,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Самолет президента (видео)
  • 13 января 2011 |
  • 16:01 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 23351
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Межгосударственный авиационный комитет (МАК) обнародовал окончательные итоги расследования катастрофы польского Ту-154 под Смоленском. На пресс-конференции был представлен смоделированный полет Ту-154 – с момента пересечения воздушного пространства России до крушения. Отчет, в котором описаны даже детали одежды погибших, был выложен на сайте авиакомитета. Реакция польской стороны последовала сразу же после обнародования отчета МАК. «Доклад возлагает всю вину на польских пилотов без каких-либо доказательств... Доклад – это насмешка над Польшей», – сказал брат-близнец погибшего президента Польши Ярослав Качиньский.

В среду Межгосударственный авиационный комитет (МАК) передал уполномоченному представителю Польши Эдмунду Клиху окончательный доклад о катастрофе Ту-154 под Смоленском, а затем обнародовал его на пресс-конференции. «Можно сказать, что это расследование было беспрецедентным, – заявила потом журналистам председатель МАК Татьяна Анодина. – Мы работали без праздников, допустили к расследованию 24 польских специалиста. При вскрытии «черных ящиков» присутствовала польская прокуратура, а затем расшифровка бортовых самописцев до окончания расследования была передана Польше, хотя обычно такого не происходит. Также были переданы 60 томов материалов в польскую прокуратуру. А сегодня состоялась демонстрация смоделированного полета. Все это делает расследование беспрецедентным». Прецедентов не было и у организации мероприятия: пресс-конференцию от начала до конца транслировал телеканал «Россия-24».

Еще в октябре МАК передал полякам предварительный вариант отчета, вызвав бурю негодования с польской стороны. В ответ 17 декабря 2010 года польская сторона передала следствию замечания на 148 листах. Техническая комиссия МАК должна была их рассмотреть и учесть при составлении окончательного отчета. Меньше чем через месяц после получения комментариев польской стороны МАК заявил, что окончательный вариант готов. На пресс-конференции глава технической комиссии авиационного комитета Алексей Морозов сразу заявил, что польские замечания в основном «были направлены на выяснение ответственности отдельных лиц», а «выяснение этого не входит в компетенцию техкомиссии». Тем не менее часть замечаний, как выяснилось, все-таки была учтена.

Новый отчет отличается от октябрьского «20-25 пунктами», заявил представитель МАК. В чем именно заключаются эти отличия, журналисты пытались безуспешно выяснить на протяжении всей пресс-конференции, задавая по-разному один и тот же вопрос. «Это в основном разъяснения технического характера», – пояснил Морозов. Он также добавил, что была добавлена информация о помощнике руководителя полетами военного аэродрома «Северный» – об этом запрашивала польская сторона, по-видимому, подозревая этого человека в возможной причастности к трагедии. Морозов пояснил, что помощник находился не в диспетчерской, а на улице и, судя по речевым самописцам, «он сказал только одну фразу о том, что взлетно-посадочная полоса свободна». «Давления он не оказывал», – добавил Морозов.

Представители МАК не скрывали, что знают о подозрениях со стороны польской стороны в сокрытии данных, поэтому старались представить полную информацию о расследовании. Для этого и был смоделирован и представлен публике полет президентского борта с момента захода в российское воздушное пространство.






Переговоры между экипажем и диспетчерами, полученные после расшифровки речевого самописца, сопровождались текстом, рядом указывались данные с приборов. Морозов время от времени останавливал трансляцию, комментируя происходящее. «Если этот фильм посмотрят эксперты-профессионалы, то у них совершенно не останется вопросов о том, что же произошло», – заявила Анодина. На вопрос польской журналистки, нет ли в фильме вырезанных моментов, Морозов твердо ответил, что из переговоров ничего не удалялось.

Чтобы убедить собравшихся в открытости, представители МАК даже передали прессе, а затем опубликовали на собственном сайте материалы расследования, раскрытие информации в которых действительно можно назвать беспрецедентным.

Помимо 200-страничного главного отчета были представлены полные заключения о действиях российских диспетчеров и экипажа самолета, медико-психологическая оценка летного экипажа, оценка психологического состояния командира воздушного судна Аркадиуша Протасюка (на 51 странице) и еще ряд документов. В том числе в нем содержится экспертное заключение о возможности нахождения в кабине постороннего лица – по утверждениям МАК, главнокомандующего польскими ВВС Анджея Бласика.

В 21-страничном документе дается описание тела мужчины, который был в кабине пилотов. Патологоанатомы тщательно зафиксировали разрывы мышц и органов и переломы костей, указан даже цвет нижнего белья – светло-серый с геометрическим желтым рисунком. Как утверждает МАК, это тело главнокомандующего ВВС Польши.

Как заявили в МАК, техническая комиссия установила, что перед вылетом из Варшавы самолет был исправен. «Отказов самолета, двигателей, его систем в полете не было. Пожара, взрыва, разрушения самолета в воздухе до столкновения с препятствиями не было», – сказала на пресс-конференции Анодина. Она отметила, что в отчете проанализированы все недостатки инфраструктуры аэродрома «Северный» – состояние светосигнального, радиотехнического, метеорологического оборудования, наземных средств контроля, но ни один из этих факторов не явился причиной катастрофы. Действия группы управления полетами – диспетчера и руководителя зоны полетов – тоже не вызвали у МАК нареканий.

Техническая комиссия пришла к выводу, что пилоты под давлением высокопоставленных чиновников приняли неверное решение «сесть во что бы то ни стало». Решение экипажа не уходить на запасной аэродром (Ту-154 можно было посадить в Витебске или Минске) стало непосредственной причиной катастрофы, говорится в отчете.

О сложных метеоусловиях на подлете к аэродрому «Северный» экипажу сообщил с земли руководитель полетами, а также коллеги – польские пилоты Як-40, которые посадили там самолет незадолго до снижения Ту-154. В частности, экипаж Як-40 проинформировал второго пилота самолета Качиньского о том, что видимость на аэродроме – 400 метров, позже сообщив об ухудшении этого показателя до 200 метров. Однако КВС (командир воздушного судна) все равно продолжил снижение. По данным МАК, в кабине пилота помимо членов экипажа находились посторонние: основываясь на записях переговоров, специалисты МАК полагают, что это были директор дипломатического протокола МИД Польши Мариуш Казана и главком ВВС Польши Анджей Бласик. Они и убеждали пилотов совершить посадку, оказывая на них психологическое давление, считает комиссия. Кроме того, в крови Бласика было обнаружено 0,6 промилле этилового спирта.

Из смоделированного полета Ту-154 стало ясно, что экипаж нервничал и не хотел медлить с посадкой. «Он взбесится», – сказал штурман за несколько минут до крушения. По словам представителей МАК, в ходе снижения заходивший в кабину директор протокола сказал, что президент Польши еще не принял решения, садиться или нет. Подобные действия со стороны высокопоставленных пассажиров были названы экспертами, изучавшими самописцы, серьезным психологическим давлением на экипаж.

Также одним из роковых обстоятельств стал сбой в барометрическом высотометре. За 4,7 километра до взлетно-посадочной полосы кто-то изменил значение давления с 745 на «стандартное» – 760 мм рт. ст. Это дало сбой в измерении высоты на 165 метров. Однако, добавили в МАК, на других приборах, в том числе и у штурмана, показания были в норме. «Изменение давления на стандартное переключается одной кнопкой, – сообщил Морозов. – Но, кто это сделал и зачем, не представилось возможным выяснить».

«Командир воздушного судна, судя по всему, пытался снизиться в облаках, чтобы выйти в зону видимости и совершить посадку, а не уйти на второй круг, как ожидалось», – сказал Морозов. Принять окончательное решение о посадке или заходе на второй круг первый пилот Аркадиуш Протасюк должен был на высоте 100 метров. Диспетчер с земли дал ему разрешение на снижение, добавив: «Посадка дополнительно». Это означает, что разрешение на посадку в таких метеоусловиях с аэродрома не давалось, отметил Морозов на презентации.

Столкновение с землей произошло в тот момент, когда пилоты полагали, что находятся на допустимой высоте и смогут уйти на второй круг: по словам представителей МАК, штурман докладывал о показаниях высотомера без учета рельефа местности. «Существенные недостатки в части подготовки формирования экипажа» участники расследования считают одной из системных причин катастрофы.

В отчете содержатся четыре страницы рекомендаций для 36-го спецполка ВВС Польши, летчики из которого управляли Ту-154. В частности, отмечается, что члены экипажа не проходят подготовку на тренажерах, также в полку не проводится спецподготовка перед особо важными полетами. Кроме того, по словам Анодиной, специалисты МАК после случившегося под Смоленском пришли к выводу о необходимости на международном уровне разработать запрет на нарушение «стерильности кабины» – нахождение в кабине пилотов посторонних лиц: «Мы считаем целесообразным запрет на нахождения в кабине экипажа посторонних лиц и закрепление этого положения на законодательном уровне».

Реакция польской стороны последовала сразу же после обнародования отчета МАК. «Доклад возлагает всю вину на польских пилотов без каких-либо доказательств... Доклад – это насмешка над Польшей», – сказал брат-близнец погибшего президента Польши Ярослав Качиньский.

Специальный представитель Польши при МАК Эдмунд Клих заявил, что хоть в целом доклад МАК соответствует правде, но является неполным и содержит ошибки, передает «Интерфакс» со ссылкой на польское «Радио ЗЕТ». «Было сказано, что если бы экипаж выполнил команду «Горизонт», то они могли бы безопасно уйти, что неправда. Команда была подана слишком поздно, и шансов уйти уже не было», – сказал Клих.

Также Клих считает, что в докладе не описывается роль диспетчеров в башне на смоленском аэродроме, которые, по его мнению, подавали ложные команды. И не установлено, как это произошло, то ли из-за ошибочных данных, то ли из-за плохой подготовки диспетчера, сажавшего самолет.

По его словам, «люди с авиационным образованием не должны были допустить посадки самолета с президентом на борту в таких условиях». На пресс-конференции польские журналисты задали аналогичный вопрос руководству МАК – считают ли они, что действия диспетчеров были минимальными и могли ли диспетчеры запретить посадку. Однако представители комитета пояснили, что командир самолета четко ответил диспетчерам, что он намерен только снизиться до 100 метров и уйти на второй круг, а затем от экипажа уже не поступало никакой корректирующей информации. «Закрыть аэропорт из-за погоды было нельзя, – сказал Морозов. – А команда «посадка дополнительно», которую дал диспетчер, означает, что посадка не разрешена».

Обозреватель РИА «Новости» Дмитрий Бабич отмечает, что реакция польской стороны была вполне ожидаемаой. Ее недовольство, по его мнению, носит скорее политический, нежели технический характер. Он считает, что сторонникам братьев Качиньских очень хочется взвалить вину за случившееся на Россию и на правящего премьера Дональда Туска, у которого с погибшим президентом были напряженные отношения.

Польша хочет доказать, что Россия также виновата в катастрофе под Смоленском, отмечает в интервью телеканалу Russia Today эксперт, редактор по безопасности полетов журнала Flight International Дэвид Лермонт. Он согласен, что реакция обоснована политическими мотивами. «Я думаю, что реакция поляков на отчет россиян будет, несомненно, «замутнена» эмоциями, которые вызывает у польского народа это событие», – отметил эксперт. Вместе с тем Лермонт отверг аргумент Польши о том, что диспетчер должен был запретить посадку пилоту. «Диспетчер не может запретить пилоту тот или иной маневр, – рассказал он. – Они могут только что-то рекомендовать, но запрещать не могут».

Премьер-министр Польши Дональд Туск экстренно вылетел на родину из Италии, где он отдыхал с семьей, чтобы принять участие в обсуждении доклада МАК. По словам пресс-секретаря польского правительства Павла Грася, Туск проведет консультации с министром внутренних дел Польши, главой правительственной комиссии по расследованию причин крушения Ту-154 Ежи Миллером. В четверг польский премьер проведет экстренную пресс-конференцию.

Сам Ежи Миллер пока отметил, что Россия приняла замечания польской стороны к первой версии доклада, передает РИА «Новости». «Необходимо радоваться тому, что этот доклад есть. Это переход к следующему этапу – выяснению обстоятельств, приведших к трагедии», – сказал Миллер на пресс-конференции в Варшаве. По его словам, замечания Польши в России поделили на две категории – технические и другие. «Все замечания были учтены, но не все опубликованы в докладе», – заявил он.

Как сообщил Миллер в эфире телеканала TVN24, Польша намерена опубликовать записи переговоров диспетчеров смоленского аэропорта с Москвой. По словам главы польского МВД, если бы российские диспетчеры действовали самостоятельно, а не консультировались с вышестоящим начальством, возможно, трагедии не случилось бы. «У них была та же самая дилемма, как у польской стороны», – заявил Миллер, имея в виду, что экипаж президентского самолета стоял перед выбором, улететь на запасной аэродром или попытаться сесть, чтобы не нарушить планы главы государства. В программе «Точки над i» Ежи Миллер сообщил, что записи разговоров диспетчеров были получены польской комиссией не от МАК. При этом министр отметил, что материалы были получены легально.

Как ожидается, в следующий вторник состоится специальное заседание комиссии польского сейма по обороне, в нем примут участие Миллер и генпрокурор Польши Анджей Серемет.

МАК не комментирует реакцию Польши на свой доклад. На пресс-конференции в Москве председатель МАК не стала исключать, что польская сторона может потребовать проверки полученных исследований. «Если будет независимый аудит, то комиссия и эксперты готовы предоставить полные и компетентные разъяснения», – сказала Анодина. При этом, добавила она, результаты окончательные, и польская сторона не имеет возможности «отклонить» их или «принять», так как такой процедуры не предусмотрено. Всем, кто хочет услышать фамилии виновных, глава МАК посоветовала дождаться результатов расследования следственного комитета. В ближайшее время туда будут переданы все материалы и вещественные доказательства, в том числе и обломки самолета.


Александр Сергий



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх