,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Европа и новый Египет
  • 28 марта 2011 |
  • 10:03 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 371468
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Кроме того, европейцы уже успели в феврале провести в Брюсселе встречу министров иностранных дел Евросоюза, посвященную необходимости оказать экономическую помощь «молодым ближневосточным демократиям” (в первую очередь, Египту).

Похоже, на старом континенте решили перехватить инициативу у остальных «сильных мира сего» и стать главными партнерами новой египетской власти.

Между Парижем и Берлином

Следует отметить, что в последние годы на европейском направлении Египет проводил политику балансирования между ведущими государствами Евросоюза — Францией и Германией. Кроме того, важное место в европейской политике Каира занимало его итальянское направление.

И все же французский вектор был превалирующим. В этом виделись две главные мотивации со стороны официального Каира.

Во-первых, это было необходимо для «внешнеполитического торга» с Вашингтоном и Москвой (в первую очередь, в сфере военно-технического сотрудничества), Берлином (в вопросе финансовой и технической помощи со стороны Германии относительно обустройства египетско-палестинской границы), а также Эр-Риядом (относительно имиджа «ключевой региональной страны» и «главного миротворца» на Ближнем Востоке).

А, во-вторых, долгое время режим Х.Мубарака использовал Париж для «внутреннего пользования» (для сохранения властных позиций внутри страны путем усиления собственной дипломатической активности).

В свою очередь, Египет является традиционно «ключевым» государством французской ближневосточной политики. Это связано, в первую очередь, с желанием Франции играть ведущую роль в регионе.

В этой связи показательно, что по дороге в Вашингтон для участия в церемонии возобновления палестино-израильского диалога, 1 сентября прошлого года тогдашний президент Египта Хосни Мубарак посетил Париж, где провел переговоры с президентом Франции Николя Саркози.

И несмотря на смену власти в АРЕ, можно допустить, что в ближайшем будущем «тандем Париж-Каир», кроме предложений относительно разрешения палестинской проблемы, будет инициировать и ряд других мирных инициатив (решение «дарфурской» проблематики, продвижение израильско-сирийских переговоров и т.д.).

По крайней мере, недавний визит в Египет министра иностранных дел Франции Алена Жюппе дает все основания так полагать.

С другой стороны, несмотря на «франкоориентированность» египетской европейской политики, официальный Каир в последнее время ощущает опасность создания «миротворческого треугольника» в составе Германии, Турции и главного египетского конкурента в арабском мире — Саудовской Аравии.

Кстати, по оценкам специалистов, на данное время в регионе доверие к ФРГ, среди всех стран Евросоюза, является самым высоким. Несомненно, оно еще более укрепится после того, как Германия воздержалась во время голосования в СБ ООН по вопросу начала военных действий в Ливии.

Альянс Берлин-Анкара-Эр-Рияд, несет в себе опасность лишить Египет роли «ключевого» государства и «главного миротворца» на Ближнем Востоке с негативными последствиями как во внутренней, так и внешней политике страны.

Все это может переориентировать «главный вектор» европейской политики Каира с Парижа на Берлин. Тем более, со стороны Германии АРЕ может получить реальную финансовую и техническую помощь в вопросе обустройства египетско-палестинской границы или т.н. «филадельфийского коридора» в районе КПП «Рафах».

Дороги, которые ведут в Рим

Особое значение в европейской политике АРЕ занимает итальянское направление.

Собственно, не удивительно, что визит в египетскую столицу министра иностранных дел Италии Франко Фраттини, состоявшийся 22 февраля в один день с посещением Каира К.Эштон, стал первым визитом главы внешнеполитического ведомства европейского государства в «послереволюционный» Египет.

В данной связи, следует отметить, что для Италии, кроме усиления своего внешнеполитического влияния на ближневосточном направлении, египетский вектор становится все более важным в силу целого ряда иных причин.

В первую очередь, это противодействие нелегальным миграционным потокам из Африки в страны Евросоюза, а также терроризму и международным преступным организациям. В этой связи, Египет является одной из самой проблемных стран в связи с демографическим бумом в стране и проблемами относительно обеспечения минимальных потребностей своих граждан. В частности, с 1995 по 2006 гг. население Египта выросло на 13 млн. чел. — с 60 млн. до 73 млн., в среднем годовой прирост населения за этот период составил 1,2-1,3 млн. чел. Прогнозируется, что до 2029 г. население АРЕ достигнет 123 млн. чел., что Италию, как главного реципиента североафриканских мигрантов, отнюдь не радует.

Не зря ведь, во время упомянутой брюссельской встречи 20-21 февраля министров иностранных дел ЕС, посвященной необходимости оказать экономическую помощь «молодым ближневосточным демократиям”, итальянцы так активно лоббировали вопрос принятия целой программы финансовой помощи странам Северной Африки, с целью «предотвращения нелегальной миграции, терроризма и исламской радикализации”.

Кроме того, важное значение для Рима на данном этапе приобретает также поиск альтернативных маршрутов транспортировки в свете не так уж и давних украинско-российских и белорусско-российских газовых споров, через страны Восточного Средиземноморья и, в частности, Египет, энергоносителей из Аравийского полуострова и Судана.

Немаловажным является и то обстоятельство, что в свете последнего мирового кризиса, актуальным является сбыт итальянской продукции в страны Северной Африки и Ближнего Востока (Италия является главным экономическим партнером Египта среди стран Евросоюза).

Ближневосточная «евроактивизация»

Что касается отношений Египта с ЕС в целом, то в этой связи, в первую очередь, важно отметить вопрос развития Союза для Средиземноморья.

Саммит Союза для Средиземноморья, который должен был состояться 21 ноября прошлого года в Барселоне, решено было отложить. Причиной в совместном коммюнике Франции, Испании и Египта было названо «отсутствие прогресса на мирных переговорах по Ближнему Востоку, которое делает невозможным результативное проведение саммита».

Показательно, что в прошлом году это уже был второй перенос совещания в верхах стран Средиземноморья, которое первоначально должно было состояться 7 июня.

И, несмотря на то, что председательствующие в Союзе Франция и Египет, а также Испания в качестве принимающей страны выразили надежду провести саммит «в ближайшее время», дальнейшие перспективы объединения пока остаются туманными.

Однако, несмотря на определенные проблемы в развитии евросредиземноморского партнерства, обращает на себя внимание общая активизация ближневосточной политики ЕС. В частности, упомянутая нынешняя активизация контактов с Египтом как «ключевой» страной региона, и активное «вовлечение» европейцев в ливийскую проблематику.

Можно назвать три основные причины этой «евроактивизации».

Во-первых, это существенное повышение в начале ХХІ в. роли энергетических ресурсов ближневосточного региона в глобальной энергетической системе.

Во-вторых, это определенная потеря США доминирующих позиций на Ближнем Востоке через ряд своих внешнеполитических просчетов; и как результат, активизация главных конкурентов США на ближневосточном направлении (ряд американских специалистов по ближневосточной проблематике называет эту активность кампанией по «выманиванию арабских стран из американского лагеря».

В-третьих, это также неспособность стран региона обустроить свое политическое, экономическое и гуманитарное пространство и создать стабильную систему внешних связей (наподобие самого Евросоюза), что превращает Ближний Восток в своеобразный «геополитический полигон» для решения коллизионных моментов между главными «игроками» мировой политики.

Очевидно, что ввиду обострения целого клубка ближневосточных проблем, ЕС пытается создать т.н. «санитарный пояс от Украины до Марокко» по всему периметру юго-восточной границы Евросоюза.

И в этой связи, Египет приобретает стратегическое значение для ЕС. Этому способствует целый ряд факторов.

Это и географическое положение («завязанность» как на ближневосточной, так и на африканской проблематике), и амбиции играть роль регионального лидера (главным образом, в связи с наличием одной из самых сильных армий и наибольшей численности населения на Ближнем Востоке).

Ну и, несомненно, угроза массовой эмиграции граждан Египта в европейские страны, учитывая упомянутый демографический бум, который ныне наблюдается в Египте, и неудачные попытки прежнего правительства АРЕ снизить темпы роста населения и неспособность обеспечить его минимальные потребности.

Поэтому в ближайшем будущем, судя по всему, египетский вектор стран ЕС, а вместе с ним и интенсивность европейских вояжей разных уровней в египетском направлении будут лишь усиливаться.

Виталий БИЛАН, эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх