,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


В политике тоже начался ледоход
+2
Для всех остальных таяние льдов — это слом застоявшегося порядка вещей, пробуждение созидательных сил и очередные надежды.

Активность по весне характерна и для украинской политики, порой, в форме «насировщины-махновщины».

Но первой ласточкой стала блокада торговли на крови, послужившая лакмусовой бумагой и катализатором позиционирования. В позы встали все: украинская власть, гражданское общество, агрессор со своими пособниками на Донбассе.

Помимо прочего, во многом стихийная и слабо продуманная акция ветеранов войны нанесла нокаутирующий удар по авторитету Президента Порошенко в России. В недоимперии с ее культом власти ведь как: не контролируешь каждую точку по торговле боярышником и гуталином — значит, не хозяин страны. А значит, не о чем с тобой говорить.

Так что «внешнее управление украинских предприятий на Донбассе» и признание Кремлем «ксив» «ДНР»-«ЛНР» — это не только повышение ставок в шантаже мирового сообщества, но и намек «украинскому партнеру Петру Порошенко»: обнуляй блокаду, либо мы обнуляем наши договоренности. А договоренностей там больше, чем собачьего жилья, сооруженного под чутким руководством Петра Алексеевича. Отсюда и словесные нервы Президента насчет будок и протестантов.

Характерно, что в ту же больную точку — в любовно лепимый имидж «начальника всей Украины» — бьет и «фактор Юлии Тимошенко».

Сначала Президент Трамп зафиксировал ее приоритетность в прямых контактах по Украине. Но это еще можно было выдать за казус и обхаять усилиями «минстеця». Но на днях к ЮВТ в офис наведалась лично посол США Мари Йованович. На двух, представьте себе, машинах!

А к Петру Алексеевичу на огонек даже беспонтовый российский Михаил Зурабов заглядывать перестал…

Пускай бы Йованович пересекалась с Сергеем Левочкиным — обидно, но чревато лишь повышением цены за сотрудничество с «Оппоблоком». Пусть даже с Игорем Коломойским, что означало бы новый уровень олигархических интриг в политике и экономике.

Но только не с ЮВТ! Потому что они с Порошенко друг для друга — точка взаимоуничтожения. Как соприкосновение материи и антиматерии. Еще в 2005 году мы эту аннигиляцию пронаблюдали.

Опять же, так приключилось, что Мари Йованович и Юлия Тимошенко — женщины. А с их пониманием у Петра Алексеевича не очень. И ведь не прикрикнешь, как на свою благоверную по православному уставу!

В общем, Порошенко ощутимо подстегивают синхронное демонстративное пренебрежение из Вашингтона и Москвы, болезненные для власти протестные акции и оппозиция, получающая международное признание. Он вынужден что-то делать для срочного повышения политико-административного статуса. С выверенностью действий у нашей власти всегда проблема, что, во многом, и порождает нынешний хаотический «движ».

Явным попавшим под раздачу стал беспредельный Роман Насиров, вчистую переигравший Александра Клименко, ставленника Саши-стоматолога. Переигравший по уровню отторжения и ненависти бизнеса и общества, чему доказательством — митинг под судом за его посадку.

В политикуме циркулируют две версии сердечно-коррупционной недостаточности руководителя фискальной службы.

Первая: глава НАБУ Артем Сытник слез с печи, расправил плечи и начал оправдывать зарплату и ожидания. Версия не беспочвенна: еще при назначении Сытник в кругу доверенных лиц (тогда они у него еще были!) высказывался насчет того, чтобы тихонько набраться сил, а потом вдруг завалить такого коррупционного лося, что общественная поддержка сделает его неприкосновенным.

Но в беззаветное чиновное геройство верится с трудом. Во всяком случае, профессионалы, стремящиеся к результату, не стали бы проводить задержание на выходные, когда суды работают по сокращенному расписанию. И уж точно не привлекали бы нардепов, чтобы уличной активностью подменить грамотные следственные действия.

Вторая версия мне ближе: Порошенко разъярен тем, что «сотрудничество» Насирова с Александром Онищенко, начатое по команде из АП, продолжилось даже после бегства депутата и слива антипрезидентского компромата. То есть, на активность НАБУ есть кивок ПАПа, а уж дальше оно само выродилось в скверное шоу — с вахтерской непроходимостью, VIP-реанимацией, «минированием», а затем блокированием суда и бессознательным подследственным, решительно отрицающим вину.

В пользу этого варианта то, что доказательные материалы о многогранных достижениях Насирова, выражаемые в минусовых миллиардных суммах, лежат в НАБУ давно. Лежат, потому что никакие действия невозможны без одобрения антикоррупционного прокурора. А это уже зона влияния Генпрокуратуры.

То есть, если с Насировым была чистая самодеятельность, то Юрий Луценко уже бил бы во все колокола на всех телеканалах, а НАБУ штурмовал спецназ СБУ. Потому что от сотрудничества с Порошенко (и перспектив премьерского поста) Юрий Витальевич пока не отрекался.

Кстати, насчет премьер-министра. Владимир Гройсман тоже является пострадавшим от весеннего обострения Президента: его намерены «загнать в стойло».

Знаю, что многие не верят в серьезность трений между Гройсманом и Порошенко: мол, Владимир Борисович — президентский ассистент по Кабмину в режиме «Чего изволите, Петрлексеич?»

Но без амбиций на премьерский пост не взбираются. А у Гройсмана амбиций, как у бычка-первогодка на выгуле.

Нельзя забывать, что конфликт меж Президентом и премьер-министром вмонтирован в украинскую систему власти. Поэтому неизбежен, какие бы персоналии ни участвовали — хоть два льва у одной туши, хоть два борова у одного корыта.

Два фактических подтверждения этого тлеющего конфликта.

Кто гнал премьера, чтобы он немедленно отстранял Насирова от исполнения обязанностей и ставил насквозь своего винничанина Мирослава Продана? Обычно у нас чиновнику приговор зачитывают, а он все еще на должности руководит. Опять же, Президент может Насирова повоспитывать и простить, но за это время Продан с министром финансов Александром Данилюком, врагом Насирова, нарешают такого, что и вправду инфаркт приключится.

Второй факт просто издевательский. Премьер-министр не отпустил министра инфраструктуры Владимира Омеляна в Штаты на встречу с бизнесменами уровня Элона Маска. Не секрет, что именно Омелян добился от Президента вмешательства СБУ в деятельность «Укрзализницы» (идут обыски, все на ушах), а музыкального руководителя «железки» Войцеха Балчуна публично поддерживает Владимир Гройсман. Поэтому запрет на поездку Омеляну — это такая мелочная премьерская месть. Того и гляди, служебную машину у министра отберет.

Но суть в том, что исполнительная власть в Украине не делится на двоих, даже если оба — из Винницы. Потому что никто не готов делиться теневыми финансовыми потоками: Президент убежден, что каждая гривна в стране принадлежит ему. А премьер-министр, непосредственно эти гривны администрирующий, ни за что не устоит от соблазна поучаствовать в дерибане.

Когда политический лед сойдет, он вполне может унести с собой несколько расшатавшихся прогнивших свай. Того же Владимира Гройсмана, в частности. Но это не обеспечит заметных улучшений социально-экономической ситуации в Украине. Поэтому протестная «активность от безысходности» будет только нарастать. Стараниями недоимперии, в том числе.

Да, мощный ледоход способен подкорректировать административную береговую линию. Но он не влияет ни на истоки, ни на устье реки. И не меняет направление течения.

Для этого необходимо возведение плотины, то есть, сугубо рукотворного сооружения, и тогда течение можно обратить вспять. В нашем конкретном случае, это полное переформатирование украинской системы власти через новый Общественный Договор.

Так что весна — только начало, а главное, как всегда — впереди.

Александр Кочетков, аналитик и политтехнолог, для Politeka

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх