,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Альбион без тумана
  • 5 октября 2011 |
  • 12:10 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 486
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Англия давно превратилась в антироссийскую по своей ориентации страну

Во время недавней совместной пресс-конференции президента России Дмитрия Медведева и британского премьер-министра Дэвида Камерона корреспондент Би-Би-Си задал вопиющий по бестактности вопрос: «Стоило ли главе английского правительства приезжать в Россию, которая не желает выдавать Андрея Лугового, обвиняемого в убийстве на территории Великобритании Литвиненко?». Меня такое беспардонное хамство взорвало и заставило посмотреть вообще на историю наших взаимоотношений с Англией, которые выродились до того, что склоки вокруг разборок отморозков отравляют саму атмосферу в жизни двух великих государств.

Кто виноват в деградации добрососедских отношений, которые счастливо зародились во времена Ивана Грозного в самой дружеской обстановке?

В августе 1553-го три английских корабля отправились из Лондона на северо-восток - в попытке найти проход через Ледовитый океан в Индию и Китай. Два из них пропали без вести, а один, под управлением кормчего Ричарда Ченслера, занесло штормами в Белое море, и он прибился к берегу неподалеку от устья Северной Двины. Местные жители и власти гостеприимно встретили иноземцев. Ченслер, в свою очередь, был любезен и дружелюбен. Он принял предложение поехать в Москву для встречи с царем. Более полугода провел Ченслер в России, подписал соглашение о праве свободной торговли с Московией и вернулся героем на родину. Там он основал Московскую компанию и написал очень добрую и интересную книгу о путешествии в Россию. Через год он вернулся в Москву, юридически оформил соглашение о свободной взаимной торговле, взял на борт русское посольство во главе с вологодским наместником Осипом Непеей, но, к сожалению, погиб во время морской бури, спасая наших первых дипломатических представителей, которые благополучно добрались до берегов Темзы. Вот и жить бы нам, развивая и укрепляя так славно заложенные основы отношений… Не получилось – и не по нашей вине.

Пока Россия оставалась далекой замороженной окраиной Европы, Англия мало интересовалась ее судьбой. Лондон занимался хитросплетениями европейской политики и расширением своей колониальной империи.

Лишь в самом конце XVII века, когда в Европу приехало Великое посольство Петра I, слух о Московии пробудил интерес в Англии. В 1698-м русский царь приехал в Англию для изучения теоретических основ кораблестроения: практика работы была им уже освоена на голландских верфях. Петр I почти не интересовался вопросами внешней или внутренней политики. По выражению историка Василия Ключевского, «он посетил мастерскую европейской цивилизации». Его занимали машины, инструменты, фабрики, пушки, корабли. Англичане не чинили ему никаких препятствий в ознакомлении с их техническими достижениями. Три месяца впитывал в себя деятельный монарх все новое, что было неизвестно в России. И в Англии, и у нас в стране память об этом визите окрашена светлой благодарностью.

Но шли годы, и Россия стала превращаться во влиятельную европейскую державу. Реформы Петра сыграли в этом отношении огромную роль. При нем было прорублено «окно в Европу», открыт морской путь через Балтику. При Екатерине II Россия вышла широким фронтом к Черному морю. Вот тут-то и наступил момент «ломки» в российско-английских отношениях. Одно дело - иметь отношения с заштатным государством, политическим потенциалом которого можно пренебречь. И совсем иное - получить соперника, быстро растущего и крепнущего. Англия постепенно, но неуклонно превращается в антироссийскую по своей ориентации страну. На протяжении более двух веков Великобритания становится последовательным противником нашего государства. Единственными историческими периодами, когда мы на короткое время оказывались союзниками, были времена Наполеона, Первой мировой войны и Гитлера, в ту пору смертельная опасность нависала одновременно над обоими нашими государствами. Да и эти периоды были полны двуличия, лживости, расчетливости. Со стороны Англии.

Первыми раскатами грома в наших отношениях был опыт совместной борьбы в 1798-1799 годах против наполеоновской Франции. Россия Павла I была готова воевать за принцип легитимизма монархии, то есть за идею. Англия же была озабочена необходимостью сокрушить опасного соперника в Европе и укрепить свои стратегические позиции. Поскольку в антифранцузскую коалицию была вовлечена Австрия, Турция и Королевство Обеих Сицилий, то Павел I распорядился послать армию Александра Суворова в Италию, а Черноморский флот под командованием Федора Ушакова - в Средиземное море.

Русские даже согласились начать с англичанами крупную десантную операцию в Нидерландах против французов. Мы послали туда корпус в составе 17 тысяч человек, англичане же обязались обеспечить эти силы транспортом, продовольствием и прочим. Задача одна: бить французов. Суворов, одержав ряд побед, намеревался вторгнуться в южную Францию, заняв Ривьеру и Марсель, Ушаков, освободив Ионические острова и взяв штурмом Корфу, был готов штурмовать Мальту, где засели французы. Вот тут-то союзники и струхнули перед перспективой увидеть Россию в роли главной победительницы Наполеона и Франции и принялись строить козни.

Австрия предложила гибельный для армии Александра Суворова план отступления через Швейцарию, а хваленый адмирал Нельсон категорически отказался от помощи русского флота в штурме Мальты. Англичане не выполнили своих обязательств по операциям в Нидерландах и обрекли их на неудачу. Когда после долгой осады Мальта сдалась англичанам, то они просто присоединили ее к Англии, наплевав на то, что Павел I был Великим Магистром Мальтийского ордена.

Выведенный из терпения российский император приказал всем своим вооруженным силам вернуться на родину, вышел из антифранцузской коалиции, разорвал отношения с Англией и даже послал атамана Платова в поход на Индию – это было мероприятием скорее психологического порядка, нежели военно-политического.

С той поры англичане принялись гадить России везде, где только могли, весь XIX век прошел под этой доминантой. Линия «фронта» проходила повсюду, от Балкан до Аляски, но, конечно, ключевым моментом стала Крымская война 1854-1855 годов. Мало кто из нынешних россиян знает, что хотя война носила название «крымской», англичане атаковали границы Российской империи и в далеких от Крыма местах. Во-первых, они ставили своей задачей ни больше ни меньше, как захват Петербурга. В начале лета 1854-го в Балтийское море вошла английская эскадра под командованием вице-адмирала Чарльза Непира. В ее составе было 8 линейных кораблей и 6 больших паровых фрегатов. Вскоре к ним подошла эскадра французских союзников, в которую, помимо боевых, входили десантные суда с морской пехотой на борту. Предполагалось подвергнуть бомбардировке Кронштадт, затем захватить его и высадиться в Петербурге.

Все лето вражеские корабли «пробовали на зуб» наши балтийские крепости Кронштадт и Свеаборг, но, убедившись в невозможности выполнения поставленной задачи, к зиме 1855-го убрались восвояси. Кстати, русские применили в той войне техническую новинку - постановку минных полей в море, что жутко напугало интервентов. Единственным утешением для них было взятие и разрушение маленького форта Бомараунд на Аландских островах.

В августе 1854-го объединенная англо-французская эскадра подошла со стороны Тихого океана к Петропавловску-Камчатскому с намерением взять город штурмом. Шести линейным кораблям с 216 орудиями и 2600 матросами и солдатами на борту противостояло только 2 корабля - фрегат и транспорт - русских и неполных 1000 человек гарнизона. Выручило умелое командование и мужество защитников города. Все высаженные на берег десанты были уничтожены, и в сентябре того же года эскадра ретировалась. Командующий английскими силами адмирал Дэвид Прайс покончил в море самоубийством, не вынеся позора поражения. Через год, в мае 1855-го, вдвое более мощная вражеская эскадра вновь появилась на рейде Петропавловска, но она не нашла в городе ни населения, ни материальных ценностей - ничего. Город был эвакуирован. Интервентам пришлось взять курс назад, несолоно хлебавши.

В июле 1854-го два английских фрегата вошли в Белое море и подошли к стенам знаменитого Соловецкого монастыря. Вся оборона монастыря состояла из 8 пушек и 58 человек орудийной прислуги, но братия и солдаты решили не посрамить своей чести и чести страны.

В ответ на выстрелы с кораблей наши канониры чуть ли не первым залпом проломили борт английского фрегата. Два дня шла артиллерийская дуэль. Англичане выпустили по монастырю 1800 ядер и бомб, но не решились идти на приступ. Прямо по поговорке: «Пришли по шерсть, а вернулись стрижеными».

Я напоминаю только случаи прямой военной агрессии Англии против России, оставляя в стороне бесчисленные политические и дипломатические пакости, которые учиняли нам британцы, выполняя приказы Лондона.

Золотое время, казалось, наступило для Англии в 1918-1921 годах, когда рухнула империя Романовых и начался революционный беспредел. Англичане высадились сразу и в Беломорье, захватив Архангельск, и в Закавказье, и в Средней Азии, создавая сепаратистские режимы и организуя вооруженные силы для борьбы с центральной властью Советской России. К главным лидерам «белого движения» - Колчаку и Деникину - англичане относились прохладно. Только потому, что их лозунгом было восстановление «единой и неделимой России», чего меньше всего хотелось Лондону. Тогдашний премьер-министр Ллойд Джордж этого не скрывал. К сожалению, для Англии, тогда в России произошел мощный выброс народной энергии, который не позволил интервентам закрепиться на российской земле. Пришлось - в который раз - уносить ноги.

Прибавьте к этому арест в Петербурге главы английской дипломатической миссии Брюса Локкарта, который лично встречался с командованием латышских стрелков и передавал им крупные суммы денег с целью совершения переворота, ареста всего состава ВЦИК вместе с Лениным и Троцким. Суд над Локкартом в ноябре-декабре 1918-го и его сообщниками был справедливым, среди защитников был знаменитый адвокат С. Плевако. Около десятка подсудимых были оправданы, но самого Локкарта выслали из страны.

Для Англии неприемлема сильная, процветающая Россия - независимо от ее общественно-политического строя. Будь Россия монархической, социалистической, демократической или какой-либо иной.

Любое правительство в Москве, которое станет вести свою страну по пути реального развития и укрепления, будет рассматриваться как не соответствующее интересам Англии. Именно поэтому коммунистический период в истории России отмечен непрерывно возраставшей враждебностью со стороны Лондона.

Нынешние поколения, возможно, уже и не помнят, как в 1923-м министр иностранных дел Англии лорд Керзон сформулировал свой ультиматум Советской России, потребовав допустить британских рыбаков в территориальные воды СССР, прекратить всякую антибританскую пропаганду и выплатить крупную денежную компенсацию за арестованного английского шпиона. Ответом был знаменитый плакатный кукиш.

О беспощадной тайной войне, бушевавшей между Великобританией и СССР, можно при желании прочитать в книге английского разведчика Пола Дюкса – кстати, советника Керзона - «Исповедь агента «СТ-25», или книге генерала КГБ Рэма Красильникова «КГБ против МИ-6. Охотники за шпионами».

Английские политики очень стремились направить агрессию Гитлера против СССР, стараясь умилостивить его подачками в Европе. Сначала отдали Испанию, потом согласились с аншлюсом Австрии, и, наконец, подписали Мюнхенские соглашения о сдаче Чехословакии. По возвращении из Мюнхена Чемберлен объявил: «Соотечественники! Я привез вам мир! Народы Великобритании и Германии никогда не будут воевать друг с другом!». Через год на головы англичан посыпались немецкие бомбы.

Британские политики не любят вспоминать свое поведение в предвоенные годы, предпочитая без устали талдычить о пакте «Молотова-Риббентропа», пытаясь забыть, что этот незадачливый «пакт» был прямым следствием их мюнхенской политики.

Начало Второй мировой войны полно загадок. Англия и Франция имели почти двойной перевес в силах над вермахтом, но более 8 месяцев вели «странную войну», не предпринимая никаких активных действий. И дождались, когда Гитлер, отмобилизовавшись и сконцентрировав все силы, одним ударом заставил капитулировать Францию, а англичан опрокинул в море в Дюнкеркской трагедии.

В мае 1941-го произошла сенсация: ближайший сподвижник Гитлера Рудольф Гесс приземлился в Шотландии и сдался британским властям. Прошло 70 лет с той поры, а мир так и не знает, зачем он прилетел и о чем вел переговоры с англичанами. Протоколы его допросов до сих пор держат под строжайшим секретом. Аналитики не расходятся во мнениях, считая, что Гесс предлагал англичанам сепаратный мир в преддверии нападения Германии на СССР. Только тогда Лондон струсил пойти на сделку, зная вероломство фюрера, который в свое время и Мюнхенское соглашение назвал «клочком бумаги».

Поведение Англии в годы Второй мировой войны слишком хорошо известно, чтобы говорить о нем подробно. Это - и всемерное затягивание открытия второго фронта, и антисоветские интриги с эмигрантскими правительствами стран Восточной Европы, окопавшимися в Лондоне, и саботаж при организации поставок по ленд-лизу в СССР по северному пути. Не успели замолкнуть пушки, как британский политический гуру Уинстон Черчилль поехал в США, где вместе с президентом Гарри Трумэном объявил в Фултоне о начале «холодной войны» против нашей страны.

Российский медведь как умел, отмахивался от постоянно сыпавшихся на него ударов со стороны британского «левы», надежно прикрытого со спины мощным «дядей Сэмом».

И при всем этом мы упорно тянули к Лондону руку если не дружбы, то добрососедства и партнерства. Особенно мне запомнился визит Н. Хрущева и Н. Булганина в Англию в апреле 1956-го. В состав нашей большой делегации входили такие известные люди, как авиаконструктор А. Туполев, организатор создания ядерного оружия академик И. Курчатов. Миссия доброй воли отправилась в путь на крейсере «Орджоникидзе» в сопровождении двух эсминцев. В те времена наши корабли были одними из лучших в мире, «Орджоникидзе» имел скорость, например, в 32 узла при высочайшей маневренности. Мы хотели показать, что хотим дружбы - это было после смерти И. Сталина - но готовы и к драке, если нас вынудят. И вот, пока наши высокие гости вели переговоры, наносили королеве протокольные визиты, а моряки давали концерты для лондонцев, под днищем крейсера «Орджоникидзе» разыгралась трагедия.

Бдительный вахтенный с одного из эсминцев заметил, как у борта крейсера появилась и тут же исчезла под днищем голова водолаза. Он немедленно доложил, кому следует. И для обеспечения безопасности в воду спустился 23-летний подводный разведчик Эдуард Кольцов, который обнаружил неизвестного в легком водолазном костюме: тот прикреплял мину под днищем крейсера в районе порохового погреба. Он схватил за ногу увлекшегося работой незнакомца, подтянул его к себе и ножом перерезал патрубок воздухоснабжения. Затем, когда диверсант попытался оказать сопротивление, ударил его ножом. На этом все было кончено.

Наутро все британские средства массовой информации «встали на уши». Неподалеку от русского крейсера был найден труп капитан-лейтенанта Лайонела Крэбба, офицера отряда подводных диверсионных операций британского флота. Надо было видеть растерянное лицо премьер-министра Антони Идена, который что-то мямлил о непричастности правительства к инциденту. Это был тот случай, когда слова вообще оказываются неуместными, все было ясно и без них. В этом эпизоде, как в капле воды, отразилась вся сущность отношения Англии к нашей стране.

На протяжении двух последних веков англичане неизменно поддерживали всех противников России, принимали и поощряли антиправительственных эмигрантов из России на своей территории. Бежавший от царя в Англию Александр Герцен получил там политическое убежище, издавал свою газету «Колокол», лозунгом которой было «К топору зовите Русь!». На территории Англии российские социал-демократы получали возможность проводить свои партийные съезды, когда страны континентальной Европы отказывали им в этом. Это - при царе. При советской власти Англия стала пристанищем не только диссидентов, но и прямых предателей из числа военных и разведчиков.

Наверное, все знают фамилию «Суворов», под которой скрывается завербованный английской разведкой бывший сотрудник ГРУ Резун. Под его именем издано более десятка оголтелых антисоветских и антироссийских книг, написанных под контролем МИ-6 наемными авторами.

Это составная часть извечной информационной войны против России. Еще в годы Крымской войны англичане пускали «утки» относительно жестокости русских, которые-де расстреливали турецких моряков в водах Синопской бухты, после поражения их флота. Ничего не изменилось с тех пор. Там же осел и тем же занимается бывший офицер КГБ Гордиевский, показания которого, высосанные из пальца, послужили поводом для массовых взаимных высылок дипломатических сотрудников.

При демократической власти в России Англия стала самым привлекательным местом для российских коррупционеров, воров, рассчитывающих обеспечить там себе недосягаемость для наших законов. Если верить сообщениям британской прессы, то только за первые 10 лет XXI века наши нувориши приобрели собственности в Англии на сумму в 5 миллиардов фунтов стерлингов. Борис Березовский с берегов Темзы постоянно корчит рожи, чтобы позлить российские власти.

На фоне всего сказанного - и многопудья не сказанного - нельзя не удивиться, насколько обмельчали теперешние британские политики и журналисты, у которых даже врожденная вражда к России деградировала до уровня «дела Литвиненко».

Да, одряхлел и облез британский лев.

Николай Леонов
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх