,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россия выигрывает в «космической гонке»
+1
Россия выигрывает в «космической гонке»

Когда вчера космический шаттл «Атлантис» стартовал из Космического центра Кеннеди в свой последний полет, к концу подошла не только тридцатилетняя история использования многоразовых космических кораблей-челноков – завершилась целая глава соревнования в области космических исследований. После того, как шаттл через двенадцать дней вернется на землю, у Соединенных Штатов Америки уже не будет своей программы пилотируемых полетов – впервые за пять десятилетий. Более того, в обозримом будущем именно Россия, давний соперник США по освоению космоса, станет единственной в мире страной, регулярно доставляющей людей в космос.

«Добраться до звезд и исследовать их – это заложено в генах у жителей нашей великой страны», — заявил журналистам Марк Келли (Mark Kelly), командир предпоследнего полета шаттла «Эндевор» непосредственно перед стартом корабля в мае, на глазах у своей жены, Габриель Джиффордс (Gabrielle Giffords), члена Конгресса (8 января в Тусоне, штат Аризона, она получила серьезное огнестрельное ранение во время нападения неизвестного). «Мы не должны останавливаться». Однако действительность такова, что программа «спейс шаттл» стала слишком дорогостоящим экспериментом, который, в конечном счете, так и не достиг своей первоначальной цели – создания быстро восстанавливаемого космического судна многоразового использования, которое могло бы совершать полеты на орбиту каждую неделю. Под бременем растущих расходов и потока критики NASA после 135 полетов (израсходовав 192 миллиарда долларов) закрыло программу.

Списание шаттлов выдвигает на первое место устаревшие и сильнее изношенные, но, безусловно, более дешевые и надежные российские космические технологии. Некогда, в пору своего расцвета, космическая гонка была «настоящей войной “чужими руками” за ядерное превосходство», — говорит Пирс Бизони, (Piers Bizony), соавтор книги Starman: The Truth Behind the Legend of Yuri Gagarin. («Звездный человек: что стоит за легендой о Юрии Гагарине»). «Россия и Америка наперебой похвалялись своими потенциально смертоносными технологиями в мирном обличье, и каждый успешный полет приводил к очередной браваде о своем превосходстве». Космический полет советского космонавта Юрия Гагарина в 1961 году широко рекламировался как свидетельство превосходства советской науки, не говоря обо всем прочем.

Сегодня у космонавтов, как в России, так и в Америке, трудности с тем, чтобы найти себе заработок. В России во время 1990-х, когда все запасы наличных денег у населения пропали, приходилось брать в полет платных туристов и снимать рекламные ролики про израильское молоко и сушки на старой космической станции «Мир». Но по иронии, которую оценил бы отец советской космической программы Никита Хрущев, в итоге выстояла именно Россия, с ее старыми, но эффективными технологиями. Обстановка в Звездном городке, российском центре подготовки космонавтов под Москвой, может быть, и попахивает советской эпохой, и краска местами пооблупилась, «но не обманывайтесь», — говорит Бизони. «Россия выиграла первые раунды космической гонки и намерена лидировать и на следующих этапах».

В то время, когда США свертывает свою программу космических шаттлов и в ближайшее время ничего не предусматривает в качестве ее замены, Российское космическое агентство «Роскосмос» настойчиво движется вперед. Россия отправляет в космическое пространство ежегодно не менее четырех кораблей с человеком на борту и еще 20 беспилотных грузовых космических судов. В этом году российское правительство ассигновало 900 миллионов долларов на строительство нового космодрома недалеко от дальневосточного российского города Благовещенска. Он призван заменить старую базу Байконур, оказавшуюся расположенной на территории теперь уже бывшей советской республики Казахстан, что создает определенные неудобства. Еще сотня миллионов долларов пойдет на разработку новой ракеты, названной Рус, и нового космического корабля.

В конце этого года Россия проводит испытания нового стартового комплекса для запуска спутников, «Ангара», и строит новую стартовую площадку для доброй старой проверенной ракеты «Союз» во Французской Гвиане, штаб-квартире французской программы ракет-носителей «Ариан» для запуска спутников.

Именно Россия разработала посадочный модуль для спуска на Марс – и стала пионером в подготовке будущего полета на Марс с человеком на борту: добровольцы уже три года в капсуле космического корабля в Звездном городке проводят испытания систем и воздействия долгого космического путешествия на человеческую психику. «Это возрождение российской космической промышленности», — говорит бывший космонавт Сергей Крикалев, обладатель мирового рекорда по времени, проведенному в космическом пространстве: 803 дня за шесть полетов; ныне он — директор Гагаринского учебного центра под Москвой.

Нельзя сказать, что NASA, бывший главный соперник «Роскосмоса», полностью ушло со сцены. Действительно, после запуска «Атлантиса» космические шаттлы больше не будут взлетать с мыса Канаверал. Но США все еще обладает ключевым элементом, необходимым для быстрого продвижения человечества к звездам: деньгами. В марте NASA подписало новое двухгодичное соглашение с Россией на сумму 753 миллионов долларов об отправке американских астронавтов на Международную космическую станцию вплоть до июня 2016 года – по цене около 65 миллионов долларов за полет. «Это не только за сам полет», торопится подчеркнуть администратор Чарльз Болден; в эту сумму входят и два года «интенсивной» подготовки астронавта, которая будет проходить в основном в Москве. «Вы привыкли, что можно прийти на заправку и получить весь комплекс услуг… Мы получаем от русских полное обслуживание – несколько устаревшее полное обслуживание».

Обслуживание – это не единственный прием старой школы, которым пользуется «Роскосмос». Секрет непреходящего успеха российской космической программы заключается в том, чтобы делать все просто и хорошо – «если это работает, это работает», говорит фотограф Мария Груздева, получившая беспрецедентную свободу доступа к российским космическим сооружениям для подготовки фотокниги в честь 50-й годовщины полета Юрия Гагарина. " Суть проекта – простота. То же касается технологий. Зачем изобретать велосипед?". Как результат, «российские технологии не сильно продвинулись по сравнению с тем, что было изобретено при [Сергее] Королеве в 1950-х годах», — говорит Олег Ивановский, инженер-ветеран, который конструировал, испытывал и запускал первый российский «Спутник», и который в последний раз обнял Юрия Гагарина перед тем, как помочь ему войти в кабину, а затем вывел его на орбиту.

Ракета «Союз» TMA-21, спустя полстолетия в марте этого года доставившая двух российских и одного американского астронавта на борт Международной космической станции, в принципе, представляет собой ту же самую конструкцию, что и аппарат, открывший космическую эру запуском «Спутника» и полетом Гагарина (с современным дополнением в виде православной иконы Казанской Божьей матери, подаренной московским патриархом). Зато американцы потратили миллиарды на усовершенствование новых конструкций – и когда те, наконец, стали функционировать совершенно, оставили их и перешли к следующему проекту. Российский подход «если не ломается – не надо ничего трогать», может быть, и не лучшая формула для достижения границ человеческого знания – однако она позволила российскому космосу продержаться на ходу, хоть и со скрипом, и в самые голодные годы.

Разница в подходе проявилась еще сильнее, когда США поразил финансовый кризис. Последний американский президент Барак Обама пошел путем планирования создания преемника шаттла, «Ориона», и ограничил бюджет NASA на 2010 год. В то же время Россия, на другом конце мировых сырьевых качелей, когда цены на нефть подскочили, получила приток наличных денег. Финансирование «Роскосмоса» было увеличено за последние 10 лет практически в семь раз, с 300 миллионов долларов до 2,1 миллиарда. Хотя это и мизерные цифры по сравнению с годовым бюджетом NASA, составляющим 20 миллиардов долларов, Россия ухитряется потратить свои деньги с большей выгодой, платя сотрудникам низкие зарплаты (средний инженер по разработке космических систем получает около тысячи долларов в месяц, а космонавт – 5 тысяч долларов) и используя инфраструктуру, сохранившуюся еще от советской эпохи.

Но, может быть, самое поразительное различие между Россией и Америкой заключается в их отношении к своим космическим программам. Будущее NASA неопределенно, потому что оно «не столько претворяет в жизнь новую мечту, сколько живет в тени старой», — говорит Бизони. Для большинства американцев космическая гонка была выиграна, когда Нейл Армстронг высадился на Луне в 1969 году; «в отличие от русских, их интерес к этому в новом столетии сильно уменьшился», — добавляет Бизони. Для России, напротив, первенство в космической игре остается предметом национальной гордости.

Пятидесятилетнюю годовщину полета Гагарина 12 апреля праздновала вся Россия. Снова стали выпускать часы советского «космического» бренда, «Ракета» — такие носил и сам Гагарин,- теперь уже как предмет роскоши для российских патриотически настроенных нуворишей. А когда российская космическая программа допускает промах – например, когда в декабре прошлого года три российских навигационных спутника упали в Тихий Океан из-за того, как техники переполнили один из баков на верхней ступени ракеты– Кремль демонстративно сам занялся этим делом. После декабрьской неудачи президент Дмитрий Медведев лично уволил руководителей верхнего звена, а в начале этого года призвал Россию к разработке собственной программы по освоению космоса из-за «научных амбиций нашей страны… если мы этого не сделаем, мы окажемся позади».

Но несмотря на старания Медведева, правда заключается в том, что удерживаться в одиночку на переднем крае космических исследований стало слишком сложно и дорого для любой страны. «Космической гонке пришел конец, — говорит Джоэл Монталбано (Joel Montalbano), бывший директор пилотируемых космических полетов NASA. – Сегодня мы все – члены одной команды». Международная космическая станция, например, — это совместный проект США, России, Японии, Канады и Евросоюза, который в прошлом месяце официально выделил два миллиарда евро для поддержки работы станции до 2020 года. Самым последним и окончательным дополнением Международной космической станции является, например, складское помещение «Леонардо», сконструированное и изготовленное в Италии. Единственным исключением, которое подтверждает правило, является Китай: вместо того, чтобы сотрудничать на Международной космической станции и помогать в раздвигании границ космических технологий, Пекин предпочитает воспроизводить прошлые достижения бывших космических держав. В 2003 году корабль «Шенчжоу —5» вывел человека на орбиту, а к 2013 году Китай надеется доставить на поверхность луны автоматический зонд – через полвека после того, как Советы еще 1966 году впервые сумели сделать это.

Полет человека на Марс – очередной Святой Грааль для серьезных исследователей космоса – является в значительной степени программой сотрудничества. В эпоху Гагарина планы в области освоения космоса держались в таком секрете, что даже сами космонавты «не всегда знали, к чему их готовят», — рассказывает Ивановский. Сейчас NASA имеет свой офис в московском «Роскосмосе», а «Роскосмос» — своих представителей в Хьюстоне. США сосредоточились на разработке новой грузовой ракеты для дальних космических полетов, а Россия концентрируется на подготовке астронавтов, системе жизнеобеспечения и физиологических исследованиях для полета на Марс, который будет продолжаться не менее 500 дней. Макет в натуральную величину возможного посадочного модуля для спуска на Марс был создан в Институте Медицинских и Биологических проблем в Москве, и с прошлого лета в нем внутри живут шесть добровольцев из России и Европы. У «пилотов» есть сад, где они сами выращивают овощи; радиосигналы из внешнего мира доходят до них с четырехминутным запаздыванием, как это было бы при реальном полете. Участники эксперимента уже «высадились на Марс» и в ноябре следующего года должны вернуться на землю; как сообщил Алексей Краснов, руководитель управления пилотируемых программ «Роскосмоса», у них прекрасное психологическое состояние. Следующим этапом, говорит Краснов, станет повторение этого испытания в реальных космических условиях на Международной космической станции.

Что бы ни говорили политики, следующий важный шаг человечества в неизвестное станет, по всей вероятности, результатом усилия не одной какой-то страны, а всего мирового сообщества. Это то, что действительно изменилось через полстолетия после первого полета Гагарина, преодолевшего границы Земли.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх