,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other

Продажа музыкального оборудования. Продажа музыкальных инструментов
xcom.ru

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


От социализма никуда нам не деться...
  • 11 марта 2011 |
  • 17:03 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 75109
  • |
  • Комментарии: 17
  • |
0
В нынешнем году минует ровно двадцать лет с того времени, как РФ открыто провозгласило курс на развитие частной собственности и рыночных отношений. Отказ от социализма совершался в условиях глубокого кризиса всей общественной системы. Многим тогда поворот к капитализму представлялся панацеей от большинства проблем российской жизни.

Двадцать лет — срок вполне достаточный, чтобы судить о правильности или ошибочности капиталистического выбора. За двадцать лет после 1917 года наша страна не только преодолела экономические и демографические последствия революции и гражданской войны, но и превратилась в одну из ведущих индустриальных держав мира. Какие же сдвиги произошли за двадцать лет шествия России по пути капитализма?

Не нужно быть глубоким аналитиком, чтобы увидеть: проблем в России за это время меньше не стало. Если одни проблемы исчезли, то на смену им пришли другие, не менее острые. Но, что самое главное, не ликвидированы многие проблемы, ради которых и провозглашался отказ от социализма. Даже пресловутый товарный дефицит нет-нет да и проявляется по отдельным сортам товаров, не говоря уже про монопольное взвинчивание цен на предметы потребления. Многие экономисты вам скажут, что изобилие потребительских товаров и услуг в нынешней России — кажущееся, что оно вызвано лишь хронически низкой покупательной способностью населения. Ограничение потребностей на фоне не успевающей за ростом потребительских цен заработной платы — характерная черта России в минувшее двадцатилетие.

Исчезли многие социальные гарантии, которые в позднее советское время воспринимались как неотъемлемая принадлежность современной цивилизации, а не одного лишь социалистического строя. На практике же оказалось, что молодому российскому капитализму эти гарантии мешают. А как быть с тем, что многие наши граждане вынуждены совмещать с ущербом для здоровья несколько работ только для того, чтобы обеспечить себе пристойный уровень доходов? Времени и сил на нормальную семейную жизнь при этом не остаётся — где уж тут преодолевать демографический кризис! Очевидный факт, что большинству россиян приходится работать намного больше, чем 20-25 лет назад, чтобы зарабатывать столько же, сколько можно было заработать тогда.

Последнее легко объяснимо, если учесть, что сектор реальной экономики России до сих пор производит меньше, чем в те времена.. Показатели превосходства нынешнего ВВП России над ВВП РСФСР достигаются за счёт спекулятивной накрутки, за счёт непроизводительного сектора. На него сейчас приходится почти половина стоимостного выражения ВВП, тогда как в конце 1980-х гг. — всего 13%.

То есть российский капитализм показывает свою неэффективность по сравнению с социализмом в главном, в чём он, казалось бы, должен был его превзойти — в организации национального производства.

Означает ли это, что капитализм — действительно тормоз для развития производительных сил, в то время как социализм представляет собой более высокую общественно-экономическую формацию? По крайней мере, в отношении России, для нашей «отдельно взятой страны», это очевидно.

Не может российский капитализм похвастаться и успехами в политическом раскрепощении народа. Иначе не пришлось бы властям предержащим публично признавать «застойные явления» в политической жизни России, а также расписываться в своём бессилии искоренить коррупцию в правящих сферах. Налицо перманентный кризис доверия народа к власти. При этом реальные механизмы защиты прав рядового гражданина не работают.

Международный вес России после вступления в «сообщество цивилизованных стран», как нам это преподносили в начале 1990-х, не возрос. Наоборот, все соседи, кому не лень, только и делают, что предъявляют территориальные и финансовые претензии к России за «грехи» бывшего СССР. При этом авторитет России недостаточен даже для того, чтобы защитить своих граждан от произвола властей соседних государств, последним ярким примером чему стало осуждение в Узбекистане российского гражданина Ю.Г. Корепанова за «измену родине».

Может быть, всё это только следствие субъективных причин? Недостаточной энергии, недостаточного государственного мышления правящей российской элиты? Нужно лишь её поменять — и можно дальше продолжать идти по магистральному пути, намеченному первым президентом России? Увы, если бы так! Автор не сомневается в искреннем патриотизме и энергии тех, кто сейчас стоит у власти в России. Они делают для блага России всё, что могут — оставаясь в рамках капиталистической парадигмы. Но сами эти рамки не позволяют сделать многого!

В глобальной системе капитализма России приходится играть по чужим правилам. Ей в ней никогда не позволят стать выше определённой планки. Капиталистическая Россия неизбежно останется второсортной державой.

Но если автор призывает к социализму — это значит опять ликвидация частной собственности, огосударствление всего и вся, короче: тотальное «раскулачивание» всех, кто выбивается из среднего уровня?! Нет! Давайте разберёмся, что это за штука — социализм.

Социализм — от слова «общество». Это строй, в котором общественные интересы преобладают над частными. Это можно понимать так, что личность обязана подчинять все свои интересы тому, что для неё директивно определяет государство. Но совсем не обязательно. В то же время ненормальна и такая ситуация, когда интересы частного накопления, частной собственности наносят ущерб развитию общества в целом.

Общественный интерес — в возможности гармоничного развития каждого гражданина. Это подразумевает вмешательство государства в экономические отношения для недопущения концентрации большей части национального богатства в руках немногих и для обеспечения всем гражданам достойного уровня и качества жизни. Отрицание социализма основано на известных чертах реального социализма в ряде стран, в том числе и в нашей. Но ведь мир знает и другие модели социализма. Например — шведский социализм, не отменяющий частной собственности, но ставящий её на службу всему обществу. Наверняка возможны и другие варианты практического осуществления той же цели — чтобы все формы собственности служили общественному благу. Социализм — категория не столько экономическая, сколько идейная, не столько организация производства, сколько целеполагание общества. С этой точки зрения понятие социализма намного шире его имеющегося на сегодня конкретно-исторического содержания.

Актуальность социалистической альтернативы вырастает и из другого. После крушения мировой социалистической системы с особенной силой проявилась тенденция к дегуманизации капитализма. Во всём мире, а не только у нас, идёт процесс свёртывания многих социальных прав, отвоёванных народами у капиталистов в ХХ веке. Развернулось наступление на традиционную культуру, традиционные ценности. Всё это — следствие, прежде всего, того, что исчезла конкуренция двух систем, исчезла глобальная альтернатива капитализму.

Однонаправленное, безальтернативное развитие таит огромные опасности для человечества. Как предупреждал великий учёный ХХ века Конрад Лоренц в своих книгах «Агрессия. Так называемое “зло”« и «Восемь смертных грехов человечества», «внутривидовой отбор... так же интенсивно поощряет инстинктивную подоплеку накопительства, тщеславия и проч., как подавляет простую порядочность. Нынешняя коммерческая конкуренция грозит вызвать по меньшей мере такую же ужасную гипертрофию упомянутых побуждений, какую у внутривидовой агрессии вызвало военное состязание людей каменного века. Счастье лишь в том, что выигрыш богатства и власти не ведёт к многочисленности потомства, иначе положение человечества было бы ещё хуже... Бег человечества наперегонки с самим собой, подстёгивающий гибельное, всё ускоряющееся развитие техники, делает людей слепыми ко всем подлинным ценностям и не оставляет им времени для подлинно человеческой деятельности — размышления».

Человечество нуждается в альтернативных вариантах развития. И всемирную альтернативу капитализму вновь, как и сто лет назад, в состоянии предложить только Россия.

Почему? Потому что Россия в значительно большей мере интегрирована в западную цивилизацию, чем даже Латинская Америка, не говоря уже о Китае. А западная цивилизация, как ни крути, по своему экономическому и интеллектуальному потенциалу ещё долго останется локомотивом развития человечества. Поэтому пример России окажется гораздо более значимым для мира, чем пример Венесуэлы или Китая.

Переход к социализму в плане организации производства давно назрел не только в национальном, но и во всемирном масштабе. Это только в идеологических баснях ультра-либералов существует «свободный рынок»! В реальном мире он остался только в отсталых, маргинальных сегментах экономики. Ритм мировой капиталистической экономики целиком и полностью определяется сговором крупнейших транснациональных корпораций (ТНК). В рамках монополистического капитализма достигнут необходимый для перехода к социализму уровень управления экономикой. Сам факт глобального управления макроэкономическими процессами доказывает актуальность социализма в наше время.

Управление мировой экономикой глобальными ТНК служит целям узкой всепланетной олигархии. В отличие от этого, социалистическую экономику будущего следует рассматривать как корпорацию, в которую на равноправных основаниях включены все члены общества.

Какими будут методы управления такой экономикой? Очевидно, что экономика современного монополистического капитализма, как и экономика советского социализма, управляется на директивной основе. Только, в отличие от советской экономики, мотивом этих директив выступает не развитие страны, не народнохозяйственный план, не общее благо, не человек, а прибыль кучки олигархов. Уже в силу этого, плановая социалистическая экономика эффективнее той, которая управляется по сговору олигархов. Это и доказывает проведённое выше сравнение двух десятилетий российского капитализма с советской системой. Но также очевидно, что директивный план — это уже вчерашний день экономики. При этом только социализм позволит осуществить переход на более высокую ступень управления производством — на уровень кибернетической экономики, или киберэкономики.

Ещё в начале 1960-х гг. в СССР начал осуществляться эксперимент под руководством академика Виктора Михайловича Глушкова по внедрению автоматизированных систем управления (АСУ) народным хозяйством. Первоначально они создавались для своевременного реагирования на возникающие явления товарного дефицита и перебоев в отношениях между смежными производствами. Их совершенствование могло привести к компьютеризации всех процессов, связанных с составлением и выполнением народнохозяйственного плана и его оперативными поправками. Директивно-плановая экономика социализма должна была перейти в автоматически программируемую.

Но уже тогда, в 60-е гг., был выдвинут рыночный вариант (формально пока в рамках социализма) повышения эффективности экономики: «хозрасчёт», «самоокупаемость», «повышение материальной заинтересованности предприятий». Советское руководство отдало предпочтение ему, как более простому и не требующему постоянной инновационной деятельности, предпочтение перед совершенствованием механизмов планирования. Так начались необоснованно, на мой взгляд, прославляемые реформы, связанные с именем Предсовмина А.Н. Косыгина. Это был первый шаг к отказу от социализма. Все последующие, вплоть до 90-х годов, явились логическим продолжением взятого уже тогда курса на стимулирование рыночных отношений.

В наше время компьютерные технологии позволяют достичь высочайшего уровня точности и обоснованности экономического планирования и управления, который полвека назад был ещё в принципе недостижим.

Переход к социализму назрел и психологически. Всё больше людей, и не только у нас в стране, желали бы заменить капитализм на «что-нибудь другое», как показывают, например, опросы общественного мнения в Германии.

Сбывается прогноз учёного Русского Зарубежья Н.Н. Алексеева, высказанный им ещё в конце 1920-х гг.: «Вернувшись к капитализму,.. русский народ примет капиталистическую систему условно, не веря в неё и не считая её “праведной”. Но русский народ есть народ, ищущий правды и не могущий жить без правды. Какая же правда встанет перед ним после возвращения к капитализму?.. Русский народ примет правду коммунизма и откинет его кривду. Он по-прежнему будет бороться с эксплуатацией и рабством во имя человеческой свободы, но уже не в коммунистических целях».

Вернёмся к тому, что России позволяют встраиваться в мировую капиталистическую систему только на вторых ролях. Так было ещё до революции 1917 года, с особой отчётливостью это проявляется теперь. Подлинной независимостью в современном мире могут обладать только великие державы, самодостаточные экономически и политически.

Чтобы быть подлинно суверенной страной, России необходимо стать максимально автаркичной экономически, прежде всего — выйти из мировой финансовой системы.

Только так можно строить национальную экономику России исходя из реальных нужд и интересов её народа, а не из того, что скажет какой-то там Бильдербергский клуб.

Ярослав БУТАКОВ

"Столетие"



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх