,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ВЬЕТНАМ – ИРАК: СТРАТЕГИЯ ГЛОБАЛЬНОГО НАСИЛИЯ. Часть IV. Нефтяная преемственность
  • 5 ноября 2010 |
  • 16:11 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 28950
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
ВЬЕТНАМ – ИРАК:  СТРАТЕГИЯ ГЛОБАЛЬНОГО НАСИЛИЯ.  Часть IV. Нефтяная преемственность


Превентивное бегство

Война в Ираке, продолжающаяся уже 20 лет, имеет с агрессией США против Вьетнама и других стран Индокитая черты как сходства, так и отличия. Некоторые из этих черт мы охарактеризовали ещё в первой статье нашего цикла. Здесь отметим другие – не самой агрессии, а её уже известного исхода.

До конца 2011 года США выведут свои войска из Ирака. Там останется у власти правительство, поставленное американцами. Никакая организованная вооружённая оппозиция в самом Ираке этому правительству пока не угрожает. США уходят из Ирака формальными победителями. Это очень существенное отличие от ситуации вывода американских войск из Вьетнама.

Поражение США во Вьетнаме воспринималось всем миром как геополитическая победа СССР. Теперь же нет в мире силы, которая воспринималась бы как конкурент США в борьбе за глобальное доминирование. Это расширяет арсенал действий США: прекращение их военного присутствия в какой бы то ни было точке земного шара вовсе не обязательно воспринимается как их поражение. Потому как не всегда понятно: чья это тогда победа.

Но эти элементы силы Америки легко могут стать составляющими её слабости. И тогда уход США из Ирака станет беспрецедентно сокрушительным поражением заокеанской державы. Для этого достаточно немногого. Например, эскалации гражданской войны в Ираке сразу после ухода американских войск. Такой сценарий очень возможен. Даже сейчас контроль иракского правительства над страной весьма и весьма относителен. Политические противоречия между крупнейшими этнокофессиональными общностями Ирака (между арабами-суннитами, арабами-шиитами и курдами) никуда не делись. Американские оккупационные войска сейчас – сдерживающая сила, искусственно скрепляющая страну. Но никто не поручится, что в Ираке сохранится существующий режим, как только американцы уйдут.

Нынешняя ситуация в Ираке очень напоминает состояние в Афганистане, когда оттуда в 1989 году уходили советские войска. Ещё три года после этого правительство Наджибуллы ещё кое-как держалось в Кабуле. Правда, в Ираке вряд ли возникнут условия для формирования крупных противоборствующих вооружённых сил. Гражданская война будет протекать, скорее, в латентной форме – на уровне жарких политических баталий в парламенте, заведомо неспособном примирить интересы всех трёх общностей Ирака, а также на уровне террористических актов. Уже теперь в Багдаде и других иракских городах регулярно гремят взрывы. Объектами терактов часто служат не оккупационные войска, а противоборствующие политические стороны иракцев.

Раздираемый на части Ирак будет символизировать полный провал восьмилетней военной миссии США в этой стране. Не только потому, что это станет ударом по престижу США. Трудно предположить, что соседние региональные державы останутся в стороне. Для Ирана это станет благоприятным поводом утвердить своё влияние в южной, шиитской части Ирака. Для Сирии – в северной, суннитской части. Турция, очевидно, постарается разгромить базы курдских повстанцев. Учитывая, что Иран и Сирия – заведомые противники США в регионе, «страны-изгои», это станет сокрушительным геополитическим поражением США. Да и Турция ныне не очень и даже очень не проамериканская страна. Альтернативой такому уходу США из Ирака могла бы стать политика, заведомо направленная на расчленение этой страны. Подобные варианты «переформатирования Среднего Востока» в США рассматривались, но, очевидно, не были приняты. США могли бы в течение своего присутствия в Ираке закрепить разделение страны на два государства – шиитское и суннитское с выделением ещё и независимого Курдистана. Но это означало бы провал миссии США в другом аспекте.

Пропагандистским оправданием агрессии США против Ирака и оккупации этой страны служило выраженное намерение следовать определённым международным принципам. США позиционировали себя как освободителя народа Ирака от тирании Саддама Хусейна. Это налагало на них обязанность сохранить территориальную целостность Ирака. Намерение расчленить Ирак стало бы явным нарушением негласного международного мандата, неформально выданного США большинством их союзников. Победа США для международного сообщества могла выражаться только в сохранении единства Ирака. Да и расчленение Ирака не снимало бы многих проблем. Наоборот, оно породило бы целый ряд открытых вооружённых столкновений. Кому, например, достанется Багдад – суннитам или шиитам? Между двумя иракскими государствами сразу бы завязалась война. Другая война вспыхнула бы между Курдистаном и Турцией. В принципе, и теперь Ирак не застрахован от такого варианта после ухода американских войск. И тогда, пожалуй, единственное, что останется сделать США, и то лишь в слабое утешение себе – стравить на почве борьбы за Ирак между собой Иран и Сирию.

До вторжения американцев в Ирак там не было никаких условий для развития терроризма. Режим Саддама Хусейна служил против него надёжным щитом. Сейчас такие условия появились. Неизбежная эскалация политического насилия в Ираке после ухода оттуда американцев будет воспринята во всём мире как крах усилий США по установлению своего порядка в этом углу Среднего Востока. При этом Ирак нельзя рассматривать в отрыве от соседних стран региона, как Вьетнам – отдельно от остального Индокитая. По сути, Ирак – геополитический плацдарм для воздействия, в первую очередь, на Иран, во вторую, на прочие страны арабского мира. Хотя ни Иран, ни Сирия (в отличие от ДРВ в Южном Вьетнаме) явно не поддерживают действия повстанческих группировок в Ираке, они являются серьёзным геополитическим фактором ситуации.

Поэтому, в сущности, операция США в Ираке должна была стать лишь ступенью к следующему этапу: установления контроля над Ираном и Сирией. Но, похоже, что США отказались от этих заведомо рискованных акций. Их отступление из Ирака походит на превентивное бегство – вовремя уйти. Пока ещё в мире оценят обстановку и догадаются, чтó на самом деле означал этот уход! Негативный эффект будет сглажен за давностью лет. По-видимому, расчёт только на это. Опасаясь ввязаться в новые крупные конфликты в регионе, США торопятся покинуть Ирак, пока эту эвакуацию можно благопристойно обставить как победу. Избежав эффекта военного поражения, какой был во Вьетнаме. В том, что Ирак может рассматриваться лишь как промежуточная стадия нереализованного плана США, нас убеждает вся история присутствия западных империалистов в регионе Персидского залива. С ней необходимо хотя бы вкратце ознакомиться.

Вотчина англосаксов

Проникновение Великобритании в южное подбрюшье Османской империи началось в конце XVIII века, когда нефть ещё никого не интересовала. В то время английская Ост-Индская компания навязала договоры о своём протекторате шейхам Кувейта и Маската. В течение XIX века Англия установила контроль также над Катаром, Бахрейном и нынешними Объединёнными Арабскими Эмиратами. В конце XIX века англичане начинают закабалять Иран. В 1907 году было заключено англо-русское соглашение, по которому Англия признала особые права России в Северном Иране в обмен на такое же признание особых прав Англии в Южном Иране, на побережье Персидского залива. Тогда нефтяное богатство уже стало одним из привлекательных свойств этого региона. Поэтому Британия не остановилась на достигнутом.

Первая мировая война и распад Османской империи послужили толчком к расширению британской сферы влияния на Среднем Востоке. В 1914 году английские войска открыли фронт в Месопотамии и к 1918 году почти завоевали эту страну – будущий Ирак. По Версальскому договору 1919 г. Великобритания получила мандат на управление Палестиной, Трансиорданией и Ираком. Это был лакомый кусок. Значительно лучший, чем тот, который после распада Османской империи достался Франции – Сирия и Ливан, ценные разве что своими курортами и античными руинами. С этого плацдарма, протянувшегося от Средиземного моря до Персидского залива, Англия могла управлять всем Средним Востоком. Усилилось закабаление Англией Ирана.

Ещё в ходе Первой мировой войны национально-освободительные устремления персов были естественным образом окрашены в цвета прогерманских симпатий. После Первой мировой войны аналогичные чувства стали испытывать арабы. С началом Второй мировой войны Средний Восток снова стал ареной англо-германского соперничества. Его кульминация пришлась на 1941 год. Весной 1941 года в Ираке было свергнуто пробританское правительство. Новое руководство обратилось за помощью к Германии. Англия, несмотря на крайнее напряжение сил для обороны метрополии и северо-африканского фронта, предприняла вторжение в Ирак с целью восстановления там своего господства. Это был прообраз будущего американского блицкрига в Ираке. За месяц англичане разгромили армию Ирака и снова захватили ключевые позиции в этой стране. В августе 1941 года, после начала гитлеровской агрессии против СССР, Черчилль столковался со Сталиным насчёт установления совместного контроля над Ираном с целью, как было официально заявлено, пресечь там деятельность германской агентуры и предотвратить приход к власти прогерманского правительства. По сути, это было возвращение к англо-русскому соглашению 1907 года: СССР ввёл войска в северную часть Ирана, Великобритания – в южную.

Но по окончании Второй мировой войны Англия и вступавшие в её колониальное наследство США не думали делить Иран с Советским Союзом. На смену стратегии геополитического равновесия пришла стратегия установления глобального господства под видом «обороны от коммунистической экспансии». В марте 1946 года США и Англия потребовали вывода советских войск из Северного Ирана, угрожая в противном случае сбросить атомную бомбу на Баку. Советскому Союзу пришлось выполнить ультиматум в обмен на такое же обязательство англичан вывести свои войска с юга Ирана. Однако шахское правительство вскоре «само попросило» американцев заменить англичан, предоставив США базы на своей территории. Конец 40-х – начало 50-х гг. ХХ века стали временем замещения Соединёнными Штатами Англии в роли доминирующей державы на Среднем Востоке. В 1955 году была оформлена военно-политическая ось Анкара – Багдад – Тегеран под покровительством Вашингтона.

Однако уже в 1958 году из неё выпало важное звено – Багдад. Арабский мир вступал в полосу антиимпериалистических национальных революций. При этом, что характерно, освобождавшиеся от иностранной зависимости страны региона не торопились становиться под покровительство альтернативного глобального игрока – Советского Союза. Они заявляли о себе как о новом, независимом центре силы. Традиционные великие державы были вынуждены считаться с новыми реалиями, одновременно пытаясь использовать новых региональных игроков в своих глобальных разборках. В свою очередь, новые национальные режимы начинали играть на противоречиях великих держав для собственного возвышения. Саддам Хусейн, утвердивший свою власть в Ираке фактически уже в 1968 году (номинально – только в 1979-м), долгое время был на хорошем счету как у СССР, так и у США. Дружбы с Саддамом Хусейном активно искала также Франция для собственного позиционирования как «третьей силы» в мире. А после того, как в 1979 году в Иране победила исламская революция, и США были изгнаны из этой страны, Вашингтон стал делать основную ставку на Багдад.

Ирано-иракская война 1980-1988 гг. сыграла целиком и полностью на руку Соединённым Штатам. Она помешала закрепить результаты ухода США из Ирана. Нападающей стороной в войне выступил Ирак явно не без подстрекательства США, активно снабжавших Ирак оружием до и во время войны, поддерживавших Ирак дипломатически. Правда, как выяснилось, США в то же время через третьи страны осуществляли военные поставки также в Иран, но это был вполне понятный подстраховочный вариант. Тем более, что и в полной победе Ирака США заинтересованы также не были. По своему военно-экономическому потенциалу Ирак примерно вчетверо уступает Ирану.

То, что война, продлившись восемь лет, закончилась вничью, – результат умелой политики США, направленной на уравнение шансов сторон. Восемь лет длилась борьба двух крупнейших региональных игроков между собой, в которой они, взаимно истощая друг друга, готовили возвращение США на северный берег Персидского залива. Окончание ирано-иракской войны совпало с разложением Советского Союза. Исчезал единственный глобальный конкурент США. Заокеанская держава могла перейти в решительное контрнаступление с целью отвоевания своих позиций. Что и случилось в 1990 году. Это было сделать тем легче, что с южного берега Персидского залива США не уходили. С этого плацдарма началось повторное завоевание Месопотамии – такое же, какое прежде предпринимали англичане в 1914 и 1941 гг.

Продолжение следует

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх