,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


За что мы не любим Америку?
  • 3 апреля 2011 |
  • 16:04 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 560210
  • |
  • Комментарии: 17
  • |
0
Иностранцы, работающие в России, уверены, что мы уникальные люди. Только как эта уникальность выражается? Задумывались ли мы над этим серьезно? E-xecutive публикует размышления участника Сообщества Александра Сорокоумова о глубокой душевности российского человека, его изобретательности и нелюбви к США.

Семь лет назад я был на фестивале молодежи в Барселоне. В большом зале, где проходила регистрация делегатов, мы познакомились с ребятами, приехавшими из одной бывшей советской республики. Болтали, как водится, обо всем и ни о чем. В один прекрасный момент разговор зашел об Америке. Лишь услышав это слово, одна из участниц громким, практически пионерским речитативом на весь зал произнесла: «Америка — sucks»!

Торжественности в этом высказывании было гораздо больше, чем каких-либо других эмоций. Складывалось впечатление, что в той среде, откуда приехала участница, не любить Америку было модно. И она просто следовала этой моде. Ничего личного.

Прошло несколько лет. Любить Америку как-то незаметно стало совсем нельзя — неправильно, не по-нашему. Конечно, поводов эта страна дала предостаточно... Ну и что? Можно подумать, мы чем-то лучше.

Америку весь мир ругает, но очень хочет в ней жить. СССР-Россию раньше весь мир боялся, а сейчас — презирает. США стремятся подмять весь мир под себя. В России же живут по принципу пауков в банке и питаются друг другом. Американцы страшно гордятся своей страной. А мы... Что мы?

Наш источник дохода — труба. Наши мозги утекают за границу. Наши деньги прячутся в оффшоры. Наши чиновники — самые богатые люди в мире. Слово «нанотехнологии» относится лишь к национальным особенностям тушения лесных пожаров. И даже курс российских шпионов к американским — 2,5:1. Единственный предмет гордости, который остается непреходящим, — это георгиевская ленточка весной на антеннах машин. И то нашелся какой-то остряк, который повязал ее на эмблему Мерседеса, сфотографировал и написал на снимке: «так кто же выиграл?». Тогда выиграли — мы. А сейчас? Мы никак не можем признать себя проигравшими в том, что произошло после. Поэтому немцы предпочитают не ездить в Турцию на майские праздники. Поэтому нам позарез нужно кого-то не любить, кого-то внешнего. Например, Америку, хотя большинство обвинений в ее сторону не выдерживают даже самой первой, поверхностной критики. Для примера возьмем несколько таких обвинений:

Во-первых, хоть американцы приветливы и общительны, но это лишь маска. На самом деле им нет до вас никакого дела. Ага! Как будто нам самим есть дело до кого-то. Глубокая душевность русского человека, который за бутылкой водки решает серьезные психологические проблемы — это миф, выдуманный теми, кто никогда не решал серьезные психологические проблемы. Потому, что решать их по-настоящему могут только те, кто учился этому лет десять. И к ним американцы, кстати, ходят. А вот мы — нет. Но обычный американец может, улыбнувшись и сказав пару дежурных фраз, здорово поддержать случайного прохожего (таким прохожим однажды оказался я сам). А мы так не можем. У нас не принято.

Во-вторых, американцы думают только о деньгах. Это еще один вопрос — кто думает о деньгах больше? Американский школьный учитель со средней зарплатой в 4000 долларов в месяц или школьный учитель в той же Москве, со среднемесячной зарплатой чуть больше 400 долларов? Сотрудник американской корпорации, живущий в доме (с лужайкой) в кредит под 4-6% годовых, или наш офисный планктон, за те же деньги купивший двушку в Бирюлево под 14-17%? И, в конце концов, американский дорожный полицейский — или наш сотрудник ГИБДД?

В-третьих, американцы — тупые. Конечно! Ведь только по-настоящему тупые люди способны создавать всякие там нанотехнологии, силиконовые долины, прочие МВА. Были бы умными — распилили бы бюджет и не парились.

Нам стыдно. Нам жутко стыдно осознавать собственное бессилие и бесперспективность своей родины, где до нас действительно никому нет дела, где большую часть жизни приходится думать только о деньгах, и где усилиями чиновников от образования страна неумолимо катится в трясину поголовного невежества.

Поэтому мы предпочитаем ничего не признавать и не принимать, сбрасываем накопившееся напряжение на охаивание Америки. Ну, или, как водится, на себя и свою страну.

Хотя пользы нам не приносит ни то, ни другое. Ведь лишь трезво (не в гневе, без обид, не обличая и не обвиняя никого) признав свое поражение, можно начать что-то делать, создавать себе шанс однажды выиграть. Только приняв свои недостатки, мы можем за ними увидеть достоинства. Американцы и прочие экспаты, кстати, видят их гораздо лучше.

Как-то раз я брал интервью у западного менеджера, возглавлявшего новый сетевой отель где-то на просторах необъятной. Найдя в моем лице заинтересованного слушателя, он долго рассказывал, какие трудности ему пришлось героически преодолевать в попытке наладить дела так, как того требовала франшиза. Как тяжело было внедрять стандарты качества, с каким сопротивлением сталкивался при попытке ввести какие-то элементарные процедуры, и т.д., и т.п.

Улучив момент, я попросил его дать свою характеристику того, чему нам, русским людям, нужно в первую очередь научиться, чтобы работать эффективнее. Разумеется, я получил подробный, корректный и тщательно аргументированный список. Затем я осторожно, спросил: а не было ли такого, чтобы он сам и его коллеги чему-то учились у здешних русских? Он тут же заулыбался. Ну как же! Очень многому...

Во-первых, умению принимать решения и действовать в ситуации высочайшей неопределенности. У вас непонятные правила игры, они постоянно меняются, но вы ухитряетесь вести дела в такой ситуации — вести успешно... это иногда кажется невероятным.

Во-вторых, изобретательности. Вы можете найти неожиданно простое решение, используя минимум ресурсов, инструментов, отремонтировать что-то буквально на коленке. У вас вообще много умельцев...

В-третьих, в-четвертых... он еще что-то говорил, но я это уже не запомнил. Меня поразили две вещи. Интерес и уважение, с которым все это говорилось. И признание каких-то своих слабостей без особого стыда или бравады. Да, вот в этом, в этом и этом вы сильнее, и нам есть чему у вас поучиться, говорил обычный иностранный менеджер. А я пытался вспомнить, когда я слышал, чтобы что-то подобное говорили мы про них. Увы!

Может быть здесь и зарыта та собака? Признавая достоинства других людей (организаций, государств, экономик, религий), отмечая моменты, где они явно сильнее нас, мы так же начинаем смотреть и на себя, искать в себе свои собственные достоинства, сильные стороны, ресурсы и скрытые возможности? Перестанем копировать лидера, зная, что все равно его не догоним. Вместо этого начинаем искать, в чем же сильнее мы?

На память сразу же приходит состояние отечественной микробиологии и генетики в начале девяностых годов прошлого века. Из оборудования — старые микроскопы да чашки Петри. Про финансирование мы вообще не говорим. Но даже в этих условиях наши ученые находили способ выйти на мировую арену. Они не могли тягаться с западом по глубине, масштабности и точности исследований. Поэтому они просто выбирали несколько тем, за которые еще никто не брался, ставили в них доступные их возможностям эксперименты, и если тема оказывалась перспективной — публиковали свои наработки в международных журналах. После чего в открытую таким образом тему ломились западные университеты со своими лабораториями, а наши, пожав лавры первооткрывателей, брались за поиск следующей... Ведь выжили!

Да, мы все выжили. Стали на ноги, научились как-то зарабатывать, пьем кофе за пять баксов и не считаем, что это дорого. Ну подумаешь — проиграли. Зато теперь мы точно знаем, что можем выжить в условиях полного слома всей экономики. И тот период, который переживаем ныне — тоже закономерен, его просто надо прожить. Проживем.

Может, стоит прекратить ругать победившего противника? Лучше присмотреться к нему, понять, что у них есть такое, чему нам стоит научиться? А потом посмотреть на себя и увидеть, что есть уникального в нас? Глядишь, так мы и найдем, наконец, ту самую национальную идею, которую нам все никак не может придумать правительство. Что нам правительство? Сами научились тушить пожары — сами найдем и национальную идею.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх