,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other

http://www.ks-ekb.ru ремонт компрессора, купить поршневой компрессор, винтовой
ks-ekb.ru

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Хороша страна Япония...
  • 9 февраля 2011 |
  • 11:02 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 33093
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
На oper.ru прошла дискуссия о подготовке интеллигенции в СССР и о ее способности осмыслить жизнь и, соответственно, ценить жизнь в СССР. А я вспомнил, как более 20 лет назад меня бесили эти перестройщики, практически сплошь состоящие из московских «ученых». В те годы я часто ездил за границу по делам, кстати, и о Беловежском сговоре узнал в Японии и не мог поверить. В одну из поездок туда, я написал статью для заводской многотиржки, потом эту статью дал главкой в свою первую книгу «Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно». Сейчас перечитал и подумал, что можно повторить ее, чтобы понять, что на что «лучшие умы СССР» поменяли

Есть траты, которые мы не можем не сделать. Мы не можем не заплатить налоги — у нас их взимают, не спрашивая нашего согласия. Мы не можем не заплатить за электроэнергию — у нас ее просто отключат. При социализме в тех доходах, что мы получали, таких трат было очень немного, вернее, сумма их, их процент был невелик. А 80-85 процентов нашей зарплаты мы тратили, как хотели, и в нас, советских людях, сидело это — мы не понимали, как можно по-другому. Но японец при капитализме из огромной суммы в 1 миллион йен в месяц по своему усмотрению мог потратить только 186 тысяч, то есть менее 19 процентов. А 81 процент зарплаты капитализм тратил за него. Это была пропаганда, это была наглая брехня, что он за месячную зарплату может купить автомобиль. А правда в том, что ему дают подержать в руках деньги, за которые можно купить автомобиль, но тут же забирают их обратно.

--------------------------------------------
Юрий Мухин

На oper.ru прошла дискуссия о подготовке интеллигенции в СССР и о ее способности осмыслить жизнь и, соответственно, ценить жизнь в СССР. А я вспомнил, как более 20 лет назад меня бесили эти перестройщики, практически сплошь состоящие из московских «ученых». В те годы я часто ездил за границу по делам, кстати, и о Беловежском сговоре узнал в Японии и не мог поверить. В одну из поездок туда, я написал статью для заводской многотиржки, потом эту статью дал главкой в свою первую книгу «Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно». Сейчас перечитал и подумал, что можно повторить ее, чтобы понять, что на что «лучшие умы СССР» поменяли.

Кроме этого, мне дали наводку в Интернете на толковое сообщение, и я решил дать его приложением к данному материалу, поскольку в нем, пусть и мельком, рассматривается вопрос, что нам стоит дом построить. Итак, благословенная Япония 20 лет назад.

Во время одной из своих поездок туда я попытался собрать цифры, характеризующие жизнь японцев. Сделать это было нелегко — на Западе не принято распространяться о своих доходах и расходах, не принято жаловаться. Прямые вопросы о финансовом состоянии собеседника расцениваются как бестактность. Возможно, мне повезло, а, быть может, японцы по своему духу ближе нам в этом отношении.

Япония считалась тогда самой богатой страной. В Стокгольме, когда мы пожаловались на тамошние высокие цены, шведы грустно согласились: «Наши цены могут выдержать только японцы».

Сначала я начал расспрашивать японцев, пытаясь оценить, кто, сколько получает. Картина для советского человека получилась действительно впечатляющей.

Рабочий (рабочая) на конвейере завода фирмы «Шарп» получал в месяц примерно 200 тысяч йен. (Тогда курс был 120 йен за доллар). Квалифицированный рабочий, член профсоюза, со стажем работы 10 лет получал до 300 тысяч. Но, кроме зарплаты, работники участвуют в прибыли фирмы, имея бонусы, по-советски — тринадцатую зарплату. Она выплачивается один или два раза в год и составляет 5-6 месячных зарплат. Причем, по утверждению руководителей «Шарпа», скорее, 6, чем 5. То есть месячный оклад рабочего конвейера надо оценивать не в 200, а в 300 тысяч йен, а зарплату квалифицированного рабочего — в 450 тысяч.

В любой японской фирме стараются нанять работника на всю его жизнь. Это не делается силовыми методами. Просто зарплата растет со стажем — очень быстро в начале и медленно в конце карьеры. Можно всю жизнь проработать вахтером, зарплата будет небольшой, но все равно увеличится в несколько раз, как и у других. Это удерживает людей, ведь если сменишь фирму, то сразу же станешь «новеньким» с маленькой зарплатой. К тому же фирма помогает своим служащим, привязывая их к себе. Людей стараются не увольнять. Пусть не всегда и не у всех будут бонусы, уменьшится зарплата, фирма постарается сохранить свой персонал. Поэтому в Японии почти нет безработицы. При внедрении автоматизации людям дают разную пустяковую работу (вахтеров, контролеров), но не увольняют, ждут, когда при естественном сокращении штата фирмы (смерть, уход на пенсию) появятся рабочие места.

Я сумел получить данные посемейному бюджету руководящего работника мощной торговой фирме, входящей в десятку крупнейших фирм мира. (Поскольку я давал суммы доходов и расходов конкретных людей без их разрешения, то не называл ни имен, ни названия фирмы.) Но сначала вообще о заработках в ней. Юрист, только окончивший университет, имел доход в 200 тысяч в месяц. Десять лет стажа обеспечивают 500 тысяч. Начальник отдела (40 лет) в среднем получал 6 миллионов йен в год. Много это или мало?

«Голос Америки» и наши интеллигенты, разваливая Советский Союз, убеждали нас, что это много. Делалось это так: часовую или дневную зарплату делили на цены в магазинах, показывая, сколько можно купить мяса, яиц и прочего. Давайте для начала я пройду этим же путем. Итак...

Цены гастронома Токио, йен за кг:

Хлеб — 670. Рыба, филе — 4 — 10 тыс. Рис — 550. Икра красная — 11 800. Сахар — 300. Сельдь иваси (соленая) — 350. Яйца, шт. — 25...60. Сакэ за 1,8 л- 2200. Куры — 2 — 4 тыс. Говядина — 3,5 — 30 тыс.

Другие товары:

«Тойота» (класса нашей «Волги») — 2,2 миллиона йен, «Сузуки» (класса «Запорожца») — 800 тысяч йен. Телевизоры, видеомагнитофоны от 20 до 60 тысяч, видеокамеры — от 100 до 150 тысяч. (И в то же время один кухонный нож — 36 тысяч, деревянный рубанок — 45 тысяч). Кожаная куртка — 800 тысяч, мужской костюм от 20 тысяч и выше... Выше... выше...

Если следовать за мыслью тогдашних инициаторов капиталистического будущего, то тогда простой рабочий конвейера может без труда приобрести «Тойоту» за годовую зарплату, а «Сузуки» за трехмесячную. Телевизоры и магнитофоны может покупать десятками.

Немудрено — от таких выкладок человек со слабыми мозгами может свихнуться. И немудрено, что наши профессора, все бывшие члены КПСС, вдруг стали хором кричать: «Больше капитализма».

Между тем, в застойном СССР, когда «проклятые коммунисты» заставляли всех жить в «тоталитарном государстве», для квалифицированного рабочего нетяжелых профессий нормальной считалась зарплата в 200 рублей, в это же время доход советского профессора, так алчущего капитализма, был в пределах 600 рублей.

Примерно такая же разница между зарплатами квалифицированного рабочего и начальника крупного отдела в Японии, бюджет которого я рассмотрю. Замечу, что если бы профессор из СССР попал в Японию и устроился там на работу (вдруг бы там потребовался специалист по разрушению памятников и переименованию городов), то он, вероятнее всего, имел бы доход в пределах тех же 12 миллионов йен в год. Посмотрим, на какие видеокамеры и говядину эти деньги можно потратить.

Во-первых, все их на руки не получишь — надо платить налоги. Они в Японии невелики, почти нет военных расходов. Тем не менее, городские налоги — 18%, 5%- в пенсионный фонд, 23% от 12 миллионов составят 2 760 000 йен.

Далее. Надо где-то жить. Квартплата очень высока, поэтому, достигнув лет 30 и вместе с годами определенного уровня дохода, японец женится и покупает жилье. В радиусе двадцати минут ходьбы от центра Токио однокомнатная квартира стоит 60-65 миллионов йен. Сопровождавший меня японец, юрист фирмы, с доходом в 500 тысяч йен в месяц, купил трехкомнатную квартиру общей площадью (общей, а не полезной!) в 62 кв. м в 30 минутах езды на метро от центра всего за 37 миллионов йен. Денег для оплаты всей суммы у него, естественно, не было. Он заплатил 10 процентов, а на остальное взял кредит. Помогла фирма, дав часть кредита всего под 4,5 процента. Выплачивать надо будет 30 лет. Ежегодный платеж — 2,5 миллиона йен. Но, наверное, наш профессор захотел бы, как и в СССР, купить себе дом.

Японец, бюджет которого я взял для анализа, действительно жил в своем доме, в пригороде Токио, примерно в 30 километрах от столицы. Домой ему надо было добираться на электричке и на автобусе. Двухэтажный дом общей площадью 110 кв.м стоит на участке в 120 кв.м. Стоит он 44 миллионов йен.

Давайте немного отвлечемся и поговорим о японских частных домах. Сооружаются они так. Из деревянного бруса 100 х 100 мм собирается каркас. Причем второй этаж, по японской традиции, меньше первого. Снаружи дом обшивается сухой штукатуркой или дощечкой, внутренние стены — чем-то вроде фанеры и обклеиваются обоями. На пол кладутся соломенные маты — татами. Рамы в одно стекло. В богатых домах — газовый водогрейный котел. В домах попроще — керосиновые печурки без трубы, высотой в полметра и диаметром 25 сантиметров. Тот, кто помнит керосинки, поймет, о чем речь. В таких домах здорово попахивает керосином. Если японцу хочется погреться, он подходит к печке и распахивает полы кимоно. Но вообще японцы народ нетребовательный и к особому комфорту не приучены.

Как видите, дом японца очень незатейлив. Думаю, большинство наших мужчин в СССР, накопив за зиму материалы, могли бы построить такой дом за отпуск. Ведь у нас многие строят своими руками дома и дачи во много раз сложнее и дороже этих японских «домов».

Но японец даже такой дом сам построить не может. Тот, о ком мы говорим, утверждал, что встает в полшестого, без пяти восемь он в пути, в девять на фирме. Заканчивается работа около семи часов. В Японии не принято за десять минут до официального конца рабочего дня одеться, взять сумку и гипнотизировать стрелки часов, чтобы вместе с «началом шестого сигнала» гурьбой броситься к выходу. Тем более не принято уходить раньше.

На Западе над японцами за это насмехаются. Есть анекдот на манер армянского радио. Спрашивают: «Как японец бастует?» Ответ: «Он выходит на работу и работает как обычно, но на груди у него табличка — «Я бастую». Или еще. Спрашивают: «Как японец проводит воскресенье?» Ответ: «Он выходит на работу и работает как обычно, но без галстука».

После работы принято «расслабиться» в ресторане или баре. Правда, мой знакомый утверждал, что меру знает, и когда ему иногда, сойдя с последней электрички, приходится ждать такси в компании пьяных мужиков, то ему неприятно. Выходные он тоже часто проводил на работе, делал закупки на неделю или выезжал с семьей в горы, на природу.

Отпуск у японца — пять дней. На мой деланно-удивленный возглас: «Целых пять?!» — неожиданно последовал смущенный ответ: «Полагается пять подряд, но не получается, приходится летом брать по одному дню». Так, что строить дом японцу было просто некогда. Он покупал его в кредит и платил за него 3 миллиона йен в год. Эту сумму тоже надо вычесть из его годового дохода.

Надо учесть и транспортные расходы. На работу и с работы, как уже говорилось, японец ездил на общественном транспорте. Как бы мы ни ругали социализм, но лучшим в мире был общественный транспорт проклятого тоталитарного социалистического Советского Союза.

Вспоминается разговор с одним голландцем. Показывая, что в СССР личный автомобиль не является необходимостью, я приводил в пример сообщение между казахстанскими городами Павлодаром и Ермаком. Поезд — два раза в день, автобус — через 20 минут, «Ракета» летом — через час, самолет — несколько раз в сутки... И все это дешевле, чем доехать из Павлодара в Ермак на «Жигулях» (если ехать одному). Голландец вынужден был согласиться — живя в 40 километрах от Амстердама, он никогда не знает, приедет на своей машине на работу вовремя или опоздает — на трассах постоянные пробки. «Но мне больше не на чем доехать на работу, к тому же мы очень привыкли к автомобилю».

В Японии такое же положение. Когда мы возвращались домой, японцы очень извинялись, что повезут нас в аэропорт на электричке, так как на самолет лучше не опаздывать, а на точность автомобиля нет надежды, как бы рано мы ни выехали.

Проблема и с автостоянками — в Токио их, например, просто нет. В московском отделении фирмы, где работал этот японец, служебный автомобиль давался каждому клерку, а в токийской центральной конторе, где людей в сотни раз больше и начальников пруд пруди, служебных автомобилей всего 10 — некуда их ставить. Токио — чрезвычайно тесный город.

Проезд на общественном транспорте обычно оплачивает фирма. Но только обычный, так сказать, «жесткий» класс и обычную скорость.

В связи с этим, казалось бы, машина не нужна. Но у японца была не только престижная «Тойота», но эта «Тойота» под его женой жгла 100 литров бензина в месяц. (На какие цели, поясню позже.) Мы с ним попробовали рассчитать амортизацию машины, то есть сколько нужно откладывать ежегодно, чтобы купить новую машину. «Вообще-то, — считал японец, — «Тойота» может служить лет 10, но через 3 года резко растет стоимость страховки, поэтому я сдаю ее за полцены, добавляю деньги и покупаю новую». Следовательно, на три года надо 1100 тысяч йен, на год 370 тысяч да плюс страхование машины — 150 тысяч. Итого — 520 тысяч йен.

Самая легкая статья годовых расходов — отпуск, ведь его фактически нет. Сумму расходов — 70 тысяч японец назвал моментально и тут же ее расшифровал. До города, где родился он и его жена и где живут их родители, — 600 километров, он везет семью на машине, так как для пяти человек это в несколько раз дешевле, чем на поезде: «Две заправки бензином по 5 тысяч йен — плюс оплата автострады 15 тысяч в один конец, плюс подарки родителям — 30 тысяч». Вот и весь отпуск.

Итак:

Годовой доход 12 000 000 йен

Налог 2 760 000 йен

Возврат кредита и процентов по нему 3 000 000 йен

Автомобиль и его страховка 520 000 йен

Отпуск 70 000

Остаток годового дохода 5 650 000 йен

В расчете на один месяц «чистых» 470 830 йен

Сумма внушительная, но и для нее есть платежи, которые невозможно не сделать. Самые простые из них — коммунальные. Газ — 30 тысяч, вода 8 тысяч, электроэнергия — 15 тысяч, телефон — 10 тысяч. Итого: 63 тысячи.

Следующий платеж — страховка. Тут надо понять следующее. Когда мы в СССР получали государственную квартиру, то она становилась незыблемой крепостью для нашей семьи. Мы могли стать пропойцей и пропить все, все... кроме квартиры. Мы могли погибнуть — квартира все равно осталась бы у нашей семьи. Суд мог конфисковать большую часть нашего имущества, но и он не мог посягнуть на квартиру или дом. В Англии был провозглашен принцип: «Мой дом — моя крепость», но не в Англии, а в СССР дом действительно был крепостью семьи.

А теперь смотрите, как это выглядит в Японии. Дом-то ваш, но деньги за него еще не выплачены, рассрочка, напомню, 30 лет! Случись с вами что-нибудь, банк потребует с вашей семьи вернуть ему долг. И чем дольше ваша семья будет мешкать, тем больше банк будет накручивать проценты. Скорее всего, придется продать дом и искать другое жилье, а от продажи дома останется мизер — ведь первые годы большая часть суммы, которую вы платите банку, это не возврат суммы кредита, а плата процентов по нему.

И японец обязан застраховаться с тем, чтобы в случае неожиданной смерти его семью не выбросили на улицу. Наш японец застрахован на 110 миллионов йен и ежемесячно платит страховой компании 90 тысяч йен.

Следующий расход — обучение детей. Сначала я подумал, что речь идет об обучении детей в школе типа наших школ искусств, ведь обучение в Японии, как и было в СССР, бесплатное. В те годы и у меня дочь после школы ездила в школу искусств, где делала вид, что училась играть на пианино. «Что вы, — замахал руками японец, — это безумно дорого! Мои знакомые посылают два раза в неделю свою дочь в Токио к учительнице музыки, та берет 50 тысяч йен в час, да плюс дорога!» Мы ехали в поезде и он долго растолковывал мне, в чем тут дело, но чем дальше от бизнеса, тем его русский становился хуже. Похоже, дело было вот в чем. Обязательны для японца 9 лет учебы в общей школе. Но законченное среднее образование (еще три года) японец получает уже в других школах. Некоторые из них хорошие, их выпускники легко поступают в университеты, а некоторые — нет. Хорошие школы устраивают приемные экзамены для девятиклассников, и лучшие школы берут себе лучших. Так вот, чтобы была гарантия, что ребенок поступит в лучшую школу, ему после основной школы дают дополнительную подготовку.

У этого японца было трое мальчиков. Старшего жена на машине ежедневно возила в вечернюю школу, так сказать, усиленного образования, а к среднему приезжала студентка-репетитор. Стоило это японцу 120 тысяч в месяц. Учитывая, что младшего сына жена отвозила в детский садик, в основном из этих поездок и складывался 100-литровый расход бензина их «Тойоты». Цена бензина 116 йен за литр, всего на 11,6 тысячи.

Итого затрат, не связанных с покупкой вещей и продуктов, получается на сумму 284 600 йен.

До этого японец говорил, что на продукты жена тратит 140 тысяч йен, но он считает, что это много и что следует «ужаться» до 100 тысяч йен. Кстати, поначалу он говорил, что его доход 10 миллионов йен, но когда мы посчитали приведенные выше затраты, то оказалось, что месячный остаток всего 61 тысяча, то есть ни о каких 100 тысячах на продукты и речи не может быть. Он взял расчеты, долго проверял расходы, вздыхал, но не нашел ошибки, после чего объявил, что его доход 12 миллионов йен. Действительно, в этом случае, как видно из приведенного расчета, на месяц у него должна оставаться свободная разница между 470,83 и 284, 60 тысячи йен, всего 186,23 тысячи. И тут я его спросил, из каких денег он покупает сигареты. Он объяснил, что он и жена оставляют себе на карманные расходы по 100 тысяч йен.

Немного о его карманных расходах. Как было сказано, фирма оплачивает обычный транспорт, но если он утром будет добираться обычным транспортом, то дорога у него займет полтора часа. Поэтому он едет на работу скоростной электричкой, доплачивая из своего кармана 1020 йен. Для обедов на фирме есть дешевый ресторан но, по-видимому, престиж начальника отдела не позволял ему туда ходить. Он обедал в ресторане в городе, которых вокруг фирм полно. (В выходные дни они закрыты.)

Европейский завтрак в ресторане из двух жареных яиц, 50 г ветчины, 150 г сока, с четырьмя кусочками хлеба и чашкой кофе мне стоил 1400 йен. Поэтому вряд ли его обед стоил меньше 2 тысяч йен. Да плюс он курил много, а две пачки сигарет — 440 йен. Да надо с коллегами несколько вечеров расслабиться в баре или ресторане, да время от времени взять такси (600 йен за посадку и первые два километра и 90 йен за каждые последующие 371 метр). Так что 100 тысяч на карманные расходы — это немного.

Что касается 100 тысяч для жены, то сначала я подумал, что речь идет именно о тех 100 тысячах на продукты. Но, оказалось, нет! Речь шла именно о тратах жены на встречу с подругами за чашечкой кофе и т.д.

Это благородство по отношению к жене снова разрушило все расчеты, снова перестало хватать денег на продукты, не говоря уже об одежде, ремонте дома, бытовой технике и прочем. Я выразил свое недоумение. Тогда японец, немного засмущавшись, сказал: «Знаете, Мухин-сан, действительно мне не хватает в год двух миллионов йен. Но у моей жены богатые родители, вот они и предоставляют нам гуманитарную помощь в 2 миллиона йен в год». (Японец жил в Москве и разучил эту вонючую фразу: «Гуманитарная помощь».)

Вот так да! Гуманитарная помощь человеку, доход которого почти 100 тысяч долларов США, что более чем в четыре раза превышало среднюю зарплату тогдашнего немца. А как же живут остальные?

Да и что такое 2 миллиона? Это всего 167 тысяч в месяц. Прибавим к этому остаток в 186 тысяч и вычтем 200 тысяч на карманные расходы. Останется 153 тысячи — почти столько, сколько жена тратит на питание. А как же одежда, обувь?

Что-то опять не так, но дальше японец уклонился от этого разговора. Возможно, 2 миллиона — это то, что дает тесть. Но, возможно, и теща любит зятя.

Понимаете, есть денежные траты, которые зависят от нашей воли. Мы можем, если хотим, купить себе конфеты, а можем и не купить, можем купить новые туфли, а можем ходить в старых. Но есть траты, которые мы не можем не сделать. Мы не можем не заплатить налоги — у нас их взимают, не спрашивая нашего согласия. Мы не можем не заплатить за электроэнергию — у нас ее просто отключат. При социализме в тех доходах, что мы получали, таких трат было очень немного, вернее, сумма их, их процент был невелик. А 80-85 процентов нашей зарплаты мы тратили, как хотели, и в нас, советских людях, сидело это — мы не понимали, как можно по-другому.

Но японец при капитализме из огромной суммы в 1 миллион йен в месяц по своему усмотрению мог потратить только 186 тысяч, то есть менее 19 процентов. А 81 процент зарплаты капитализм тратил за него.

Это была пропаганда, это была наглая брехня, что он за месячную зарплату может купить автомобиль. А правда в том, что ему дают подержать в руках деньги, за которые можно купить автомобиль, но тут же забирают их обратно.

Мои знакомые в те годы — советские немцы — уехали в Германию. Там им давали пособие — 1000 марок в месяц на человека. Кроме этого, над ними установила шефство семья с доходом в 5000 марок, другие немцы оказывают им помощь подержанными или ненужными им вещами и т.д. Но вот эта моя знакомая купила на свое пособие кожаную куртку за 400 марок (это, кстати, дешевая куртка), и, узнав об этом, шефствующая над ней немка (с доходом в 5000 марок) устроила подшефной свирепый разнос. За что? Разве любая советская женщина с зарплатой в сто рублей в месяц, увидев в магазине куртку за 40 рублей, да еще модную, да своего размера, хоть одно мгновение задумалась бы — брать или не брать? А с суммой семейной зарплаты в 500 рублей? За что же немка ругается?

А у этой немки на ее 5000 марок дохода 40 процентов налога, да страховка по болезни, да страховка от безработицы, да 800 марок в месяц за аренду квартиры в 20 кв.м во Франкфурте. Для нее трата в 400 марок — это Покупка с такой большой буквы, что о ней надо думать и думать.

Вот, помню, мы ходили по магазинам в Югославии, и нас сопровождали югославы. Они вместе с нами приценивались, примеряли и пусть редко, но тоже покупали. Все-таки Югославия была социалистической.

А в Японии нас сопровождали как переводчики и помощники молодые японцы с совершенно пустыми глазами. Как бы ни блистали витрины, как бы ни манили надписи: «Только сегодня распродажа по сверхнизким ценам!», как бы ни вопили продавцы, зазывая в свой магазин, — им были все эти призывы глубоко безразличны. Да, они на свою месячную зарплату могут купить две видеокамеры сразу. Но ни у кого этой видеокамеры не было. Не до нее, не до дорогостоящих игрушек. Другие заботы.

Смотрите. Кто из наших парней в СССР и когда отказался жениться только потому, что у него маленькая зарплата или нет квартиры? Единственно, родители могут слабо протестовать, если сын еще не служил в армии или не окончил институт.

А отсутствие квартиры? Да кого это останавливало? Поживут у родителей, в общежитии, снимут комнату или квартиру, сколько бы это ни стоило, но для получения по очереди своей квартиры это не имело никакого значения.

Но подавляющее число японских парней, как бы они ни любили своих девушек, не могут себе позволить жениться на них ранее, скажем, 30 лет — возраста, когда их зарплата достигнет размера, хотя бы вдвое превышающего тот взнос, который придется делать банку за кредит при покупке квартиры. Возраста, когда они уже поднакопят денег для 10 процентов первоначального взноса за нее.

Они были аккуратно и чисто одеты, у них каждый день свежая белая сорочка и пусть старенькие, но начищенные туфли, но ничего лишнего они себе позволить не могли. А лишнее для них было почти все, что продавалось в японских магазинах.

Вы можете сказать, что это Япония, маленькая страна, там земли мало и она очень дорогая, поэтому приходится столько платить и т.д. Но если земля продается, значит, она есть! Кто выигрывает от того, что она дорогая? Только банк! Банк, берущий проценты с кредита на ее покупку. И чем она дороже, тем больше потребность в кредитах, тем больше проценты и выше прибыль банка. Впрочем, сегодня это и нам все знакомо.

Я рассмотрел бюджет довольно богатого японца с доходом в миллион йен в месяц и вы видите, что и у него почти не остается денег даже на питание. (Запомнившийся мне штришок. Пошли на экскурсию в какой-то знаменитый храм в Киото, перед входом надо снять обувь, и тут я заметил, что этот мой сопровождающий, получающий 500 тыс. йен в месяц, обут в ярко начищенные, но дырявые туфли!)

А как быть простому или даже квалифицированному рабочему с таким большим, как нам кажется, доходом в 200-300-400 тысяч йен в месяц? Их удел всю жизнь арендовать квартиру или маленький домик площадью в 15-18 кв. м. Мы видели такие домики в Киото, с фасадом в 4-6 шагов, стоящие вплотную друг к другу. Надо будет отказаться от дополнительного обучения детей и, следовательно, от поступления их в институт.

Главный инженер завода, на котором я тогда работал, стал главным инженером крупнейшего в мире завода в 31 год. Он рано потерял отца, и его мать в одиночку вырастила его и дала ему высшее образование. И это никого не удивляет. А получил бы он его в таких условиях в Японии? Вопрос!

Вернемся к нашему профессору, стороннику рыночных отношений и перехода к капитализму. В СССР он со своей зарплаты в 600 рублей, налогов, квартплаты, платы за коммунальные услуги и за обучение детей в разных там музыкальных школах платил бы не более 100 рублей, а 500 оставались бы в его распоряжении. В Японии, как мы подсчитали, с миллиона йен у него осталось бы 186 тысяч. Да, чтобы купить «Волгу» ему пришлось бы двадцать месяцев не тратить эти деньги, а на «Тойоту» он накопил бы значительно быстрее. Но в СССР он вообще мог бы, обойдясь без машины, доехать куда угодно. А в Японии — нет. На видеомагнитофон он должен был бы копить деньги полтора месяца, а в Японии за месячный остаток он купит их штук 8. Это да. Но за четыре месяца он в СССР купил бы жене норковую шубу, а в Японии ему потребовался бы год. Дубленок за месяц он купил бы три штуки, а в Японии на одну копил бы четыре месяца. Вполне приличных костюмов он мог бы купить 5 штук и ничуть не больше в Японии. Кожаной, даже импортной обуви он мог бы купить в СССР двадцать пар, а в Японии — 10-15.

Даже такого баловства, как сигареты (хорошие сигареты), на 500 рублей мог бы купить 1500 пачек, а в Японии едва ли 900.

При цене мяса в магазине 2 рубля, на базаре — 3, он мог бы за 5 рублей за килограмм выбрать на рынке самое лучшее филе и купить его 100 килограммов, а в Японии — 9 килограммов, в лучшем случае — 50. Хлеба в СССР он мог купить на эти деньги 2 тонны, а в Японии 300 килограммов, риса — 350. Яиц в СССР — от 4 до 5,5 тысяч штук, и в Японии, правда, от 3 до 7 тысяч. Сахара дома он купил бы 640 килограммов, а в Японии — 620.

Зато летом он отдыхал бы в лучших здравницах Крыма и Кавказа, а в Японии он только бы помечтал об отдыхе. В СССР он имел в центре города 3-5-комнатную квартиру и дачу за городом на 600-1000 кв.м земли. В Японии ему об этом и мечтать нельзя будет.

Но в СССР 600 рублей в месяц была не очень редкая зарплата. Ее имели квалифицированные рабочие на тяжелых работах с вредными условиями труда — шахтеры, металлурги. И все они имели то, что имел и этот профессор.

Так какого рожна вам, «самым умным людям СССР» надо было? Нет слов, хороша страна Япония, но на какой хрен вам потребовался этот капитализм, замешанный на дерьмократии?

_______________________________________________________________________________________
Приложение

«Ипотека по-сталински, 1946 г.

Нашел интересное постановление СМ СССР от 25 августа 1946 г. «О повышении заработной платы и строительстве жилищ для рабочих и инженерно-технических работников предприятий и строек, расположенных на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке».

«Учитывая, что суровые климатические условия районов Урала, Сибири и Дальнего Востока создают дополнительные трудности для рабочих и инженерно-технических работников, занятых тяжелым трудом — на добыче угля, руды, нефти, в металлургии, на строительстве и погрузо-разгрузочных работах, — Совет Министров СССР считает необходимым: а) повысить в сравнении с существующей нормой заработную плату для вышеуказанных категорий рабочих и инженерно-технических работников, а также б) значительно увеличить программу жилищного строительства на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, в первую очередь для рабочих и инженерно-технических работников, занятых на тяжелых работах. В этих целях Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. Повысить с 1 сентября 1946 г. на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке заработную плату на 20%: рабочим и инженерно-техническим работникам предприятий угольной промышленности, занятым непосредственно на добыче угля и погрузо-разгрузочных работах; рабочим и инженерно-техническим работникам предприятий черной и цветной металлургии, занятым непосредственно на работе в горячих цехах, на горных предприятиях и погрузо-разгрузочных работах; рабочим и инженерно-техническим работникам предприятий нефтяной промышленности, занятым непосредственно на добыче нефти и буровых работах; рабочим и инженерно-техническим работникам, занятым на добыче торфа, графита, слюды, асбеста и на производстве цемента, а также на добыче соли; рабочим и инженерно-техническим работникам химической промышленности, занятым непосредственно на работе во вредных и горячих цехах, в рудниках и погрузо-разгрузочных работах; рабочим и инженерно-техническим работникам строек Министерств: предприятий тяжелой индустрии, топливных, военных и военно-морских предприятий, черной металлургии, нефтяной промышленности восточных районов СССР, цветной металлургии и химической промышленности, занятым непосредственно на строительно-монтажных работах.

2. Установить, что указанное в п. 1 настоящего Постановления повышение заработной платы распространяется на 824000 рабочих и инженерно-технических работников, занятых на 727 предприятиях и стройках Урала, Сибири и Дальнего Востока, согласно списку, утвержденному Советом Министров СССР. В связи с повышением заработной платы для указанных рабочих и инженерно-технических работников увеличить соответствующим министерствам годовой фонд заработной платы на 1 миллиард 400 миллионов рублей.

3. Утвердить следующий план жилищного строительства в районах Урала, Сибири и Дальнего Востока с выполнением его в течение второго полугодия 1946 г. и 1947 года: всего 60750 жилых домов общей площадью 4 миллиона 200 тысяч квадратных метров, в том числе: 50650 индивидуальных жилых домов двух-трехкомнатных с кухней (деревянных и каменных); 10100 коммунальных жилых домов (каменных и деревянных), с количеством 55000 квартир.

4. Установить, что строящиеся во втором полугодии 1946 г. и в 1947 году 50650 индивидуальных жилых домов продаются в собственность рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим предприятий по следующей цене: жилой дом двухкомнатный с кухней, деревянный рубленый — 8 тыс. рублей и каменный — 10 тыс. рублей; жилой дом трехкомнатный с кухней, деревянный рубленый — 10 тыс. рублей и каменный — 12 тыс. рублей.

5. Для предоставления рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим возможности приобретения в собственность жилого дома обязать Центральный Коммунальный Банк выдавать ссуду в размере 8 — 10 тыс. рублей покупающим двухкомнатный жилой дом со сроком погашения в 10 лет и 10 — 12 тыс. рублей покупающим трехкомнатный жилой дом со сроком погашения в 12 лет с взиманием за пользование ссудой одного процента в год.

Обязать Министерство финансов СССР ассигновать на выдачу кредита рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим до 1 миллиарда рублей.

Председатель Совета Министров Союза ССР И.СТАЛИН

Управляющий Делами Совета Министров СССР Я.ЧАДАЕВ».

Повышение зарплаты для указанных работников должно было составить 1 400 000 000 руб. в течение года для 824 000 работников. Таким образом, каждый работник должен был получить прибавку в среднем в 1699 руб. в течение года. Это составляло 20% средней годовой зарплаты этих категорий работников. Итак, их средняя годовая зарплата до повышения 25 августа 1946 г. составляла 8495 руб. или 708 руб. в месяц. После повышения 25 августа 1946 г. средняя месячная зарплата указанных категорий работников Урала, Сибири и Дальнего Востока должна была составлять примерно 850 руб.

Индивидуальные жилые дома для них предлагались по цене:

8 тыс. руб. за рубленный, двухкомнатный, с кухней;

10 тыс. руб. за рубленный, трехкомнатный, с кухней или каменный двухкомнатный с кухней;

12 тыс. рублей за каменный, трехкомнатный с кухней.

Выводы:

1) Зарплата по-сталински в 1947 г.: за годовую зарплату среднего рабочего, инженера, служащего Урала, Сибири, Дальнего Востока можно купить дом.

2) Ипотека по-сталински в 1947 г.: ссуда на полную стоимость жилья на 12 лет под 1% годовых.

Кстати, уверен, что за последние 18 месяцев рабочим и инженерам Урала, Сибири и Дальнего Востока никто не построил 50 650 индивидуальных домов — это к вопросу о низких темпах сталинского жилищного строительства». http://ihistorian.livejournal.com/148357.html

Примечание Ю.Мухина:

1. В Постановлении не сказано, что в условиях 1946 года, когда из-за военной инфляции все воздорожало, эти дома стоили существенно дороже назначенной за них цены. К примеру, себестоимость куба древесины в 1946 году была 35-00 рублей, а отпускалась она на строительство по цене 22-47 рубля, цемент обходился в 110-00 рублей за тонну, а отпускался по довоенной цене в 76-63 рубля, чугун стоил 197-00, а цена его была 145-00 за тонну, уголь для отопления обходился в 81-05 рубля, а продавался по 30-40 за тонну.

2. В Постановлении вообще не говорится о стоимости земли под домами. Я, как-то на практике в зиму 1971-1972 годов, один день прожил в Челябинске в таком деревянном частном доме, построенном по этому сталинскому Постановлению. Дом стоял, если мне память не изменяет, минимум на 4 сотках земли, причем, в нем был водопровод и централизованное отопление от ТЭЦ. Но это естественно для сталинского социализма.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх