,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россия: современное состояние несформировавшейся нации
  • 6 ноября 2010 |
  • 00:11 |
  • mahalas |
  • Просмотров: 17618
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Сегодня в России, пожалуй, только ленивый не говорит о возрождении страны и о новых горизонтах, открывающихся перед «восставшим из пепла» государством. Избитая фраза «мы поднимаемся с колен» давно стала неким клише не только на интернет-форумах разной степени адекватности, но и среди вполне респектабельных журналистов и политологов. Подоплека такого почти всеобщего оптимизма, в общем, очевидна. Относительное экономическое благополучие «нулевых годов» (видимость которого не поколебал даже мировой финансовый кризис) и рост внешнеполитической активности страны вернули к жизни столь дорогой среднестатистическому россиянину образ «великой державы». Поднятая при деятельном участии властей волна массовых проявлений патриотизма буквально захлестнула российское общество, которое все увереннее ассоциировало иллюзию восстановления великодержавности с возрождением русской нации.

Опрос, проведенный в декабре 2006 г. Всероссийским Центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), показал устойчивый рост симпатий населения к идее политического преобладания русских в рамках многонационального Российского государства, причем значительная часть опрошенных (15 %, в основном в благополучных с экономической точки зрения Москве и Санкт-Петербурге) высказались за наиболее радикальный ее вариант – «Россия для русских». Подобный результат говорит только об одном: укрепление веры в «светлое будущее» возрождающейся России идет параллельно с поиском возможности идеологического оформления этого процесса, которую люди инстинктивно усматривают в консолидации русской нации. Однако мало кто задумывается о том, что, собственно, современное массовое сознание подразумевает под этим понятием. И вообще - существует ли русская нация как некая устоявшаяся категория?

На первый взгляд, проблема сформулирована заведомо абсурдно. Некоторые скажут: как можно сомневаться в существовании русской нации! Русские – великий народ с великой историей и культурой, родившей Пушкина, Толстого, Достоевского! Однако зададимся вопросом: а что реально объединяет 140 миллионов людей, населяющих сегодня восьмую часть суши? Этнические, «кровные» узы весьма непрочны. В России живет порядка 150 национальностей, большинство из которых имеют собственный язык и культуру. Русские составляют 80 % населения страны, однако и они в этническом плане очень неоднородны. Чтобы считать себя русским, не обязательно быть им по рождению. Главное – это собственная идентификация, базирующаяся на принадлежности к общей культуре, вовлеченности в события общей истории и проживании в рамках общего государственного образования. Такое положение дел закрепилось в России исторически. До 1917 г. понятие национальной идентичности русских вообще отсутствовало в силу господства традиционалистской имперской политики в отношении этнических групп. В советские годы возникла весьма оригинальная и не менее аморфная конструкция - «новая историческая общность советский народ», в которой фактически растворилось так и не родившееся самосознание русских.

Казалось бы, здесь концепция этнической общности, не сформировавшаяся в России в силу специфики ее исторического развития, уступает место идее общности политической, гражданской. Собственно, именно об этом говорят многие современные российские исследователи. По их мнению, в России фактически сложилась политическая нация. Однако не все так просто. Политическая нация в том ее виде, в котором она существует на сегодняшний день в ряде стран Европы и Америки, предполагает наличие некоего общего набора ценностей, вокруг которого идет консолидация национальной идентичности. В Великобритании - это вековые традиции конституционной монархии, воплощенные в фигуре королевы. В США – миф об «американской мечте», веками притягивавший миллионы иммигрантов в Новый свет. Во Франции – идеалы «свободы, равенства и братства», начертанные на знаменах Великой революции.

А что же мы имеем в России? В России мы не имеем более-менее устоявшихся политических традиций, если не считать многовекового опыта авторитарного правления, который несколько раз прерывался всплесками всеобщей анархии. Правда, к нас в запасе есть определенный набор категорий, традиционно ассоциируемых с русским национальным характером. Казалось бы – а почему нет? Разве немецкий Ordung – пресловутая любовь немцев к порядку - не является тем, что сплачивает воедино и баварцев, и саксонцев, и гессенцев? Согласно данным ВЦИОМа, в 2008 г. среди свойственных русским личных положительных качеств респонденты выделяли доброту, честность, душевность, взаимовыручку, терпимость. Чтобы в полной мере ощутить сокровенное желание русского человека выделиться за счет этих черт своего характера, достаточно просто ознакомиться с творчеством писателя Михаила Задорнова и его довольно комичными, но весьма точными зарисовками сцен российской жизни. Противопоставление тупого, насквозь пропитанного корыстью американца смекалистому, остроумному, щедрому и душевному русскому идеально соответствует запросу российского общества на объединяющую национальную идею и даже способно внушить сдержанный оптимизм.

Однако в первом же приближении этот красивый образ превращается не более чем в иллюзию. По данным того же ВЦИОМа, за последние 20 лет нормы общественной морали в российском обществе коренным образом трансформировались. Наиболее характерными ее особенностями сегодня опрошенные респонденты называют всеобщее стремление к накопительству, жадность, эгоизм, цинизм, хамство, готовность ради денег перешагнуть через нравственные нормы. Эти пороки наиболее распространены среди молодежи, зачастую не обладающей вообще никаким набором ценностей. По мнению ряда социологов, степень атомизации и индивидуализации современного российского общества не имеет аналогов ни в одной стране Европы. Ситуация только усугубляется тотальным недоверием к институтам, обычно являющимся становым хребтом гражданской нации. Прежде всего, к государству, которое в России традиционно являлось консолидирующим началом. Только 10 % россиян считают государственное благо олицетворением общественного и готовы всячески способствовать его приращению. Несмотря на активное участие церкви в общественной жизни, она также не пользуется безусловной поддержкой россиян (и в этом серьезное отличие российской ситуации от украинской). Подавляющее большинство православных по крещению не воцерковлены, а среди тех, кто в последние годы зачастил в храм, весьма часто встречается поверхностное отношение к обрядовости, в основе которого лежит стремление следовать моде на показную религиозность.

Из всего этого следует один вывод: несмотря на наличие общественного запроса на национальную русскую идею как идеологическую основу возрождения российской государственности, объективных основ для национальной консолидации в современной России нет. Изобретение праздников, призванных объединить нацию, проведение всякого рода Русских народных соборов, активно продвигаемая Православной церковью идея «Святой Руси» - не более чем эрзац, попытка закрыть глаза на проблему и подменить ее решение очередными фантомами. Очевидно, что у России нет альтернатив созданию полноценной гражданской нации, однако пока мы не вышли даже на подготовительную стадию этого процесса. Для того чтобы запустить его, необходимо серьезно трансформировать общественное сознание, а это, пожалуй, - самая трудная задача.

Источник: My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх