,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Китайский колосс и опасные моськи
0
Сегодня Китай многим в мире представляется этаким колоссом,
накачивающим свои мускулы день ото дня.  Во многом так оно и есть, хотя
огромное население делает внешне быстро развивающееся государство
внутренне бедным и отягощенным массой проблем.

На границах КНР друзей
тоже нет. Бирма, Таиланд, Малайзия, даже коммунистический Вьетнам – в
лучшем случае не враги. Но уж точно и не друзья. Чтобы поставить Китай
на колени достаточно перерезать морские коммуникации и Китай
оказывается в мзоляции от всего мира за исключением России. Монголию
можно не считать.

Другое дело, что сделать это достаточно сложно. Власти КНР прекрасно
осознают подобную угрозу и спешно строят пусть и не очень современный,
но мощный и многочисленный флот. Даже купленный под казино старенький
советский авианосец вводят в состав флота. А в ближайшие 5-6 лет
намерены строить уже атомные авиаматки.

Сегодня ВМС Китая насчитывают 13
атомных и 72 дизельных подводных лодки, 27 эсминцев и 49 фрегатов УРО,
89 ракетных катеров и 89 десантных кораблей с парой сотен минно-тральных
кораблей. Тяжелых  (например крейсеров) нет. Но и имеющегося достаточно
для прорыва любой блокады сопредельных стран.

Но проблема есть и она не единственная. Горе-аналитики пророчат КНР
уже через 20 или даже 15 лет первенство в мире. Примерно также в конце
1970-х они рассуждали об СССР, который вот-вот поглотит полмира, а за
ним  и США. В отличие от СССР у Китая   нет союзников. Страна может только покупать себе «временных друзей».


Китай не встроен ни в одну мировую систему: ни в западный мир, ни в
мусульманский, даже в качестве колониального придатка (как какие-нибудь
Сингапур или Южная Корея). Северная Корея считаться союзником может
только условно. Пакистан, верный сателлит США и вовсе таковым не
является.

Внешние границы Китая – это его
вечная головная боль
. По их периметру расположены страны, для которых
само слово «Китай» ассоциируется с понятиями «Шайтан, Смерть и Угроза».
Чтобы нагляднее понять картину, просто представьте, что Россия
граничит не с беспомощной Украиной или мирной Финляндией, а с  большим,
голодным и агрессивным Ираном. С миллионной армией. Не нужно никаких
десантов Японии и США, а тем более превентивных ядерных ударов по Китаю –
просто зажгите его окраины и соседей, и страна повалится как мамонт,
утыканный сотнями стрел с каменными наконечниками.
 
В Китае есть и
своя Чечня. Но не такая маленькая и слабая, как в России, а с
геополитической и геоэкономической точки зрения во сто крат более
значимая. Это Синцзян-Уйгурский автономный округ.

На первый
взгляд, ничего опасного там нет. С десяток-другой миллионов мусульман,
абсолютно чуждых атеистически-конфуцианскому Китаю. Абсолютно нищие и
почти поголовно безграмотные (как и 80% их притеснителей – ханьцев). Но
в Синцзяне есть нефть. Нефть это одно из самых уязвимых мест.

Недавно
страна перешагнула психологически и экономически важную отметку –
импорт нефти превысил 50% от её общего потребления в стране (если быть
точным, импорт составляет 55%). Но и из оставшихся 45% значительная
часть качается из Синцзяна.

Проблему энергопотребления помогает
решать Россия. И это на долгие годы предопределяет заинтересованность
Китая в хорошем отношении северного соседа. По определению не
агрессивного и не имеющего ни малейшего желания враждовать и тем более
воевать с Китаем или претендовать на его территории. В то время как с
соседями, включая Вьетнам, территориальных споров море.


Синцзян-Уйгурский район является одним из главных «нефтяных полей»
Китая. Так, запасы нефти этого автономного района составляют 21 млрд
тонн. (30% всех запасов Китая), газа – 1,1 трлн. кубометров (34% запасов
всей страны). Ежегодно в Синцзяне добывается около 30 млн. тонн нефти и
22 млрд. кубометров газа. Можно себе представить, что станет с Китаем,
если его лишить в результате очередного «оранжевого восстания» или
длительной террористической войны такого объёма добываемых
энергоносителей.

Через Синцзян  проходит газовая ветка из
Туркменистана. Пока по ней прокачивается 10 млрд кубометров газа в год,
но через 5 лет её пропускная способность возрастёт до 30-40 млрд. А
это – уже треть газового потребления страны (оно составляет около 90
млрд. кубометров в год).

Сейчас КНР ежегодно добывает на своей
территории 185 млн. тонн нефти, ещё около 190 млн. тонн импортирует. По
объёму импорта продовольствия Китай стал 4-й страной в мире, более
того – темпы роста закупки страной еды нарастают год от года. К
примеру, к 2015 году КНР, по прогнозам, будет закупать в США до 25 млн.
тонн кукурузы ежегодно, уже сегодня импорт сои составляет 4-5 млн.
тонн, а через пять лет он вырастет до 12-15 млн. тонн. В общей
сложности, Китай сейчас 20% продовольствия закупает за границей, к 2015
году эта цифра вырастет до 30%.

Зависит он и от импорта остального
сырья – железной руды, цветных металлов, леса, удобрений, и т.п. Если
дестабилизировать поставки сырья в Китай, то страна сможет продержаться
считанные месяцы – после наступят голодные бунты, остановка
промышленности и в буквальном смысле темнота из-за дефицита
энергоносителей.

Ситуация усугубляется тем, что китайский трафик
очень уязвим – он идёт относительно узкой полосой через моря ЮВА: нефть
с ближнего Востока – через узкий Молуккский пролив, продовольствие и
железная руда – через индонезийский архипелаг. Флот США, который пока
остаётся в десятки (если не сотни) раз сильнее китайского флота, легко
может перекрыть эти транспортные артерии, чем доведёт ситуацию в Китае
до коллапса.

Но и без прямого военного вмешательства США среди
соседей Китая есть кому довести страну до ручки. Рассмотрим эти
потенциальные болевые точки Китая.

Бирма. Южный сосед Китая уже с конца 1940-х не знает
стабильности. Треть населения страны составляют нацменьшинства, самым
воинственным среди которых считаются карены. В Восточной части Бирмы они
создали своё непризнанное государство. Ещё два непризнанных
государства – на севере страны, рядом с китайской границей – создали
племена шан и качины.

Сегодня между центральным правительством Бирмы и
этими тремя непризнанными государствами на её территории поддерживается
нейтралитет. Но нет никаких причин сомневаться, что при умелом
«дирижировании» из-за рубежа война в Бирме может вспыхнуть в любой
момент. Ситуация усугубляется тем, что в соседнем Китае живут несколько
миллионов представителей племён, создавших своё государство в Бирме. И
нельзя исключать вероятность, что вооружённый конфликт может
перекинуться и в джунгли Китая.

Таиланд. В этой
стране крупнейший узел напряжённости – её южная часть, провинция
Паттани. Она населена мусульманами. Партизанская война в этом регионе
почти завершилась только в 1970-е годы. Последние карательные операции
властей прошли в Паттани в середине 1980-х. Однако в 2004 году в
провинции была создана новая мощная партизанская группа – «Движение
исламских моджахедов провинции Паттани». Примечательно, что эта
провинция находится на входе в Молуккский пролив – через который
проходит до 70% китайского импорта.

Индонезия.

Политологами принято называть эту страну «искусственным конструктом». В
стране насчитывается 17 тысяч островов, десятки племён, но власть
безраздельно принадлежит только «яванскому клану».

Самым
конфликтным регионом считается провинция Аче. С конца 1970-х тут
действует радикальная партизанская группа «Движение за свободный Аче».
Их главный лозунг похож на лозунг сепаратистов многих сырьевых стран:
«Из наших нефтяных и газовых доходов Центр оставляет нам только 5%. Мы
хотим обратного соотношения – 95% провинции, 5% – Центру». За два
десятилетия тут в локальной войне погибло 15 тысяч человек. Наконец, в
2006 году центральное правительство пошло на уступки – оно теперь
оставляет в Аче 70% всех нефтегазовых доходов, легализовало «Движение»
(оно тут же выиграло местные выборы). Однако радикальная часть партизан
продолжает требовать оставлять 95% доходов или вовсе предоставить
независимость.

Второй проблемный регион в Индонезии – Западная Папуа
(через воды этого острова идут поставки руды и продовольствия из
Австралии в Китай). Тут тоже партизанская борьба разворачивалась в
борьбе за сырьевые доходы – в провинции находятся крупнейшие
золотоносные шахты, а «федеральный центр» забирал себе те же 95%
доходов от золотодобычи. В 2006 году правительство также предоставило
широкую автономию Западной Папуа, но местные партизаны не хотят
останавливаться на этом и требуют независимости.

Ранее
независимость получила бывшая индонезийская провинция Восточный Тимор.
Не исключено, что при умелой работе извне «оранжевая революция» в
Индонезии может привести к параду суверенитетов – потенциально тут
может образоваться 15-20 новых государств, а вооружённая борьба
сепаратистов – парализовать судоходство в этом регионе.

Малайзия.

/С 1950-х годов существует тлеющий конфликт между центральной властью и
партизанами-марксистами. В 1980-е новой оппозицией режиму стали
исламисты. Также в стране существуют серьёзные межнациональные трения
между малайцами и этническими китайцами – им, в частности, принадлежит
75% всего частного бизнеса страны при доле населения в 23%.

Филиппины.

Уже десятки лет в провинции Минданао на юге страны продолжается
партизанская борьба между исламистами и центральным правительством. В
её ходе погибли десятки тысяч человек. Филиппинские власти уверены, что
партизан (число боевиков достигает 12-15 тысяч) финансирует Саудовская
Аравия.

Также на территории острова действуют организации различной
левой направленности – маоистская Коммунистическая партия Филиппин и
троцкистская Революционная рабочая партия Минданао, имеющие свои
вооруженные формирования. При этом и маоисты, и троцкисты в последние
годы перекинули свою партизанскую деятельность на северные территории,
населённые католиками.

В идеале правящие кланы Персидского залива
мечтают о превращении Индонезии, Малайзии, Брунея, Сингапура, южной
части Филиппин, Таиланда и Бирмы в «Новый Азиатский Халифат». «Старый
Халифат» включал бы в себя территорию Северной Африки, Персидского
залива и Средней Азии. В результате Китай окажется зажат в клещи двумя
Халифатами – с запада и юго-востока.

Да, Китай пока нужен Западу в качестве дешёвой сборочной фабрики.
Однако сегодня эта дешевизна уже перестаёт удовлетворять «заокеанских
хозяев» – зарплаты рабочих в 150 долларов кажутся им слишком накладными.
Тем более что в соседнем Вьетнаме (кстати, более комплиментарном
Западу – и как бывшей французской колонии, и как стране с 20-процентным
католическим населением) за ту же работу полурабы берут 30-50 долларов
в месяц. А есть ещё Бангладеш – уже мировая пошивочная фабрика (там
шьются 60% джинсов планеты) – где и 20 долларов считаются хорошей
зарплатой.

Наконец, Индия – давний союзник Запада, вымуштрованный
британцами до состояния служебной собаки. Правда и ненавидящий их так
же.

Сбросить Китай с борта мировой истории можно легко. И Запад
это прекрасно понимает. Как понимает и другое. Тогда Китаю ничего не
останется, как упасть в объятья России. "Русский с китайцем братья
навек!". А этого США хотят меньше всего. Потому что во весь рост встает
реальная  опасность соединения высокотехнологичной Европы, многолюдного
Китая со все еще дешевой рабочей силой и огромными сырьевыми запасами
России (40% мировых запасов сырья на своей территории и 20% на
контролируемых сопредельных).

Связать сетью высокоскоростных
железных дорог Китай и Россию с Европой - и о роли мирового жандарма и
лидера США придется забыть навсегда, быстро скатившись до вполне
логичной роли периферийной державы на далеком континенте. Именно поэтому
никакие морские блокады Китаю не грозят. Пока.

США и Филиппины начинают совместные военно-морские учения вблизи спорных участков Южно-Китайского моря. Манила планирует просить Вашингтон о предоставлении в аренду наиболее современных видов вооружения.

Учения проводятся в море Сулу, неподалеку от филиппинского острова Палаван. Напомним, что в соседнем с Сулу Южно-Китайском море расположен ряд спорных островов, на которые одновременно претендуют Бруней, Вьетнам, Китай, Малайзия и Филиппины. Начинающиеся учения официально не связаны с выдвигаемыми претензиями, однако рассматриваются как упрочение позиций филиппинской стороны.

"Маневры покажут, что Филиппины и США по-прежнему очень близки и придадут филиппинцам уверенность в ходе обсуждений по дипломатическим каналам. Когда они снова встретятся с китайцами в ходе мирных переговоров, то смогут сказать: "Американцы на нашей стороне", – приводит слова филиппинского политолога Бена Лима РИА Новости.

Филиппины винят Китай в разжигании ряда конфликтов в спорных районах за последнее время. В ходе одного из инцидентов китайское военное судно открыло стрельбу по кораблю филиппинских рыбаков. Президент Филиппин Бенигно Акино заявил о нарушениях Китаем международного права и обратился к США с просьбой помочь его стране в отстаивании ее интересов.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх