,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ВЬЕТНАМ – ИРАК: СТРАТЕГИЯ ГЛОБАЛЬНОГО НАСИЛИЯ. Часть VI. «Большой белый брат» возвращался ненадолго
  • 12 ноября 2010 |
  • 18:11 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 27245
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
0
ВЬЕТНАМ – ИРАК:  СТРАТЕГИЯ ГЛОБАЛЬНОГО НАСИЛИЯ.  Часть VI. «Большой белый брат» возвращался ненадолго



Иракский полигон демонстрации мощи

То, почему именно Ирак был избран жертвой США на данном этапе мирового развития, сомнений не вызывает. Это стремление США вернуть утраченные полвека назад позиции англосаксонского империализма в конкретной очень важной точке земного шара. То, как это делалось, было призвано продемонстрировать последовательно непререкаемый авторитет США в мире, а также их «непобедимую» военную мощь. Ирак в этом противостоянии был обречён, потому что уже не мог, как прежде, играть на противоречиях великих держав. Альтернативной США мировой силы, которая хотела бы утвердиться в данном регионе, просто не оставалось. Международные экономические санкции против Ирака, введённые с подачи США, показали, что никто в мире не желает ссориться с единственной сверхдержавой по этому вопросу. Это был образцово-показательный пример глобального диктата США. Он выявил способность США объявить практически любое государство современного мира «изгоем» и удушить его торговой блокадой при услужливой помощи всех стран, стремящихся к «партнёрству» с США.

Блокада была не единственным средством в этой изоляции. Она сочеталась с силовыми акциями. Операция «Лиса пустыни», проведённая силами ВМС и ВВС США и Великобритании в декабре 1998 года, стала демонстрацией способности «крупнейшей демократии мира» и её сателлитов быть «мировым жандармом». Операция должна была показать подавляющее военно-техническое превосходство вооружённых сил США и НАТО над любым вероятным противником из «незападных» стран. Нанося удары по любой точке земного шара, военные США в то же время оставались неуязвимыми для ответных действий стороны, повергшейся нападению. Отказ Ирака выполнять диктат требований комиссии ООН по разоружению Ирака в области химического оружия послужил желанным предлогом для осуществления операции. Не было бы его – нашёлся другой. 17-19 декабря ВВС и ВМС США и Великобритании совершили более 650 боевых авиавылетов и выпустили 417 крылатых ракет по Ираку, нанося удары по реальным или предполагаемым объектам производства и хранения иракского химического оружия. Удары сошли совершенно безнаказанно, что должно было лишний раз убедить весь мир в бессмысленности сопротивления диктату США.

Одновременно эта операция стала проверкой готовности «общественного мнения» США поддержать последующие силовые акции в отношении Ирака. Более 70% американцев одобрили авиаудары, 63% американцев высказались за то, чтобы продолжать их до тех пор, пока Саддам Хусейн не уйдёт от власти. В создании образа врага в лице лидера Ирака играли роль не только недоказанные обвинения в попытке создания им ядерного и бактериологического оружия (сейчас трудно представить, но очень много людей, особенно в США, этим обвинениям верили). Саддам шельмовался и как глава одного из самых репрессивных режимов в истории. Использовались факты террора в отношении национального меньшинства – курдов, применения химического оружия против курдских повстанцев и т. д. Здесь, конечно, иракский лидер был далеко не безгрешен, хотя не в большей степени, чем союзница США «демократическая» Турция, десятилетиями не менее жестоко подавляющая курдов. После знаменитого инцидента 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке Саддаму стали приписывать покровительство международному терроризму. Нашлось немало людей, поверивших и в это.

Арабы: быстрее проиграть, чтобы потом вернее победить

Тому, что армия США весной 2003 года так быстро сломила сопротивление сухопутных сил Ирака, уже много раз давали объяснения. Для всех очевидно, что одного военно-технического превосходства США было явно недостаточно для блицкрига. Несомненно, что огромную роль сыграл подкуп ряда крупных военачальников армии Саддама. Американцы не из тех, кто зря тратит время. Тринадцать лет были достаточным сроком не только для военной и дипломатической подготовки вторжения, но и для усиленной и успешной работы разведки.

США очень хорошо узнали все слабые точки Ирака. А иначе, без этого знания, без твёрдой гарантии в быстром и впечатляющем успехе, они бы на вторжение и не решились. Ведь операция под лицемерным названием «Несокрушимая свобода» была первой после десанта в Корее в 1950 году массированным вторжением сухопутных сил США во враждебную страну. Престиж США, их претензии на положение единственной сверхдержавы во многом зависели даже не от успеха вторжения (в нём мало кто сомневался), а от того, насколько блистательным получился бы победный марш на Багдад.

Кроме работы американской разведки, была и другая важная причина быстрого поражения режима Саддама. Это – явная деморализация иракской армии и иракского населения. Всё-таки тринадцать лет изоляции не прошли даром. Эти тринадцать лет были испытанием для диктатора прежде всего перед собственным народом – сумеет ли он разорвать кольцо международной блокады? Саддам его не прошёл. Неудивительно, что многие в Ираке жаждали свержения диктатора во что бы то ни стало, хотя бы и с помощью иноземных войск. Очень и очень многие стремились к переменам какой угодно ценой, полагая, что хуже, чем есть, уже не будет.

Кроме того, необходимо принять во внимание психологию арабов. Бесконечно наивными были упования на то, что вторжение англо-американских войск в Ирак всколыхнёт национальное чувство арабов, как это было в России в Великую Отечественную войну. Патриотизм арабов проявляется иначе, чем у русских и других европейцев. Многие столетия арабы были под чужеземной властью – сначала Османской Турции, потом Британской Империи. Религиозное чувство для них, например, куда важнее преданности конкретному государству. Неудивительно поэтому, например, что после американской оккупации на первый план в Ираке вышел застарелый конфликт между суннитами и шиитами, притупленный при Саддаме. Арабы – не такая нация, которая будет проявлять массовое самопожертвование ради защиты проигранного дела. То, что режим Саддама в прямом военном противостоянии с США обречён, было ясно большинству его военачальников. Поэтому они не стали, рискуя жизнью, оттягивать неизбежную развязку. В полном соответствии с национальным и религиозным менталитетом они быстро покорились завоевателю, но чисто внешне, с тем лишь, чтобы поискать более удобный способ от него избавиться.

Этот способ не замедлил представиться. Лишь в самом начале американской оккупации арабы пытались прибегнуть к прямому сопротивлению (восстание «армии Махди» и события в Эль-Фаллудже, весна-лето 2004 г.). Потеряв надежду вытеснить американцев непосредственными военными действиями, арабы перешли к точечному терроризму. Причём не столько против оккупантов, сколько... друг против друга. Эта была «стратегия непрямого действия», против которой у США не оказалось контраргументов. На прямые действия против американской армии было естественно отвечать прямым насилием, которое явно превосходило возможности партизан. Но как развести между собой враждующие группировки самих иракцев? Тлеющая гражданская война в Ираке стала вызовом заявленным целям американской политики – принести в Ирак гражданский мир и демократию. Шесть лет существования проамериканского правительства в Ираке выявили его неспособность быть эффективным модератором трёх крупнейших этнорелигиозных частей Ирака (арабов-шиитов, арабов-суннитов, курдов).

США: главное – сохранить ореол военной непобедимости

Военная операция по вторжению в Ирак и свержению Саддама была оплачена «малой кровью» военнослужащих США и их союзников: всего 183 человека убитыми. Но за всё время проведения операции «Иракская свобода» и сменившей её с 1 сентября 2010 года операции «Новый рассвет» (по обеспечению вывода войск коалиции) погибло, по состоянию на 25 октября 2010 года, 4429 солдата и офицера оккупационных войск. Причём наивысшие потери приходились не на год вторжения – 2003-й (486 убитых), а на 2004-2007 гг., в каждый из которых погибало более 800 военнослужащих коалиционных сил (больше всего в 2007-м – 904). Снижение боевых потерь начиная с 2008 года американские стратеги объясняют успехами, достигнутым силами коалиции в ликвидации террористического подполья. Однако силы иракского Сопротивления с тем же успехом могут трубить (что и делают) о своей победе: ведь американцы-то уходят. Снижение интенсивности терактов против оккупационных войск объясняется, прежде всего тем, что Сопротивление уже достигло своих целей.

Мало кто сомневается, что нынешнее иракское правительство после ухода войск США окажется примерно в таком же положении, в каком было правительство Наджибуллы в Афганистане после ухода оттуда советских войск. Группировки иракского подполья копят силы для решающего боя – теперь уже с проамериканским правительством после окончания оккупации, а затем друг с другом. С геополитической точки зрения действия США в 1990-2000-е гг. в регионе Персидского залива остались незавершёнными. Присутствие американских сил в Ираке и Афганистане явно требовало замыкания цепи через Иран. Мы знаем, что США рассматривали вариант военной операции против Ирана. Однако их нынешней уход из Ирака исключает осуществление в ближайшем будущем вторжения крупных наземных сил США в Иран. Максимум, что может быть в ближайшее время предпринято США в отношении Ирана – «полицейские акции» в виде отдельных точечных ударов.

Уход американских войск из Ирака при необеспеченности в длительной перспективе существования нынешнего «демократического» режима этой страны – несомненное геополитическое поражение США. Однако этому существовала только одна альтернатива – подвергнуться военному поражению. Пока же престиж военной мощи США остался непоколебимым. В Вашингтоне могут утешать себя и обманывать весь мир тем, что данное поражение – только дипломатическое, да и то вызвано лишь «дикостью» арабов, которые никак не хотят приобщаться к благам демократии.

Почему не осуществился план вторжения в Иран, и как следует оценивать масштабы нынешнего поражения США на Среднем Востоке – в последней статье нашего цикла.

Окончание следует

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх