,


Наш опрос
Какие эмоции вызывает у вас отдых Президента Украины на Мальдивах?
Никаких. А должны?
Восхищение
Негодование
Зависть
Недоумение
Уважение
Смех
Обиду за державу
Злорадство
Мальдивы это где?


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Тюрьма, увечья, смерть: Как на Западе наказывают за несанкционированные митинги
-1
Акции протеста в Москве — это всегда международное событие. Как ни крути, к ним оказывается приковано внимание западной прессы, которая всякий раз считает это поводом указать на несовершенство демократии в России и показать, насколько жёстко полиция действует по отношению к митингующим, сделав вывод о необходимости свержения якобы становящегося нелегитимным «режима Владимира Хуйла».

Однако на этот раз Запад не смог предъявить Москве претензии насчёт жёсткости действий правоохранителей, но указал на число задержанных — более 1000 человек. Представители зарубежной прессы, присутствовавшие на акции, заявили, что полиция забирала всех без разбора.

Но именно в этом месте и происходит подмена понятий. Западному читателю и зрителю показывают, что «полиция бьёт мирных демонстрантов», так как цель органов правопорядка — разогнать митинг, не дать оппозиции выразить свой протест. В реальности же задача правоохранительных органов — следить за порядком и обеспечивать его. Именно этим и занимались полиция и Росгвардия в Москве 27 июля, когда участники несанкционированной акции массово перекрывали движение транспорта, бесчинствовали и нападали на полицейских.

При этом общеизвестно, что нападение на полицейского — жесточайшее преступление, например, в США. В ответ страж порядка даже имеет право применить оружие. В Москве у полиции не было ничего, кроме дубинок. Не было резиновых пуль, слезоточивого газа, дымовых шашек или водомётов. Пострадавших — единицы. Большинство задержанных были отпущены даже без составления протокола, что говорит как раз о желании властей навести порядок, забрав протестующих в отделения полиции, а не о намерении их наказать.

Свобода волеизъявления граждан на массовых акциях — одна из фундаментальных ценностей демократии по-американски. Именно поэтому США громче всех осуждают действия полиции на таких акциях, а особенно в России. С этой позицией быстро солидаризировался и Брюссель. 3 августа в Москве запланированы новые акции протеста оппозиции перед выборами в Мосгордуму. Уже известно, что власти предложили митингующим место — проспект Сахарова. Однако те отказались от него, они хотят идти на Лубянку, чтобы снова перекрывать движение и драться с полицией, снова показывать западному миру, как в Москве «разгоняют мирные протесты».

Законы о массовых акциях в США

Со стороны может показаться, что Америка является примером того, как власти разрешают любые акции и сдувают пылинки с протестующих. Однако это не так. Законодательство США о массовых акциях — одно из самых строгих в мире. При этом единого законодательства для всей страны не существует — оно варьируется от штата к штату. Едиными нормами для всех являются требования получения разрешения на проведение акции.

Когда организаторы запрашивают проведение акции в местных органах власти, то на заявлении должны подписаться органы пожарной охраны, транспорта и правопорядка. Когда на бланке есть подписи этих управлений, организаторы получают в муниципалитете сертификат на проведение митинга. Этот документ они должны предъявить полиции по первому требованию. Без него акция считается несанкционированной.

Однако у муниципалитетов есть крайне широкие полномочия. Они вправе отказать в проведении акции на территории, которая необходима для движения транспорта или других общественных нужд. В ряде штатов законы прямо запрещают проводить массовые мероприятия в определённых районах, вблизи административных зданий, секретных или промышленных объектов, в спальных районах.

Если демонстранты нарушают хотя бы одно из всех этих положений, власти получают законное право на пресечение мероприятия, использование для этого спецсредств и задержание участников. Интересно, что в США даже проводятся специальные тренинги по организации акций протеста с целью обеспечить их соответствие законодательству.

В Вашингтоне отсутствие разрешения на проведение мероприятия немедленно приводит к аресту всех его участников. В Лос-Анджелесе, например, законы являются также очень строгими. Действуют ограничения в 5 км на протяжённость шествия. При регистрации заявления необходимо заплатить в мэрию 300 долларов. У полиции и даже армии есть широкие полномочия для пресечения незаконной акции. Но что служит в США основанием для применения силы полицией или армией?

Таким основанием являются любые нарушения общественного порядка. Тогда (внимание!) акция протеста перестаёт даже называться таким образом и считается «публичными беспорядками» или «совершением актов насилия» группой из трёх и более лиц, который приводит к ущербу или причинению телесных повреждений. Этому посвящён раздел 18 (параграфы 2101-2102) Федерального кодекса Соединённых Штатов. За участие в беспорядках по этой статье полагается до пяти лет лишения свободы. Однако меры ответственности, как говорилось, в каждом штате разные.

В Калифорнии участие в беспорядках карается годом лишения свободы и штрафом в 1 тыс. долларов. В Нью-Йорке беспорядки различаются по классам. Классом «А» считается нарушение общественного порядка группой из пяти или более лиц. Карается годом лишения свободы. Класс «B» — незаконное собрание, до трёх месяцев тюрьмы. Класс «Е» — причинение вреда имуществу или здоровью людей, наказывается сроком до пяти лет тюрьмы.

Протесты в США

Кратко разберём несколько примеров с массовыми акциями в США за последние годы. Полиция США достаточно жёстко реагировала во время протестов движения Occupy Wall Street в 2011 году. Так, 1 октября 2011 года она не дала демонстрантам провести акцию на Бруклинском мосту в Нью-Йорке. Тогда стражи порядка выдавили участников протеста на проезжую часть и начали задержания за перекрытие движения транспорта.

Крупные акции протеста прошли в Фергюсоне в 2014 году после убийства белым полицейским темнокожего подростка Майкла Брауна. Акции против действий полиции тогда прошли во многих крупных городах — Лос-Анджелесе, Сент-Луисе, Миннеаполисе, Детройте, Цинциннати и других. По данным CNN, всего протесты прошли более чем в 170 городах.

Для разгона протестующих в Фергюсон была введена Национальная гвардия США. Полиция в этом и других городах активно применяла слезоточивый газ, резиновые пули, светошумовые гранаты. Толпа отвечала коктейлями Молотова. Сотни человек пострадали и получили ранения, включая полицейских и гвардейцев. Обратим внимание на тот факт, что акции, разумеется, были несанкционированными, а значит, с точки зрения законов США являлись беспорядками со всеми вытекающими последствиями. Тогдашний президент Барак Обама пообещал, что все их участники понесут ответственность.

В 2016 году по США прокатились акции протеста против избрания президентом Дональда Трампа. Они проходили под лозунгами «Дональд Трамп, уходи!» и «Расист, сексист, антигей!», а также «Не мой президент». По сообщению лос-анджелесского издания ABC-7, 10 ноября 2016 года тысячи демонстрантов в Лос-Анджелесе перекрыли федеральную трассу 101, полиция применила спецсредства и жёстко разогнала акцию, были задержаны сотни человек. Мероприятия с теми же последствиями прошли во многих городах, везде по закону полиция США была права.

Последним примером могут служить акции в Шарлотсвилле (штат Вирджиния) в 2017 году. Тогда местные правые активисты взбунтовались против сноса памятника генералу времён Гражданской войны в США Роберту Ли. Акции проходили 11-12 августа, полиция применила против активистов спецсредства, были ранены 38 человек, погибли трое. Акция была несогласованной и также квалифицировалась властями как беспорядки, что дало полиции право применять силу.

Законы в Европе

В Германии действует закон «О собраниях и шествиях» 1953 года в редакции 1978 года. В первом параграфе сказано, что «каждый имеет право проводить публичные собрания, демонстрации и шествия и принимать в них участие». Исключения сделаны для представителей запрещённых сил, в частности экстремистских организаций или партий, объявленных Конституционным судом неконституционными.

В законе сказано, что любое мероприятие обязательно должно быть согласовано с властями и санкционировано ими. Власти могут запретить дальнейшее проведение даже согласованной акции, если мероприятие создаёт угрозу причинения ущерба (не причиняет ущерб, а даже просто создаёт угрозу) для имущества или людей.

Полиции в этих случаях даётся право разгона демонстрации с применением силы при помощи резиновых дубинок, слезоточивого газа, водомётов и даже огнестрельного оружия. Причём применение того или иного вида физического воздействия остаётся на усмотрение самих полицейских.

Во Франции массовые акции регламентирует Декрет-Закон 1935 года с изменениями 1960 и 2000 годов. В Статье 1 закона сказано, что каждая акция, собрание, шествие, манифестация должны быть согласованы с властями коммуны и префектом.

Любая акция вне зависимости от того, была она санкционирована властями или нет, юридически перестаёт считаться публичным собранием и переквалифицируется в «сборище», если власти установили, что собрание нарушает общественный порядок. И тут уже полиции разрешено применение любых средств воздействия на толпу для её рассеивания.

Участие в «сборище» грозит тюремным сроком до одного года и денежным штрафом. Если «сборище» является вооружённым, то есть у участников замечены предметы, визуально распознаваемые как оружие, то срок заключения увеличивается до трёх лет, а умышленное продолжение участия в таком «сборище» — до пяти лет заключения.

Именно «сборищем» власти Франции считают демонстрации «жёлтых жилетов», которые всё ещё не стихли в Париже. О действиях полиции в столице Франции также хорошо известно — это водомёты, резиновые пули, слезоточивый газ.

В других станах Европы законодательство в сфере массовых собраний не менее строгое. В целом его объединяет одно главное положение — демократической считается только та акция протеста, митинг, шествие или манифестация, которые согласованы с властями, не нарушают общественный порядок и не причиняют ущерба. Всё остальное европейские законы классифицируют как незаконные акции, «сборища», «публичные беспорядки», что юридически даёт полиции право применять силу. И это считается законным и демократичным.

Двойные стандарты

Как видно из западных примеров, санкционированная акция, проходящая по всем правилам, — демократична. Также являются демократичными и юридически оправданными действия властей по разгону любой акции (даже санкционированной), если она перетекает в беспорядки с ущербом и насилием. В этом смысле произошедшее в Москве 27 июля является исключительно демократичным событием, более того, столичная полиция и Росгвардия не имели ничего, кроме дубинок.

В беседе с Царьградом политолог Рафаэль Ордуханян, живущий в США уже 15 лет, заявил, что за агрессию по отношению к полицейскому стражи порядка в ответ «просто убивают». Обвинения в адрес московских полицейских за действия на митинге оппозиции политолог назвал «абсолютной профанацией».

Мы видим кадры, мы видим, как уважительно полицейские говорят, как они обращаются, как они людей просят, умоляют: подвиньтесь, сойдите, пожалуйста, с проезжей части, и так далее. Но что же происходит, почему такой резонанс? Потому что проблема не с российской полицией. Хотя я не хочу идеализировать. Но уж, по крайней мере, не в тех ребятах, которые охраняют покой в городах, — сказал Ордуханян.

Вместе с тем полиция Москвы старается действовать крайне осторожно и не применяет спецсредств.

Экс-глава израильской спецслужбы «Натив» Яков Кедми сказал Царьраду, что во всём мире атака полицейских карается максимально жёстко, однако в Москве после событий 27 июля никто не был наказан за нападение на стражей порядка.

«В любом нормальном правовом государстве атака на полицейского и даже на любого представителя власти с целью причинить ему ущерб, ударить каким-то предметом, камнем, или просто ударить — это уголовное преступление, и никто на это не имеет права. А за уголовное преступление следует уголовное наказание, которое определяет суд. Независимо от того, где это было сделано — на демонстрации или вне демонстрации», — сказал Кедми.

По его словам, остановить начинающееся насилие и бесчинства — задача полиции в любой стране мира. Для этого она применяет и слезоточивый газ, и водомёты, и резиновые пули. Если насилие вовремя не будет остановлено, это способно привести к новым вспышкам насилия.

Американский телеведущий Тим Керби сказал в интервью Царьграду, что если бы в одном из крупных городов США происходило то, что было в Москве, когда протестующие агрессивно себя вели и провоцировали полицию, то «как минимум они получили бы резиновые пули, а как максимум — настоящие». Однако российские полицейские должны были сдерживаться, считает он.

«Потому что если они совершат хоть одну ошибку, весь мир эту ошибку увидит, преувеличит это. Действия протестующих — это некий пиар-ход. Поэтому полицейским нужно быть очень аккуратными. Потому что иначе будет плохо для государства», — считает американский телеведущий.

В Европе полиция также не церемонится с протестующими, которые устраивают беспорядки, сказал Царьграду директор Европейского центра геополитического анализа в Польше Матеуш Пискорский.

«В таких странах, как Франция, плюс страны Восточной и Центральной Европы, реагируют намного жёстче. Здесь, в Польше, невозможно было бы собрать такое количество людей, не регистрируя это мероприятие. У нас проходят пикеты по 10-15 человек, и на любом таком пикете присутствует около 50 представителей правоохранительных органов. Так что их обычно намного больше, чем участников данного пикета. И я вообще считаю, что в России более либеральный подход, чем в большинстве стран Евросоюза», — сказал политолог.

Подводя итог, скажем, что если Запад громко кричит о незаконности и недемократичности разгона несанкционированных протестов в Москве, то сначала представителям демократических обществ следует посмотреть даже не на действия своей же полиции, а просто на законодательную базу. Едва ли пресс-секретарь ЕС Майя Косьянчич, осудившая «непропорциональное использование силы против мирных демонстрантов», подрывающее фундаментальные свободы, стала бы говорить нечто подобное, если бы разгон митинга прошёл в одной из европейских стран, где в ход пошли бы резиновые пули, газ и водомёты, а не только дубинки, как в Москве.

В Европе и США подобные действия полиции защищаются законом и считаются демократичными. В России же Запад в любых, даже самых осторожных действиях полиции видит нарушения прав граждан. Тут стоит напомнить, что полицейский — тоже гражданин своей страны, и он тоже защищён от насилия и угрозы своей жизни и здоровью законами Российской Федерации.

И последнее. О превышении полицией своих прав в Москве можно было бы говорить в том случае, если бы стражи порядка разогнали санкционированную акцию, проходящую в согласованном месте. Однако 27 июля полиция не разгоняла демонстрантов. Она обеспечивала проезд транспорта по проезжей части и расчищала от митингующих те места, где их не должно было быть.
tsargrad.tv

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх