немцы, и население прочих европейских стран сегодня сталкивается с вызовами, на которые у находящихся во власти либералов ответа нет. Приведем лишь некоторые факты.

6 декабря были обнародованы данные демографического исследования, проведенного Католическим университетом Ливена в соседней с Германией Бельгии, согласно которым численность мусульман достигла 25% населения столицы Брюсселя. Его автор, социолог Феличе Дассетто, предсказывает, что в 2030 году мусульмане станут в Брюсселе большинством. Сегодня мусульманская община продолжает расти благодаря высоким темпам рождаемости. Как и в других европейских странах, возраст мусульманского населения Бельгии очень молод. Почти 35 процентам марокканцев и турок меньше 18 лет, тогда как бельгийцев такого возраста всего 18%. При этом эксперт предупреждает, что брюссельские мусульмане фактически не ассимилируются в демократическое общество Бельгии. Причиной сложившейся взрывоопасной ситуации Дассетто называет бессилие властей остановить поток нелегальной миграции: мусульмане начали прибывать в Бельгию в 1960-х годах на заработки. Хотя программа по поиску зарубежной рабочей силы была отменена в 1974 году, многие мигранты остались и привезли сюда свои семьи.

В самой Германии в ответ на аналогичную бездеятельность властей развертывается стихийное движение против исламской иммиграции. Так, 2 декабря объединение дачников в немецком городе Нордштадт в земле Шлезвиг-Гольштейн самостоятельно ввело квоту на иммигрантов, покупающих земельные участки.

Примечательно, что эта гражданская инициатива столкнулась с противодействием властей. Мэр Нордштадта Ханс-Йоахим Гроте был возмущен и пригрозил расторгнуть договор с объединением дачников об аренде земли, если это «антидемократическое» решение не будет аннулировано. Уполномоченный по правам беженцев и иммигрантов в федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн Шмидт заявил, что решение объединения нарушает закон о всеобщем равенстве граждан, и что иммигранты теперь могут потребовать от объединения компенсацию. Глава СДПГ в Нордштадте Клаус-Петер Шредер обрушился на тех, кто распространяет «скрытую ксенофобию».

Приведем еще один показательный факт. 25 ноября норвежская полиция опубликовала доклад, согласно которому все зарегистрированные в прошлом году в Осло случаи сексуальных домогательств к женщинам, которые сопровождались изнасилованиями, были совершенны выходцами из исламских стран. Более того, каждое зафиксированное полицией за последние 5 лет нападение на женщину с изнасилованием, в котором личность насильника была установлена, было совершено мигрантом-мусульманином. Данная статистика включает только случаи изнасилования женщин в ходе нападения. Она не включает случаи домашнего насилия и случаи, когда жертва и преступник были знакомы. «Многие преступники, совершившие нападения на женщин, ведут антисоциальный образ жизни, чаще всего нигде не работают, прибыли из проблемных стран. За последние 5 лет подобные преступления совершают чаще всего мигранты», — сообщила представитель полиции Осло Ханна Кристин Рохде. Реакция норвежских либералов и левых на этот полицейский доклад оказалась прогнозируемой: правоохранителей обвинили в разжигании ксенофобии и объявили «соучастниками Андерса Брейвика».

Создается парадоксальная картина: государственная власть, запутавшись в либеральных благоглупостях, фактически подпитывает, если не сказать - провоцирует правый экстремизм.

Лучший тому пример — недавнее заявление президента Германии Кристиана Вульфа о том, что «ислам является частью современной Германии и поэтому необходимо строить более гибкие отношения в обществе. Христиане должны быть более терпимы к другим религиям». Это его заявление вызвало протесты даже некоторых функционеров социал-демократической партии. Не говоря уже о данных официальной статистики, согласно которым из 3 миллионов проживающих в Германии турок более 700 тысяч сохраняют турецкое гражданство.

На приведенном выше фоне едва ли следует считать случайным совпадением процесс усиления политического представительства национал-социалистической партии. В 2004 году НДПГ набрала 9,2 процента голосов на выборах в земельный парламент Саксонии, в 2006 году она прошла в ландтаг Мекленбурга-Передней Померании. На муниципальном уровне НДПГ представлена в ряде регионов - особенно в таких землях как Гессен, Саксония и Мекленбург-Передняя Померания. Но настоящую тревогу социологи забили, когда 29 сентября 2010 года Фонд имени Фридриха Эберта опубликовал данные социологического исследования о правоэкстремистских тенденциях в Германии. 13,2 процента респондентов заявили о готовности подписаться под утверждением: «Нам нужен фюрер, который на общее благо правил бы Германией сильной рукой», 25% высказались за появление в Германии «сильной партии, отстаивающей интересы немецкого народа». «Я не узнаю страны, в которой живу», - так прокомментировал эти цифры руководитель группы социологов профессор Лейпцигского университета Эльмар Брелер. Нелишне вспомнить, что именно таким образом начинался путь во власть для НСДАП в период Веймарской республики.

Вообще, между веймарским и современным периодами немецкой истории сами собой напрашиваются жутковатые параллели. Об этом со всей очевидностью свидетельствуют воспоминания непосредственных участников тех событий. Их мнение однозначно — именно гнилой либерализм проложил дорогу национал-социализму. Известный участник антигитлеровского Сопротивления Ганс Бернд Гизевиус в своей книге «До горького конца: записки заговорщика» подчеркнул:

«Никто не сомневается в том, что либерализм несет значительную долю вины за крах веймарской демократии... Либерализм во имя утрированного индивидуализма содействовал разложению религиозного и нравственного порядка».

О полной неспособности тогдашних властей решать проблемы страны писал не менее известный публицист Конрад Хайден: «Веймарская демократия повсюду терпела крах, ей нечем было похвастать. В этом упадке была не только вина отдельных лиц. Веймарская демократия была больна сама по себе».

Однако наиболее точное указание причины прихода нацистов к власти оставил влиятельный политический деятель той эпохи Франц фон Папен: «Президент Вильсон и его советники навязали нам извне демократическую систему, которая к 1932 году низвела себя до совершенного абсурда... Значительная часть населения утратила веру в тот тип общества, к созданию которого стремились веймарские либералы». Еще более важным является его следующее утверждение: «Существует только одна причина краха либерально-демократических принципов: демократы в то время опирались и сегодня в Западной Германии продолжают опираться на застывшие доктрины, которые являютя в их глазах непререкаемыми, как если бы они были религиозными догмами». Эти воспоминания политика веймарской эпохи недвусмысленно объясняют причины нынешней ситуации. Демократическая власть не способна решить проблемы нелегальной иммиграции, исламизации Европы и исламского экстремизма, ибо с точки зрения либерализма нелегалы имеют право на свободу проживания в Европе, а мусульмане — на свободу выражения своих религиозных взглядов. Преобладание мусульманского населения над европейским в Европе неизбежно, ибо либерализм гарантирует европейской женщине право на «независимость» и не обязывает ее ни выходить замуж, ни рожать детей. Политкорректность гарантирует преступникам безнаказанность, ибо обвинять их в совершении преступлений — значит распостранять «ксенофобию» и «фашизм».

Это тот самый «совершенный абсурд» демократии: от запрещения слов «отец» и «мать» до прекращения гуманитарной помощи голодающим странам «третьего мира» по причине «несоблюдения ими прав геев и лесбиянок».

Мировой экономический кризис фактически уничтожил «социальный капитализм», породив тенденцию, которую в начале 1930-х гг. Франц фон Папен определил как «пролетаризацию среднего класса». Движение «Оккупируй Уолл-стрит» и его европейские клоны вроде набирающего силу в Испании «Движения 15 мая» являются следствием тех же причин, которые главный идеолог НСДАП Грегор Штрассер в 1932 году выразил термином «великое антикапиталистическое стремление». Немецкие социологи с тревогой отмечают факт усиления электоральной базы НДПГ у представителей среднего класса. Более того, проблема отсутствия социальных перспектив усиливает влияние национал-социалистов на умы молодежи. Планы Ангелы Меркель по спасению евро, в рамках которых Германия должна сотнями миллиардов собственных бюджетных денег дотировать так называемые «проблемные экономики еврозоны», уже вызывают все более сеьезные протестные настроения в среде отнюдь не экстремистской. Так, согласно расчётам, проведённым группой профессора Гамбургского университета Дирка Мейера, отказ от единой валюты обойдётся немцам в 340 миллиардов евро, а спасение евро — в 560 миллиардов. Одним из главных тезисов сторонников немедленного отказа от евро выступает то, что стабильность евро с самого начала обеспечивалась, прежде всего, немецкой маркой. Этими протестными настроениями умело пользуются национал-социалисты.

Программными целями НДПГ являются выход Германии из ЕС и НАТО, возвращение к немецкой марке как национальной валюте, вывод дислоцированных на территории ФРГ американских военных баз и высылка всех иностранцев.

Заметим, что эти идеи находят поддержку среди однопартийцев Ангелы Меркель: 28 ноября в Касселе секретарь одного из отделений правящего Христианско-демократического Союза Даниэль Буджински оказался одновременно членом национал-социалистического объединения «Свободное сопротивление Касселя». Годом раньше скандал вокруг Тило Саррацина до основания потряс вторую по величине социал-демократическую партию Германии. Интересно, что во время последней предвыборной кампании НДПГ распространила агитационный плакат с изображением книги «Самоликвидация Германии» и слоган «Саррацин — ты был прав!»

Сегодня европейские эксперты говорят о «второй волне экономического кризиса». Очевидно, что при провале планов «Меркози» по стабилизации экономики ЕС и спасению евро, в европейской политике может произойти фундаментальный поворот, последствия которого непредсказуемы. Достаточно упомянуть, что НДПГ в своей программе требует пересмотра Потсдамских соглашений и восстановления Германии в границах 1937 года.

13.12.2011

Артем Ивановский
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх