,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Мои мысли о наших русских
  • 19 марта 2011 |
  • 16:03 |
  • bayard |
  • Просмотров: 51337
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
В Интернете, да и не только, развернулась дискуссия вокруг моего недавнего интервью украинскому журналу "Профиль". Ажиотаж вызвали слова о нецелесообразности придания русскому языку на Украине статуса второго государственного.

Если не вникать в детали, то эта мысль заставит вздрогнуть любого русского, переживающего за русских на Украине, включая, разумеется, и меня. На самом деле я не ставил под сомнение необходимость защиты русского языка - речь шла о формах, во-первых, и о перспективах, во-вторых. Однако вырванная из контекста мысль была интерпретирована максимально широко: "Косачев (отдельные персонажи пошли еще дальше - "Кремль") поддержал националистов и предал русских".

И понеслось. Не столь важно, что понеслось главным образом в очевидно ангажированных украинских, а затем и в маргинальных российских Интернет-СМИ, работающих главным образом друг на друга. И даже не столь важно, что здравомыслящие украинские политики (разной национальности) меня поняли и поддержали. Важнее содержание дискуссии.

Свою развернутую позицию уже изложил. Но чем больше я размышляю над самой ситуацией по сути, тем больше прихожу к убеждению, что назрела дискуссия в целом о нашей стратегии по защите прав соотечественников за рубежом. О чем и хотелось бы поговорить подробнее.

У данной темы - наши за рубежом - много вариаций и развилок, но в начале две "безразвилочные" констатации.

Первая - Россия обязана защищать соотечественников, где бы они ни находились, но в первую очередь тех, кто оказался меньшинством не по своему выбору, а по геополитическому раскладу. Русский мир - не абстрактное, а живое понятие, где ключевое место занимает максимально высокий статус языка.

И вторая - делать эту работу нужно при том безусловном понимании, что речь идет о суверенных государствах, которые имеют свои развилки в стратегиях по отношению к меньшинствам, включая русских (даже когда они занимают положение титульной нации). С такими развилками мы из России можем спорить, но соответствующие развязки мы не в силах из России навязать и предрешить. Конечные решения - суверенный выбор и суверенное право соответствующих государств и народов, где у России право только совещательного голоса.

А далее - уже наши развилки. Главная из них - как добиваться поставленной цели защитить наших. Варианта два.

Либо жестко и по максимуму, с позиций силы "старшего брата", требовать от властей соответствующего государства решений, устраивающих нас и русскую диаспору в этой стране, применяя в противном случае весь арсенал инструментов давления (они хорошо известны).

Либо обретать соответствующие решения через нормализацию отношений этой страны с Россией и создание следующего за этим климата доброжелательности к русским внутри неё.

По первому варианту Россия выступает в качестве "посла" своей диаспоры перед властями другой страны. Срыв "переговоров" (нерешение проблем по запросному варианту) приводит к обострениям и деградации отношений (этот опыт имеем, в частности, со странами Балтии, в чем-то - с прежней Украиной), но как следствие - к замораживанию и даже деградации проблем русских (что также имеем). И не имея реальных возможностей по репатриации соотечественников, мы неминуемо делаем их в таком случае заложниками политических сценариев.

Второй, мне существенно более близкий - мы, Россия, посредничаем между властями страны проживания и диаспорой, добиваясь встречных шагов и взаимных уступок (вот что принципиально важно - встречных и взаимных, что для наших означает, например, проявление элементарного уважения к своей новой родине через изучение хотя бы в минимальном объеме языка страны проживания), и тогда почвы для конфронтации по определению меньше, а для успеха "переговоров" - больше.

Вопрос о статусе русского языка на Украине - наглядный пример. Запросная позиция по первому варианту - русский должен иметь такой же статус государственного языка, как и украинский. Ура! Но реалистично ли это? Увы, по моей оценке - нет. Во всяком случае набрать для такого решения требуемые две трети голосов в Верховной Раде не дано даже нынешнему президенту Януковичу, несмотря на его предвыборные обещания.

И что, загонять от этого ситуацию в угол? Обижаться на действующую власть, с которой у России получается успешно договариваться по многим не менее (но и не более) важным для нас вопросам? Оттолкнуть от себя в очередной раз реального партнера и союзника? Дискредитировать эту власть, настроив теперь и против нее русских на Украине? Во имя чего? Чтобы на следующих выборах она проиграла? Чтобы к власти вернулись националисты и показали русским кузькину мать?

Российские ура-патриоты, объединившиеся в бесчисленные "институты по СНГ", процветают на конфронтациях, создающих для них перспективы получения очередных грантов. Такие в едином порыве скажут "а как же, только так, потребуем побольше, получим хоть что-то!". Примитивная логика. Тут "либо ехать, либо с шашечками". Тактика "всё или ничего!" мало что дала русскоязычной диаспоре за рубежом в предыдущие годы и вряд ли даст больше впредь.

Результативность нашей работы зависит не от максимализации, а от реалистичности запросов, это раз. От их соответствия общепринятой мировой практике и международному праву, это два. И от степени взаимопонимания с властями с той стороны, это три.

Тот же статус языка - есть достаточно вариантов решения проблемы (не государственный, но официальный статус русского языка в Казахстане и в Киргизии, или, например, государственные языки в национальных республиках, то есть в местах компактного проживания носителей такого языка, у нас в России,). Чем меньше политики и чем больше прагматики, тем быстрее получится как лучше, а не как всегда. И на Украине, и в странах Балтии, и в тех же Киргизии с Казахстаном (далее везде), где проблем не меньше.

Но их надо решать, а не кричать "наших бьют" вот уже два десятилетия без реального, приемлемого для всех, а не только для нас, и устойчивого результата. Если мы, в России, всерьез о русских и о других народах в нашей стране, и всерьез о других народах и о русских за рубежом.

Чего мы хотим добиться? Чтобы русский язык победил украинский (латышский, казахский…)? Или, всё же, чтобы русские имели равные с титульной нацией права и возможности в другом государстве, в том числе - право свободно говорить и учиться на своём языке? И что лучше для самих русских за рубежом и их прав – чтобы их воспринимали как органичную часть государства, или чтобы видели в них «5-ую колонну», «засланных казачков», «троянских коней»?

И в заключение - о столь же главном, как и права русских. Если мы говорим о суверенных государствах, возникших на пространстве бывшего СССР, и если мы хотим с ними стратегического союзничества, мы не в праве подвергать эрозии этот суверенитет. Без понимания этого ничего не получится. И наши соотечественники тоже должны это понимать, если они хотят жить в дружественной по отношению к России стране и быть ее полноценными гражданами. У русскоязычной диаспоры за рубежом, о чем мы иногда стесняемся говорить, есть не только неотъемлемые права, которые призвана и будет защищать Россия, но и обязанности и перед государством, гражданами которого они являются, и перед своей исторической Родиной - Русским миром. Как и у России есть и право, и обязанность перед русскими защищать их законные интересы и возможность говорить на родном языке.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх